Все записи
14:55  /  9.08.18

944просмотра

Шикарный, отлично доступный маршрут выходного дня!

+T -
Поделиться:

1

Нашего соотечественника удивить трудно. Он был везде, все видел и пробовал. Однако, подобно гоголевскому Ноздреву, мы готовы побиться об заклад: то, что сегодня предлагает Nespresso, — сразит любого путешественника и гурмана. Не верите? Тогда начнем с самого простого — теста по географии: много ли среди наших читателей тех, кто слышал по Галапагосские острова? А если слышал — знает ли, где они находятся? Если знает — что в них такого особенного? Тех же, кому там довелось побывать, можно вообще спокойно разместить на красном двухэтажном City Sight Seeing Moscow и катать по городу как «“Локомотив” — Чемпион»!

— И что с этими островами? — справедливо поинтересуется читающая нас публика.

А то, что Nespresso предлагает удивительную, самую что ни есть эксклюзивную, и по понятным причинам (учитывая площадь плантаций) — лимитированную коллекцию Explorations с острова Санта-Крус, второго по величине из Галапагосского архипелага! Самый экзотический и самый экологичный кофе в мире! Подробнее обо всем этом — в наших следующих материалах!

2

Кофе — это тот напиток, который не любит суеты. Поэтому, если вы не возражаете, мы сначала спокойно расскажем о самих Галапагосских островах.

В выходные вам сюда
 

Еще их называют Черепашьими, потому что здесь во внушительном количестве обитают слоновые черепахи, крупнейшие из сухопутных, весом под 400 кг, длиной чуть менее 2 м, живущие свыше 100 лет, а некоторые умудряются и 200! На самом деле «Черепашьи» — это тавтология, потому что по-испански одно из названий черепахи — galapago. Этим именем острова и были названы в XVI веке. А чтобы закончить с топонимикой приведем еще одно романтическое название островов — Islas Encantadas — снова испанский, — «острова очарования», дань неописуемой красоте природы и животного мира. Но есть и иная версия, более логичная, если знать другое значение слова «encantado» — «заколдованный». Подразумеваются ни много ни мало целых три быстрых океанических течения, которые вызывали большую сложность для навигации в этом районе и часто сбивали корабли с курса. Первую ее схему в 1684 году сделал пират (а кто же еще?!) Ambrose Cowley, а островам, от широты души, дал имена своих приятелей флибустьеров и сообщников из английских дворян. Но, чтобы окончательно покончить с названиями архипелага и сделать нашего читателя главным по ним специалистом, скажем, что в 1892 году, в связи с празднованием 400-летия открытия Америки, правительство Эквадора, которому и принадлежат описываемая нами территория, присвоило ей имя Колумба (по-испански Colon), а заодно отменило пиратские имена островов, назвав их в честь каравелл Колумба и открытых им островов в Вест-Индии. С тех пор «архипелаг Колон» употребляется в официальных документах, а простой эквадорец по-прежнему называет их Галапагосом. Составим ему компанию и мы!

3

Согласно бухгалтерии Управления Национального парка, коим является Галапагосский архипелаг, на его балансе состоит пять больших островов, четырнадцать средних, сорок маленьких и бесчисленное множество скал и рифов. По сути, это все потухшие вулканы. Открыты они, как это обычно бывает, были совершенно случайно. Опять-таки испанец, Томас де Берланга, один из братьев доминиканского ордена, успевший побыть приором острова Эспаньола — нынешний Гаити, и ставший четвертым епископом Панамы, посадивший, между прочим, в Америке первые бананы, отправился в 1535 году из Панамы в Перу, дабы возглавить местных католиков. Корабль попал в штиль, а коварные течения, о которых мы писали выше, отнесли его к неизвестным островам. Оказавшись на берегу, Берланга и команда натерпелись жуткого страха, увидев среди черных скал похожих на динозавров желтых драконов, гигантских черепах, смахивающих на дьяволов игуан. В небе, тем временем кружили диковинные птицы, а волны прибивали к берегу черный песок. Моряки решили, что они попали на заколдованную землю, откуда и пошло одно из названий островов — «Islas Encantadas». Конечно, брат доминиканец не преминул письменно, со всеми зловещими подробностями, сообщить о своем географическом открытии королю Испании Карлу V. А собственно название «Галапагосские острова» — дело рук фламандца, удивитесь — не художника, которых миллион в каждом музее, а картографа, Абрахама Ортелиуса. Википедия тех времен четко зафиксировала дату — 1574 г.

Поскольку до 1832 года острова оставались бесхозными, Эквадор, находящийся к ним ближе всех — всего в каких-то 1000 км, аннексировал их. Но сделал это очень элегантно. Вот как об этом написал Курт Воннегут, автор романа-антиутопии под родным теперь для нас названием «Галапагосы»: «В 1832 году, одно из самых маленьких и бедных государств планеты, каковым являлся Эквадор, обратилось к народам мира, прося их согласиться с тем, чтобы острова считались частью эквадорской территории. Никто не возражал. В то время это казалось безобидным и даже комичным. Как если бы Эквадор в приступе империалистического помешательства решил присоединить к своей территории пролетающее мимо Земли астероидное облако».

В середине тридцатых годов ХХ века острова были объявлены национальным парком, через 40 лет — всемирным наследием ЮНЕСКО, а в 1985 году — заповедником всемирной биосферы. Именно поэтому, кофе, произрастающий здесь — самый экологичный в мире!

4

Галапагосские острова, пожалуй, единственная заповедная зона в мире, где животные живут своей жизнью, совершенно не опасаясь и не реагируя на человека. Еще пятьсот лет назад все тот же Томас де Берланга писал испанскому королю: «Птицы здесь поистине необыкновенны по своей красоте, но бестолковы ужасно — ловить их не надо, просто подходи и бери!» Удивительно, но благодаря общим усилиям всевозможных международных организаций и властей Эквадора, несмотря на все возрастающее количество туристов, ситуация, со, скажем так, девственной наивностью местного животного мира, не изменилась. Человек совершенно спокойно может подойти к любому представителю местной фауны, большинство из которых эндемики, т.е. обитающие исключительно только на этих островах, а он не поведет ни хвостом, ни ухом. Единственное исключение — черепахи, они патологически трусливы, и от любого шума немедленно скрываются в своем железобетонном панцире. Что ж, весьма практичная философия…

Самое главное не забывать, что Галапагосы — это не зоопарк, это, если хотите, райский уголок с дикой фауной, который нужно тщательно беречь. Упаси вас Бог как-то вспугнуть, побеспокоить местное животное население и уж тем более, покормить. Кара, выражающаяся в умопомрачительных штрафах, вплоть до репрессивных мер будет неминуема. Конечно, любые экскурсии в места обитания животного мира обязательны в сопровождении местных гидов.

Повторим слово рай, но уже по отношению к любителям дайвинга и snorkeling — этим загадочным словом называют, всего-навсего, плавание под водой с маской и трубкой. Но это вам не прочесывание прибрежных средиземноморских вод в надежде найти ракушку, или зазевавшегося крабика. Здесь вас с большим любопытством окружит, например, стая морских львов, и кто-то из них даже легонько тюкнет вас своей усатой мордой. Главное от такой радости не пытаться склизкую тушку обнять или погладить, потому что невдалеке всегда барражирует альфа-самец, внимательно следя за безопасностью своих подопечных. Зловещие на вид морские игуаны продолжат спокойно принимать солнечные ванны, не обращая внимания на то, как вы крадетесь с фотоаппаратом наперевес, будто сыщик из «Бременских музыкантов». Прервать дневной моцион они могут только ради своего излюбленного занятия — высморкаться: почти все время они проводят в воде, поэтому на берегу избавляются от лишней соли, от чего их физиономии вечно в белой пене.

Конечно, сюда стоит приезжать с детьми, ибо, где они еще увидят галапагосских пингвина, альбатроса, морского льва, нелетающего баклана или голубоногую олушу — птицу, у которой вместо когтей — голубые ласты…

5

Галапагосские острова — несмотря на свою удаленность от суши, всегда были весьма бойким местом. Если раньше они пользовались чрезвычайной популярностью среди флибустьеров и другой подобной публики, да настолько, что их называли «Прибежищем пирата Моргана», «Тюрьмой для ссыльных», «Магнитом, притягивающим авантюристов со всего мира» и т.д., то впоследствии их стали посещать довольно известные VIP персоны. Самой знаменитой из них был Чарльз Дарвин, правда, на тот момент — совершенно юный ученый, прибывший сюда в 1835 году в составе экспедиции, которой руководил командир корабля «Бигль» Роберт Фицрой. Фицрой — фигура легендарная: со стороны отца — прямой потомок короля Англии Карла II; генерал-губернатор Новой Зеландии; основатель и руководитель Метеорологического департамента Великобритании. Именно его усилиями на побережье Англии и в некоторых европейских странах, были созданы 24 метеорологические станции. Все они коммуницировали с центральным офисом при помощи едва изобретенного телеграфа Морзе. Сведения о погоде стали централизованно анализировать и рассылать заинтересованным адресатам при помощи телеграфа. Дошло до того, что впервые в истории газета «Таймс» стала публиковать прогнозы погоды! И именно у Фицроя родилась идея пригласить в экспедицию натуралиста. Рекомендацию же получил недавний выпускник Кембриджского университета Чарльз Дарвин. О самом путешествии, вернее кругосветном плавании, длившемся более пяти (!) лет, будет впоследствии написано четыре тома воспоминаний. Молодому специалисту было, где развернуться, учитывая огромное количество местных видов фауны. Так что родиной первого толчка к созданию эволюционной теории происхождения видов, безусловно, нужно считать Галапагосские острова.

В 1959 году столетний юбилей первой публикации «Происхождения видов» Чарльза Дарвина правительство Эквадора отметило оригинальным образом — вместо торжественных докладов о вкладе великого ученого в мировую сокровищницу и последующего банкета, было объявлено о создании на островах национального парка, общая площадь которого составила почти 98 % всей суши архипелага. Также был основан международный Фонд Чарльза Дарвина, основной задачей которого стало сохранение уникальной экосистемы Галапагосских островов. Главным приоритетом на первое, довольно длительное время, оказалось выведение с архипелага завезенных неродных видов растений и животных — коз, кошек, свиней, крупного рогатого скота и т.д., вплоть до тараканов с муравьями. Поскольку изначально естественные хищники на островах практически отсутствовали, то перед завезенными видами — местные часто оказывались беззащитными.

Относительно недавно — в 1953 году на островах побывал Тур Хейердал, ныне, вероятнее всего, мало знакомый молодому поколению, а в свое время — главный неутомимый путешественник, о котором не просто знал весь мир, но, и, затаив дыхание, семьями и целыми производственными коллективами, следил за его перманентными перемещениями. Это был археолог, писатель, автор множество книг, один из самых главных ньюсмейкеров той эпохи. Вот прочтите, например, его «Экспедицию “Кон-Тики”» — и вы получите безумное удовольствие.

6

Если вы прочитали наши предыдущие тексты, то знаете теперь об истории Галапагосов больше, чем местные жители, которых по переписи населения 2010 года было 25.124 — чуть меньше, чем вместимость «РЖД Арены» на Большой Черкизовской. Правда, учитывая прекрасный климат, удивительные пейзажи, ранние закаты, мы бы не удивились, если к знаменательному моменту написания этого поста, галапагосцев, простите, эквадорцев из Галапагосской провинции страны, не стало в два раза больше. Принимают же на островах около 100 тысяч туристов в год. Значительная часть из них — граждане США. Они сюда приплывают на круизных судах. Интересно, что американцы и китайцы — главные любители подобного вида отдыха в мире. Остальные, вылетев из эквадорского Гуайякиля (практически фонетического родственника мексиканского соуса «гуакамоле»), через час 50 минут приземлятся на одном из двух островов архипелага, имеющих аэропорты — Сан-Кристобале или Бальтре, где у вас сразу официально изымут $100 за въезд на территорию Национального парка. При этом эквадорскому туристу (такие тоже встречаются) это обойдется всего в $6 — яркий пример трепетной заботы государства о собственном населении. Далее, в сторону пункта назначения, который у большинства остров Санта-Крус, водное такси за $1 перевезет вас через канал Itabaca, шириной в 200 метров. Оттуда, уже на обычном такси за $20 (за машину, а не за пассажира) — прямая дорога до самого Puerto Ayora, не столицы провинции, но самого крупного города на островах. Но это — если вы сели на Бальтре, главном аэропорте архипелага. От Сан-Кристобаля придется плыть гораздо дольше.

Вообще весь отдых на островах состоит из постоянных перемещений на быстроходных лодках (на которых, кстати, прилично укачивает), поскольку на одном острове хороши черепахи, на другом игуаны и т.д. Все эти ежедневные путешествия надо заказывать через местные туристические компании, которых бессчетное количество и при этом попытаться разобраться, что за лодку вам предлагают, т.к. два часа в океане на старой уключине (поверьте, встречаются) — удовольствие как сомнительное, так и опасное. Конечно, вам доставит большую «радость» общение и с таксистами, поголовными жуликами. Наш совет — лучше заранее примириться с тем, что вас все равно обманут, и потом, по сравнению с общими затратами на путешествие — это сущие пустяки. Подходите к этому философски — вы получаете удовольствие от экзотики, местный житель счастлив, что надул глупого иностранца — чем не естественная гармония, о которой и писал в своих трудах знакомый нам теперь Ч.Дарвин?! Без сомнения, если вы опытный любитель ходить на рынки, скажем Дорогомиловский, то ваш опыт торговли приведет местную публику в изумление, и вы завоюете большое уважение. А если все переговоры вы еще будете вести на испанском, то станете просто ее любимцем! Кстати, это действительно важный момент — в испаноязычной Южной Америке со всеми языками, кроме родного, — огромная проблема. На островах ситуация не лучше. Поэтому перед поездкой желательно усвоить хотя бы самое элементарное.

7

Итак, после нескончаемых предыдущих рассказов об островах, мы, наконец, добрались до главного города архипелага Puerto Ayora. Вообще, у прилетающего или подплывающего сюда туриста, первоначально может сложиться довольно угрюмое впечатление о месте, куда его занесла дивная мечта. Острова сформировались почти 10 миллионов лет назад в результате тектонической активности, соответственно все они бывшие вулканы, а самые молодые из них — Исабела и Фернандина, до сих пор не угомонились и извергались себе, пугая отдыхающий контингент, практически на днях — в 2005 году. А чего стоит дорога к местному мегаполису?! По обе стороны ее — веселенькая картина: два кратера «Los Gemelos», что в переводе дружелюбно означает «Близнецы», а кругом застывшая лава. На самом деле, это впечатление обманчиво и едва оказавшись в городе, а затем и во время бесконечных экскурсий, вы убедитесь, как же здесь все прекрасно. Не зря же читатели американского журнала «Travel + Leisure», имеющего самый большой тираж в мире, определяя топ-10 самых красивых островов в мире, отдали свои голоса Галапагосам. Начнем с климата — он, понятное дело, тропический, но при этом мягкий, причем, целый год! Однако, упомянутые нами ранее океанические течения — постоянная головная боль мореплавателей, имеют здесь привычку менять направление, из-за чего получаются два сезона. Один — сезон дождей, но при этом теплый. Длится с декабря по май. Температура приятно гуляет от +25 до +350. Вода в океане + 22-250. За такой погодный комфорт в виде наказания спорадически случаются тропические ливни. Второй сезон сухой, но прохладный, с июня по ноябрь. Температура воздуха и воды уравнивается и держится в районе +18-200. Картину часто дополняют довольно сильные ветры. Соответственно высоким сезоном считается период с декабря по май. Тем не менее, приезжать на Галапагосы можно в любое время и в этом есть свой резон. Например, декабрь облюбовали гигантские черепахи — у них вылупливаются из яиц детеныши, незабываемая картина на всю жизнь. В январе можно увидеть, как откладывают яйца зеленые черепахи. Август забронирован за новорожденными морскими львятами. С мая по сентябрь — плавание с дельфинами. Как видите, репертуар не хуже Большого театра. Но все же дадим один совет — пожалуй, не стоит посещать Галапагосы в июле и августе — это время отпусков европейцев и особенно американцев, в смысле, что последних гораздо больше. Просто вообще очень всех много, цены за все соответственно гораздо выше, отели, рестораны переполнены. Оно вам надо?

8

Однако, вернемся в Puerto Ayora, самый крупный город архипелага с населением, приближающимся… к 12.000! Город был назван в честь президента Эквадора Исидро Рамона Антонио Айора Куэва, правившего страной с 1926 по 1930 г. Видимо, временная и территориальная удаленность не даст нам возможность объективно оценить сей высокий гражданский выбор в его честь, ибо по нашим сведениям он был достаточно жестким правителем по отношению к населению страны, хотя и провел ряд эффективных реформ в политической и банковской системах. Но поскольку все это происходило на фоне Великой депрессии, то даже благие начинания тогда заканчивались полным крахом. Тем не менее, на монете одного из самых больших номиналов (500 сукре), выпущенной Банком Эквадора в 1988 году можно обнаружить профиль нашего героя. Но это длилось недолго — из-за чудовищной гиперинфляции в 2000 году национальная валюта была отменена, и официальным платежным средством стал американский доллар. Интересно, что по образованию Исидро Айора был акушером-гинекологом, закончившим по специальности Берлинский университет. Так что сентенция о «кухарке, способной управлять государством», приобрела на экваторе весьма колоритную окраску.

Если не брать в расчет сумбурные пиратские времена, то современная история Puerto Ayora ведет отсчет от 1905 года, когда на берег высадились моряки одного из судов, потерпевшего кораблекрушение неподалеку. История не запомнила их славные имена, иначе хоть что-то в этом городе называлось бы иначе, нежели чем «Чарльз Дарвин». Самое удивительное, что действительно, по ажиотажу вокруг имени ученого на Галапагосах, можно представить, что он здесь прожил всю жизнь. На самом деле он тут пробыл всего… ПЯТЬ недель, которых ему, однако, вполне хватило, чтобы потом в течение последующих 25 лет обрабатывать данные, полученные на островах, выводя свою теорию эволюции, сделавшую его знаменитым!..

Годом же основания Пуэрто-Айора считается 1926-й. Неизвестно каким ветром или течением сюда занесло группу… норвежцев, которые прибыли на Санта-Крус в полной решимости найти золото с алмазами. Видимо не обошлось без влияния авантюрного духа пращуров — викингов, да к тому же кто-то из них наверняка работал в библиотеке, где и начитался про сокровища пиратов, будто зарытые тут под каждым кактусом. Ну, а официальной версией для эквадорских властей, была, якобы, почти благотворительная деятельность — строительство дорог, школ, портовых сооружений. Через три года правительство Эквадора утомилось ждать обещанных перемен и конфисковало судно вместе со всем остальным имуществом «благодетелей».

Нельзя сказать, что спустя почти сто лет здесь вырос чудо город. Больше он все-таки похож на довольно крупный поселок со своими уникальными прелестями. О них мы сейчас и расскажем.

9

Конечно, главная достопримечательность, созданная человеком, а не природой, и не только в Puerto Ayora, но и на всем архипелаге, это научно-исследовательский центр имени Чарльза Дарвина, награжденный в 2002 году Международной премией Космоса. Сразу уточним, что силы вселенной никакого отношения к номинации не имеют. Речь идет о международной японской научной награде, вручаемой персоналиям или организациям, способствующим гармоничному сосуществованию природы и человечества. А слово «космос» относится к одноименному растению «космее», которое цвело на момент учреждения премиального Фонда. Японцы, известные своим более чем трепетным отношением к природе, по достоинству оценили усилия Дарвиновского центра, направленные на поддержание и охрану биосферы архипелага. Да, центр еще скромно называют «лабораторией эволюции».

Неизвестно как бы сложилась судьба Галапагосов, если бы они в свое время разминулись с молодым на тот момент ученым. Став же известными всему миру благодаря юному натуралисту (вот откуда пошло название журнала!), архипелаг благодарно чтит память своего благодетеля. На всех островах главная улица названа его именем, везде его бюсты и памятники. Самый своеобразный из них — на Сан Кристобале. 

Чарльз Дарвин

Затронув тему скульптуры, плавно перейдем к безумно самобытному латиноамериканскому искусству вообще, для чего настоятельно рекомендуем зайти в художественную галерею Aymara. Помимо представленных экспонатов, вы обнаружите здесь и великолепные аутентичные сувениры. Правда, это слово уже настолько дискредитировано китайским ширпотребом, что назовем их просто «прекрасные работы местных мастеров».

Про пляж Tortuga Bay, до которого от центра 2.5 км пешком, надо рассказывать с придыханием. Хотя и он назван в честь черепах — они сюда по вечерам приходят откладывать яйца, истинные хозяева здесь игуаны. Большего контраста в животном мире между абсолютно свирепым видом и полнейшим дружелюбием, пожалуй, не найти.

Дружелюбная игуана
 

Игуаны чрезвычайно мирные существа, питающиеся водорослями. Хотя, если знать, что еще они обожают… кактусы, то поневоле задумаешься, стоит ли к ним приближаться. Белый песок, практически безлюдный, гигантских размеров девственный пляж, загорающие на камнях ярко-красные крабы, неспешно прогуливающиеся пеликаны, грациозные цапли, словно размышляющие о планах на вечер, и бушующий океан. Но если пройти с километр, вы окажетесь в спокойной бухте, где на мели плавают детеныши акулы-молот, рифовые акулы и скаты для полноты картины. Искупаться среди этой живности — впечатления на всю жизнь. Пляж как в пансионате работает с 6 утра до 6 вечера. Если вы не суетливый турист, для которого главное отметиться везде, где советуют путеводители, а пришли сюда надолго, то не забудьте захватить с собой пищу с напитком, поскольку закусочные палатки здесь не предусмотрены. Не знаем, есть ли другие места на карте мира, где при входе на пляж у вас попросят занести в журнал номер своего паспорта. А еще бдительные секьюрити без всякого перерыва на обед и сиесту будут внимательно следить за вашим благопристойным поведением в бинокль.

Самый веселый пункт развлечений в Puerto Ayora — местный рыбный рынок. Состоит он всего из нескольких лотков, к которым с самого открытия (7:30 утра) спешат… пеликаны, цапли и морские котики.

Рыбный рынок

Наблюдать, как все они пытаются стащить что-нибудь с прилавков из едва доставленного улова, можно бесконечно. Впечатляет и олимпийское спокойствие невозмутимых продавцов. Подобное сосуществование человека и животного мира на Галапагосах приводит в изумление. При этом фауна совершенно точно чувствует свое привилегированное положение. Застывшая как истукан игуана на ступеньках отеля — сплошь и рядом. Морской котик, вальяжно развалившийся на городской скамейке, посреди трапа на лодку, или уже внутри, на местах для пассажиров — это немыслимые для жителя мегаполиса виды, просто на грани абсурда, но именно ради них сюда и стоит приезжать.

Морские котики на отдыхе

Памятники архитектуры, модный шопинг, парки аттракционов — есть везде. То, что вы обнаружите на Галапагосских островах — вы не встретите больше НИГДЕ! Многие после поездки сюда совсем по-другому начинают смотреть на мир, относиться к жизни, друг к другу.

Конечно, еще нужно посмотреть фламинго на пляже Гаррапатеро, большие лавовые тоннели, природный каньон с пресной водой Las Grietas, но вернемся, пожалуй, в центр, на проспект (!) Charles Darwin, где гулять одно удовольствие. Здесь множество магазинчиков с очень симпатичными и оригинальными сувенирными поделками — всевозможные деревянные статуэтки, фигурки, национальные музыкальные инструменты, индейское оружие, всевозможный текстиль с невероятными расцветками, огромное количество чего-то из кожи на все случаи жизни, чудесные корзинки, которым бы позавидовала Красная шапочка. И, главное, откуда никто не выскакивает, хватая тебя за руку с воплем: «Купи, Наташа, купи!». Все они чередуются с бесчисленным количеством баров и ресторанов, куда уже сил нет — очень хочется!

10

Кулинарная тема, если вы, конечно, не отправились в поход с палатками и консервами, важна для любого путешественника. Местная кухня — это еще один способ завоевать сердца приезжих, вернее желудки, что гораздо сложнее, поскольку эмоциями и красивыми закатами их не обманешь. На Галапагосах выдумывать что-то особенное не нужно — кругом столько рыбы и всевозможных морских гадов, что главное тут не перемудрить. Здесь не поймут вопрос даже на чистом испанском и без акцента: «А рыба свежая?» Другой здесь просто не бывает. Один из любимейших туристами аттракционов в Puerto Ayora — вечернее шоу продавцов рыбного рынка. Ту рыбу, которая осталась нераспроданной за день, они готовят на гриле тут же на месте. Порции небольшие, поэтому можно перепробовать сразу несколько видов. Вкусно — невероятно! Да и вся остальная уличная еда, которую жарят-варят на ваших глазах — отменна: от эмпанадас (empanadas — пирожки) со всевозможными начинками до, например, орнадо (hornado) — вымоченной в маринаде из пива и чичи (традиционного напитка, крепость которого варьируется от 3 до 35 градусов), и запеченной затем на медленном огне свинине. Вообще, лучше всего довериться своему визуальному восприятию: если внешне блюдо выглядит аппетитно, а вас двое, смело берите одну порцию — понравится, возьмете еще, но лучше что-то другое — вкусы надо коллекционировать! Можно сделать по-другому — понаблюдать за реакцией тех, кто уже на что-то отважился. Однако, покинем улицу, и присядем изучить меню в ресторане.

Первое, что вам предложат в большинстве стран Южной Америки, будет севиче (ceviche). Не поддавайтесь уговорам сразу, а возьмите карту и прикиньте расстояние до океанских пучин. Сейчас вы поймете зачем. Севиче — это сырая (теперь понятно?) рыба или морепродукты (но чаще все вместе), маринованные в течение минут пятнадцати в соке лайма, в крайнем случае — лимона. В блюдо также кладут перец чили, красный лук и кинзу. Авторство блюда принадлежит перуанским рыбакам, которые выходя в море, запасались только лаймом, все остальное для обеда они доставали по месту работы.

На Галапагосах нужно постараться отыскать (подают лишь в немногих ресторанах) севиче из canchalagua — это моллюск эндемик, обитающий в ракушке черного цвета длиной около 5 см. Вкус описать невозможно, а фото блюда с гордостью можно выложить в fb.

Следующим обязательным пунктом программы должен стать arroz marinero — рис с морепродуктами, а если проще — двоюродный племянник испанской паэльи. Родственная разница заключается, во-первых, в самом рисе — в Испании используются сорта с короткими зернами, здесь — длинные. Затем, испанцы кладут шафран, отчего получается характерный желто-красный цвет блюда, а на Галапагосах добавляют ачиоте (еще его называют бикса орельяна или аннато, — подозреваем, что вам от синонимов легче не стало) — отсюда его более темный цвет. Но главное отличие островного варианта заключается в добавлении чеснока, лука, перца, кинзы и еще некоторых специй.

Во времена наших бабушек в каждой без исключения семье на обед подавался суп, разновидностей было предостаточно. Увы, сейчас городская современная семья чаще всего обходятся без «первого». Быть на Галапагосах и не вернуться к домашним традициям — серьезная ошибка. Суп из едва выловленной рыбы и морепродуктов — это безусловный хит на все времена, будто «Stairway to Heaven» от Led Zeppelin. Только от одного аромата принесенного огромного блюда глаза сами, в мучительной истоме, закрываются от предвкушения. Густой, насыщенный специями и главными ингредиентами бульон, с первых ложек медленно, словно прелюдия, подготавливает к вкусовому апогею, пока, будто поддержать солиста, вдруг не грянет хор Александрова, — рецепторы сладостно не пронзит вся та невероятная гамма вкусовых составляющих, которой еще недавно по отдельности обладала пара десятков водоплавающих и там же ползающих.

Как видите, мы толком даже и не приблизились к местным специалитетам, а уже получился почти целый поваренный путеводитель. Пожалуй, настало время вернуться к нашему главному герою — лимитированной коллекции Explorations Galapagos, а для этого расскажем, как вообще на Галапагосах появился кофе.

11

Нужно быть большим авантюристом или очень опытным специалистом, чтобы решиться выращивать кофе на островах, ну, не совсем уж затерянных в океане, но явно не лежащих под континентальным боком. Естественно, мы имеем ввиду Галапагосы. Расскажем, как было дело, но придется чуть издалека.

В 1644 году во Францию был завезен кофе и достаточно быстро, как и во всей Европе, стал чрезвычайно популярным. А в 1714-м произошло, на первый взгляд, совсем уж незначительное событие — бургомистр Амстердама подарил королю Людовику XIV отличный полуметровый саженец кофейного дерева, выращенный в амстердамском Ботаническом саду. Французы к тому времени уже оценили колоссальные перспективы торговли кофе и даже смогли выкрасть зерна кофе «мокко» (история достойная сериала) и посадить их на острове Бурбон (нынешний Реюньон), неподалеку от Мадагаскара. Однако посевы не взошли. Поэтому амстердамский подарок, названный «Королевским древом» приняли с таким радушием и, главное, благодарностью, что бургомистру можно было бы спокойно отправиться на безмятежный покой. В парижском Ботаническом саду немедленно соорудили специальную оранжерею, выставили охрану, а королевскому ботанику приказали не отходить от деревца, пока оно не принесет плоды. Хотя гильотина к тому времени еще не была изобретена, ботаник осознал всю серьезность поручения, отчего растение зацвело, принесло плоды и стало родоначальником французских плантаций кофе в Южной Америке. Как это произошло? Еще одна душещипательная история. Шел 1723 год, саженец (другой) подрос, но Людовик XIV к тому времени уже почил в бозе. Филипп Орлеанский, регент нового короля Людовика XV, которому на тот момент было всего 13 лет, снарядил экспедицию на Мартинику с важнейшей миссией — доставить кадку с драгоценным растением для высадки его на острове. В пути на корабль, которым командовал капитан де Клие, напали пираты. Агрессор был уничтожен, но оказался разбитым стеклянный колпак, служивший мобильной теплицей. В шторм деревце заливали потоки соленой воды, а вскоре на судне закончились запасы пресной. Капитан мужественно поливал бесценный груз последними каплями из личных запасов, благодаря чему, как в финале блокбастера, саженец доплыл целым и невредимым, был посажен, дал всходы, с чего и началась французская кофейная экспансия в Центральной и Южной Америке.

Однако, справедливости ради, надо сказать, что «кофейных французских десантов» было два. Незадолго до прибытия корабля де Клие на Мартинику, губернатор Французской Гвианы — де Ла Мот Эгрон предложил выгодную сделку известному авантюристу Могюру: в обмен на прощение всех его грехов, он должен был похитить семена кофе в соседнем Суринаме — голландской колонии, где плантации уже плодоносили. Операция прошла успешно, и в 1725 году во Французской Гвиане собирали уже первый урожай с нескольких тысяч деревьев.

Спустя почти полтора века, когда вся Южная Америка была поделена между основными игроками на кофейном рынке, французы обратили внимание на Галапагосы. В результате чего в 1869 году здесь были посажены первые кофейные деревья, которые прекрасно прижились.

Но есть и другая версия, локальная. В 1866 владелец острова Санта-Крус Manuel J.Cobos решил начать какое-нибудь выгодное дело и выбор его пал на новый модный продукт. «Почему бы и нет?» — подумал сеньор Кобос и заказал через Панаму семена кофе из французских колоний на Карибах. При этом он не хотел размениваться по пустякам, и потому выбрал сорт Arabiga Bourbon — лучший на тот момент. Как бы то ни было на самом деле, в обоих случаях прослеживается французский след.

Покончив с историей, мы можем перейти к особенностям кофе, произрастающего сегодня в этих райских условиях. Они на самом деле уникальны. Начнем с того, что холодное течение Гумбольдт и теплое — Панамское, создают на островах свой микроклимат. А это означает, что кофе, выращиваемый практически на равнине, получает условия, соответствующие высоте 1200 — 1300 метров над уровнем моря. А чем выше растет кофе, тем меньше там кислорода в атмосфере. Процесс созревания от этого замедляется, а зерно в итоге получается наиболее плотным, максимально набравшим кислинку, отвечающую, как оказывается, за вкусовые особенности. Именно поэтому высокогорный кофе ценится гораздо выше. Но и это еще не все — вулканические почвы богаты такими питательными веществами, как азот, а это очередной фундаментальный плюс для качества выращиваемого кофе. Идем дальше: кофе на Галапагосах созревает в тени других деревьев (авокадо, гуава, апельсиновое), что также благоприятно влияет на его качество, поскольку и их органические отходы успешно обогащают почву. Благодаря двум ярко выраженным временам года — жаркому и дождливому, кофейные деревья здесь плодоносят дважды в год — в феврале и марте, затем в ноябре и декабре. Уникальность же этого кофе очевидна даже не для профессионала — при его выращивании категорически запрещено использование химических веществ, стимулирующих рост растений и увеличивающих урожайность. Естественно, это чудесным образом улучшает ароматические и вкусовые характеристики кофе. Ограниченность же площадей произрастания колоссально поднимает его ценность среди кофейных гурманов. Добавим к этому исключительно ручной сбор ягод, поскольку всякая соответствующая техника на архипелаге запрещена. Само собой для кофе Nespresso отбираются только самые лучшие зерна, остальные же утилизируются и используются как натуральные удобрения. Кофейные зерна сушатся только естественным образом на солнце, и чтобы посмотреть на это для туристов даже организуются экскурсии. Кофе на Галапагосах разрешено выращивать только на двух островах. Наш кофе произрастает на одном из них — Санта-Крус. Именно отсюда и появилась эксклюзивная лимитированная коллекция Galapagos Explorations. На этом мы заканчиваем наш краткий экскурс на волшебные острова, а у вас есть уникальная возможность познакомиться с этим кофейным шедевром!

P. S. Да, если вылететь по предложенному маршруту в выходные не получится, то можно с великолепным удовольствием посетить бутики Nespresso по месту жительства!

Новости наших партнеров