Вы, господа, ох..ли. Заметьте, я вовсе не подозреваю вас в желании "попиариться" и в получении взяток. Я в вас верю. Поэтому вы просто ох..ли. Вы готовы мусолить мое прошлое, мои недостатки, вопросы мотивации и этики (о боже, вы!) - только бы не говорить по делу. Пять лет прошло, ай-ай-ай. Давайте я вас успокою. Договоримся о том, что я не публиковал интервью с Эрнстом, потому что: а) мне это на фиг было не нужно - я люблю пить водку; б) я - трус; в) мне только сейчас, наконец, заплатили за интервью 500 тысяч рублей (Березовский перед смертью успел); г) я дрочу с особым удовольствием, когда вижу свою фамилию в топах "Яндекса". 

Хотите даже - все это вместе одновременно.

А теперь по делу.

В понедельник я выложу аудиозапись интервью. И вы уже услышите своими ушами (если они у вас есть): 

1. Главный телевизионный чиновник, фактически "четвертое" лицо в государстве, напрямую говорит о том, что знает заказчика убийства Листьева. Что этот человек на свободе и живет в Москве. Вам не нравится, что саму фамилию он назвал уже при выключенном диктофоне? Ок. Тогда вместо того, чтобы рассуждать об отсутствии у меня этики, просто позвоните Эрнсту в понедельник - и спросите: "Так кто же это, Костантин Львович?". Пусть назовет другую фамилию. И объяснит почему. Только вы зассыте.

2. Вы услышите, что интервью идет больше двух часов, что в течение него Эрнст разве что в любви нам не признается, что беседа более чем доверительная, и не была прервана в связи с "некорректным поведением интервьюера", как сказано в официальном комментарии Первого канала. Соответственно, вы поймете, что пресс-атташе Эрнста Крымова лжет (господи, зачем она это делает? Она же знает, что это не так, и что это легко доказуемо) 

3. Вы услышите, как Константин Эрнст впервые публично признается в том, что ходит на совещания в администрацию президента, обсуждает с Кремлем, что ставить в новости. Но что убрать, при этом, с канала любые упоминания об оппозиции - его личное решение. Просто потому что, оказывается, "да не люблю я тебя" - и все тут!

И много еще чего.

Неэтично, господа ох...шие, врать. Неэтично молчать, потому что боишься потерять работу и бабло. Неэтично не защитить слабого, когда видишь, что бьют слабого. Неэтично участвовать в убийствах, воровстве и коррупции. Неэтично работать на тех, на кого большинство из вас, моралистов, работает. Простите, что не всё из этого я понимал в 2008-м году, что не побежал в генпрокуратуру, и до сих пор не доверяю ей ни на йоту, что не способен на серьезное журналистское расследование, что я бездарь, не имею никаких связей в органах, в бизнесе и в Кремле. Впрочем, мы уже договорились, какие мотивы мной двигают. Тогда, может, ну меня к монаху, и поговорим, наконец, о серьезных делах?