Все записи
03:20  /  28.03.17

29616просмотров

Жизнь после сладкого

+T -
Поделиться:

 

VII. Я предложила Д. Д. поговорить с терапевтом и психиатром. Возможно они найдут ей специалиста по зависимости или подберут лекарство, которое уменьшит желание сладкого. Она пожала плечами: “Таких специалистов не существует. Есть наркологи. Есть медики, которые занимаются алкоголиками и наркоманами. А такие как я — никого не интересуют. И знаете почему? Мы никому не мешаем. Алкоголики и наркоманы могут быть опасны — как для своих близких, так и для общества. А мы… Как сладостей наедимся, так ходим себе спокойно, улыбаемся. Мы всех устраиваем. Инсулина для нас выпустят сколько надо. И еще — над нами подшучивать хорошо. Нас даже любят. Рядом с нами многие чувствуют себя лучше, кажутся себе успешнее, сильнее….

Она права. Говоря с ней я мысленно благодарила судьбу, что смогла победить зависимость от сахара. То ли у меня больше самолюбия и я не могла смириться с зависимостью от какой-либо субстанции, то ли я спохватилась прежде, чем дойти до точки невозвращения.

Тут наверно уместно привести старую притчу, о том, как бабушка привела внука мастеру дзэн и пожаловалась, что мальчик ест слишком много сладостей. Бабушка просила мастера образумить ее внука, потому что  ее он не слушал. Мастер попросил их прийти через месяц. Но когда они пришли через месяц, он опять отложил встречу на два месяца. Когда бабушка с внуком пришли через два месяца, мастер положил мальчику руки на плечи и сказал, глядя ему в глаза: "Мальчик! Не ешь сладкое! Это вредно для твоего здоровья!""Конечно, о мастер, — ответил мальчик. - Я постараюсь". Бабушка поблагодарила мастера, но поинтересовалась, почему он дважды откладывал эту процедуру - ведь она заняла у него не более полминуты. Мастер ответил, что раньше он сам ел много сладкого. Он попытался избавиться от вредной привычки за месяц, но у него не получилось  —  это оказалось труднее, чем он предполагал. Но он продолжал работать над проблемой и по истечении двух месяцев  мог с чистой совестью дать подобную рекомендацию юному отроку.

Я к чему веду? После сладкого есть жизнь, и я говорю вам это с чистой совестью.

Я — сладкоежка типа Б перестала есть продукты с добавленным сахаром и... ничего не произошло. Жизнь идет своим чередом, и я не чувствую себя несчастной или обездоленной. Все нормально. Белая кристаллическая субстанция выделенная из свеклы или тростника перехватывала надо мной управление, и мне пришлось извлечь ее из уравнения. Сладости есть, они существуют, они наводняют пространство - пирожные, мороженое, торты, печенье, варенье и конфеты. Я вижу их ежедневно в витринах кондитерских, на полках в магазинах, в гостях и в офисах коллег. Но они больше не часть моего мира. Я их не замечаю и не вспоминаю о них. А мой мир ничуть не изменился — все как всегда. Я живу, работаю, пишу, фотографирую, встречаюсь с друзьями. Наши пути с сахаром разошлись, если можно так сказать.

Было трудно? Да. Очень. Даже не трудно, скорее, грустно. В первое время такая печаль нахлынула — будто все погасло, все лампочки выключены, эмоции притуплены, и ты лежишь на дне болота, в скользком иле, и вокруг тебя беспросветный мрак. А потом это проходит. И все становится как прежде. Может быть даже лучше, потому что чувствуешь себя хозяином ситуации, повелителем своих вкусовых предпочтений, распорядителем своей жизни. Ты свободен от нездорового пристрастия к пустым сахарным калориям. Свободен!

В одном из интервью Гари Таубс рассказывал, что когда обедает в ресторане с женой, то она заказывает десерт, а он нет — потому что боится потерять контроль. Жена съедает пару ложек тортика или мороженого и отставляет его в сторону. “И тут, — говорит Таубс, — Ее десерт вступает со мной в диалог”. Я очень хорошо понимаю о чем он говорит, и почему он сдерживается и не доедает десерт жены.

Но сейчас все изменилось. Сладости махнули на меня рукой, они больше не ''разговаривают со мной'', они не зовут меня: “Иди сюда, мы здесь''. Они молчат, когда я прохожу мимо: и эклеры, и марципаны, и тирамису. Молчит даже сам Киевский торт. Иногда, правда, мое внимание пытается привлечь итальянское кунжутное печенье. Оно робко пытается мне напомнить, какое оно хрустящее и нежное и тает во рту, а кунжутные семечки — так и вовсе — очень полезные. То есть, это печенье пытается подобраться ко мне по другому каналу. Но в нем все равно есть сахар, столовый сахар, сахароза, сукроза, дисахарид, в котором 50% глюкозы, 50% фруктозы.

 

И если я поддамся на его уговоры, то мне захочется его больше, а на завтра еще, а потом еще. Так он действует на нас, сладкоежек типа Б. Если вы к ним не относитесь, то просто знайте о нас, знайте, что мы существуем. По предположению экспертов, у нас есть слабость именно к этой комбинации глюкозы и фруктозы — 50/50. Другие подсластители для нас не столь аддиктивны — то ли пропорция простых сахаров — глюкозы и фруктозы другая, то ли, дело в рафинированности продукта, то ли они дороже и реже встречаются, как кленовый сироп или сироп агавы, или тот же мед — который обладает специфическим ароматом и вкусом. А вот кайф от столового сахара у нас зашкаливает. И мы теряем контроль. А на следующий день желание сладкого вспыхивает с новой силой. Для людей с такими данными не работает ни интуитивное, ни осознанное питание. У нас есть только один выход из положения — не есть его совсем. Тогда сахар теряет свою власть.

Это получится только если у сладкоежки типа Б есть самолюбие или хотя бы спортивный интерес к делу и задор: "Захочу и отвыкну от сахара! У других же получается. А если не получится, я попробую еще раз, с учетом моих ошибок. Да как это так, я с сахаром не справлюсь? Вот с этим ничтожеством, дисахаридом, набором бездушных молекул, я да не справлюсь? Вот он, вот как он устроен.

Он — продукт цивилизации, а я — венец эволюции, да я его в порошок сотру!

Жаль, что у Д. Д. не такой характер.

Ну что случится, если вы не съедите эту конфету или выпьете чай без пирожного? Вы не умрете, это точно. И гром не грянет. И земля не разверзнется. Настроение испортится? Эка невидаль!

Возможно, через 20 минут вы об этой конфете вообще забудете. Но может и нет. Сахарная ломка — дело нешуточное, но продолжается всего от 2-х до 4-х недель. Потом отпускает. Это совсем небольшой срок. А впереди — вся жизнь. Свободная от сладкого морока.

В продолжении: Методы отказа от сладкого. Сладкое и дети. Виды подсластителей. 

Евгения Кобыляцкая, лицензированный диетолог (США).

Предыдущие части:

IСахар в вашей жизни  IIСладкоежка типа А и сладкоежка типа Б

IIIЗависимость от сахара  IVСтепень зависимости от сахара 

V. Сахар тогда и сейчас  VI. Сладкоежки - три случая из практики 

Оригинал записи в блоге Еда человека 

Комментировать Всего 6 комментариев
Но они больше не часть моего мира. Я их не замечаю и не вспоминаю о них.

А семь блестяще и, не побоюсь этого слова, страстно написанных материалов про сахар и сладости - не считаются?;))

А если без балагурства, то я давно хочу спросить Вас как профессионала: не является ли распространившаяся в последние четверть века приверженность "здоровому питанию" (всем его видам) и борьба за него вариантом зависимости? Я вижу очень много совпадающих признаков...

Эту реплику поддерживают: Евгения Кобыляцкая

Катерина, мне очень приятно, что Вам нравятся эти тексты. Страстность в них  - из-за сострадания к другим сладкоежкам. И я действительно недавно обратила внимание на то, что больше не обращаю внимания на пирожные, торты и пироги в витрине.  :)

Да, насчет орторексии я писала здесь - это чисто мое мнение по этому вопросу. https://snob.ru/profile/23719/blog/87443?v=1465373834

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Интересно, спасибо, я была уверена, что люди в этом направлении думают, слишком уж все очевидно,  но про орторексию не знала.

Мне-то кажется, что это более широкое явление и именно что не "нарушение", а формирование зависимости.

Потому что мне кажется, что сейчас в условно развитых странах (россию и постсоветское пространство считаем) людей, которые сидят (успешно и безуспешно) на всяких диетах едва ли не больше, чем допустим курящих.

Вся вот эта "культура" - сбросила 15 кг, набрала 20, пролечилась по новой методике, пора переходить к вегетарианскому питанию, решила с завтрашнего дня торты не есть, ты видела, как Светка похудела, интересно, что она делает, я купила книжку, там все написано, как похудеть без хлопот, господи да что ж я такая жирная-то, вот сделаю себе сейчас полезный салатик, мы вчера на форуме обсуждали и я решила тоже написать, как я похудела, а я могу уже спокойно смотреть на коробку конфет и их не жрать - доктор, у меня прогресс?... Ну и вплоть до явной психиатрии, ко мне иногда девочек приводят...

То есть как вот у алкоголиков (даже в ремиссии) нет и никогда не будет нормальных, обычных отношений с алкоголем, так и у этих, с зависимостью, нет (и скорее всего не будет) нормальных отношений со жратвой: (голоден - ем, не голоден - не ем. Плюс целиком сохранившаяся  ритуально-коммуникативная функция совместной жратвы, конечно - в разумных пределах).

Но в общем-то зависимости - это скорее норма существования человеческого рода... ;))

Да. Виды зависимости определяет среда, в которой человек живет и его генетическая предрасположенность. Мы живем в мире, где есть табак, алкоголь и еда очищенная от всего полезного для человека с вложенными в нее различными субстанциями. И зависимости у нас соответсвующие. 

И еще - с одной стороны - юные отфотошопленные модели в журналах,  с другой стороны - пряники и мороженое - вкусно и недорого. Человек начинает метаться из стороны в сторону. Отсюда и ''похудела на 15 кг, потом набрала 20).

И, да, зависимость от сахара - так же как и от алкоголя - бывших сладкоежек не бывает, бывают в завязке. 

Евгения, как же хорошо, что вы об этом пишете! Ваш текст здорово помогает держаться.Я типичная сладкоежка типа Б, в завязке месяц, но ломает страшно до сих пор. Ем бананы, апельсины, изюм и курагу - кажется, это нечестно, но до этого сахар засыпала в себя горстями.В детстве мне разрешали ровно одну конфету в день, и запрет на сладкое был жестким, хотя диатеза и аллергий не было. Крышу сорвало когда стала ходить в школу и появились карманные деньги, но тогда еще можно было отвлечься на уроки и гуляние, а вот где-то с совершеннолетием перешла в режим "булка на завтрак, шоколадка на обед". Вроде как могу купить - и куплю, и съем, и никто по рукам не даст.Редакция "Сноба" сидит в здании фабрики Красный Октябрь, и у нас тут коллективное безумие - конфеты из фирменного магазина едим буквально тазами. Причем тазик принесла я, для фруктов. Но каждый день волочь в офис два кило яблок из далекого супермаркета, а то и с рынка куда сложнее, чем пробежать сто метров за парой кульков и за два часа их уничтожить, не отрываясь от компа. Некоторые новые коллеги подсаживаются за неделю. Но вы верно сказали: "Он - продукт цивилизации, а я - венец эволюции". Лично я, конечно, не венец, раз попала в эту ловушку, но мысль о том, что я раб конфетки, раздражает невероятно и помогает держаться.Исключить добавленный сахар оказалось сложнее, чем я думала: консервированный горошек, овощной сок в пакетах - везде он, даже в составе баночной селедки и некоторых сухофруктов. 

Я очень рада, что эти статьи для вас полезны. И эта тема очень болезненна - я еще никогда не получала столько писем: люди благодарят, что я их не оставляю один на один с сахарным кошмаром и объясняю механизмы зависимости. Рассказывают совершенно невероятные истории о своей беспомощности перед кондитерскими изделиями, которые поглощают бесконтрольно в больших количествах.    

Юлия, вы должны быть благодарны родителям за то, что они ограничивали вас в сладком. Я же была взращена на эклерах, сметанниках, струделях и наполеонах. А если дома не было сладостей, то я делала себе гоголь-моголь - растирала желтки с сахаром, добавляла сливочное масло и какао. И никто слова не говорил. Вот тут я писала о борьбе со своими зависимостями, и сахар - самая трудная из них.  

Да, я видела сахар даже в составе говяжьей тушенке, чему подивилась немало.  

Скоро будет продолжение этого цикла. :)