Освежив на днях в своей памяти прекрасный «Смерть в кредит» (настойчиво рекомендую к прочтению!), я задумалась о судьбе его автора – знаменитого французского писателя Луи-Фердинанда Селина (1894 – 1961) – одного из самых ярких и неоднозначных представителей литературы XX века.

К сожалению, личная судьба Селина сложилась очень непросто, прежде всего - на своей родине. В 1932 году вышел его роман «Путешествие на край ночи», в 1936 – «Смерть в кредит». Оба произведения имели огромный успех и были немедленно переведены на многие языки мира. Казалось бы, отныне все должно складываться как нельзя лучше, ведь впереди – покорение новых вершин мирового литературного Олимпа, но, к сожалению, этим планам так и не было суждено сбыться. После ряда публикаций на рубеже 30-х – 40-х его обвиняют в антисемитизме и расизме. В 1945 году Селину приписывают коллаборационизм и приговаривают к тюремному заключению, которое впоследствии было заменено на ссылку. В 1951 году, за 10 лет до смерти, забытый друзьями и публикой писатель возвращается по амнистии на родину. Оставшиеся годы он занимался врачебной практикой для бедных в парижском пригороде. Кстати, он никогда не раскаивался за свои взгляды, которые противоречили общепринятой точке зрения. Думаю, в этом был весь Селин, для которого конфликт с окружающим миром всегда был неотъемлемой частью жизни. К слову, это не единственный знаменитый писатель, которого обвиняли в сотрудничестве с фашистами. Так, Жоржу Сименону, создателю детективного цикла о комиссаре Мегрэ, на 5 лет была запрещена публикация произведений. Всему виной послужили немецкие фильмы по его книгам.

Очень жаль, что творчество Селина, действительно великого писателя, оказалось недооцененным из-за банальной политики и нежелания правителей обеспечивать полную свободу творчества не на словах, а на деле. Французский президент Фредерик Миттеран однажды сказал, что «произведения писателя не входят в лучшие образцы французской литературы из-за его антисемитизма». Как же он ошибался!

Многие люди признавались, что после прочтения книг Селина, они утрачивали способность воспринимать все остальные книги. Писатель Генри Миллер не раз говорил, что влияние скандального автора на французскую литературу сопоставимо только с поэзией Артюра Рэмбо – и при это сам признавался, что это еще слабое сравнение! Жан-Поль Сартр в качестве эпиграфа к своему роману «Тошнота» взял цитату из творчества именно Селина. Джек Керуак, идеолог битничества, преклонялся перед французом и утверждал, что тому удалось «преодолеть литературу».

Некоторые злые языки любят называть Селина «нацистко-фашистским писателем», однако, несмотря на все тщательные исследования его врагов, до сих пор не обнаружено ни единого факта, который бы свидетельствовал о его сотрудничестве с фашистами. Можно сказать, что единственным его «злодеянием» является публикация трех памфлетов, которые и закрепили за ним репутацию антисемита.

Такая «слава» позволила Селину занять одну из самых интересных позиций во французской литературе: классический «аутсайдер», он одновременно является бесспорным классиком. Однажды писатель с горькой иронией заметил: «критики меня не портят». Волею судьбы он оказался вне общества, стал его изгоем. Наверное, именно Селину удалось в полной мере воплотить в своей жизни принцип постижения края. И лучшее тому доказательство  - его творчество.