Все записи
18:12  /  30.11.18

3159просмотров

Кухня. Рабство или власть?

+T -
Поделиться:

 В первобытные времена наш далекий предок приходил с охоты и бросал к ногам нашей прародительницы зайца или даже вепря, сраженного его меткой стрелой. А пока он отдыхал, женщина жарила мясо на костре. И в последующие века готовила женщина: зачерпывала воду из колодца, разжигала печь, орудовала кочергой, месила тесто, перебирала крупу, разделывала птицу, носила мужу в поле узелок с горячей едой.

 В течение многих тысяч лет — такой порядок вещей был удобным и экономичным — женщины воспринимали кухонные обязанности как данность. Они бы очень удивились, если бы узнали, что в 1968 их прапрапра… внучки будут швырять и втаптывать в грязь передники перед Белым Домом в знак протеста против кухонного рабства. А в 1970-ом в Нью-Йорке выйдут на марш с плакатами: «Не готовь сегодня ужин!». И что они будут носить одежду и украшения со слоганом «Don’t Assume I Cook» (Не рассчитывай, что я буду готовить).

Протесты феминистских групп в середине двадцатого века должны были продемонстрировать, что женщина — не кухонная принадлежность, а полноправный член общества.

 На эти призывы мгновенно откликнулись пищевые производители. «Женщина! Не готовь! Будь свободной! Мы все сделаем за тебя!» — тут же предложили они. Вторая половина двадцатого века стала стала расцветом фастфуда и полуфабрикатов.

В 1970 году на коробках с жареной курицей KFC так и было написано: «Свободу женщинам!»

Впрочем, многие феминистки полагали наиболее подходящим для себя стилем питания вегетарианство. Они проводили параллель между угнетением женщин и обращением с животными. Роль женщины — ублажать мужчину в постели и готовить еду, а роль животных — быть употребленными в пищу. «Мы чувствуем себя мясом, — заявляли феминистки. — Мужчина контролирует женщину как животное».

В связи с этим прочно закрепились стереотипы: «Феминистки не умеют и не хотят готовить», «Феминистки — вегетарианки», а также заключение — «Это из-за них мы сейчас толстеем».

Логика обвинения такова.

Поскольку цель пищевых производителей — сбыть как можно больше продукции, то они из года в год делают ее все вкуснее, все соблазнительней, все слаще, острее и пикантнее, используя всевозможные методы — от рекламы до искусственных усилителей вкуса. Подобная еда блокирует наши природные сигналы насыщения, провоцируя переедание. В результате люди теряют связь со своей исконной едой, пищей своей земной, благодаря которой, стали умнее и находчивее всех живых существ на планете. Все больше людей страдают ожирением, и все потому что феминистки посчитали кухню символом угнетения. Они спровоцировали засилье фастфуда. «Это из-за них кухонные полки заполнились консервными банками и концентратами супов, а холодильники — бездушными замороженными обедами. Это из-за них женщины бросили все силы на карьеру, и теперь заедают стресс конфетами и мороженым».

Нельзя назвать эти обвинения совсем уж беспочвенными, но все же вина за рост ожирения в развитых странах не может быть переложена на феминистское движение.

Еда в коробках и банках появилась еще в начале двадцатого века, благодаря новым технологиям. Во время второй мировой войны потребность в этих продуктах выросла для обеспечения фронта. Растворимый кофе, тушенка, яичный порошок, сухое молоко, сушеные овощи, концентраты супов, крекеры, жевательная резинка, шоколадные батончики — были предназначены для временного пользования. Но после войны все это надо было куда-то девать. Агрессивная реклама сделала свое дело — многие домохозяйки сочли эти продукты чрезвычайно удобными. 

Еще до второй волны феминизма были изданы кулинарные книги с рецептами типа: «Откройте банку консервированной ветчины, добавьте содержимое банки грибов, залейте бутылкой белого соуса, поставьте все это на огонь, пойдите покурить, вернитесь, снимите кастрюлю с огня — ужин готов». Коробки с сухой смесью для пирогов были снабжены рецептами: «Добавить стакан воды, все размешать, выложить в противень и запечь». Тогда же появились замороженные обеды в контейнере из фольги — «Прямо из холодильника — в духовку» и пластиковые контейнеры для хранения остатков ужина. Историки полагают, что полуфабрикаты негативно повлияли на кулинарные навыки домохозяек — женщины попали в полную зависимость от пищевых производителей. До сих пор подобные рецепты и стиль питания — большая часть пищевой культуры. 

Да, было такое — и протестные шествия, и грозные недвусмысленные лозунги, и публичное втаптывание передников в грязь. Но утверждение, что феминистки были противницами домашней еды — это историческая неточность.

 Выступая против «кухонного рабства» феминистки всего лишь предлагали мужчинам делить домашние заботы поровну, полагая, что приготовление еды не должно зависеть от гендерной принадлежности. Они находили несправедливым, что для женщин это всегда было по обязанности, а для мужчин — по желанию и вдохновению. Те из них, кто любил готовить, продолжали это делать и, как обычно, обмениваться рецептами. Они даже издавали кулинарные книги.

Кухня, по их мнению, должна быть легкой и необременительной — это поспособствует равноправию полов. Была выпущена «Кулинарная книга для мальчиков и девочек», чтобы мужчины не говорили, что их никто не учил готовить. Рецепты сопровождались комментариями: «Люди обоих полов едят — люди обоих полов готовят» или «Это блюдо может быть приготовлено представителем любого пола».

Более того, феминистки поощряли женщин открывать собственные кафе и рестораны: появились инструкции, как рассчитать бюджет предприятия или стать профессиональным шефом. То есть, умением хорошо готовить женщина могла заработать деньги и стать экономически независимой. Создавались и кулинарные кооперативы. Каждый мог делать то, что у него лучше всего получалось и попутно учиться у других.

 Многие аспекты феминистского движения прижились. Приготовление еды сейчас менее обременительно — благодаря микроволновкам, миксерам, блендерам и скороваркам. Мужчины проявляют больше интереса к кухне. Вегетарианство стало популярнее. Хотя главные шеф-повара — по-прежнему мужчины, но женщин-шефов сейчас все равно больше, чем шестьдесят лет назад. И тем не менее, образ феминистки-вегетарианки, которая курит, глушит коктейли, носит широкие штаны и кормит детей покупной пиццей — продолжает жить.

 Интересно, что женщина — шеф-повар, ресторатор и автор кулинарных книг — Элис Уотерс в семидесятых годах прошлого века стала родоначальницей движения или даже контркультуры фастфуда и полуфабрикатов — «Свежеприготовленная пища из цельных продуктов». Овощи — прямо с огорода или купленные на рынке. Сыр — с местных молочных ферм. Крупы — неочищенные. Хлеб — из цельного зерна. Мед — с местной пасеки или дикий. Вкус блюда должен определяться качеством продуктов, а не приправами и соусами с химическими добавками.

Традиционная кухня наших прабабушек возвращается, причем с триумфом. Целое поколение выросло на покупных пирожках, супах из концентратов и сосисках. А их дети готовят домашнюю буженину, квасят капусту, пекут хлеб, делают домашний йогурт и выращивают зелень на подоконниках, используя, разумеется, хлебопечки, йогуртницы и прочие современные кухонные аксессуары. А их внуки — обоих полов — беспокоятся об антибиотиках в мясе и пестицидах в овощах и фруктах и ратуют за гуманные способы содержания животных. Они интересуются домашним сыроварением и разведением пчел на крышах городских домов. Они бойкотируют продукты с пальмовым маслом, потому что для насаждения пальмовых плантаций вырубают тропические леса, изгоняя животных из привычной среды обитания. Они проповедуют локаворизм — есть только местные продукты, и цитируют знаменитого шеф-повара и автора кулинарных книг — Джулию Чайлд: «Еду в дороге укачивает». Они адепты «медленной еды». Не ешь на ходу, сядь, включи все чувства: полюбуйся яркостью овощей, ощути плотность корки хлеба, вдохни аромат блюда, сконцентрируйся на вкусе. Они читают списки ингредиентов на упаковках и могут распознать пятьдесят шесть имен замаскированного сахара — декстрозы, сиропов, патоки и прочих.

Простые блюда из цельных продуктов с ближайших и экологически чистых ферм — становятся элитной едой. Внукам феминисток второй волны нравится осознавать, что они делают что-то правильное и доброе — для себя, своих близких и экологии планеты — они хотят оставить детям мир в лучшем состоянии. На тарелке у них только то, с чем они целиком согласны.

 

 Готовить для современного человека — это дело выбора. И те, кто любит готовить — по-прежнему делают это с удовольствием. Им и в голову не придет, что кухня — это рабство. Превращать сырые ингредиенты в суп, жаркое, салат и пирог — это творческий процесс и требует немалого мастерства. Готовить для своих родных и друзей — это акт любви и заботы. В руках того, кто готовит — власть над настроением, здоровьем и долголетием близких, а заодно и благополучием планеты. Тот, кто готовит — тот сейчас и главный.

Евгения Кобыляцкая, лицензированный диетолог (США)