Все записи
03:11  /  15.05.19

4917просмотров

Две истории — воровская и кладбищенская

+T -
Поделиться:

1. Изабелла Глаз и много личного

2. История советского художника в Америке

3. "Прекрасный хаос вырвавшийся наружу"

4. Портрет Ленина и Пертрет жены бизнесмена 

Фиолетовая история 1

Моя первая работа в Нью-Йорке была в подвале Kolb Gallery, на Mаdison Аve. Художники из двадцати разных стран делали копии с картин великих живописцев прошлого и модных, современных. Среди них были довольно известные и уважаемые у себя на родине мастера. В Нью-Йорке они работали в подвале без кондиционера, не разгибаясь, за $4 в час. Но меня грела мысль, что я сразу же по приезде устроилась "по специальности"! Хозяин относился ко мне замечательно. Только у меня получалось скопировать Itzchak Tarkay размером 36"x 48" за один день.

 Через месяц я стала получать $4.50 в час и могла брать домой немного краски в стаканчике из-под кофе. Хозяин заказал мне портрет жены в стиле Itzchak Tarkay, но без моей подписи. Я нацедила ядовито-фиолетовый акрилик в пластиковый стакан, завернула его в полиэтиленовый пакет и засунула в сумку.

 В метро можно было пройти через торговый центр. Обычно я не заходила в магазины, так как денег на жизнь было в обрез. А тут не удержалась. Пятница, впереди выходные, аванс за портрет хозяйской жены  — жизнь прекрасна. Я глазела на манекен в недоступном по цене платье, когда меня кто-то сильно толкнул. Какая-то девица извинилась и засеменила прочь. Отойдя от витрины, я с ужасом увидела, что мое пальто измазано фиолетовой краской  — она вытекает из разрезанной сумки. Деньги не вытащили, но все содержимое сумки было в краске. В таком испачканном виде, с дырявой сумкой я доехала до Аve M и вышла из метро. Впереди меня шла молодая женщина. Правый рукав ее куртки был в фиолетовых разводах. Мне хотелось закричать: "Держите воровку!", но я не знала как это сказать  по-английски...

Деньги я отмыла, а пальто и сумку пришлось выбросить. Было очень обидно выносить на помойку единственное пальто и любимую итальянскую сумочку, но зато меня грела мысль, что я испортила воровке и рабочий день, и куртку. С художниками лучше не связываться. Замарают.

Фиолетовая история 2

Моя мама, красавица и модница, обожала яркие и ядовитые цвета, особенно розовый и фиолетовый. И меня наряжала по своему вкусу. Заказывала мне платья у дорогой портнихи — розовые и фиолетовые. Я же терпеть не могла все эти цветные платьица и сарафанчики. Как только появлялась возможность, я норовила испортить яркие наряды — порвать, забрызгать грязью или наставить несмываемых пятен. Я характером в папу: если что-то не по мне — буду бороться до конца. Таким образом труды портнихи шли насмарку и мамины попытки нарядить меня, как приличную еврейскую девочку, всегда терпели фиаско.

Мамы нет уже шестнадцать лет. И вот едем мы с мужем на кладбище, навестить ее могилку в канун Пасхи. По дороге обсуждаем восприятие цвета: почему определённые цвета одним людям нравятся, а других раздражают безумно. Я рассказываю мужу о том, как боролась в детстве с розовыми и фиолетовыми нарядами. И о том, как огорчалась мама, что единственной дочери невозможно угодить. Приезжаем, подходим к памятнику, а там... с одной стороны почти фосфоресцирующий розовый гиацинт, а с другой — ярко-фиолетовый.

Я принесла маме оранжево-желтые тюльпаны, но они были совершенно не к месту. Гиацинты я не сажала. Кроме меня за могилкой никто не ухаживает. Мистика.

Изабелла удивилась, что я выбрала эту историю для публикации -— она не про картины и не про работу художника. Да, это история не про живопись, а про жизнь, но ее рассказывает художник. Другой человек вообще не обратил бы внимания на то, что выросло у могилы и какого оно цвета.

В дополнение к этим историям, я покажу две последние картины Изабеллы Глаз, которые будут выставлены в мае в одной из Нью-Йоркских галерей. 

Эти картины говорят мне о том, что жизнь дает намного больше, чем мы у нее берем. Гранат  — огромный.  А люди  — маленькие, всего граната не видят. Они просто берут по зернышку и жалеют, что больше им не утащить.   

Очень трудно завершить интервью — так много еще хочется рассказать и показать. Но завтра все-таки будет окончание. 

Окончание Любовь среди красных труб 

Евгения Горац   

Isabella Sarra Glaz 

Комментировать Всего 2 комментария

Книгу как можно быстрее издавайте, Евгения, совместно с  Изабеллой - все   интервью + иллюстрации. Картину художницы купить  дорого, наверное:). А книгу куплю непременно.

Эту реплику поддерживают: Евгения Кобыляцкая

Ну, вот соберем историй, а там посмотрим. Но я не издатель. Я - собиратель историй и выкладыватель их в сеть. :)