На витрине магазина при нью-йоркском музее секса стоит такой велик. Если крутить педали, то в движение приходят все колеса и штуковина на конце тоже.

И на нем все время кто-нибудь катается. Прямо в витрине. Красота!  И спорт и секс одновременно. И, да, мимо идут люди по своим делам, туристы и даже школьники.  

Хорошая штука для сексуальных игр.

Кстати, в момент, когда я пыталась написать этот пост, сайт Сноба не открывался, что было истолковано мной, как знак этого не делать. Но я, по обыкновению, знак проигнорировала. Так что извините, что я вас этим гружу, вместо того, чтобы заниматься общественно -полезными делами. Да еще и вам мешаю.

***

В этот раз коллеги заговорили о сексуальных играх и игрищах. Оказалось, что некоторые из них даже ездят раз в году на специальные курорты, где такие игры проводятся.

Началось с того, что коллегам не удалось мне объяснить преимущества дружеского секса.  Как они ни старались, я все равно не поняла - очевидно, у меня нет такого места, куда это можно было бы объяснить.  Я всю жизнь играю только в любовь. А если нет любви, уж лучше, - сказала я, - сексуальные игры.

Чтобы ''блеснути розумом'', я рассказала об игре,  о которой прочла когда-то давно в книжке, фантастике. Называется ''Сардинка". Если я верно помню правила, то участники  раздеваются и прячутся по всему дому:  под кроватями, в шкафах и кладовых. Один игрок назначается ведущим и идет искать.  Кажется, в темноте. Кого найдет, того и трахнет. При этом кто-то из них должен сказать: "Я - сардинка", а вот зачем - не знаю. Потом тот, кого трахнули становится ведущим и идет искать. Ну и так далее. Крайне увлекательно, должно быть.

Когда я закончила рассказ, коллеги посмотрели на меня с уважением. Немного помолчали и коллега Н. сказала, что сразу выбрала бы роль ведущего - пошла бы искать. А сидеть в засаде ей стремно. А я тогда сказала, что с удовольствием бы спряталась в шкафу, сидела бы там и, по обыкновению, рассуждала об устройстве Вселенной. Ведь есть шанс, что меня не найдут в этом раунде, а значит, можно будет сачкануть и спокойно порассуждать.

Коллега В. признался, что играл в следующую игру.  Восемь игроков - четверо мужчин и четыре женщины договариваются на сайте игры о встрече. Приходят в кафе, знакомятся,  ужинают, слушают музыку, танцуют и непринужденно беседуют. То есть, проводят вместе несколько часов. Потом идут в гостиницу, в специальную комнату для игры.                                                                                                           

Коллега В. заходит в комнату. Голый. В комнате - полная темнота, он не видит даже собственных рук. Пол мягкий, пушистый, шагов других не слышно. Наконец, его касается женщина. Они ласкают друг друга, целуют и, наконец,  трахаются. Ему слышны стоны и возгласы других, но ничего не видно.                                                                                                                                        Через какое-то время игроки по очереди выходят из комнаты, приводят себя в порядок - каждый в своем номере. Встречаются опять в том же кафе, где заказывают десерт, пьют кофе и опять непринужденно беседуют. Никто из них не знает, с кем он был.

Коллега В. сказал, что это было самое острое ощущение, которое он когда-либо испытывал. Даже круче, чем игра  "Четыре желания".  

Играют четверо мужчин и четыре женщины. Опять обедают вместе и беседуют на отвлеченные темы. Потом идут в темноту. Голыми. К нему подходит голая женщина - он не знает кто именно. Она тоже не знает, который из четырех мужчин ей попался. У каждого из них есть четыре сексуальных желания. Они по очереди, шепотом, чтобы не быть распознанным по голосу, их называют. И партнер должен выполнять. Могут называть до четырех желаний. Но время игры ограничено. Если выполнение желания занимает много времени, то остальные переносятся на завтра. Но завтра это может быть другая женщина. Потом все идут пить кофе, да.

***

А правила игры в сардинки я запомнила неправильно. Это «Человек без лица» А. Бестера.

«Небрежно листая книгу, он увидел набранный жирным шрифтом заголовок: «Веселые затеи при смешанном составе игроков». — Ишь ты! — рассмеялся он, с деланным удивлением указывая на хорошо знакомый ему абзац. САРДИНКИ Один игрок водит. В доме гасят все огни, и ведущий прячется. Через несколько минут все остальные порознь отправляются его искать. Тот, кто первым находит ведущего, не сообщает об этом другим, а присоединяется к ведущему и остается там, где тот прячется. Постепенно и другие игроки разыскивают спрятавшихся «сардинок» и присоединяются к ним. Проигравшим считается тот, кто остается последним и в одиночестве бродит по темному дому.

— Я это беру, — сказал Рич. — Это то, что мне нужно.

Вечером он потратил три часа на то, чтобы сделать неудобочитаемой почти всю книгу. Он кромсал страницы ножницами, прожигал их огнем, кислотой и усеивал пятнами. Каждый ожог, порез, царапину он наносил с таким ожесточением, будто перед ним было тело ненавистного де Куртнэ. В конце концов в книге не осталось ни одного пояснения к игре, из которого можно было бы что-то уразуметь. Единственным исключением были «Сардинки».

=============

— Мы будем играть в чудесную старинную игру, и играть в нее мы будем в темноте. Освещение начало меркнуть, толпа оживилась. Лампы гасли одна за другой, и только помост по-прежнему был залит ярким светом. Мария достала потрепанную книжечку, подарок Рича. «…И когда сказал „четыре“…» Мария медленно листала страницы, всматриваясь в непривычный печатный шрифт. «Получил синяк под глаз».

— Эта игра, — провозгласила Мария, — называется «Сардинки». Ну не прелесть ли?

«Она взяла наживку. Она на крючке. Через три минуты я буду невидим». Рич пошарил по карманам. Револьвер. Родопсин.

«Ах ты, камбала, не вобла! Смотри в оба! Смотри в оба!» — «Один игрок водит», — читала Мария. — Этот игрок буду я. «В доме гасят все огни, и ведущий прячется». Пока Золоченая Мумия по складам разбирала пояснение к игре, зал погрузился в кромешную тьму, и только на помост все еще падал розовый луч света. — «Постепенно и другие игроки разыскивают спрятавшихся „сардинок“ и присоединяются к ним. Проигравшим считается тот, кто остается последним и в одиночестве бродит по темному дому». — Мария закрыла книгу. — И, куколки вы мои, нам нужно очень пожалеть бедняжку проигравшего, потому что эту интересную старинную игру мы с вами прелестно подновим. Стало темнеть и на помосте. Но не успел еще погаснуть свет, как Мария сбросила платье, обнажив свое удивительное тело, чудо пневматической хирургии. — Вот как мы будем играть в «Сардинки»! — крикнула она."

***

PS. Прошлый мой текст О еде и сексе украла газета «Вечерний Нью-Йорк, сохранив авторство и снабдив его пошлейшими картинками. И коллеги его прочли. И не только коллеги. Уважаемая газета, если в этот раз решите спереть текст,  поставьте, пожалуйста, мой литературный псевдоним - Евгения Горац. Спасибо за понимание.