Глава семейства блох " Дао И" блоха Один сидел (а) на левом ухе ослика, который шел по пыльной проселочной дороге.

Семейство "Дао И", 80 самок и детей, расположились в гриве ослика. Кто-то сидел, свесив ноги на правую сторону гривы, кто-то на левую. Это было свободным выбором каждого.

Блох Один чесал себе затылок правой полусредней ногой, а левой нижней ногой чесал затылок ослику. Ослику это нравилось.

Светило солнышко, птицы в небе улыбались.

Рядом с осликом, которого, кстати, звали Европой (женское имя? отнюдь!) шел простой деревенский парень, с русой головой и босой обувью. Его никак не звали. То есть имя его было - "Ничто".

Парень шел, улыбался каким-то своим думам и играл на Флейте. Вот Флейту в свою очередь уже звали. Ее звали Земля.

Сзади за осликом бежал лохматый, кудлатый деревенский пес Бодхихарма. Он резвился, забегал то вперед ослика, то отставал, то бегал по обочинам, прыгая на месте и припадая к земле, мышковал, в общем. А еще он линял. Одновременно с тем, что он мышковал. Так бывает у Бодхихарм.

На Бодхихарме жила другая семья блох "Шао Линь". Так как Ботхихарма часто (помимо линьки и мышкования) еще и любил выкусывать блох - блохи семейства "Шао Линь" росли особо шустрыми, спортивными, боевыми даже.

Было всему этому семейству хорошо и гармонично. Здесь и сейчас.

И встретился им на дороге сфинкс, которого звали Петя.

Сфинкс стал загадывать свои загадки. Что-то там про "утро на 4х ногах, день на 2х, вечер на 3х...", точно не знаю.

И стали думать путники.

Правда, долго они не думали.

Ведь сфинкс говорил то на египетском, а этого языка никто и не знал. Причем - никогда.

И пошла семейка дальше. Улыбаясь.

А Ботхихарме было вообще все равно. Он мышковал и линял.

P.S. А Петр, кстати, это - "камень" в переводе. Впрочем, причем тут камень?