Все записи
09:27  /  16.10.15

18441просмотр

Чувства верующей

+T -
Поделиться:

Очень, очень плохо, дорогие дети, пропускать тренировки!

Накануне вечером, например, мне было лень тащиться в спортзал, я осталась дома и устроилась на диванчике с чашкой чая. От нечего делать я ковырялась в интернете и доковырялась до ресурса, где были опубликованы фото моего злейшего врага.

Следует заметить, что врагов у меня почти нет. Одним из моих базовых жизненных установлений являются слова священника (кажется, католического) — персонажа одного трэшового фильма. Падре спросили, какая самая лучшая молитва на свете? Он ответил: «Самая лучшая молитва, дети мои, — это слово "насрать!"» Я еще люблю добавить «в тетрадь!», изящно подчеркнув свою причастность к словесности. Тем не менее приступы сильных чувств случаются даже у нас, стойких духом ницшеанок. Именно такие чувства нахлынули на меня вчера при взгляде на откормленную, самодовольную физиономию неприятного мне джентльмена, его фигуру бывшего боксера и декорации в виде каких-то вертолетов и дома на Кап Ферра. И все это при том, что, по моим скромным представлениям о справедливости, после нашего недолгого, но запоминающегося общения мерзавец должен был давно корчиться в судорогах на вонючей соломенной подстилке холерного барака. В общем, я расстроилась. В таких случаях я обычно выключаю свет, натягиваю одеяло на голову и обращаясь с инвективами к Господу Богу.

«Господи! — de profundis взываю я, — почему ты так скверно со мной обращаешься?»

«Что тебе опять, дорогая?» — дружелюбно сверкают синие молнии.

«Как что?! — гневлю я Высший Разум, — где наказанный порок?! Почему в мире торжествуют прелюбодейство, обжорство и лжесвидетельство?!»

«Где торжествуют?» — светски интересуется Господи, как будто он не при делах.

«А ЭТО что?!» — торжественно открываю я экран компьютера.

«Ах это! — улыбается Господь. — Ну сколько можно, дорогая? Ты и так разбила бедняге все лицо…»

«Этого недостаточно», — мой голос звенит как сталь мечей Samura.

«Если недостаточно — успокойся и подожди».

«А сколько ждать?! 20 лет? 40?! Столько не живут — ты сам так устроил…»

«Ладно, ладно, не начинай, — морщится Господь, — не тебе жаловаться! Помнишь X, который говорил, что ты ... и  еще … ? Разорен, ему неудачно прооперировали простату. А N, которая называла тебя страшненькой, но талантливой?! Состарилась, бухает, как слесарь, и вся в варикозе. Могу продолжить список».

«Просто лохам не везет. Не вижу системного подхода».

«Ты должна доверять мне, девочка моя. Некоторые вопросы невозможно решить сразу — в мире есть закономерности, условности, вся ваша операционка…»

«Это ВАША операционка, — продолжаю дерзить я, — между прочим, это не я, а ТЫ придумал всю эту хрень. К тебе вообще много вопросов! Например, зачем высшие приматы...»

«Ну, хватит! — гневаются синие молнии, — пойди лучше почитай Отцов Церкви или выпей красного».

«Мне нельзя красного, я на жестком спорте».

«Я этого не одобряю, ты знаешь».

«Whatever».

«А хочешь "Роллс-Ройс"?» — высший разум умеет быть неожиданным.

«Можно обсудить», — говорю я намеренно скучным голосом, из меркантильности позволяя собеседнику — в который раз! — съехать с темы прижизненного воздаяния за грехи.

Кстати, с моей точки зрения, «Роллс-ройс» — единственный автомобиль, которому идет коричневый цвет. Этот вопрос мы с Господом обсудим завтра.