Все записи
03:05  /  7.05.12

20571просмотр

Россия из окна «Лексуса». К вопросу о моем цинизме

+T -
Поделиться:

 

Как я поняла из комментариев к блогу Красовского, многих волнует вопрос — зачем журналисты из москвы на дорогих машинах прутся в Россию, чтобы потом писать клевету о великом русском народе?

Отвечаю. Проехать 5 тысяч километров по России можно только на очень дорогой машине. Если, конечно, по дороге вы собираетесь работать, а не заниматься проблемами вашего транспорта. Лично я — работаю, поэтому передвигаюсь на «Лексусе», а не на «Жигулях», и не ползу на коленях, целуя родную землю.

Насчет клеветы на великий народ. Проехать по культовому маршруту Москва-Владивосток было моей давней идеей. Четыре года назад мы это сделали впервые. Это был не просто интересный, а абсолютно шокирующий опыт. Я своими глазами увидела ответы на многие «проклятые вопросы», которые десятилетиями муссируются в парламентах ина интеллигентских кухнях.

Среди прочего мы тогда хотели сделать репортаж о том, как живет обычная русская деревня. Находясь в Курганской области, мы  произвольно нашли на карте селение под названием Пьянково, в 100 километрах от трассы. Такое местораположение было выбрано для большей объективности — мы хотели снять обычную деревню, а не живущую доходами от близости к федеральной дороге. Фрагмент моего отчета о той поездке — про деревню Пьянково и выборы 2008 — публикую ниже. Никакой гиперболизации или гротеска этот текст не содержит – это отчет о реальности, соответствующий ей от первого до последнего слова.

Выборы 2012 мы тоже снимали в Пьянково. За четыре года там не изменилось ничего.

 

Курганская область. Деревня Пьянково

– Господи, как вы попали-то сюда?! К нам вообще никто никогда не приезжает!

Председатель сельсовета Александр Петрович Егоров застыл от удивления посреди кабинета. Мы представились и сказали, что хотели бы поработать завтра на избирательном участке и пере-ночевать в деревне.

– У меня негде. А больше никто не пустит.

– Мы заплатим. Сколько нужно.

– Тем более не пустят. Про деньги вообще не говорите. Подождите, я с вами пойду.

Протекция Саши помогла путешественникам обрести ночлег. На постой нас принял «НикМих» – так отрекомендовался бывший секретарь партийной организации колхоза, а ныне российский пенсионер Николай Михайлович. Загнав машину во двор, мы отправились с официальным визитом в дом к председателю.

Солнце садилось, и небо над Пьянковом было розово-синим, высоким и легким. Мимо в розовых сумерках проплыли сани на деревянных полозьях. Сани влекла за собой лохматая пегая лошадка. За санями ехала девочка на велосипеде. На девочке был овчинный тулуп. Мужчина и женщина тянули за веревочку детские санки. На санках стояли большие алюминиевые бидоны с водой. Мужчина остановился, снял брезентовую варежку и достал из кармана трубку Samsung. На минуту электрический Моцарт заполнил бело-розовое пространство и сразу растаял над целыми и провалившимися крышами черных, синих и зеленых изб.

Перед синим домом председателя стоял трактор «Беларусь». На заборе был нарисован топорик. Во дворе что-то вздыхало и хрюкало – к сеням был пристроен хлев. Мы постучали.

Открывшийся нам интерьер был достоин кисти Брейгеля. За обеденным столом сидел голый по пояс очень тучный человек в синих шерстяных брюках и домашних тапках. Напротив, положив подбородок на кулак, помещалась женщина в халате. Старуха, укутанная в красное, железной щеткой чесала шерсть какого-то животного. При нашем появлении никто из присутствующих не поднял даже взгляда.

– Не доешь, свиньям снесу, – мрачно сказала женщина человеку в трениках.

Тот отставил тарелку и поднял глаза.

– Приехали зачем?

– Путешествуем. Хотим узнать, как живет деревня.

– А нет никакой деревни. Этого всего, – человек неопределенно повел рукой, – через три года не будет. Табличку поставят: «Здесь жили люди». Такие таблички тут повсюду стоят.

– А вы...

– Сергей. Брат я Сашкин. Бывший председатель колхоза.

Мы поставили на стол принесенную водку. Женщина принесла картошку, сало и соленые белые грузди.

– Я символически, – сказал Саша. – Завтра выборы.

– Как явка? – обрадовалась я поводу начать разговор.

– В районе сказали, надо 80.

– Получится?

– Не получится – снимут. Они, правда, помогают. Даже бичам паспорта выправили.

– Кому?

– Бичам. Не слышали никогда? БИЧ – бывший интеллигентный человек.

– А у вас такие есть?

– Есть, а как же. Человек восемь. Живут в брошенных домах. Вон у Петьки Лебедева 10 лет паспорта не было. Так ему перед выборами из района документ доставили.

– А я на выборы не пойду, – заявил бывший председатель Сережа, когда выпили по второй. – Я на Москву с кольями скоро пойду. Потому что русский человек живет-живет в говне. А потом встает, берет топор и всем пиздец.

Одним этим энергичным мазком Сергей Петрович обрисовал основную коллизию русской истории.

Пиздец, или красиво говоря, закат колхоза «Рассвет» случился в начале 90-х, когда президент Ельцин окончательно разрешил на селе частное предпринимательство. В ответ на либеральный царский указ селяне воодушевились, разрушили, растащили и украли все, что могли, а скотину – тысячи коров, свиней и овец – зарезали и продали. Ельцина, они, разумеется, с тех пор люто ненавидят. Ведь он съел у них всю еду.

Самые хитрые подались с награбленным в город, сменив деревянную избу на панельную – в чем состояла и состоит главная мечта русского крестьянина. Нельзя сказать, что люмпенизированные бывшие землепашцы в городах катаются как сыр в  масле – так, мой собутыльник Сергей Петрович живет в городе Урай, в 12‑метровой комнате общежития с женой и тремя детьми. Бывший колхозный глава в лукойловском Урае работает водителем, получая 23 тысячи рублей. Чокаясь с Сережей, я думаю о том, что передо мной либо очень порядочный человек, который, будучи председателем, не участвовал во всеобщей оргии разграбления своего колхоза. Либо он все же получил долю и бессмысленно ее проебал. Все вводные – за второй вариант, но мне не нравится думать о людях плохо.

– Сережа, а вам не хочется вернуться?

– А вы понимаете, что такое жить ЗДЕСЬ?

Хулители России утверждают, что сельская часть нашей родины по уровню бытовой цивилизованности пребывает в XVII веке. Хулители России могут засунуть XVII век себе в одно место. По уровню бытовой цивилизованности сельская часть родины пребывает в XII веке. Чтобы помыться или приготовить еду, житель деревни Пьянково ставит на санки кадку и отправляется к общественной водокачке. Вода ежегодно проходит принудительную бактериологическую экспертизу в районе и год за годом признается негодной для питья. В 1963 году в Пьянково построили водопровод – вода была подведена к уличным колонкам. Но в начале 80-х трубы замерзли и лопнули. Чинить их никто не стал. На сегодняшний день в Пьянково живет около 200 человек. В основном это пенсионеры. Бывшая колхозная земля разделена на паи – по 14 га на человека. Но ее почти не обрабатывают – по словам председателя Саши, сегодня сельскохозяйственным трудом заниматься невыгодно.

– Почему? – спрашиваю.

– Соляра дорогая. А закупочная государственная цена литра молока 12 рублей.

– А себестоимость?

На лице Саши отражается напряженная работа мысли.

– Не знаю. К чему мне это? Соляра дорогая. И вообще у нас климатическая зона рискованного земледелия.

Может, будет урожай, а может, нет. Засуха, морозы, амплитуда температур 70 градусов...

– Подождите, Саш. Я что-то не понимаю. Вы говорите, что, обрабатывая землю и производя молоко, вы тратите примерно в полтора раза больше, чем зарабатываете. И других источников дохода у вас нет. Как же вы живете?

– Не знаю... У кого огород. У кого скотина. Но скотина теперь редкость – пенсионеру корову держать не под силу, а молодые почти все разъехались.

– А что, мясо тоже продавать невыгодно?

– Не выгодно. Есть, правда, у нас тут одни грузинцы. Свиней держат. И магазин у них. Но мы думаем, деньги отмывают.

– А сколько у них свиней?

Саша задумался.

– Семь вроде. А может шестьдесят.

На помощь брату поспешил бывший колхозный председатель.

– Понимаете, чтобы хозяйством заниматься, надо вставать в шесть утра. Каждый день. Так от века в век в -деревне -заведено было. Даже когда мать получала трудодни, – Сергей кивнул в сторону пожилой женщины с шерстью. – Деревня вообще на бабах держалась. Но и мужики работали. А сейчас не работают.

– Почему?

– Управы на нас нет. А без понуждения разве встанет русский человек в шесть утра?

– Но вы-то понимаете, что надо вставать в шесть утра?

– Понимаю. Но не буду. Сегодня встану, а завтра – вообще на это дело забью.

– Почему?!

– Потому что я русский человек. А русский человек – феномен! Эх, зря они нам свободу дали!

В избяное окошко было видно черное небо, звезды и месяц – желтый, как сыр. Пора было и честь знать. Мы откланялись.

– Я вас провожу, – вызвался Саша. – Заодно и до ветру...

До ветру Александр Петрович отправился в хлев. Зимой, когда до сортира с дырой идти холодно, именно хлев служит председателю сельсовета, его жене и детям отхожим местом. Там тепло, не надо строить загородок и использовать сложные приспособления вроде ведра. Просто приходишь, садишься орлом рядом со свиньей и срешь на пол.

 

Выборы 2008

– Просыпайтесь, ребята! Мать уже блинков напекла.

Наш добрейший хозяин стоял посреди комнаты при полном гламуре – в черном костюме, черном галстуке, белой рубашке и валенках. НикМих с женой собирались прибыть на избирательный участок одними из первых.

В комнате уже работал телевизор. Похоже, эта вещь в доме россиянина не выключается никогда. Какое-то официальное мурло с утра пораньше призывало возрождать великую русскую культуру. Выглядело это так, как если бы президент Хосни Мубарак с экрана призвал арабов возродить Древний Египет. Но мы утро решили начать не на участке, а с визита к загадочным братьям Никобадзе, обладателям свиней и неправедных денег. И не ошиблись! У Никобадзе подали такие хачапури, о которых утомленные сибирской гастрономией путешественники не могли даже мечтать. Покончив с двумя чашками отлично заваренного чая, я начала допрос:

– А теперь, уважаемые господа Никобадзе, рассказывайте, почему у русских людей свиней нет, а у вас есть. И вообще, как вы сюда попали?

Оказалось, что старший Никобадзе еще при Советском Союзе работал в здешних местах шабашником. Когда в Грузии пришел к власти Звиад Гамсахурдия, Никобадзе решил домой не возвращаться и обосновался в Курганской области. Затем вызвал в Пьянково брата. Братья женились и стали вести хозяйство. На сегодняшний день у Никобадзе 300 свиней. Они арендуют у бывших колхозников 2000 га пахотной земли. В планах строительство пельменного цеха. Семье Никобадзе принадлежит сельский магазин «Родник». Продукты грузины отпускают селянам за наличные и в кредит.

Я смотрела на братьев во все глаза. После вечеринки у председателя в их существование невозможно было поверить.

– Говорят, вы деньги отмываете.

– Свинарник мы отмываем. Каждый день с пяти утра.

– Но ведь мясо невыгодно продавать...

– Правильно. Здешние перекупщики берут килограмм свинины по 50 рублей. Поэтому мы гоняем фуру в Уренгой. Там продаем по 110. С килограмма  – 40 рублей прибыли.

– Это понятно. А пашете вы зачем? У вас же зона рискованного земледелия.

Сначала братья Никобадзе не поняли. Потом засмеялись.

– Земледелие – да, очень рискованное. Если пьяным в комбайн садиться, из кабины падать очень больно. Если государственную соляру налево продавать – она дорогая будет. А климат здесь прекрасный. Летом +30. Только вовремя все делать надо. В начале мая, например, яровые сеять. А кто их будет сеять, если в начале мая десять -выходных?

– Председатель сельсовета говорит, что этой деревне от силы три года осталось. Потом все разъедутся или умрут.

– Нет, не умрут. Я не дам, – сказал Никобадзе-старший. – Я у председателя брошенные дома покупаю. Нормальный дом три тысячи стоит. Мы будем расширяться – из города людей позовем, кто уехал. Я жилье дам. Только пить не дам. Разве можно, чтобы умерла деревня?

Я не стала дальше задерживать братьев Никобадзе. Им пора было к хрюшкам. А мне – в школьный музей деревни Пьянково. В школе ждали директор и музейная хранительница. Решив купить почтенным дамам чего-нибудь вкусненького, я завернула в сельпо. Там со мной случился культурный шок – из алкогольных напитков в магазине было представлено исключительно пиво.

– А где водка?

– Мы водкой не торгуем. Лицензию покупать дорого.

– А что же у вас пьют?

– А вот, – простодушно улыбнулась продавщица, указывая на желтый фуфырь с надписью «Одеколон «Тройной» стоимостью 13 р. – А кто победнее, те «Трою» – жидкость от утоптышей. Или «Композицию» для проблемной кожи.

На просьбу продать пузырек мозольной жидкости продавщица сказала, что «Трою» – на местном сленге «шкалики» – в магазине продавать запрещено. Специальные люди привозят ее из Кургана. Спустя несколько дней вице-мэр Красноярска расскажет мне о том, что в России волевым решением остановлены все 19 биохимических заводов, производящих спиртосодержащие химические жидкости. Смертность от потребления внутрь стеклоочистителя «Максимка» и иже с ним приняла масштабы национальной трагедии.

– А не знаете, у кого можно «Трою» купить?

– А вы Петю Лебедева найдите. Он только ее и пьет, – ответила женщина-продавец.

Опять меня посылали к загадочному Пете Лебедеву – бичу, которому к выборам выправили паспорт.

Школа представляла собой одноэтажное каменное здание. У порога меня встретили директор и заслуженная учительница РФ – хранитель музея. Прежде чем показать коллекцию, мне устроили небольшую экскурсию. Мы побывали в спортзале, столовой, кабинете истории. Все это выглядело как школа из моего детства – с запахом, странными табличками про вежливость и хлеб и протертой на швах картой Древней Греции, прицепленной кнопками к доске. Доска оказалась единственной вещью, которой пьянковская школа обзавелась в рамках нацпроекта «Образование». Зато 38 учеников школы ежедневно избирали своего президента – в моем детстве этого не делали.

– А здесь у нас кабинет валеологии. Валеология означает «здоровьесбережение». У нас здесь тренажеры, чтобы детки могли отдохнуть.

В углу кабинета лежала тряпочка. К тряпочке были пришиты пуговицы. Рядом на полу лежали старые деревянные счеты.

– А где тренажеры?

– Вот они, – женщины указали на пуговицы и счеты.

Оказалось, ходить по пуговицам и деревянным костяшкам очень полезно для детских стоп. И необременительно для национального проекта.

– А это наш музей, – в голосе заслуженной учительница РФ звучала гордость. Экспонаты собирала она сама. Сама разыскивала информацию в архивах.

Из архивной записи я с удивлением узнала, что пьянковская школа основана в 1912 году. Сто лет назад Пьянково было большим зажиточным сибирским селом. По переписи 1895 года здесь насчитывалось 700 жителей. Сейчас жителей 178.

– А откуда такое название «Пьянково»?

– Вы когда к нам ехали, видели указатель «Расковалово»? Так вот, Расковалово – это потому, что здесь расковывали каторжан, которых гнали по Сибирскому тракту. Считалось, что отсюда им уже не убежать. А «Пьянково» потому, что им из нашего озера впервые вдоволь напиться давали.

Я поблагодарила учительниц за рассказ. На прощание директор сказала:

– Закроют скоро нашу школу – учить некого. А ведь так было не всегда – у нас среди выпускников даже золотые медалисты есть. Но уехали все. Остался один Петя Лебедев.

Неуловимый алкоголик Петя Лебедев, как бес из табакерки, возник передо мной в третий раз.

– У мальчика были феноменальные способности. А какая память! Он до сих пор Блока читает.

– Кому?

– Подростков у себя в избе собирает и читает. Или соседям – за «шкалики».

Отец Небесный прозрачно намекал, что моя встреча с Петей Лебедевым неизбежна. Любитель технических жидкостей и поэтов декаданса, бывший золотой медалист школы и бывший интеллигентный человек Петр Лебедев нашел меня сам. Практически в дверях избирательного участка.

– Это вы хотите дать мне водки? – спросил бородатый человек в чудовищной коричневой чебурашке и засаленном треухе. У ужасного во всех отношениях Пети оказались неожиданно ясные, прозрачно-голубые глаза.

– Голосовать ходили? За кого, если не секрет?

– Так за этого... Я его не знаю. Но Путин за него. А Путин – мне погодок.

Неторопливым шагом мы пошли по деревне.

– Мне сказали, что вы золотой медалист?

– Это давно было. Я школу закончил в 1971-м. С тех пор пью.

– Зачем?

– Нравится. Я после армии поехал в Уфу, поступил в училище МВД. Там начальников отрядов в лагерную охрану готовили. Хотел стать чекистом. Книжек про разведчиков начитался. Отучился два года, потом поехал на практику в лагерь. Но не смог. Приехал домой и запил. Уже больше 30 лет прошло.

– А как проходит ваш день?

– Ну, просыпаюсь...

– Во сколько?

– Не знаю. Часов у меня нет. Света в избе тоже нет – провода я срезал и в металлолом продал. Лежу в темноте на полатях, мучаюсь и думаю, где бы выпить достать? Потом встаю, иду куда-нибудь к людям. Работы какой-нибудь прошу. Чтоб на выпивку было.

– Говорят, вы мозольную жидкость пьете...

– Нет. Я одеколон «Тройной», «Нежность» пью... А шкалики... это другие пьют. Я не пью.

Это было одно из самых странных и неожиданных проявлений человеческого достоинства, которые мне доводилось наблюдать.

– Петя, мне сказали, вы знаете много стихов. Прочтите что-нибудь.

Из-под сползшего треуха Петя Лебедев посмотрел на меня глазами животного, которого еще не умертвили, а  уже препарируют.

– Ну это-то вам зачем?..

– Просто я тоже люблю стихи.

– Ладно. Я прочту. Вы ведь не обманете, дадите водки?

– Дам.

– Александр Блок. «Приближается звук».

 

Приближается звук. И, покорна щемящему звуку,

Молодеет душа.

И во сне прижимаю к губам твою прежнюю руку,

Не дыша.

Снится – снова я мальчик, и снова любовник,

И овраг, и бурьян,

И в бурьяне – колючий шиповник,

И вечерний туман.

Сквозь цветы, и листы, и колючие ветки, я знаю,

Старый дом глянет в сердце мое,

Глянет небо опять, розовея от краю до краю

И окошко твое.

Этот голос – он твой, и его непонятному звуку

Жизнь и горе отдам,

Хоть во сне твою прежнюю милую руку

Прижимая к губам.

Я отдала Пете Лебедеву бутылку водки. Мне показалось, он ее заслужил.

Комментировать Всего 80 комментариев

Ксения, скажите, а без мата современная журналистика невозможна совсем-совсем? Нет слов, есть выражения?

Претензия, кажется, не по адресу. Нужно взять чуть левее и выше и направить её к жизни

Не совсем понял, по какому адресу отправлять претензии? К жизни вообще? Т.е. в никуда? Конкретные писатели теперь не в ответе за то какие слова они выбирают для изложения?

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак

Однако… Господь с ним, что смысл сказанного Ксенией вам по-прежнему менее интересен, чем форма высказывания. Но какой неожиданный поворот темы! “В ответе-не в ответе…” Скажите, я не ослышался, вы вот прямо считаете себя и в силах, и, что важнее, вправе призывать к ответу писателей? Как некий представитель кого, позволю себе поинтересоваться? Если группы возмущённых граждан, то вы хоть мандат отсканируйте и приложите, что ли. А если самого себя, то давайте обойдёмся без пафосной риторики, очень вас прошу. И без избыточных обобщений заодно. “В ответе”, “современная журналистика”. Вам лично не нравится мат в тексте – это можно понять, и это многое говорит о вас лично (никаких оценок с моей стороны не предполагается, просто, правда, это очень информативное высказывание). Но зачем же приплетать к личному “не нравится” глобальные нравственные вопросы? Вы же по сути текста ничего не сказали. А, осуждая форму, любой становится на очень скользкий путь. И восстанавливает против себя множество очень приличных писателей сразу. И Гашека, который сказал (примерно): “Люди, которых коробит от сильных выражений – просто трусы, боящиеся настоящей жизни”, и Пушкина, который писал матерные стихи, и Бродского, который округлял числа до “ох ты бля”, и Довлатова, и… да, кажется, никто из великих не кастрировал язык по собственной воле. Только под влиянием цензуры.  

И в продолжение прекрасных цитат – “Запах чем хорош? Не нравится – отойди!” Тем более, что восприятие жизни через у-вэй (тождество "жизнь=никуда", о котором вы писали) очень к этому располагает. 

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович

ух ты... дружище, рад твоему возвращению сюда. Давненько ты здесь ничего не писал. А тут вот так сразу

Игорь, постарайтесь, если пишете мне, не "троллить колохозик". В моих трех строчках ответа Вам была просьба пояснить к кому вы меня отсылаете предьявлять претензии. В Вашем ответе на 230 слов  ответа на вопрос не нашлось. Прекрасный опус, но задавая конкретный вопрос, я надеялся получить конкретный ответ.

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак

Я и не отвечал на ваши вопросы. Я комментировал ваши высказывания. Но раз нужны конкретные ответы на очевидно риторические вопросы – вот они:

"Не совсем понял, по какому адресу отправлять претензии?"

Претензии вообще не нужно отправлять в рамках беседы о художественном тексте. Ни по какому адресу

"К жизни вообще?"

В контексте беседы - да. К жизни (в дальнейшем именуемой Ж), по явной и неоспоримой вине которой сформировался современный русский язык, богатый обсценной лексикой, и по вине которой созданы условия, при которых эта лексика столь часто используется в повседневной жизни, что отказ от неё в текстах, описывающих повседневную Ж, чреват возможностью искажения упомянутой Ж.

"Т.е. в никуда?"

Формальный ответ такой: поскольку в бытовой практике вы не сможете наладить вербальный диалог с вашей конкретной Ж или жизнью вообще, - да, в никуда.

Содержательный ответ такой: предложение вам направить претензию к жизни на самом-то деле означало совершенно другое. Оно означало предложение смириться с тем, что Ксения не способна повлиять на языковые традиции нашей страны. Смириться и не предъявлять лично ей (Ксении, а не жизни) никаких претензий по этому поводу.

“Конкретные писатели теперь не в ответе за то какие слова они выбирают для изложения?”

 Вопрос ответственности перед читателем и обществом решает либо писатель сам для себя, либо уголовный кодекс за него. Ваше право читать или не читать. Не ваше право взыскивать.

Если есть ещё вопросы – обращайтесь.

Игорь, все же диалог пораждает больше вопросов, чем дает ответов, по крайней мере для меня. Человека, у которого русский язык родной, но которых хочет его использовать по назначению - передавать мысли, а не наводить "тень на плетень". Например выражение "богатый обсценной лексикой" просто ввело меня в ступор. Ничего другого как русское написание слова obscene мне ничего в голову не приходит. И это слово здорово подходит к теме нашего разговора. Но в любом случае, спасибо за разьяснение.

Я же, со своей стороны терпеть не могу бесконечные диалоги, уводящие от темы первоначального поста. Поэтому на сем останавливаюсь и обязуюсь не полениться и начать соответствующую тему у себя. О чем постараюсь поставить Вас в известность, если разберусь как это делается на этом сайте.

"но панталоны, фрак, жилет - всех этих слов на русском нет" ...и, словно камни драгоценны, слова вербальный и обсценный... Спасибо за беседу, Владимир. А начать тему легко. На вашей персональной странице есть вкладка "Блог", в ней - кнопка "Добавить сообщение". Удачи!

Этот текст, несмотря на его внешнюю простоту, тщательно стилистически проработан и имеет сложную, многослойную структуру. Cлова находятся на своих местах не случайно. Появление как Блока, так и мата, обусловлено совершенно определенными причинами и является средством, с помощью которого автор добивается того или иного воздействия на читателя. Пытаться разъяснять эти приемы столь же затруднительно, сколь затруднительно было бы, например, Георгу Кантору объяснить мне, плохо знающей алгебру, суть теории множеств. 

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович, Сергей Любимов, Илья Бородин

Я понял. Можно было и короче объяснить, двумя словами - поколение пепси. По другому не умеем и не хотим.

В свое время в присутствии женщин и детей не матерились. Постараюсь провести аналогию на понятном уровне. К примеру, снял ваш друг детства А. Красовский номер в Мэриоте. Дал тип трехдолларовой бумажкой человеку занесшему чемодан и зашел в туалет, справить нужду. А там ему прямо в лицо смотрит обосранное многими поколениями постояльцев очко.А оно там не случайно, на своем, оказывается месте.

Нет, Ксения, все отлично, продолжайте продолжать. Выгребные ямы, на самом деле, не только в сортирах у дорог, но и в головах, даже если туловище, прикрепленное к этой голове, сидит в лексусе.

«Поколение пепси» чтит заветы предков. «И сказал Иисус: «Не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими, и обратившись, не растерзали вас». Нагорная проповедь.

Владимир, всех благ.

Эту реплику поддерживают: Анастасия Постникова

поколение пепси

Минуточку. Не надо вешать ярлыки - это говорит о Вас как о достаточно ограниченном индивиде.

и не надо рассуждать о поколении, о котором Вы не имеете никакого представления. У нашего поколения пепси - нынешние 38-45 лет, был ШАНС изменить свою жизнь и жизнь страны в лучшую сторону.  И в отличие от Вашего поколения, в котором нормой было "стучать" и молчать на кухне, поколение пепси хотя бы называет вещи своими именами. И часто это матерные имена. А Вы можете обрисовать жизнь в далекой русской глубинке иным выражением, чем "полный пиздец"?

Теперь по-поводу когда при "женщинах и детях не выжались". В свое время, как Вы сказали. Так припомните, как эти женщины, при которых не выражались, клали шпалы, именно клали, а не прокладывали. И аборты делали в количестве, несовместимом с нормальным понимание себя человеком. И в очередях за продуктами стояли, и ремонт дома сами делали и еще миллион чего сами всего. и без слова "блядь" таз с бельем поставить кипятить на газовую плиту невозможно. Так что от запаха фиалок никто в обмороки не падал.

Отлично, что можно сидеть в Лексусе. а не в запорожце.

Отлично, что можно называть вещи своими именами

Отличный ответ, не в бровь а в глаз.

Ну конечно, я ограниченный человек, потому как свои слова и поступки я ограничиваю определенными правилами, я не побоюсь этого слова принципами. Видите как молодое поколение действует на меня положительно. Вместо того, что бы по старой привычке "настучать" я режу правду-матку прямо в глаза! Мне конечно не угнаться за прогрессивным поколением, которое успешно сметает все преграды на пути называния вещей своими именами.

Был такой анекдот, рассказывался на кухне, шопотом и сопровождался пояснением, что был услышан в общественном транспорте и до шеи расказывающего было далеко, не дотянуться, что бы удушить гада.

- Иностранный кореспондент спрашивает у жителя Чукотки:

- Какие чувства вы испытываете?

Тот отвечает:

- Чувство голода и чувство холода.

Его в бок толкает представитель обкома и чукча, спохватившись, добавляет:

- И чувство полного удовлетворения.

Я не уверен, что сейчас женщины не кладут шпалы, потому как езжу иногда  железной дорогой и смотрю от скуки в окно и видел женщин с ломами в руках.

Не знаю про количество абортов, наверное уже почти нулевое. И рад что тазы с бельем им теперь на плиту ставит социальный работник.

Но самое главное, что у них есть чувство полного удовлетворения, что их могут покрыть матом в любую минуту и они могу покрыть матом кого угодно и когда угодно.

Беру свои слова обратно - поколение пепси - самое удовлетворенное в мире!

Зарисовка хорошая. А мат "от автора", в непрямой речи - совершенно ничего не добавляет к тескту. Для чего он - для выражения очччень сильных чувств-с? подтверждение  близости народу или читательской аудитории? неприменное условие современной литературы? Жизнь была и раньше не лучше, но мастера языка как-то обходились.

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак, Тимур Седов

Володь, но музыку текста каждый понимает по разному. Мне кажется, что ненормативной лексики, неотъемлемой от живого языка деревни, маловато. Тебе - что много. Можно обойтись и без нее - но мы много потеряем. ИМХО.

я вообще беру свои слова назад -  перечитал, и там просто незакавыченная прямая речь. Против мата, когда к месту, ничего против не имею - тот же Алешковский виртуозен. Просто часто коробит желание журналистов быть своим в доску.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Iouri Samonov

Не согласен. Текст не "намного лучше", а просто отличный .

Мат абсолютно органичный. А как надо было? Какали? Испражнялись?

Спасибо Ксении за такую колоритную зарисовку.

Ксения, с моей точки зрения, настроение комментариев к блогу Красовского было вызвано вовсе не "московскими журналистами на дорогих машинах" и не "клеветой на народ", а совсем другим - откровенным презрением к своим читателям, навязчивым самолюбованием и зашкаливанием фекальных аллюзий. И всё это на фоне третьесортного качества журналистики. Ваш текст намного лучше, но упоминание о Красовском может только добавить bad vibes. Imho.

Пока писал свой комментрарий, перед ним появился Ваш :)

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Вот я и пытаюсь забыть, а Ксения и ты мне не даете. А мог бы просто прочитать и похвалить (исправлено) зарисовку Ксении.

Повалить тебе слабо :) Мог бы лишь похвалить.

Не согласен. Текст не "намного лучше", а просто отличный .

Мат абсолютно органичный. А как надо было? Какали? Испражнялись?

Спасибо за такую колоритную зарисовку.

По-моему, Вы ошиблись адресом с этой ремаркой.

Вы правы. Спасибо. Это было к Генину.

Отличная зарисовка, Ксения, спасибо

Я тоже много ездил по маленьким городам, по деревням, видел и абсолютно спившиеся деревни, и крепкие и дружные (очень редко)

Хорошая, яркая зарисовка

А про статью Красовского...

Мне она показалась просто скучной и не интересной, с ярким акцентом на собственных действиях, тоже не очень понятных. Вот и все.

Мне тоже очень понравилось. Разница с Красовским в том, что Ксения пишет о увиденном , а Красовский - только о себе и своих эмоциях.

Ксения, прекрасный текст, спасибо. Жаль, что мало. Российская деревня в глубинке - это что-то с чем-то. Конечно, там лучше немного пожить, а не просто заехать. Но немного - чтобы глаз не замыливался. Только вот по поводу слова фуфырь - Вы не ошиблись на слух ? Не фунфурь или фунфурик ? Ведь шкалик же остался. И жалко, что Вы не передали настоящий язык, на котором там говорят люди. Иногда он состоит из смеси мычания и междометий, но с вкраплениями очень колоритных и выразительных слов. Еще раз спасибо. Пишите больше и радуйте нас, сирых.

  Да, совсем забыл. "Правильный" журналист все же изменил бы фамилию "крепких хозяйстенников", тем более, что и такое бывает. Но мы люди невзыскательные, тем более, что из песни слова не выкинешь.

Эту реплику поддерживают: Наталья Спихт, Алена Рева

Ксения, я помню Ваш рассказ про Пьянково, бомжа и Блока (в интервью, по-моему, Сапрыкину в прошлом году). А зачем Вы его здесь повторяете?

Эту реплику поддерживают: Ирина Ткаченко

По-моему это ответ на наши комментарии на блог Красовского. Написано ведь о том же о чем он пишет. То есть рассказ Ксении объясняет то, что пытался выразить Антон.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Елена, 

Судя по комментариям, никто, кроме Вас его раньше не читал. Я рад тому, что его здесь опубликовали. 

Я рада, что Вы рады

Степан, я не сомневаюсь, что не только в журналах, а и в бессмертной мировой  литературе много очень хороших текстов, которых ни Вы , ни я никогда не прочтём - просто не успеем.

Ксения 4 года назад написала и опубликовала текст, через 3 года заново изложила его в интервью, ещё через год перепечатала здесь.

Ксения - новый Чехов? Допустим.

Но при чём тут журналистика?

Эту реплику поддерживают: Iouri Samonov

Статья опубликована еще в связи  с так называемыми "нападками снобовцев на Антона". 

Лена, речь ведь не идет о том, чтобы публиковать в Снобе все, что Пачиков не успел прочесть :) Речь идет об адекватных материалах, которые соответствуют направлению журнала, текущей теме, интересны читателям. Судя по комментариям, практически все "снобовцы" публикацию прочли с интересом. Так что я не один здесь, кто "рад" :) 

Если речь в Снобе пойдет о феномене Кремниевой Долины (или - о Сколково) и я опубликую свою статью 97-го года  "Кремниевая лихорадка", которую сопровожу вступлением и пояснением, и если эта статья будет всеми (почти) с интересом встречена и прочитана, то Вы меня тоже осудите? :)

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Статья опубликована еще в связи с так называемыми "нападками снобовцев на Антона"

наверное, Ксения - прекрасный товарищ!

но при чём тут журналистика?

да, я читала Вашу статью, когда 2 года назад заинтересовалась "Снобом", а отрывок из другой даже постила год назад на ФБ, сопроводив историческими вопросами: "Интересно, ун-т ведёт базу своих выдающихся выпускников? И если да, то занимает Пачиков там почётное/вообще какое-нибудь место?"

я не могу ответить на Ваш вопрос: "Вы меня тоже осудите?", так же, как не могу ответить на вопрос, перестала ли я хлестать коньяк по утрам. я СПРОСИЛА Ксению, из каких соображений она третий раз за 4 года публикует один и тот же текст, потому что мне это на самом деле интересно. согласитесь, что простая перепечатка старого текста не м.б. журналистикой (если бы это было не так, я бы уже давно обратилась к Прохорову с предложением уволить редакцию, нанять меня, поскольку у меня хорошая память, чтобы пускать по кругу архив "Сноба"). но зачем-то Ксения это сделала? когда я буду это знать, я подумаю, как к этому относиться. правда, заранее могу сказать, что вряд ли моей реакцией будет осуждение.

если Вы, НЕ БУДУЧИ ЖУРНАЛИСТОМ, опубликуете свою статью 97 года с вступлением и пояснением, я с удовольствием её перечту, вне зависимости от того, с интересом или нет она будет встречена снобществом ;)

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova, Lucy Williams

Да, Лена, я тоже это хотела спросить.

Ксению тем не менее благодарю за рассказ: тема умерших  российских деревень пусть и не нова, но гораздо лучше того, чем забивают эфирное пространство журналисты, бесконечно обивающие околокремлевские пороги  и кабинеты  экспертных институтов. 

И все же. Материал четырехлетней давности.  Вот тут , Ксения,  Вы говорите о том, как поразило Вас увиденное в 2008 году.  А до того? 

Не знаю, привелось ли Вам по молодости лет провести несколько сезонов на "картошке" , чтобы лицезреть если не бичей, то уж точно иерархию в типах пойла, которым травились работяги во все советские времена колхозов и совхозов .

То, как кинуло государство российское село, провозгласив вольницу в 90ых для всю жизнь финансируемой отрасли и неся какую-то хрень об индивидуальном фермерстве после 70 лет колхозов и совхозов - это эпохальная тема, которую одним мазком о российской вороватости и лени не закрыть.

Да, конечно, и разносили всё по гвоздику, и воровали урожай соседа. Но только ли поэтому в стране уничтожено, скажем,  мясное животноводство?  Даже импортируя скот, Россия сегодня все еще не может вернуться к показателям 80ых.  Только ли поэтому?

Может, и в Пьяньково есть кто-то,  кто вспомнил бы, что случилось с колхозом после развала СССР. Сколько драли банки за кредиты на покупку "мелкого, скажем, трактора (и кто и где их проивзодил) ?

Сколько стоил корма для скота,  и как его можно было довезти на каждую персональну ферму? А скот-то - он не может подождать правильного процента, он дох с голода массово. А  сколько предлагали тогда скупщики мяса и молока за товар на месте и сколько стоила доставка (на чём?) своей продукции на рынок или в город? И что было делать новоиспеченному фермеру, если его комбайн, не дай бог, ломался??

Да, уехали из деревень все, кто мог, потому что вместе с подъемом ферм в кредит и под залог нужно было кормить свои семьи и в-общем-то спасаться. 

А тот факт, что за четыре года в Пьяньково ничего не изменилось, тоже о многом говорит. Но если в селе остались одни пенсионеры, что ж ожидать, что они начнут вставать в 4 утра...

а при чем тут Лексус? 

Ксения, по-моему конкретно Вы на Лексусе вызываете у всех исключительно положительные чувства.

У меня по крайней мере точно. Мне вообще кажется, что лучше ездить на хорошей машине, чем на плохой.

Посты Антона вызвали недоумение лично у меня потому что тут он написал какие ужасные русский в глубинке, на фейсбуке какие ужасные русские на Снобе и вообще, как ни крути, кроме него да Вас приличных русских и нет, при этом все возникающие при таком раскладе вопросы он оставил без ответа

А Ваш пост хороший и описывает все правильно. Только совершенно непонятно что же со всем этим делать.

У Вас есть идеи?

Алена,

Я буду рад. если вдруг окажется, что Ксения знает что же со всем этим  делать.

Но не могу не вставить слово, на тему, которая всегда меня очень волнует: на мой взгляд ни журналисты, ни писатели, ни кинематографисты не должны знать "что делать" . Более того, если они пытаются  учить кого–то "что делать", в большинстве случаев это свидетельствует о том, что они не очень хорошие журналисты, писатели или кинематографисты.

На мой взгляд если журналист правильно и ярко поставил вопрос – он достиг цели.

И в этом смысле пост Ксении – пример очень хорошей, замечательной  журналистики.

Ее многие уже здесь похвалили. В данном случае, по–моему, не грех проявить отсутствие оригинальности и присоединиться к хору.

P.S. Алена, пожалуйста не воспримите мои слова, как упрек Вам. Вы несомненно правы, обращая к нам этот вечный вопрос.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Алена Рева

Слава, так я ведь не обличаю Ксению. То, что я не понимаю, что с этим делать - это уже мое дальнейшее рассуждение.

Я задала вопрос, а вдруг у нее появилась какая-нибудь идея, которая ей самой может быть показалась дурацкой, и она ее отбросила, а может на самом деле это именно та идея, которая нужна? Идея - не есть знание.

А у Ксении очень такое хорошее мышление, вот я и надеюсь, а вдруг что-то такое ей в голову пришло...

Иногда, если долго читать/смотреть хороший фильм/статью, то вдруг появляется ответ на заданный там вопрос.

Вспомнила, как нам в школе объясняли про четвертое измерение:

Берем прямую и ставим на ней три точки. Одна точка заперта двумя другими. Это одно измерение. Чтобы вытащить точку из тупика - добавляем второе измерение. Теперь рисуем в двух измерениях две концентрические окружности. В рамках двух измерений одна заперта в другой. Чтобы вытащить окружность - добавляем третье измерение. Теперь берем одну сферу внутри другой, в четвертом геометрическом измерении мы можем вытащить внутреннюю сферу из внешней, не разрывая ее.

Так вот, иногда, журналистский вопрос добавляет тебе то самое дополнительное измерение, в котором ситуация перестает быть тупиковой.

А вдруг я просто его не вижу?

Алена, по–моему я Вас понял именно так, как Вы хотели. Поэтому и постскриптум написал, чтобы быть понятым Вами правильно. Поэтому и начал с того, что надеюсь на знание Ксении.

Я с Вами согласен и не спорю.

Просто очень захотелось сказать о своем, о том что на мой взгляд, поставив вопрос,  Ксения свой журналистский долг уже выполнила полностью.  Об этом и Маша Генкина немного ниже очень хорошо пишет.

Есть такая традиция, считать, что "в России поэт больше, чем поэт", "журналист больше, чем журналист", а "режиссер больше чем режиссер". Мне эта традиция не нравится. Мне кажется, что она тоже принадлежит миру села Пьянково.

Вот я и высказался.

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

Не клеется

У меня гораздо меньше добрых слов о России, чем у Красовского. Это чужая страна, не из лучших, что я видел. Но его материалы мне так же не нравятся, как людям, любящим Россию и задетым за живое. Ваши материалы, о том же, но несколько иначе, мне интересны и протеста не вызывают. Думаю, дело в том, что его материалы истеричны и непрофессиональны. Ну да, УГ и не только за Уралом, но зачем так кривляться?

Захотелось все бросить и бежать в народ спасать российскую деревню.

Вот она, сила художественного слова.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Слава Цукерман

Вы извините, что я опять влезаю при всей своей далекости от журналистики, но...

Здесь уже гораздо понятнее, чем у Антона. Вы в начале почти дословно процитировали мое недоумение, так что считаю своим долгом пояснить хотя бы личную позицию: дело не в "клевете о великом русском народе". Просто акценты странно расставлены, и мне лично совершенно непонятно, при чем тут Сибирь. Неужели по эту сторону Урала в мелких полузаброшенных деревнях ситуация кардинально другая? Да и деревни разные бывают, по крайней мере, в Сибири. В некоторых таких деревнях живут до сих пор мои родственники, оттуда родом часть моих друзей - так что информация хоть и не совсем из первых рук, но все же не "проездом". Там есть и молодежь, и люди постарше, пытающиеся что-то делать, и школы даже есть, в которых детям пытаются дать достойное образование. Я не говорю, что большинство деревень - такие. Понятно, что очень все запущено в российской глубинке. И более-менее понятно, почему.

Когда деньги из регионов на протяжении стольких лет утягиваются в центр (областной, краевой, федеральный), а развитием деревень и мелких городов никто не занимается, конечно, все будет плохо. Конечно, в деревнях будут оставаться в основном те, у кого не хватает ума, сил и веры в возможность лучшего. Потому что если хоть какой-то шанс есть устроить себе чуть более достойную жизнь - те, кто могут, этот шанс используют. Уезжают туда, где людей побольше, где есть рабочие места, где можно просто по улице идти и чувствовать, что живешь. В моем родном городе полно приезжих из окрестных деревень и из Казахстана, и люди готовы работать за оклад 6-8 тысяч в месяц на двух-трех работах, только чтобы просто жить в городе.

Можно сколько угодно деревенских обвинять в том, что они агрессивны, зашорены, ленивы, спиваются и не думают о будущем, но толку? Мне вот порой очень хочется те 70% гомофобов, что в соцопросах выявляются, обвинить в том, что это они просто действительно такие нехорошие, и они целиком и полностью заслуживают то, что их обкрадывают, запугивают и провывают им мозги. Но люди же не рождаются такими. Мне кажется, такие наблюдения, как у вас и Антона - они слишком "извне", и слишком много в них обобщений ради красивого словца и градуса драматичности. А проблема не в том, что у нас деревни вымирают, а в том, что по большому счету всем на это наплевать. И позиция элиты сводится часто к тому, что сами дураки виноваты - и раз не могут решить свои проблемы и отстроить дома/засеять поля/починить школы, то так им и надо, пусть вымирают. Мне эта позиция тоже близка, честно говоря. Но я искренне убеждена, что она неверна. Потому что не все так полны достоинств, как нам хотелось бы (и как мы привыкли видеть в ближайшем кругу) - но это не значит, что те, кто в чем-то слабее или глупее, недостоин нормальной жизни.

Эту реплику поддерживают: Vladimir Kalinovsky, Iouri Samonov, Тимур Седов, Петр Портер

А как ее спасать? Непонятно.

История 1. У одного завода рос объем заказов. Производство было в Ленобласти. Производство надо расширять, а персонала не хватает. Они тогда обратились к рекрутерам, попросили найти какую-нибудь деревню, которую они бы перевезли к себе целиком, обучили и, чтобы те работали. Найти деревню, где люди в принципе были бы согласны напрячься, переехать и работать в России в итоге рекрутеры не смогли. Нашли в Украине.

История 2. Один предприниматель купил лесопилку в Томской области. А электрик там был пьющий. И вот однажды предприниматель не выдержал и электрика уволил. После чего оказалось, что это был единственный электрик на 400 км вокруг. Пришлось электрика брать обратно.

История 3. Была я в гостях у родственников. И у них был в гостях человек из области. И вот ключевой историей, которую он рассказывал, была история про то, как он счетчик газа скручивает, чтобы за него не платить.

А вообще предлагаю снова вспомнить Кущевскую.

Ксения, простите мою непонятливость: это четыре года назад написано или только сейчас?

Катерина, 

Судя по фразе "Фрагмент моего отчета о той поездке — про деревню Пьянково и выборы 2008 — публикую ниже." это написано четыре года назад.

Cпасибо, Степан. Я читала эту фразу, но подумала: может, это какое-то переосмысление, ведь может же человек сегодня вспомнить и написать о том, что видел несколько лет назад, особенно если вдруг в тему пришлось?

Потому что иначе не совсем понятно, почему это сейчас здесь опубликовано...

Эту реплику поддерживают: Elena Nikolaishvili

Там последняя фраза вступления частично отвечает и на этот вопрос

"Выборы 2012 мы тоже снимали в Пьянково. За четыре года там не изменилось ничего."

Почем опубликовано? Потому что многие из нас этот текст раньше не видели. 

Наверное, Вы правы. Хотя, если в прошлом переосмыслять нечего,  логично было бы опубликовать текст о выборах в Пьянково 2012 года или еще что-нибудь из нынешних путевых впечатлений :) ИМХО.

"текст о выборах в Пьянково 2012 года" опубликован. Вот он:

"Выборы 2012 мы тоже снимали в Пьянково. За четыре года там не изменилось ничего."

                 Здесь многие пишут о некачественной журналистике. Я не журналист и мне не очень понятно 1.определение - что такое  качественная журналистика ? 2. какая еще есть журналистика? 3 на какую журналистику претендуют авторы ? 4 . где пример качественной журналистики.

                Без ответов на все эти вопросы вообще непонятно ,что хотят сказать некоторые члены сноба ,  видимо пишут журналист о журналисте - а это мне кажется вообще разговор без конца , потому что как и все в мире любой текст отностителен..... 

Давайте "журналистику" заменим на "футбол" и перефразируем Ваш коммент так "...я не футболист и мне не очень понятно раз-два-три-четыре... Без ответа на эти вопросы..." я не смогу отличить разницу в качестве футбола английской премьер-лиги и первенства магаданской области.

       а давайте не будем заменять на футбол и определим то в чем обвиняют красовского, например?  я не журналист и не футбольный обозреватель, но логикой у меня все впорядке. В жизни все можно объяснить ,и тем более , основполагающие тербования к профессии , если Вы этого не можете сделать то это не значит ,что таковых нет в природе... 

             На Вашем примере футбольных лиг..

1. Вы можете посмотреть какое количество клубов из той или иной лиги играют в еврокубках

2. Какое количество и какая суммарная стоимость футболистов

3. количество ,качество и размеры стадионов  

и т.д.

"...но логикой у меня все в порядке" –

это очень сомнительно. Сначала предложить "давайте не будем", а сразу после этого сделать "будем" - не очень логично. Ну а если Вам, для того чтобы определить качество футбола, надо знать размер зарплат и стадионов, то ясно, откуда возник вопрос про качество журналистики. Исходя из вышеизложенного я лично выбираю "не будем". Удачи.

         Ну да я сказал давайте не будем и объяснил почему не надо ничего заменять - как раз потому , что и качественный футбол и качественную журналистику можно определить , поэтому с логикой действительно все впорядке.

         Так же как и то  что на первое место я поставил количество клубов участвующих в евролиге , а у вас ,видимо, как у профессионального спорщика сразу размер зарплат впереди. 

          Поэтому выбирайте свое "не будем" и удачи.

Меня не волнует вопрос, "зачем журналисты из москвы на дорогих машинах прутся в Россию". Автор отвечает на него так: "чтобы потом писать клевету о великом русском народе". Перечитайте ещё раз первую фразу. И это, конечно, неверный ответ. А меня это не волнует, потому что я знаю: они едут туда, чтобы написать текст. Это их работа, и чтобы обеспечить себе минимальный комфорт для работы, они едут туда на "Лексусе". И хотя Курган расположен в 80 км от этой дыры, они там самоотверженно ночуют. Почти что на передовой. У них с собой туалетная бумага и духи. А также "лейка" и блокнот, разумеется.

Картина, которую они видят там, достаточна для создания текста. Если бы я приехал туда - я бы увидел другую картину. Даже если бы я задавал те же вопросы, я получил бы другие ответы. Но - обратите внимание! - не потому что я задавал бы их как-то по-другому, типа, умею работать с людьми, а потому что я произвёл бы на местных жителей другое впечатление. Они вообще не отвечают на вопросы встречных-поперечных, а высказываются сообразно впечатлению, которое на них эти встречные производят и в соответствии с принятой традицией (культурой, ети её).

Если наезжать в города и веси с целью, которая никак не относится к ним, к их жителям, можно составить текст, но нельзя что-то познать. Россия - это огромное разбите зеркало. Мы отражаемся в её осколках.

Более-менее адекватным можно считать впечатление, полученное в связи с чем-то существенным. Я имею в виду, что приезжать и познавать надо по делу. Пусть даже по маленькому, пьяному или неудачному.

Так что, составлять представление о России по репортажам журналистов просто не нужно. Это не будет правдой. И обсуждение определённо сведётся к оценкам не Пьянково и России, а журналиста или, в лучшем случае, его текста как такового. Неужели не ясно?

Алексей, судя по аватару, лехус излишен, когда есть ЯК-40 :) 

составлять представление о России по репортажам журналистов просто не нужно. Это не будет правдой.

Идя даже к самому лучшему врачу, серьезно больной обычно его мнением не ограничивается, а старается узнать мнение и других врачей.

Надеюсь Вы читаете не только Ксению Соколову? 

Хотя на мой взгляд в ее очерке вполне достаточно правды, известной не только из ее очерка, что бы поднять важные для страны вопросы.

Или Вы предлагаете вообще отменить журналистику за ненадобностью?

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

Да нет, конечно. Три раза "нет". Я хотел подчеркнуть несколько вещей: 1) заезд на "Лексусе" на одни сутки - процедура, не обеспечивающая адекватного результата; 2) создание текста и поднятие важного вопроса - разные вещи, первое не всегда обеспечивает второе; 3) (это я не отмечал, но Вы меня сподвигли) что, кроме журналистов, некому поднять эти вопросы? почему? как это так?

Это, безусловно, трюизмы, но почему журналисты их игнорируют?

Отвечу тоже по пунктам:

1.  Качество журналистики на мой взгляд не зависит от времени, проведенного журналистом возле описываемого им объекта. Журналист – не ученый–социолог. Его первый секундный взгляд может быть ценнее для читателя, чем иная научная работа, авторы которой потратили годы на изучение предмета. По–моему это – трюизм.

2.  " создание текста и поднятие важного вопроса - разные вещи" – кто же спорит с этим очевидным фактом? Журналисты иногда ставят перед обществом важные  вопросы – это тоже очевидный факт.  Иногда они это делают при помощи хорошо написанных текстов, иногда тексты плохи. Ну и что?

3.   Я никогда не утверждал, что кроме журналистов некому поднимать вопросы. Я всего лишь высказал мнение, что ставя вопросы, журналисты не обязаны давать на них ответы.

Не знаю какое все это имеет отношение к тому, что Ксения Соколова, проведя короткое время в некоем селе, написала по этому поводу замечательный текст, продемонстрировав очевидное литературное мастерство и подняв ряд очень важных вопросов?

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Алена Рева

Слава, правильно Вы меня жучите. Я ведь не то хотел сказать, что сказал. Я сам продолжил этот фальшивый дискурс, если можно так говорить. Дискурс, заданный статьёй. Мне надо было бы промолчать или уж просто сказать, что я этой статье не верю и не вижу в ней смысла. Назначения, то есть. Ведь журналистика, всё-таки, не самоцельная область деятельности, не балет это, не поэзия.

Алексей,

Вы конечно имеете полное право выражать свое мнение, даже если оно расходится с мнением большинства других читателей и с мнением Славы Цукермана. Вам статья Соколовой не понравилась, мне понравилась. Причем понравилась настолько, что я прочел ее дважды: один раз сам, а второй раз с женой, которая родом из Сибири, материал статьи знает не понаслышке,  и восхищалась статьей также как и я.

О вкусах, как говорится, не спорят, но мне почему–то кажется, что наше с Вами расхождение мнений – не совсем вкусовое. Свою точку зрения Вы повторили многократно и снова пишете, что по–вашему "журналистика, всё-таки, не самоцельная область деятельности, не балет это, не поэзия".

Вот тут я с Вами принципиально не согласен.  Журналистика, конечно, бывает разная. Ленин считал себя по профессии журналистом, и если понимать журналистику, как Вы ее понимаете, был прав. Журналистика – политический рупор – тоже имеет место. Но вряд ли только этому обучают на факультете журналистики МГУ. И не такая журналистика нравится мне. А та, которая мне нравится, имеет больше общего с балетом и поэзией, чем со статьями Ленина.

Только не подумайте, что я вместе с Вами считаю балет и поэзию "самоцельной областью деятельности". ИМХО, хорошие стихи могут быть для общества важнее политических статей и речей. То же по–моему относится и к журналистике.

Простите, не могу не процитировать известные строки Маяковского:

Я знаю силу слов, я знаю слов набат.

Они не те, которым рукоплещут ложи.

От слов таких срываются гроба

шагать четверкою своих дубовых ножек.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Алена Рева

Смею полагать, что подобного текста в эти дни здесь ждали многие. После выпадов-выстрелов А.К., демонстрации редкого умения работать на читателей и тут же им, на них гадить широкими мазками.

В журналистике непростительное отношение к людям - вот что возмутило народ в поступках вашего коллеги, если вы еще не поняли, Ксения. А не машины\гостиницы или туалетная грусть по Родине.

Да хранят ее и вас ответственные боги!

Ксения, я решил было прочесть сначала комментарии, а потом написать самому, но понял, что если прочту все комментарии, то писать уже будет не надо. Слава Богу, что Вы  закончили свой рассказ после того, как Петя Лебедев начал читать стихотворение Блока - дальше я все-равно не смог бы читать, так как глаза застилали слезы. 

Что касается вопроса "зачем журналисты из москвы на дорогих машинах прутся в Россию, чтобы потом писать клевету о великом русском народе", то уверен, что уже в десятке комментов Вам ответили, что такого вопроса ни у кого здесь нет и не было. Наезд на Вашего "попутчика" был вызван другим и неохота повторять уже сто раз сказанное. Дай Бог ему здоровья.

Эту реплику поддерживают: Михаил Казьмин, Алена Рева, Тимур Седов

Прекрасная зарисовка! Я сама была в такой деревне несколько лет назад - мама попросила свозить ее на родину.

После этой поездки осталось очень горькое чувство, как и после прочтения этого блога. Ощущение общения с обманутыми детьми. Если посмотреть на все с историчкой точки зрения - так оно и есть. До 1917 года российская деревня жила своим укладом. Потом этот уклад сломали и заставили работать во имя мифической идеи. Потом идею убрали и люди остались выкинутыми из матрицы. По большому счету, они не понимают, что происходит с ними. Они потеряли ориентировку в ценностях. Поэтому и происходит разрушение личности и, как следствие, всего социума. Эпизод с грузинской семьей вселяет оптимизм. Может быть эти люди послужат бустерами возрождения? Может быть...  

Эту реплику поддерживают: Алена Рева, Наталья Старокожева

Ксения, хотелось бы видеть фото Пети из Пьянково на выборах 2008 и 2012.

Эту реплику поддерживают: Elena Nikolaishvili, Слава Цукерман

а также узнать сегодняшнее положение грузинской семьи ;)

Эту реплику поддерживают: Елена Алексеевна Чаплыгина

Вот в тему одна из лучших песен Шаова: Иные времена (Перечитывая Галича ...)

Эту реплику поддерживают: Elena Nikolaishvili, Сергей Любимов, Vladimir Kalinovsky

Да, Галич не умирает.  Может быть к сожалению, но его темы живут.

К вопросу о том что делать: может сообществу взять шефство над деревней или фермой какой?? раз уж глобально помочь стране не получается..:) (это шутка конечно, но тема грустная))))

Наталья, идея помощи очень хорошая, но не надо давать рыбу, надо дать сеть. Я думаю, что должна быть какая-то общественная инициатива - общественное движение по восстановлению человеческих ценностей.

Это может идти  в нескольких напралениях. Знаете ли Вы, что юношеская беременность, потребление табака и наркотиков в США с каждым годом уменьшаются? Этот кажется невероятным, но это так. До приобретения своего бизнеса я работала в школе и университете и видела, как изнутри, планомерно, идет работа по восстановлению ценностей в обществе. Я даже учила предмет "Персональное развитие" у шестиклассников.

Самоая главная цель - научить человека принимать правильное решение в любой ситуации, нести ответственность за последствия своих поступков. Тогда человек не станет справлять нужду в хлеву, он захочет жить в хорошем доме с теплым и красивым туалетом. Даже в глухой деревне.  

Эту реплику поддерживают: Слава Цукерман

Спасибо за текст

Блок в прочтении Пети тронул, как и весь собственно текст. Я не согласилась со снообществом, набросившимся на Антона. По моему мнению, нападки были несправедливы, злобны и пусты. Ваш текст значительно ярче раскрыл то, о чем говорил Антон. Ну, это и понятно, куда же здесь на снобе среди творческой интеллигенции без образов, ярких деталей, диалогов героев.

– У меня негде. А больше никто не пустит.

– Мы заплатим. Сколько нужно.

– Тем более не пустят. Про деньги вообще не говорите.

Вот оно, самое главное, у нас нет, а у вас есть. И неважно, откуда у вас есть, неважно, что вы работаете и чистите свинарники, сами - то мы, никаких сверх усилий приложить не хотим, потому, как мы ФЕНОМЕН. И самое ужасное, что многие соотечественники не хотят признать очевидное, то очевидное, которое показал еще Говорухин в своем фильме – Так жить нельзя. Многие тогда возмущались, тем, что Говорухин сказал правду, но в нашей жизни как на поминках, либо хорошо, либо никак.

PS Никакого самолюбования в тексте Антона Красовского я не увидела.  Он описывал ситуации, которые произошли с ним, какое в этом самолюбование, я не понимаю. Захотел коньяка в вечеру, так нет в этом желании ничего буржуазного, самолюбованческого, обычное человеческое желание.

Эту реплику поддерживают: Варвара Грязнова, Надежда Ястржембская

Ксения, спасибо за статью. Даже было странно, что она кончилась в какой-то момент ;)

...такое впечатление, что каждый у Вас и у Антона читает что-то свое, что не всегда совпадает с тем, что описывается автором.

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович

Ксения, если в следующий раз поедите через всю страну, буду очень рад присоединиться. Это куда лучше, чем туристическая транс-сибирская магистраль. Для меня лично вообще открытие, что можно так вот взять и проехать по асфальту от Москвы до Владивостока.

Надеюсь только, что печени хватит на эти 9,578 километров (если верить Гуглу).

Саша, я больше не поеду. Я свое проехала - и у меня к моей стране, пожалуй, больше вопросов нет. А возможность проехать по асфальту - действительно удивительна. 4 года назад - и вообще никогда в истории - такой возможности не было. Она появилась, только когда построили трассу "Амур", Чита-Хабаровск. Это случилось год назад, и на этом, действительно, настоял лично Путин. Чем, видимо, и войдет в большую историю.    

Эту реплику поддерживают: Саша Рязанцев

" – Потому что я русский человек. А русский человек – феномен! Эх, зря они нам свободу дали!"

У меня точнее сформулировать не получится: " –  у меня к моей стране, пожалуй, больше вопросов нет...". Полностью согласен и разделяю...