Все записи
11:05  /  9.10.15

17114просмотров

Сегодня день рождения Бориса Немцова

+T -
Поделиться:

Сегодня день рождения Бориса Немцова. Мы почти не были знакомы, встречались всего несколько раз, но странным образом, эти встречи довольно сильно повлияли на мою жизнь. Насколько значительно это влияние, я задумалась уже после его смерти, благодаря случайному разговору. «Соединяйте точки!» - завещал нам Стив Джобс.

Спустя неделю после убийства на мосту мы с моим старым приятелем и коллегой сидели в баре на высоком этаже и смотрели на ночную Москву, белесо-мутную от электрического света и снега. Мост мы тоже видели.

— После того случая тебя запретили приглашать к ней в дом, — мой визави, будучи навеселе, вдруг выболтал детали событий минувших дней, которые раньше, видимо, из деликатности от меня скрывал.

Речь шла об одном вечере в доме нашей знакомой, известной дамы. Это была весна 2010 года. Собралось много гостей, пришел и Борис Немцов, близкий товарищ хозяйки. Как принято на таких мероприятиях, я перемещалась по гостиной с бокалом шампанского, обмениваясь ничего не значащими словами с присутствующими, с которыми была тогда едва знакома.

— Как поживают противотанковые укрепления? – передо мной стоял мужчина, выше меня ростом (в России редкость). Я улыбнулась. Не думала, что Немцов это помнит. Несколько месяцев назад я брала у него интервью. В конце беседы он вдруг спросил: «Почему у меня ощущение, что у вас внутри противотанковые укрепления, «ежи», такие на Ленинградском шоссе стоят, знаете?» Я отшутилась, хотя спрашивал он серьезно. И вот теперь припомнил «ежей». Мы разговорились и проболтали пару часов кряду, нарушив все мыслимые приличия. Ушли в какой-то угол, сели на диван с бутылкой шампанского. Вопреки своей репутации, мой собеседник не пытался меня немедленно соблазнить. Но на тему секса мы в конце концов съехали. Я спросила, были ли в его жизни случаи, когда ему приходилось отказывать женщине? И он рассказал историю, как в него влюбилась девушка из Нижнего Новгорода и написала ему в Москву письмо – настолько красивое и трогательное, что он назначил ей встречу в Нижнем, в отеле. Когда он пришел, то увидел, что девушка – инвалид на коляске.

— И что вы сделали? – спросила я, очень живо представив себя на его месте в крайне затруднительной ситуации. — Мы поужинали и я отвез ее наверх, в номер. Я попытался, я хотел порадовать ее, но… не смог. Кое-как извинился и ушел. Но я навсегда запомнил, что это была очень смелая девушка.

Мне рассказ понравился, он был честным. Не знаю, чем бы кончилось наше с Немцовым доверительное общение, но пришла хозяйка, включила свет и нас растащили с того дивана, словно детей.

И вот, спустя 5 лет после разговора, одного из участников которого больше нет в живых, на свет божий всплыла абсолютно водевильная деталь. Оказывается, наша затянувшаяся беседа на той вечеринке была замечена бомондом и квалифицирована как светский скандал. Главным образом благодаря подруге хозяйки, московской матроне, которая в тот вечер твердо решила уехать домой в компании сексапильного деятеля оппозиции. И я – журналистка-выскочка – ей мешала. Настолько, что дама потребовала у хозяйки дома никогда меня больше не приглашать…

Эти неожиданные подробности я узнала спустя 5 лет. Выяснилось, что упорная матрона добилась-таки своего, и Немцова с собой увела. Возможно, любвеобильную даму прислала сама судьба. Поскольку тот разговор имел для меня последствия гораздо более существенные, чем случайные объятия. Где-то между обсуждением «ежей» и истории девушки-инвалида Немцов упомянул, что через неделю в Хамовническом суде будет процесс над Ходорковским. «Если ты нормальный журналист, ты должна туда пойти!». Я горячо с ним согласилась, пообещав. Возможно, я бы забила. Я не была судебным репортером, и вообще, кому охота тащиться в суд, если можно сидеть на веранде под весенним солнцем и пить шампанское, – но Немцов позвонил! Хотя телефона я ему не давала – нашел сам. Он напомнил про процесс и мое обещание. А дальше застучали, задвигались хорошо смазанные механизмы судьбы. То, что я увидела в Хамовническом суде, меня тогда настолько поразило, что я написала эмоциональную заметку в журнал GQ: «Русские мужчины - унылое говно» (имелось в виду, что не говно один невинно осуждаемый мистер Х). Среди примеров, иллюстрирующих тезис, мной был упомянут некий олигарх очень высокого роста. Неделю спустя после выхода журнала мне опять позвонил Немцов сказать, что заметка крутая, но я зря наехала на олигарха, потому что он – его друг и вообще парень хороший и не подлый, по крайней мере, не бегущий прогибаться впереди паровоза. Мне тогда стало неловко перед незнакомым мне лично олигархом, а тому – видимо любопытно, кто же это его уделал? В результате мы познакомились и я до сих пор работаю в принадлежащей олигарху структуре. Все это – хотя и косвенно - оказалось «делом рук сестры Модеста» - то есть собственно, Немцова Б.Е.

Потом он звонил еще несколько раз. Однажды пригласил на свидание. Похвастался, что ходил в сложную горную экспедицию и даже установил на какой-то важной вершине флаг. «Я так накачался, тебе понравится!» - простодушно рапортовал в телефон Борис Ефимович. В другой раз позвал на митинг. Услышав отказ, спросил: «Почему?». Я сказала, потому что спрячу в рукаве скальпель, и если меня будут винтить, всажу его в руку первому, кто попытается. Не выношу, когда меня хватают чужие люди и не хочу ни дня провести в ихней тюрьме. «Я понял», - серьезно сказал Немцов, выслушав это сомнительное объяснение…

После убийства я долго разглядывала фото его мертвого тела на каком-то желтом ресурсе. Свитер задрался и в нарочитом ракурсе был виден голый, неидеальный живот. Это была нехорошая, гадкая фотография. Мертвой красивой фигуре не хватало только сюрреальных палочек и веревочек, которыми по рукам и ногам его намеревались связать лилипуты. К счастью, он от них ушел.