«Мы используем Библию просто как справочник констебля или как дозу опиума, успокаивающего перегруженное вьючное животное – чтобы поддерживать порядок среди бедных». Цитирование это высказывания, принадлежащего писателю и проповеднику Чарльзу Кингсли, легко поставит вас в глазах общества в один ряд, допустим, с национал-социалистами. Более того, на подходе новая юридическая практика – уголовное преследование за «оскорбление чувств верующих».

В прошлом году в связи с связи с известными событиями многие задавались вопросом: почему православная церковь ведет себя не по-христиански? Зачем было обрекать тех, кто совершил, в сущности, незначительный проступок, на лишение свободы? Это при том, что подобное решение принесло церкви значительные репутационные издержки. Кажется, ответ на этот вопрос я нашла в книге «Мастера иллюзий. Как идеи превращают нас в рабов», которая вышла осенью прошлого года.Историк Илья Носырев поставил перед собой нелегкую задачу –объяснить феномен религии с точки зрения теории мемов. «Мем» – слово, известное многим пользователям интернета. Его обычно употребляют для обозначения персонажей, понятий или картинок, которые, словно вирусы, распространяются по сети, а затем так или иначе оседают в памяти. В науке мем – это единица передачи культурной информации, распространяемая от одного человека к другому. Теорию мемов разработал знаменитый биолог Ричард Докинз еще в семидесятые годы, однако у нашем научном сообществе она только набирает вес.

В «Мастерах иллюзий» автор рассматривает религию как набор мемов, главная задача которых – распространение среди человечества и сохранение точности своей передачи. Упрощая, можно сказать, что религия подобна вирусу, носителем которого является человек. Книга ставит вопрос: а кто сказал, чторелигия полезна? С одной стороны, вера в сверхъестественные силы дает чувство психологического комфорта и позволяет мириться с несправедливостью жизни, с другой – религия часто разрушает человека, как показано в увлекательном рассказе о секте скопцов. Таким образом, в первую очередь религия заботится о себе, а затем уже о своем носителе.Применение меметики к гуманитарному знанию представляет большой интерес, поскольку дает ответы на те вопросы, перед которыми оказались бессильны детерминистские теории. В частности, почему мировыми религиями стали именно христианство, ислам и буддизм? Почему церковь поощряет аскетизм? Как религиям удается меняться, не изменяясь? Отчего церковь прощает убийцу, но преследует еретика? Эти и другие вопросы интересуют не только религиоведов, но и любого, кто задумывался о функционировании общества и культуры.

Изучение религии – занятное дело. Казалось бы, после Просвещения, достижений эволюционной биологии, генетики, физики, астрономии и проч. вопрос о происхождении мира должен находиться исключительно в плоскости научного знания. Однако все с точностью до наоборот. После «атеистического»XXвека религия берет реванш: новость о Папе Римском для итальянцев важнее выборов в национальный парламент, у Далай-ламы миллионы читателей в твиттере, главным бестселлером России становится книга архимандрита Тихона о жизни церкви. Религия поразительно живуча, многие века она совершенствует свои технологии, принимая в сознании носителя привлекательные формы, будто это Моника Беллуччи или отпуск на Мальдивах.Автор «Мастеров иллюзий» пишет, что это не хорошо и не плохо – просто таково положение вещей. Фанатики, конечно, сочтут эту книгу за проявление воинствующего атеизма или даже цинизма, но это не так. Носырев при помощи меметики спокойно препарирует религию, пытаясь найти ответы на поставленные вопросы и призывая читателя к заочному диалогу. Радует, что в последнее время появляется все больше хорошей литературы в категории non-fiction. Чем человек больше знает, тем лучше понимает других – и не идет бить морды от имени Бога, если верующий, или же внимательнее относится к вере окружающих, если атеист. Правда, тираж хороших книг в России остается пока мизерным – наступает средневековье эпохи высоких технологий.