Все записи
15:14  /  15.02.18

898просмотров

Это у них — Carnevale, а у нас блин (10 видов), масленица…

+T -
Поделиться:

Беря пример с главы Минкульта, крупного историка, мы взяли лопату и поехали откапывать лыжу, утерянную во время написания предыдущего чудесного текста про отличную лыжню в Пирогово. В результате, перекопав 10 га частично плодородных летом земель, спортивный инвентарь обнаружить не удалось, зато в руки попалась практически нетронутая временем берестяная грамота, свернутая по типу знакомого нам по недавнему отдыху в Египте свитка. Отсюда наш экивок министру. Далее высокопоставленное руководство задействовано не будет. В совершенстве владея романскими языками и частично вспоминая вложенное на филфаке, текст удалось расшифровать близко к оригиналу, не прибегая к услугам его современников, а знакомый шеф ресторана «Домино», Сергей Ванин, прищурив левый глаз, по характерному почерку точно определил происхождение мелкоисписанной бересты — деревня Пирогово, Мытищинского уезда, район ХVI века. Далее исключительно оригинал:

«Масленица — гласит береста, — не только наиболее веселый праздник на Руси, но и, если без политеса, самый разгульный (от переводчика: от всей души хочется позавидовать нашим предкам, которые разнообразно умели повеселиться на свежем воздухе, а не сиднем сидели в трактире, уставившись в айфон)!

Как же любезно было молодому организму в неделю, что длится праздник, для начала размяться на ледяных горках, ведь было от одной пробабки поверье: кто дальше скатится, тот будет самым богатым и счастливым. Под руку шло все подряд: санки, деревянные чурбаки, заледенелые рогожи и даже вырубленные в реке куски льда. Компании по десять человек сметали все на своем пути в больших санях, которыми управлял «кормчий». Все это сопровождалось озорными песнями, исполнявшимися девицами, ожидавшими своей очереди скатиться. Горки при этом живописно украшали флажками, фонариками, елками и ледяными скульптурами пуще любого ивент агентства! Мало того — рядом с горками устраивались столы с яствами и балаганы для скоморохов, ибо не потешиться над ними, не отведать кушаний и не покататься с горки — означало для не сильно образованного населения Руси «жить в горькой беде». Лучшие горки устраивали в столице — Петербурге, они были настолько хороши, что с желающих прокатиться брали целую копейку (у нас на рынке за эту цену давали полдюжины отборных соленых огурцов)!

Затем в активной программе культурно отдыхающих фигурировало взятие снежной крепости или городка, что впоследствии запечатлеет на полотне чуть ли не каждый русский художник. Строили фортецию заранее по всем правилам военной науки. Сначала готовились большие ледяные или снежные глыбы. Из них возводились стены, которые потом обливали водой, чтобы придать сооружению железобетонную устойчивость. Далее наращивали крышу. Не забывали вырезать в стене пару столбов, на которые ухитрялись пристроить арку. Высокие ворота украшали пешими и конными фигурами людей, а также животными и дичью. Если местный дизайнер не отличался особой выдумкой, то это были просто петух, бутылка и рюмка. Все, разумеется, изо льда. Да, в центре крепости гостеприимно вырубали приличных размеров полынью. Тем временем все будущие участники парились в банях, сытно ели и доставали колдунов с просьбой дать специальный заговор на победу, а со всех окрестностей собирались болельщики — местные жители, разодетые в пух и прах.

Осада крепости представляла собой довольно брутальное действие. В этом можно будет позже убедиться, вглядевшись в лицо главного героя всем известной картины Сурикова, — всадника, свирепо крушащего развалины бастиона, и в не менее кровожадную морду его лошади. Да, крепость брали не весело забрасывая оборонявшихся снежками, а настоящим штурмом с использованием конницы — всадников с деревянными кольями наперевес, и пехоты, которая пыталась взобраться по обледенелым стенам при помощи крючьев, веревок и собственной ловкости. Защитники городка были не лыком шиты и отбивались палками, метлами, кольями и, на минуточку, — нагайками! Вряд ли с криками «Уйди, противный!» они от души хлестали штурмующих стены колючими ветками. Еще сбрасывали им на макушки глыбы снега и льда, а для профилактики респираторных заболеваний поливали ледяной водой. Не забывали и про «вражеских» лошадей — чтобы испортить им настроение и отогнать куда подальше, вовсю палили из холостых стволов, не забывая про банальные хворостины и трещотки. Вся эта затея продолжалась довольно долго, без тайм-аутов, до тех пор, пока играющая первым номером сторона не вскрывала ворота противника и не врывалась внутрь городка. Там главного бомбардира поджидала засада обороняющихся и, чтобы впредь было неповадно, окунала его под радостные улюлюканья в ледяную полынью, давая затрещины каждый раз как он показывался на поверхности. Затем для полноты удовольствия нашего форварда валяли в снегу, прикладывали снежную маску на лицо, засовывали снег под чистое после купания белье. Одним словом, всячески поощряли смельчака за ловкость и отвагу. Товарищи же его, не мешая коллеге почивать на лаврах, тем временем громили крепость. После этого вся компания, усталая, но довольная, обнявшись и поддерживая тех, кто сам идти уже не мог, с песнями и прибаутками отправлялась к ломящимся от напитков с закусками столам, накрытых обеими сторонами на паритетных началах».

Здесь, уже знакомый нам Сергей Ванин, остановил перо переводчика и под предлогом, что ему (перу) необходимо просохнуть, увел толмача за другой стол, чтобы показать, как отдельно взятый современник чтит родные традиции. «Блин, Александр, — это я тебе скажу, не просто блюдо из теста. Наши предки почитали солнце как Бога. Едва в конце зимы начинало появляться солнышко, население принималось радоваться и в честь этого печь круглые, по форме солнца, лепешки. Со временем лепешка трансформировалась в блин. А съев таковой — считалось, что гражданин получил свою порцию солнечного света и тепла. Знаешь ли ты, что до XIV века год на Руси начинался с 1 марта? Так что праздник Масленицы и означал собой встречу Нового года. Главным блюдом на тот момент был не холодец с оливье и «Иронией судьбы», а блины, горячие, румяные, будто ядреная баба с мороза! С тех пор пошла примета — как Новый год встретишь, таким он и будет! Так что в историческом разрезе отечественных катаклизмов есть еще где развернуться историку, а именно — изучить новогоднее меню определенных деятелей, повлиявших на ход истории. Теперь, после этой небольшой преамбулы, самое время познакомить тебя, нашего повсеместно сильно уважаемого автора, с тем блином, который мы заготовили для наших дорогих гостей, ручеек из которых с понедельника уже потек, но превратится в настоящий бурный поток к воскресенью 18 февраля. Сразу хочу предупредить, что несмотря на нашу бересту, блины не чисто отечественный продукт. Говорят, есть манускрипты, из которых следует, что наше блюдо существовало еще во времена Римской империи. Кроме того, мы ежедневно получаем ноты из заграничных посольств с неопровержимыми доказательствами, что блины — это их родословная. В подобной обстановке, как сторонники дружбы во всем мире, мы решили сделать интернациональную масленицу, чтобы всем посетителям нашего заведения было разнообразно хорошо. Ну, а теперь, собственно, сам кулинарный вернисаж:

  • Сначала не на шутку увлечемся французскими крепами. В качестве начинки в них используется мясо, рыба или ягода. А пекут их на странной для нас сковородке без ручки — крепнице, откуда и вся незамысловатая этимология конечного продукта;
  • Укрепляя не в пример МИДа взаимоотношения с американским партнером, уделим несомненное внимание панкейкам. Они, конечно, больше похожи на оладьи и их у них принято подавать с кленовым сиропом или арахисовым маслом, так что мы нарушать традицию не будем, поскольку три столика под панкейки уже зарезервировано;
  • Вернемся в Европу, а именно к голландским паннекокенам. В Амстердаме эти блинчики считаются уличной едой и вам их предложат на каждом углу с мясом, сыром, орехами фруктами и, главное, с различными видами рыбы, что особенно близко нашему вкусу. Здесь уже главный вопрос — чем запивать этот чудесный уличный вариант;
  • Продолжая движение по Северной Европе мы окажемся в Швеции, а там нас ждут рагмурки. Это блюдо влюбляет в себя уже одним названием, а когда вы его отведаете — расстаться заставит только паром/поезд/самолет. Готовят рагмурки (это слово хочется употреблять бесконечно) из картофеля, и уже потому они напоминают малопоэтичные, но вкуснейшие белорусские драники. Но шведы их зачем-то портят странной начинкой — беконом или вареньем;
  • Хватит соседей, отправимся куда подальше, например, в Индию, где помимо фильмов, в не меньшем количестве пекут блины доса — тонкие, будто йог в профиль, из чечевичной или рисовой муки. Несмотря на удаленность происхождения, нам они придутся по вкусу, поскольку их мы подадим с острым картофельным пюре;
  • Также у нас представлен некогда большой друг СССР — Вьетнам: это блинчики банькхтлай (официанты уже вторую неделю пытаются воспроизвести название вслух, но мы им разрешили не мучиться и говорить «спринг-роллы») — они идут в комплекте с морепродуктами или телятиной, а готовят их из кукурузной муки, сахара и кокосового молока;
  • А тем временем по телевизору, настроенному на корейскую олимпиаду, только что пронеслись немецкие лыжницы — в честь них у нас представлены фледле — блинчики с зеленью, залитые горячим говяжьим бульоном с мясом, теперь понятно, почему их женская команда бегает не хуже мужской? Готовят фледле из молока, яиц, муки, жирных сливок и козьего сыра. Да, ты прав, и не только на слух — это настоящее объедение!
  • Завершат же европейскую тему, отделившиеся от нее английские блины с салатом из клубники, будто Уимблдона ей мало, и сладкими маслинами.
  • Ну, а теперь блины русские: полбяные с солеными опятами и луком, пшеничные с припеком и корюшкой, тонкие с творогом, телятиной и лососем.
  • И, наконец, редкий гость на нашем гастрономическом пиршестве — хычин, лепешка из тонкого теста с картофелем и рассольным сыром или мясной начинкой с зеленью — национальное блюдо карачаевцев и балкарцев…

Уважаемый читатель! Мы едва прочли полстраницы обнаруженного нами древнего памятника письменного народного творчества, и были полны решимости донести его до вас полностью. Однако коварный, вышеупомянутый шеф повар ресторана «Домино», что на курорте Пирогово, с не предвещающим каверзы именем Сергей Ванин, путем хитроумных махинаций отвлек нас от вдумчивого чтения и, главное, перенесения перевода на чистый лист ради исторического познания потомком. И все это при помощи разнообразного блина с народным напитком!..

В этой связи возвращаться к тексту сил нет решительно никаких! Можем только оповестить заинтересованного читателя, что 17 февраля с 16:00 в Пирогово активно гуляется мировая Масленица, а с утра, бодрые здоровьем, там же побегут лыжное двоеборье — доступное для всех, кто в этом разбирается! Наш читатель умен и пытлив, так что сам зайдет на нужный сайт. Мы же, тем временем, уйдем пока на сиесту — традиция не наша, но приятная!..