Все записи
22:20  /  8.06.19

2679просмотров

Еда в вашем личном пространстве

+T -
Поделиться:

-- Я слышала, у вас тоже была зависимость от сладкого, -- говорит Флора С. -- И вы смогли ее победить. Как вам это удалось? У вас есть какой-то секрет? Мне это просто необходимо, если я хочу жить. Так сказал мой доктор.

-- Никаких секретов, Флора, -- отвечаю я. -- Так же, как бросают пить или курить. Вначале ломка, а потом становится легче. Остается самая малость -- научиться избегать соблазнов. Но для тех, кто бросает пить или курить, все-таки есть вспомогательные средства, лекарства. А для сладкоежек ничего этого нет. Только еда, которая облегчает ломку.

-- Знаете, моя дочь никак не могла бросить курить, -- продолжает Флора. -- А потом записалась к психологу. После десяти сеансов она не курит уже полгода. Причем без лекарств, электронных сигарет и прочих вспомогательных средств. Дочь рассказала своему психологу обо мне. “У мамы -- ожирение третьей степени и диабет. А она все время ест сладости, хотя прекрасно понимает, что сахар ее убивает. Можно, она к вам тоже запишется? Вы ведь смогли мне помочь. -- Нет, -- вздохнул психолог. -- За это я не возьмусь”.

Флора знает, что сахар разрушает ее организм.

Бывает, человек не знает, чего бояться. И ему надо объяснить. А вот Флора все знает. Может перечислить все стадии диабета, все его осложнения. И сформулировать, почему ей это cтрашно.

Флора -- одна из тех, кого медленно убивает массово производимая еда в ярких упаковках с заманчивыми названиями. Если погибать, то уж за идею или во имя спасения чего-либо. А вот из-за кристаллической субстанции, выделенной из сахарного тростника или свеклы… Согласитесь -- крайне нелепо и очень обидно.

Флора не раз обращалась к специалистам и получала инструкции, как и что делать, и примерное меню, облегчающее сахарную ломку. Она так и говорит: “Я умом все понимаю. Но сделать ничего не могу. Меня остальная еда вообще не интересует. Ни супы, ни вторые блюда не вызывают аппетита. Мне все это не вкусно. А если не съем конфет или зефира, мне становится дурно.  

 -- Чтобы предупредить дурноту, -- говорю я, -- нужно есть обычную еду. А невкусной она вам кажется потому, что сахар притупляет вкусовые рецепторы. Если не есть сладостей, то вкус начнет восстанавливаться и, примерно через две недели, вы это почувствуете.

 -- Да, я помню. У меня это даже записано. Но я ничего не могу сделать. И кроме вас мне не с кем об этом поговорить. И все-таки, как вам это удалось? Как вы научились себя контролировать?

 В первую очередь я научилась контролировать то, что мне подвластно -- это “food environment”, еду в моем личном пространстве.

 К примеру, вы живете в жаркой южной стране, но во чтобы то ни стало хотите избежать загара. Вы не можете контролировать климат и количество солнечных дней. Все, что вы можете сделать - это надеть брюки из легкой ткани, рубашку с длинными рукавами и широколопоую шляпу. Еще можете пользоваться солнцезащитным кремом и ходить везде с зонтиком.

 Я не могу контролировать пищевую промышленность и остановить шквал производимых ею дешевых субстанций с добавленным сахаром -- твердых и жидких -- в ярких упаковках. Не в моей власти запретить рекламу сладостей по телевизору и в сети. Мне подвластна только еда в моей квартире и рабочем кабинете. Даже над “пищевой обстановкой” кабинетов коллег и кафетерия для сотрудников у меня контроля нет. И, да, там есть выпечка и конфеты -- стоят на виду. В моем кабинете есть только лимон -- для чая. А дома из сладостей только мед и финики -- они не представляют для меня серьезного соблазна. Не в моей власти закрыть кондитерскую в моем квартале и прогнать фургоны с мороженым из парковой зоны. Сейчас мне уже не страшны торты на витрине, но на первых порах я ходила по другой стороне улицы, куда не доносились ароматы свежей выпечки. И так потихоньку отвыкла. Если регулярно делать то, что нужно, то со временем добиваешься желаемого -- отвыкаешь от сладостей.  Впрочем, фургоны с мороженым меня постоянно преследуют. Я иду себе, а они медленно едут за мной, названивая нежную мелодию. Я сворачиваю на другую улицу -- а они за мной -- прямо сюжет для ужастика.

Флора тут же сообщает, что ей очень стыдно, но у нее дома сейчас есть мороженое -- фруктовое и карамельное -- торт с белковым кремом, два банки джема и коробка суфле в шоколаде. Я успокаиваю ее, что тут нечего стыдиться -- это как болезнь.

-- Вы сейчас сказали “коробка суфле в шоколаде”, -- говорю я. -- В прежние времена она бы у меня долго не продержалась. Стоило мне только взять одно суфле, как я съедала всю коробку. Сладости перехватывали управление. Поэтому я взбунтовалась и начала бороться с зависимостью.

-- Так у меня вчера было больше коробок, -- вздыхает Флора. -- И я, скорее всего, завтра куплю еще. Но спасибо вам. Мне стало легче после этого разговора.

Евгения Кобыляцкая, лицензированный диетолог (США)