Все записи
15:55  /  25.03.17

11708просмотров

Сладкоежки — три случая из практики

+T -
Поделиться:

VI. Сладкоежка 1 (A. C.)

Женщина средних лет, вес в пределах нормы. Испытывает непреодолимую тягу к сладкому дважды в сутки — всегда в одно и то же время — в 3 часа дня и 3 часа ночи.

А.С. много работает и по дому все успевает, всегда в заботах, очень подвижная. Жалуется на постоянную усталость, перепады настроения и нервозность. Так же ее беспокоит факт возможной зависимости от сахара.

Днем она ест выпечку: булочки глазированные с повидлом и корицей, ватрушки, иногда пирожные. Если не съесть — головная боль и дурнота. Спать ложится около 11-ти, но в 3 часа ночи просыпается, и, как сомнамбула, идет на кухню и сметает все сладкое, что есть. В ход идут конфеты, пряники, а иногда и булка с вареньем, причем полбанки за раз. После этого успокаивается и вновь засыпает.

В процессе интервью выясняется, что на завтрак у нее — творог и яблоко, на обед — мясо с тушеной капустой, на ужин рыба с салатом. То есть, в меню практически отсутствуют сложные углеводы. Возможно, она просто забывает про гарниры и каши, либо не любит их и/или не умеет готовить. На работе ей приходится много двигаться, и организм, исчерпав запасы энергии, вполне справедливо требует глюкозы. А сладости всегда рядом, готовить ничего не надо — открыл коробку или банку и заглотил.

Подобную ситуацию моя коллега называет ''издержками интуитивного питания''. Сладости ''запортили'' природную интуицию едока и доверять интуиции больше нельзя.

В данном случае А. С. следует сбалансировать меню. Утром добавить кашу или тост, в обед — немного гречки на гарнир и фрукт на десерт, на ужин — картофелину и цельнозерновые крекеры для салата, на закуску ягоды. Можно так же обогатить меню блюдами из бобовых — гороховый суп, например, или добавлять отварную фасоль в овощные салаты.

Этого оказывается достаточно, чтобы она перестала просыпаться по ночам с тем, чтобы съесть полбанки варенья. Дневной перекус А. С. также удалось заменить йогуртом с медом и/или ягодами.

Факта зависимости от сахара в этом случае не было, просто несбалансированное питание. Это самый легкий случай.

Сладкоежка 2 (Н. Б.)

Женщина средних лет, вес — значительно выше нормы, преддиабетическое состояние.

Питается Н.Б. как раз сбалансировано и разнообразно, любит готовить. На завтрак — бутерброд с сыром, в обед свежий салат и рыба с картофелем, вечером — голубцы или плов, закусывает орехами и фруктами — количество пищи вполне достаточное для покрытия энергетических затрат. Но в промежутках между основными приемами пищи она ест сладости: конфеты, вафли, шоколад, пастилу и мороженое.

В первом случае А. С. ела пустые калории — простые сахара и изделия из белой муки вместо цельных зерен богатых растительной клетчаткой, витаминами и минералами. Однако калорийность ее дневного меню практически не превышала норму.

В случае Н. Б., сладости съедаются сверх нормы калорий, отсюда — лишний вес, и, возможно, преддиабетическое состояние.

При одном упоминании о том, что хорошо бы снизить количество сладостей в меню, Н. Б. приходит в ярость и пытается отстоять свое право есть сладкое. Она заявляет, что ''сахар ей необходим для мозга", что ''без конфет просто разорвет членов семьи и сослуживцев на части'', и что ''просто умрет, если не съест сладкое''.

Н.Б не готова к дальнейшему обсуждению проблемы, не говоря уже о действии. Скорее всего, она продолжит есть сладости, вес будет расти, а диабет — прогрессировать. 

Все, что я могу сделать на данном этапе — это довести до ее сведения то, что сахар повышает аппетит, заставляя ее переедать, а так же провести параллель между излишком сахара в меню и риском хронических заболеваний. Возможно эта информация сработает позднее, но гарантии нет. Н. Б. боится болезней, но страх остаться без сладкого — на этот момент сильнее.

"Чего она так боится?" — удивятся некоторые. "Как можно есть то, что приносит твоему организму очевидный вред? Почему бы ей не попытаться сократить количество сладостей?"

Налицо психологический барьер "Страх перемен". Если бы Н. Б. была готова к его преодолению, я бы предложила ей освоить технику осознанного питания. То есть, уделять внимание еде, ее вкусу, следить за чувством голода и насыщения, ни в коем случае не есть, когда сыта, в том числе и сладости, потому что все съеденное сверх чувства голода организм отложит в виде жировых запасов. Освоив эту технику, она могла бы довольствоваться очень маленькой порцией лакомства. А возможно, ей бы подошла стратегия “отложить порцию сладкого на вечер". (Подробнее об этом и о сбалансированном питании в книжке "Главная заповедь едока").

Но пока я только расписала в ярких красках неблагоприятный эффект добавленных сахаров на метаболические процессы и предупредила о возможных последствиях. Все. Больше я ничего не могу. Сахар взял верх над логикой и здравым смыслом человека.

Сладкоежка 3 (Д. Д.)

Пожилая дама с диабетом, гипертонией и серьезной формой ожирения. Бариатрическая хирургия ей не рекомендуется по состоянию здоровья. Живет одна, ведет размеренный спокойный образ жизни.

С порога заявляет, что она сладкоежка-наркоман, сделать с этим ничего не нельзя, и так уже много лет. Очень переживает, что из-за полноты не может носить красивые наряды — она всегда была модницей. Да и состояние здоровья ее все ухудшается — ноги болят, одышка, стало труднее ходить. Но поделать с этим ничего нельзя.

Д. Д. признается, что вообще равнодушна к любой еде, кроме сдобы и сладостей. Иногда она, правда, съедает кусочек курицы и овощные консервы за обедом, но — потому что надо, а не потому что хочется. Все остальное время питается сдобными булочками, конфетами и пирожными. Когда рассказывает о любимых лакомствах, блаженно улыбается и закатывает глаза. Считает, что ест в общей сложности мало, а ее лишний вес — вселенская несправедливость.

Слушать информацию о неблагоприятном эффекте излишка сахара на метаболические процессы не желает, говорит, что всю теорию давно знает наизусть. Вести дневник питания тоже отказывается, мол, вела уже в прошлом, — не помогло, и к диетологу ходила, и к психологу — все бесполезно.

На вопрос, что она покупает в магазинах, сразу называет конфеты, шоколадки и замороженные тортики с ягодным кремом. А в аптеке всегда покупает зефир в шоколаде, да, в той же аптеке, где обычно заказывает лекарства — от гипертонии, диабета и артрита. Хозяев аптеки называет по имени, ласково, говорит, что люди они очень хорошие — цены на сладости у них низкие, и зефир этот обычно быстро расхватывают, но они всегда оставляют для нее несколько коробок.

"Что бы вам могло помочь?" — спрашиваю я Д. Д. "При каких условиях вы могли бы перестать есть сладости?" Она отвечает, что ее можно либо привязать к кровати как заправского наркомана, либо поместить в среду, где нет сладостей или их невозможно достать. Когда-то в юности она жила в поселке, где за едой надо было полчаса идти пешком, и ассортимент магазина был крайне скудный. Но возврата к прошлому нет. Она живет в Америке, в стране, где еды много, она дешевая, а сладости продаются на каждом шагу, даже в аптеках.

Подумав, она просит меня разузнать, нет ли в нашем районе группы поддержки по борьбе с сахарной зависимостью — в группе ей было бы легче. Я обещаю разузнать. Благодарит меня за приятную беседу и уходит.

В тот же день я нашла для Д. Д. три специализированные группы поддержки. Две группы при церкви и одна при поликлинике. В буклете программы много упоминаний о боге, мол, мы все в его власти, он послал нам это испытание, доверься ему, отдай все в его руки, и для начала составь список людей, которым ты причинил зло, и попроси у них прощения... Не знаю, понравится ли такой подход Д. Д., но больше ничего нет — пищевой зависимости официально не существует и службы здоровья не уделяют этому должного внимания.

На следующий день, я, проходя мимо упомянутой ею аптеки, решаю туда заглянуть. Длинное помещение, а окошко провизора в самом конце. Чтобы заказать лекарство, нужно пройти мимо полок уставленных коробками конфет, банками варенья и пачками печенья. Для сладкоежки типа Д. Д. — это испытание не из легких. В этой аптеке я в очередной раз осознаю, что Д. Д. как и другие люди с такой же генетикой попались как кур во щи. Ищу подходящее сравнение и мне приходят на ум сухие дрожжи помещенные в умело подготовленную закваску. У них не остается другого выхода, только расти, пухнуть и множиться. Выпрыгнуть из этой закваски у них нет никаких шансов. Нет, думаю я, это плохое сравнение — речь идет о человеке разумном, венце эволюции. Но эксперты полагают, что отказ от сладостей в подобных условиях — это нечто за пределами силы воли. Возможно, они правы. Во всяком случае, преодолевать зависимость от сладкого, — это самое трудное, что мне когда-либо доводилось делать, поэтому я полна сострадания.

В продолжении: Виды сахара, и Как избавляются от зависимости.

Евгения Кобыляцкая, лицензированный диетолог (США).

Предыдущие части:

IСахар в вашей жизни  IIСладкоежка типа А и сладкоежка типа Б

IIIЗависимость от сахара  IVСтепень зависимости от сахара 

V. Сахар тогда и сейчас 

Оригинал записи в блоге Еда человека