14:04  /  8.03.16

Несколько слов для не сбитого летчика

По поводу происходящего в России я давно не испытываю ни рефлексий, ни желания высказаться. Но бывают случаи, когда…

По поводу происходящего в России я давно не испытываю ни рефлексий, ни желания высказаться. Но бывают случаи, когда собственные правила не грех и нарушить. 

Слушая последнее слово Надежды Савченко в суде Донецка, я вспомнила, как в декабре 2004 года приехала в Беслан делать репортаж о жизни после теракта. В те дни город напоминал черную яму, полную человеческого горя, где ты никому не можешь помочь, зато имеешь возможность наблюдать все разновидности ада на земле. Такого чувства безнадежности я не испытывала никогда в жизни – ни до, ни после. Чтобы не свихнуться, я старалась каждую минуту чем-то заниматься, например, писать, но это не очень выходило, потому что невозможно было подобрать слова, адекватные тому, что случилось. То есть слов наплывало в мою голову море, но все они не годились, чтобы выразить суть. Однажды эти слова пришли. Я поняла, почему такие события, как захват школы номер 1,настолько разрушительно воздействуют на человеческую психику, которая просто не имеет достаточных ресурсов, чтобы их воспринять. В Беслане существа, номинально считавшиеся людьми, совершили нечто, противоречащее не только разуму человека, его духу и чувству, всему божественному в нем, но и самому базовому биологическому инстинкту. Будучи взрослыми, эти люди напали на детей и стреляли в них.

Слушая речь летчицы Савченко в суде перед сухой голодовкой, я неожиданно для себя испытала почти забытое ощущение. Мне захотелось найти слова, сформулировать суть того, что с ней делают. Слова оказались просты: классную женщину судят неполноценные мужчины. Здесь можно было бы поупражняться в остроумии, на примере тюремщиков Савченко описав этих мужчин, венец отрицательного генетического отбора, самый плачевный и самый чудовищный результат российской катастрофы 20-21 веков. Но я долго упражнялась в остроумии и прекрасно изучила реакцию объекта: «Васька слушает да ест». А в нашем случае «слушает и убивает». Мне давно жалко тратить на этих условных людей слова. Но, если бы была такая возможность, я хотела бы сказать кое-что боевому летчику Надежде Савченко. 

Прекрасный летчик, не убивайте себя! Я представляю, как вам обрыдла тюрьма и те, кто вас там держит. Но в силу принципиально иной структуры личности, вы просто не можете представить, какое эти люди на самом деле дерьмо. Именно поэтому на них не произведет впечатления ваша смерть. Она даже сильно не навредит им, так как цивилизованный мир слишком рационален и практичен, чтобы всерьез вступиться за вас или прислать «шестой флот», если они вас все-таки доконают. В личном противостоянии с ними работает только одна формула: «Кто умер, тот и проиграл». Это наверное ужасно звучит и цинично. Но не дарите упырям свою жизнь! Схарчить, сгноить в тюрьме, физически уничтожить смелого, благородного человека – это их мечта, цель их существования. Не доставляйте врагам этой радости. Вы добьетесь освобождения и в конце концов победите – но не ценой жизни. 

Надеюсь, какой-нибудь добрый ветер донесет до вас эти слова. 

Живите!

Перепост