Есть в нашем правительстве такой министр по фамилии Мединский, назначенный Высшими Силами присматривать за нашей многострадальной культурой. И вот, этот государственный деятель предложил Общественной палате (есть такая организация!) разработать новый учебник литературы для школьников, призванный воспитать в них «гордость за нашу многонациональную страну» и «глубокий и спокойный патриотизм». Да, совсем забыла, еще он должен формировать «ценности крепкой традиционной семьи».

Павел Пожигайло, председатель комиссии по сохранению историко-культурного наследия, грозится «поставить под особой контроль изучение творчества Александра Островского, Ивана Тургенева, Николая Некрасова, Виссариона Белинского и Михаила Салтыкова-Щедрина».

Чувствуете лексику типичного чиновника? Фраза «поставить под контроль изучение творчества» звучит так, словно речь идет не о литературе, а о профилактике детской преступности…

Товарищ Пожигайло предлагает исключить из школьный программы роман «Мастер и Маргарита». Свою безумную идею он объясняет так: «Дети увлекаются Воландом, Коровьевым, Бегемотом, совершенно не понимая творческую задачу писателя».

По его словам, поведение героев отныне следует определять исключительно как «правильное» и «неправильное». Куда уж бедному Федору Михайловичу с его в одночасье ставшим ненужным психологизмом до мудрого товарища Пожигайло, который сразу расставил все точки над « i».

Напоследок чиновник прошелся и по главным героям самых знаменитых романов Достоевского и Тургенева. «Конечно, кто-то хочет, чтобы ребенок был полностью свободен, как Раскольников. Но я считаю, что эта свобода, так же как свобода Базарова, она ведет к трагедии. И в этом смысле дать полную свободу, дать Пелевина, Улицкую, «пусть ребенок почитает», - это неправильно».

Внимание, родители! Многие ли из вас хотят предоставить детям такую же свободу, какой обладал Раскольников?

Пожалуй, лучше всего по поводу инициативы Общественной палаты высказался современный писатель Владимир Сорокин, заявивший, что комментировать эту инициативу ему «скучно и неинтересно». «Это путь к формированию со школьной семьи не общества граждан, а нации верноподданных», - сказал он.

Точнее и не скажешь, верно?

Остановите Землю! Я сойду.