Все записи
20:43  /  21.04.20

719просмотров

Мальчик-с-пальчик

Во все, что происходит сейчас, трудно поверить. Это похоже на жуткую сказку, для которой пока забыли придумать счастливый конец. Поэтому мне захотелось взбодрить маленьких деток, выгуливаемых теперь на балконе. Вспомнив любимого в детстве «Мальчика-с-пальчик» в родительском исполнении, я решил воспроизвести его в собственном. Получилось длинно, но с третьей страницы читающего автора на «сбить себе коктейль» юная публика уже не отпускала. Да, и один совет: ни в коем случае не читайте своим малышам версию Шарля Перро! Не верите — прочтите: мало, даже на фоне вируса, не покажется… Будьте здоровы! Когда-нибудь все будет хорошо!

+T -
Поделиться:

Сегодня, дружок, я расскажу тебе сказку про одну непутевую семью — жену, ее мужа-дровосека и их семерых детей. Садись поудобней, внимательно слушай и мотай на ус…

Итак, жили они, были и, прямо скажу, сильно тужили. Дом их неказистый стоял на краю дремучего, сумрачного леса. Муж хоть и был дровосеком, но срубить семье хорошее жилище не удосужился. Руки ли у него кроме топора ничего держать не умели, голова ли была бестолковая, но места в покосившемся доме было мало, а еды и подавно. 

Как так получилось — трудно сказать. Казалось бы, наруби поленьев, собери с детишками хворост — продай на рынке, а взамен заведи козу! Травы в лесу — не одну отару прокормить можно. Еще немножко дров — вот тебе и курочка с яичком, петушок — по утрам кукарекать. А там уже и до свинок хрюкающих рукой подать. Через годик, глядишь, и корова в хлеву замычит, а позже к ней можно лошадку для компании. Охранять же все это богатство нужен песик, чтобы чужих спроваживать, а своим — хвостом вилять. А пока суть да дело — дали бы деткам по лопате огород вскопать. Как же для борща хороша петрушечка с укропчиком, капуста с морковкой и свекла с картошечкой! 

Или вот: смастери перед сном сыночкам лук со стрелами — пусть себе по старым горшкам тренируются. А вскорости от такой забавы и куропатка с перепелочкой на ужин подоспеют, а то и тетерев с фазаном! Чего стоит найти в лесу семь длинных веток, привязать к ним веревочку с крючочком и кусочек коры для поплавка? И вот уже сидят братья с удочками на берегу, а карася в реке с сазаном, судака с окуньком, щуки с лещом — видимо-невидимо! Поди плохо на обед ушицы наваристой или карпа зеркального, запеченного в печи на картофельной подушке?! Капканчиков опять-таки можно навязать, ямки нарыть и травкой прикрыть. Зверь — он же глупый, непуганый, охотников отродясь не видывал! Вот тебе и отбивные из молодого кабанчика, рагу из зайца — да мало ли кто попадется? Главное — все сыты будут!

А что жена?! Ну, выведи сыновей в лес, соберите ягод с грибами! Из одних — компоты с вареньями, другие зажарить или похлебку сварить грибную. Это же вкуснотища страшная, а витаминов вообще не счесть! После этого останется только погреб соорудить, да муки у мельника на дрова выменять — вот тебе и хлеб с пирогами да блины с калачами!

Но ничего этого у бабы с мужиком не было, только мозги набекрень. А как утомились они гадать, чем детишек прокормить, то ничего лучшего не удумали, как завести их в лес подальше, да и дать им волю самим решать свою судьбинушку.

Хорошо еще, что домишко был малый. Спали все там же, где и ели, и потому услышал этот леденящий душу родительский разговор самый маленький из сыновей. Звали его за невеликий рост «Мальчик-с-пальчик» — видно, морковки мама мало ела. Росточком малыш хоть и не вышел, но зато получился смышленее остальных. А как услышал он про взрослую задумку, то расстроился сильно. Да, голодно они жили, но все же семьей, дом был пустой, но зато теплый — дров-то всегда хватало. Дождался наш малыш, пока мать с отцом заснут, выбрался из дома и собрал мешочек камешков… 

 

И вот наступило роковое утро. Как обычно, еще на рассвете, все отправились в лес за дровами и хворостом. Мальчики шли полусонные, ничего не замечая, а наш смышленыш знай себе камешки бросает — дорогу назад помечает. Шли они, шли, а мешочек-то уж и опустел — так далеко, как в этот раз, они никогда еще не уходили. Наконец отец сказал: «Все, детки, здесь рубить будем, а пока можно чуток отдохнуть». Мальчишки от долгого пути так выбились из сил, что даже не удивились, чего это им отдыхать разрешили. Раньше такого не бывало — как на место приходили, сразу за дело и принимались. Улеглись братья на свежую травку и тут же заснули. Долго ли спали, или коротко, но как глаза протерли, видят — нету отца с матерью. Они было кричать, аукать, бежать, да куда — никто не знает. Тут наш Мальчик-с-пальчик и рассказал братьям про родительские козни и про то, как хотел всех спасти, но не предвидел такого дальнего маршрута. Пригорюнились все разом, а как слезы высохли, стали думать, что делать дальше. И снова слово молвил малыш: 

— Ну, раз так случилось, то случилось, назад уже не переиграешь. Будем искать дорогу домой! Но сначала надо подзаправиться.

— Ага, и что же мы будем есть? — поинтересовались старшие.

— Ничего, от голода не помрем, — успокоил всех младшенький. — Ягоды — это раз. Кислица или заячья капуста — два. По вкусу она похожа на щавель, но нежнее. Еще если встретим болото, то там нас ждет деликатес в виде рогоза. Его все принимают за камыш, потому что у него такой же черный набалдашник. Съедобен же его корень, который можно есть сырым, варить или запекать. По вкусу — настоящая картошка!

— Хорошо бы! Но а где мы возьмем огонь? — пригорюнились братья.

— Ну, это вообще не проблема, — снова утешил их малыш. — Соберем мелкий хворост и ветки потолще. Возьмем две два куска дерева и потрем их друг о друга. Рядом держим сухую траву. Через какое-то время появится искра и подожжет траву. Тут же подкладываем хворост — вот вам и костер. От него согреемся ночью. Лучше его разводить у поваленного дерева — оно будет тлеть всю ночь. На землю, чтобы не простудиться, мы подложим еловые лапы. Ляжем все вместе и обнимемся. 

— А если речку не найдем, что пить будем? — продолжали волноваться старшие.

— Березовый сок, — опять взял слово Мальчик-с-пальчик. — Вкус у него необыкновенный. Я на всякий случай прихватил кухонный нож. Так что делаем им в стволе березы небольшую дырку, чем глубже, тем лучше. А как сок потечет, то вставим в нее полый стебель хвоща, дудника или крапивы и будем пить как из соломинки! Еще на костре можно зажарить кузнечиков или лягушачьи лапки — это вообще настоящее объедение. Наконец, самое простое — грибы.

— Но мы же не собираемся жить в лесу! Куда нам идти? — захныкали братья.

— Сейчас мы с этим определимся, — старался ободрить всех малыш. — Вспомните, когда мы выходили из дома, солнце вставало прямо перед нами, то есть с востока, но лес — за домом. Значит, мы пошли на запад. Сейчас солнце еще не достигло зенита — своей высшей точки, после которой начнется закат. Значит восток в этой стороне, — показал руками младший брат. — Так что нам туда! Но, может быть, нам будет легче вернуться, если найдем речку, в которой мы всегда купались. Вспомните, когда мы к ней бежали, то от дома сворачивали направо. И по дороге нам еще попадался здоровенный камень-валун, заросший мхом со стороны дома. А мхи и лишайники совсем не любят света и тепла, поэтому там, где они растут, — север. Значит, речка течет на юге от нашего жилища. Так что нам нужно держать путь на юго-восток, чтобы выйти к реке. А от нее вдоль кромки доберемся и до дома! Да, если не найдем большой камень, то нам поможет муравейник — у него южная сторона отлогая, а северная — крутая. — Малыш замолчал и увидел, что братья глядят на него, застыв с открытыми ртами. Через какое-то время все заговорили в один голос:

— Вот это да!

— Откуда ты все это знаешь?

— А помните, к нам в прошлом году приезжал мамин кузен, охотник? Он давно мечтал поохотиться в наших лесах, но на следующий день после его приезда начались дожди. Ну не сидеть же ему взаперти?! Так что он все равно решил побродить по нашим чащобам и приглашал нас с собой, помните? Вы все тогда идти из-за погоды отказались, а я пошел. Вот он мне про лесную жизнь много чего тогда и рассказал, — раскрыл секрет своих знаний малыш.

— И что, неужели мы сможем выбраться?

— Конечно!

— Тогда ты будешь нашим вожаком! Говори, куда идти и что делать — мы все тебя будем слушаться!

Вскоре братья обнаружили муравейник и, взглянув еще раз на солнце, определили, в какую сторону продолжать свой путь. Но это только в сказках все так легко. Они даже не представляли, что их ждет впереди…

 

Пока силы были, мальчики старались идти быстро. Признаков реки, увы, не было никаких. Кругом только лес. Заросли, бурелом, овраги, одна радость — полянки. На них почти всегда попадалась разная ягода: царица лесная — земляника; черника или ворон-ягода, вкуса изумительного; малина — сплошное объедение; брусника с кислинкой, полезная страшно; голубика — на вид сестра черники, пальчики оближешь; ежевика — так бы и ел целый день; костяника — настоящий северный гранат! Тут уже никого оттащить от сочного лакомства было невозможно. Как набредали на грибы, то по веленью малыша собирали их для ужина, сколько влезет за пазуху. Когда на пути вдруг встретилась береза, все вспомнили, что давно хотят пить, хотя, если честно, рассказам малыша про березовый сок никто не верил. Но когда из проделанного в стволе отверстия показались первые капли, все запрыгали от радости. Тут же в него вставили стебель хвоща и стали пить по очереди. Сок оказался необыкновенно вкусным, так что, опорожнив одну березу, пошли искать новую.

Время близилось к вечеру. Все порядком устали и еле плелись. Когда путь перегородила поваленная сосна, маленький вожак дал команду «Привал!», а пока еще не стемнело, отправил всех собирать хворост и ветки. Сам же, найдя пару деревянных брусков, принялся их тереть один о другой. Затем на помощь ему пришли старшие братья, и спустя какое-то время вдруг появилась первая искорка. Малыш тут же подсунул пучок сухой травы, и она вспыхнула ярким пламенем.

— Ура! — закричали братья и тут же стали подкладывать сучья, прутья, бревнышки — кто что собрал. Костер развели под упавшей сосной, и скоро занялась и она. Затем мальчишки принялись готовить ужин. Каждый запасся несколькими ветками, насадив на их кончики по ножке гриба. Главное было быстро переворачивать этот грибной шашлык. Кое-как перекусив подосиновиками с подберезовиками и посмеявшись над своими измазанными сажей физиономиями, дети улеглись, плотно прижавшись друг к другу, и немедля заснули. Не спал только самый маленький. На душе было неспокойно: «Что-то я забыл сделать, но что?!» И тут его осенило: «Волки! И как же я об этом сразу не подумал! Надо было заготовить палки с паклями! Хотя где эту паклю тут возьмешь?! А может, пронесет и не стоит будить братцев?» Малыш открыл глаза и тут же увидел в нескольких метрах от себя несколько пар желтых огоньков: «Волки!» Не раздумывая, мальчик вскочил и, выхватив из костра толстенную ветку, с криком бросился на хищников. Те от неожиданности разбежались в разные стороны. От шума проснулись братья.

— Хватайте поленья из огня и орите изо всех сил! — что есть мочи завопил Мальчик-с-пальчик. 

Полусонные дети среагировали мгновенно, и тут же ночной лес огласился диким улюлюканьем. Что-что, а поорать мальчишки умели! Бедные волки, не ожидавшие такого шума и горящих палок, припустили от полянки куда подальше. От тарарама тут же со всех сторон заухали ушастые совы, проснулась иволга и загорланила озлобленной кошкой. Затявкали и заурурукали лисы, не понимая, в чем дело. На всякий случай замолотили дятлы, зафыркали ежи, захрюкали кабаны. А еще что-то засвистело, зарычало, зашипело и даже забулькало… К счастью, вскоре забрезжил рассвет. Наскоро перекусив грибными припасами, мальчики продолжили свой путь. Ближе к полудню решили остановиться на привал. Есть хотелось ужасно. Снова попили березового сока, но он только подогрел аппетит. К счастью, тут им попался овраг, сплошь усеянный заячьей капустой. 

— Братцы, нам повезло — это же кислица! Можно есть только листья. На всякий случай набейте карманы про запас, — сказал малыш, и все набросились на траву.

— Ой, да я вкуснее ничего не ел!

— Везет же зайцам!

— Теперь это мое любимое блюдо!

Пока братья наслаждались заячьей капустой, малыш увидел птичку зарянку, севшую на гнилой пень. «Свежие яички нам бы не помешали!» — подумал малыш и осторожно подкрался к пню. Под ним в траве оказалось гнездо с семью небольшими яичками. «Прости, заряночка, но ты еще снесешь, а братцев надо спасать», — извинился перед птичкой малыш и вернулся к братьям с находкой. Радости от крошечных яичек было больше, чем от жареной курочки с румяной картошечкой. Ободренные братцы отправились на поиски гнилых пней и вскоре обнаружили еще четыре гнезда. Что ж, обед получился вкусным, хотя и очень скромным. Но делать нечего, надо было двигаться дальше…

Лес между тем становился все гуще и гуще, и надежд найти реку оставалось все меньше. Малыш шел впереди, но то и дело был вынужден останавливаться, поджидая еле-еле плетущихся позади братьев. «Пожалуй, пора устраиваться на ночлег», — подумал Мальчик-с-пальчик, как вдруг ему почудился запах жареного мяса. «Наверное, это у меня голодные галлюцинации», — решил малыш. Но новое дуновение ветра снова принесло с собой давно забытый упоительный аромат. «Не может быть! Неужели охотники?» — предположил младший братец. Когда необыкновенное благоухание окутало его в третий раз, все сомнения исчезли. «Тихо, братья!» — малыш поднял руку, останавливая весь отряд. 

— Что случилось?

— Похоже, кто-то неподалеку собирается сытно поужинать.

— С чего ты это взял?

— Поверните носы направо!

— Ой, что это?

— Действительно, кажется, жарят мясо!

— И, судя по сильному запаху, совсем недалеко…

Почувствовать восхитительный запах в непроходимом лесу было так неожиданно, что вместо того, чтобы с радостными криками броситься в сторону таинственного источника благоухания, все вдруг испугались. Стараясь не наступать на сухие ветки, братья, затаив дыхание, решили подойти поближе. Вскоре лес поредел, и перед ними открылась широкая поляна с большим и красивым… каменным домом! «Откуда в лесу столько камня?!» — удивился малыш. Из трубы шел дым, в окнах горел яркий свет. Вокруг дома росли диковинные цветы, на двери висел колокольчик. Братья застыли с выпученными от удивления глазами, а от невыносимо аппетитного запаха, казалось, у всех немедленно потекут слюньки.

— Не похоже на жилище злодея, — сказал старший брат.

— Мне кажется, здесь живет охотник со своей семьей, — решил другой.

— Ой, я сейчас от этого аромата упаду в голодный обморок, — продолжил следующий.

— Будь, что будет, идемте, ну, не съедят же нас! — почти выкрикнул четвертый брат.

Тут все посмотрели на малыша. Тот задумался. С одной стороны, так хотелось оказаться в тепле и, главное, за столом. С другой — разумно было бы понаблюдать за домом и понять, кто там живет. Но это может занять много времени, а братьев уже не остановить.

— Хорошо, — сказал он, — я пойду и постучу, а вы спрячьтесь у кромки леса и смотрите, кто откроет. Если почувствуете опасность, немедленно бегите, а я вас постараюсь догнать.

На том и порешили. Мальчик-с-пальчик осторожно подошел к двери, но позвонить в колокольчик не смог, больно уж высоко он висел.

— Чего он тянет? — заволновались братья.

Наконец малыш нашел приличных размеров хворостину и дотянулся до колокольчика. 

— И кто же это к нам пожаловал? — раздался из-за двери приятный женский голос.

— Откройте, пожалуйста, мы заблудились! — пролепетал малыш.

— Кто там? Вас совсем не слышно. Говорите громче!

— Пустите нас переночевать, пожалуйста!

— Гм… Может, и не звонил никто, а мне показалось, — сказали за дверью.

Малыш снова ударил в колокольчик и завопил что есть мочи:

— Откройте! Дети в опасности!

— Нет, похоже, там кто-то есть. Я все же посмотрю, — сказала женщина и приоткрыла дверь.

— Здравствуйте, добрая тетя! Мы заблудились с моими братьями, пустите нас переночевать! Пожалуйста! — как можно громче прокричал малыш.

— Ой, какой же ты маленький! Прямо-таки мальчик-с-пальчик!

— А я и есть Мальчик-с-пальчик — меня так зовут.

Тут, увидев, что дверь открыл никакой не разбойник, а женщина с ласковой улыбкой, к двери подбежали остальные братья.

— Тетенька, пустите нас, очень вас просим, а мы вам хвороста за это насобираем! — загалдели мальчишки.

— Ой, сколько же вас! Вы что, все братья?

— Да! Ну, пустите же нас, мы очень устали, просто с ног валимся, и еще мы голодные очень! — запричитали детки, перебивая друг дружку.

— И что же мне с вами делать?! Я бы с радостью всех пустила, но не могу, ради вас же самих! — всплеснула руками хозяйка дома.

— Да почему же нет? Мы будем себя тихо вести! — почему-то братья перешли на шепот.

— Да если я вас пущу, то вам уже несдобровать! — тоже шепотом ответила женщина.

— Вы что, колдунья? — в ужасе вскричали мальчики.

— Да нет, добрее меня вы во всей округе никого не найдете. Из-за нее, доброты проклятой, я и поплатилась, — печально вздохнула хозяюшка.

— Как это из-за доброты можно поплатиться? А что случилось? Кто вас обидел? Да мы сейчас… — замахали руками братья.

— Ой давно это было… Даже вспоминать об этом не хочется, — пригорюнилась хозяйка.

— Нет, расскажите, расскажите! — завопили мальчишки.

— Ну, да ладно, слушайте! Было мне тогда годков семнадцать. Жила я с матушкой и батюшкой. Бегала в лес по грибы и ягоды с подружками, купалась в речке, плела корзинки, вышивала на пяльцах — жила, ни о чем не тужила. И вдруг в деревне стали люди пропадать. Один пошел в лес дров нарубить и не вернулся. Другая отправилась сено на луг косить — и нет ее, только коса осталась. Собрались тогда сельчане всем народом, стали думать и гадать, что делать. И тут, батюшки мои, выходит из лесу здоровенный детина и речь держит: «Хорошо, мол, что все здесь! Я людоед, и пропащие соседи ваши — моих рук дело! — И как засмеется, да так, что яблоки с деревьев повалились. — И буду я и дальше вам зло причинять. А могу и пощадить, но с одним условием! Если выйдет за меня замуж ваша самая расписная красавица!» Все тут же рассерчали: «Ах ты ирод, уйди подобру-поздорову, а то как намнем тебе бока всем сходом!» — «Ну, раз вы так, то держитесь!» — проревел великан-людоед, да как хряснет кулаком по коновязи, та и вошла вся в землю. Ахнули жители от такой силищи и повалились на колени: «Не губи, батюшка, сделаем, как ты велишь!» А девки-то, красавицы, подружки мои, как это услышали, тут же, не будь дуры, все бросились врассыпную, только их и видели. А людоед уж рассвирепел не на шутку и как рявкнет: «Ежели сию минуту не выйдет ко мне невеста — всей деревне конец!» Ну, а я же с детства всех как родных знаю, дороги мне соседушки, как же их такой беде подвергать?! Вот и вышла я на погибель свою. А чудище как увидело меня, сразу сердцем растаяло, подошло ко мне, красотой очарованное, на колено встало, цветок из-за пазухи вынуло и говорит: «Будь моей суженой! Любить буду так, как никто на белом свете! В обиду никому не дам! Будешь за мной как за каменной стеной! Будет счастье тебе и семье твоей бесконечное!..» Так я здесь и оказалась. Врать не буду, ни я, ни семья моя ни в чем никогда потом не нуждались. В деревне все на меня молятся как на свою спасительницу. И здесь я живу в достатке, всего хватает, да и страх вроде прошел. Дома-то мой людоедушка смирный и даже ласковый. Внимательный очень — приносит подарки мне всякие: то шаль пуховую, то колечко с драгоценным камешком. Раз в три года отпускает меня к родным на неделю, а так я все одна-одинешенька, жду его и гадаю, не обидел ли он кого сегодня. Стараюсь лаской и уговорами отвлечь его, басурмана, от недобрых дел, но кто ж его знает, как он себя ведет на стороне. Гостей у нас не бывает, скотина и та не приживается — ни собаку с кошкой завести не могу, ни скотинку какую: едва завидят его — все сбегают или жизни от страха лишаются… Вот такая, детки, история. Ой, да что же это я разболталась, он же прийти скоро должен, а увидит вас — то уж не обессудьте…

В это время вдалеке послышался грохот, будто деревья валятся, поднялся птичий гвалт, по полянке пронеслись три медведя, стая волков, семейство кабанье и мелочь всякая заячья.

— Ну, все, это он в своих сапогах семимильных, через минуту здесь будет. Вам уже не скрыться. Быстро в дом, спрячу вас в подполе, авось пронесет.

Едва хозяйка накрыла крышку погреба ковриком и побрызгала себя и вокруг духами, как зазвенел колокольчик, да так, что его, верно, слышно было в тридевятом государстве.

— Бегу, бегу, уже открываю! Здравствуй милый, как ты? Утомился, поди, с дороги? Может, баньку тебе затопить? Сходил бы попариться после трапезы? Но сейчас немедленно за стол, отведаешь моей стряпни!

— Погоди, женщина! Чую запах странный! — прямо с порога зарычал людоед. — Здесь кто-то был? Говори, жена!

— Да что ты, Огрушко (Огро — так звали людоеда), тебе привиделось! Откуда здесь кому быть? Кто ж через такой бурелом сюда доберется? А это я духами надушилась, чтоб тебе приятно было.

— Духи — духами. Другой запах слышу, человечий!

— Дорогой, не говори глупостей! Сколько верст ты отмахал сегодня? А людишек сколько перевидал?! Вот тебе их запах кругом и чудится! Снимай уже свои сапоги семимильные, пусть ноженьки-то отдохнут, поди не мальчик целый день носиться! И пойдем уже, кушанье стынет! Ты лучше понюхай, что за чудный запах из кухни! А приготовила я тебе…

— Не тараторь, Маруся, дай сам угадаю. Значит, чую я седло трех барашков с чесночком, розмарином, тимьяном, шалфеем, корнем имбирным, перцем кайенским, листом лавровым, уксусом винным, вином красным. Правильно?

— Все так, любимый! 

— Дальше вижу, как покоятся на противне, едва из печи вышедши, с корочкой хрустящей, четыре порося молочные, в духовке запеченные, медом с горчицей дижонской обмазанные, соусом соевым политые, гречкой с белыми грибами фаршированные. Моя правда?

— Твоя, твоя, яхонтовый мой!

— Наконец чувствую, как томятся, еще вчера в пруду крякавшие, пять уточек с антоновскими яблочками, апельсинами гишпанскими, лесной брусничкой, карри заморским, кориандром молотым, лимоном османским. Все верно молвлю?

— Верно, не то слово — ты самый лучший! Но главного ты не учуял, потому что закупорен он пробкою. И это я про бражки бочонок — надысь как раз подоспела!

— Умеешь ты, Маруся, мужа порадовать! Веди же к столу и сама садись от меня по правую руку!

 

Братья же, пока суть да дело, сидели не шелохнувшись, дрожа от страха и холода. Людоед все это время стоял всего в двух шагах от крышки погреба. Слушать его гадания про блюда было невыносимо, хотелось вылезти и съесть их, пока он разглагольствует. Наконец, когда великан отправился в гостиную, все чуть вздохнули, но тут началось новое испытание: чавканье, покрякиванье, причмокиванье, хруст одного за другим уплетаемого людоедом блюда. 

— Послушайте братцы, а мы же в погребе! Значит, здесь должны быть какие-то припасы! — предположил малыш.

В кромешной темноте братья на ощупь принялись исследовать подвал. 

— Я нашел бочку с соленьями, — прошептал один из братьев.

— А у меня мешок с морковкой! — откликнулся другой.

И тут послышалось со всех сторон:

— Здесь висят окорочка с колбасками!

— Ого! Горшки с молоком и сметаной!

— Яблоки!

— Паштеты!

— Икра рыбная!

— Замрите, братья, слушайте меня: будьте благоразумны! Не набрасывайтесь на еду, много не ешьте — может заболеть живот. После молока и сливок не вздумайте есть соленья! План такой: пока перекусываем, потом дожидаемся, когда людоед заснет, и на рассвете выбираемся отсюда. На дорогу запасаемся колбасками и что там еще есть из мяса, — тихо распорядился Мальчик-с-пальчик.

 

Тем временем великан расправился с барашками, прикончил поросят, ополовинил бочонок и вдруг вспомнил про соленья.

— Маруся, а где же твоя капустка квашеная да огурчики с помидорчиками солененькие? Сделай милость, принеси тазик из погреба, да побольше!

— Ой, как же я про них забыла, Огрушко! — всплеснула руками жена. — Сей момент, не извольте беспокоиться! А ты пока принимайся за утят!

Сказала это хозяюшка, а сама и не знает, что делать — едва погреб откроешь, учует ведь людоед дух человечий! Но в последний момент нашлась супружница:

— Прости, любимый, за оплошность, не серчай на меня, а дай лучше чашу свою. Наполню ее доверху, чтоб знал ты, про любовь мою к тебе великую!

И налила добрая женщина до краев кубок суженому, да и про себя не забыла.

— Давай, ненаглядный мой, за любовь нашу вечную до дна оба выпьем!

Прослезился от слов таких великан, обнял благоверную свою да одним глотком осушил емкость гигантскую. А бражка хороша была, ядреная, до нужного градуса доведенная. Не совладал с ее силой наш гигант и упал кудрявой головушкой на стол, из дуба выточенный…

Поняла добрая женщина, что долго проспит супруг ее, и взяла она трех утят в яблоках, отнесла на кухню, открыла погреб и позвала детвору:

— Вылезайте, бедняжки, подкрепитесь, чем Бог послал, не обессудьте, что в подпол спрятала, иначе не жить бы вам, а я бы такой грех не пережила. А как едва посветлеет, идите себе подобру-поздорову, потому что боюсь, проснется мой Огро и точно ваш дух учует. А раз так, то вдогонку бросится. И помните, сила его непобедимая в сапогах-скороходах, без них он и шага ступить не может… 

— Спасибо, добрая тетя! Только стыдно нам… Мы пока в подполе сидели, страху натерпелись жуть, а от запахов кушаний, что вы наготовили, совсем невмоготу стало. И потому, как обнаружили мы ваши запасы, то удержаться никак не смогли… И еще с собой на дорожку прихватили — кто ж знает, когда мы еще до еды доберемся…

— Глупенькие мои, все правильно вы сделали, не волнуйтесь, у нас добра столько, что он даже не заметит. Тем более что в погреб он не лазит, потому что не пролезает. Вы сейчас уточку-то поешьте, а я вам котомочки дам, туда всю еду и сложите.

Как братья расправились с ужином, я рассказывать не буду — от бедных водоплавающих в пять минут остались только чистые тарелки. Да и с пирогом из антоновских яблочек случилось то же самое. А после киселя из клюквы детки просто заснули где сидели.

— Ну, поспите, малыши, пару часиков, потом вам несладко придется, — вздохнула хозяйка и полезла в подпол собрать им еще провизии на дорогу…

Едва первые солнечные лучи осветили поляну перед домом, хозяюшка разбудила спящую компанию и каждому дала котомку с едой.

— Как выйдите из дома, идите направо до огромного дуба и от него все время на юго-восток. Как бы вам объяснить…

— Мы знаем, тетя! — прервал ее малыш.

— Не может быть?! Поверить не могу! Ну, тогда все будет хорошо! Если правильно пойдете, то к полудню доберетесь до реки. Лучше сразу переберитесь на другой берег, потому что мой муженек плавать не умеет, и тогда он до вас уже точно не доберется. А я его постараюсь задержать, сколько смогу. Ну, все, не теряйте времени, будьте счастливы!

— Спасибо, добрая женщина, мы вас никогда не забудем! — попрощались братья.

 

Малыш быстро определился с направлением, и мальчишки чуть ли не бегом бросились подальше от коварного дома. С одной стороны, там их вкусно накормили, да еще с собой дали, а с другой — они еще никогда не были так близки к гибели. И хотя людоеда они так и не увидели, но поняли: шутки с ним плохи. Поэтому сквозь заросли, кустарники, репейник и бурьян мальчики неслись сломя голову. Солнце поднималось все выше. Неожиданно лес поредел. Миновав орешник, а затем поднявшись на пригорок, братья увидели реку. Это была их река, та, что протекала неподалеку от их дома! Только здесь она была гораздо шире, хотя противоположный берег был виден хорошо. Текла река так же неспешно, будто приглашала в дальнее путешествие.

— Ура! Мы все-таки нашли ее! — закричали все и стали обниматься.

— Тихо, братья, теперь нам надо думать, на чем бы нам поплыть по реке. Если пойдем по берегу, людоед нас быстро догонит, — сказал малыш. — Идите пока искупайтесь, а я попробую что-нибудь придумать.

Через мгновение все уже были в воде, а младшенький задумчиво ходил по берегу. Когда неподалеку он увидел плакучие ивы, он понял, что нашел решение.

— Братцы, быстро выходите, я знаю, что нам делать! — крикнул он резвящимся в теплой воде братцам.

Когда все вылезли на берег, он рассказал про свой план.

— Хозяйка сказала, что людоед плавать не умеет, поэтому для нас главное — перебраться на тот берег, а потом мы уже можем спокойно сплавляться вниз по реке. До противоположного берега далеко, нам самим не доплыть. Так что сейчас все ищем бревна или жерди длиной не меньше, чем наш старший братец. А я пока наломаю ивовых веток. Попробуем связать вместе пару бревен или несколько толстых веток. Тогда у нас должны будут получиться маленькие плотики, на которых мы и поплывем. Если связать не получится, то придется плыть, обхватив бревно одной рукой, гребя второй рукой и ногами. Все, все за работу, злодей может объявиться в любой момент.

 

Но наш людоед в это время только открыл глаза и сладко потянулся у себя на кровати, куда его с грехом пополам еле дотащила хозяйка. Из кухни снова доносились чудные ароматы, но был еще один, который он не спутал бы ни с чем:

— Кто здесь был?! Жена, немедленно отвечай!

— Добрый день, Огрушко, как тебе спалось, золотце? Вставай потихонечку, и пойдем завтракать. Я блинчиков напекла под икорку черную, яишенку из страусиных яичек, да и две уточки вчерашние еще стоят целехонькие! — как могла, старалась отвлечь мужа хозяйка. 

— Опять ты мне зубы заговариваешь! Быть того не может, чтобы я ошибался! — прорычал великан и, впрыгнув в свои сапоги-скороходы, исчез за дверью. 

Здесь человечий запах слышался слабее, но все же он был, причем одновременно ему их почудилось сразу несколько.

— Значит, не один был гость! Но ничего, им от меня не уйти! — И людоед бросился в погоню.

 

Между тем мальчишки собрали бревнышки и с трудом, но все же связали их между собой ивовыми ветвями. Получилось семь маленьких плотиков, на которые можно было лечь сверху и грести руками.

— Так, дорогие мои братья, плывите на тот берег и ждите меня там, но так, чтобы отсюда вас было видно, — сказал малыш. — И осторожнее с котомками, повесьте их на шею и держите на спине, стараясь не намочить. Одежду тоже в них положите. А как увидите, что на этом берегу появился людоед, сразу начинайте кричать как можно громче и машите руками, чтобы он вас заметил!

— А как же ты?! — удивились братья. — Ты разве не поплывешь с нами? 

— Я к вам присоединюсь чуть позже. Есть у меня одна задумка, — ответил малыш. — Все, плывите, а мне нужно еще кое-что сделать…

Отправив братцев, малыш спрятал свой плотик ниже по реке, ветер как раз дул в ту сторону. Затем он нашел муравейник и бросил в него свои штанишки и рубашку и пошел искать кабаний и другой помет. Оторвав с деревьев коры, он набрал в нее побольше звериных какашек и разбросал их по берегу чуть выше того места, где спрятал плотик. После этого Мальчик-с-пальчик отправился на поиски полыни. Нарвав травы, он тщательно натерся ею с головы до ног. Затем он вернулся к муравейнику, вытащил из него свою одежду, стряхнул муравьев, снова надел, спрятался в камышах, откуда хорошо была видна часть берега, откуда отплыли его братья, и стал ждать… 

Вы, конечно, удивитесь, и спросите, что это за манипуляции проделал малыш и с какой целью? Рассказываю: малыш затаился, чтобы дождаться людоеда, который наверняка отправится по их следу, вернее, по запаху и обязательно выйдет к реке именно в этом месте. А увидев братцев на том берегу, он поймет, что их ему уже не достать, и забудет про погоню. Для того же, чтоб он не учуял оставшегося брата, должен был пригодиться звериный помет, чтобы перебить запах человека. Помимо этого малыш натер себя полынью, у которой очень сильный аромат. Наконец, помочь избавиться от человечьего духа должны были и муравьи, оросившие своей кислотой его одежду, приняв ее за врага, напавшего на муравейник. Так что же задумал малыш? Слушайте дальше!

 

Едва братцы доплыли до противоположного берега, собрали хворост и развели костер просушить одежду и подзаправиться тем, что дала добрая женщина в дорогу, как из леса выбежал разъяренный людоед. Он огляделся по сторонам в поисках беглецов, а увидев их на том берегу, от злости замахал кулаками. Мальчишки весело загоготали и засвистели в ответ. Людоед какое-то время носился по берегу, вопя диким голосом. Солнце между тем палило нещадно. Погрустневший злодей уселся на песочек, печально посмотрел вокруг, почесал подмышку, зевнул, вздохнул и прилег. Прикрыл рукой глаза. Повернулся на один бок, потом на другой, снова вздохнул. После этого сел… и стал раздеваться. Аккуратно сложив одежду на свои сапоги, людоед подошел к воде и одной ногой попробовал воду. Попробовал второй и осторожно пошел дальше. Когда в воде оказался весь пузатый живот, людоед присел, так что оказался в речке по шею. Блаженно улыбнувшись, он повернулся к берегу, поднял руки и плюхнулся в реку всем телом. Вынырнув и отряхнувшись, он бултыхнулся в обратную сторону. Затем он стал подпрыгивать и шмякаться в воду, будто резвящийся бегемот, поднимая при этом мириады брызг.

Тем временем малыш, о котором мы совсем забыли, тихонечко выбрался из укрытия, быстро подбежал к одежде великана и, схватив огромные сапоги, что есть сил припустил к спрятанному в камышах плотику. Взгромоздившись на него с украденной поклажей, он аккуратно, не поднимая шума, стал грести обеими ручонками в сторону противоположного берега.

Людоед какое-то время еще дурачился в воде, потом вернулся на берег, лег на песочек и, довольный, заснул.

Наш же малыш к тому времени уже доплыл до середины реки. Тут его увидели братья. Мальчик-с-пальчик тут же махнул им рукой: «Давайте сюда, плывите за мной!»

Мальчишки сразу все поняли, и, затушив костер, поплыли за малышом. Вскоре они его нагнали, а когда увидели сапоги-скороходы, поняли, что замышлял малыш.

— Ура! Теперь он нас ни за что не нагонит!

Солнце еще не село, когда братья доплыли до знакомых мест. Ну, а поскольку течение было небыстрым, им не составило труда выплыть на свой берег. 

— Неужели мы дома?! — радости мальчишек не было предела. — Бежим домой!

— Погодите! Дайте-ка я примерю эти сапоги, — сказал малыш.

Все засмеялись, потому что сапоги были почти одного роста с малышом. И тут случилось чудо: едва Мальчик-с-пальчик всунул свою малюсенькую ножку в огромный сапог, он вдруг засветился, заискрился и с хрустом, скрипом и шуршанием мгновенно уменьшился и точно сел на ногу младшего брата. Со вторым сапогом случилась та же история. А когда малыш, оказавшись в новой обувке, чуть подпрыгнул, то взлетел до верхушек высоченных сосен. Мальчишки застыли с раскрытыми ртами. Когда же братец вернулся на землю и сделал шажок навстречу братцам, то оказался рядом со спящим людоедом! Новый шаг вернул его к своим. Братья стояли не шелохнувшись: «Ну и чудеса!..» — было единственное, что они могли сказать.

— Родные мои, — сказал малыш, — раз так, то я отправлюсь домой первым, а вы дорогу найдете. Мне еще надо кое-что сделать!

В своих новых семимильных сапогах малыш в два шага оказался дома. У крыльца сидела мама и горько плакала. Рядом стоял отец и пытался ее успокоить: «Ну, ты же сама понимала, что нам их не прокормить. А так, вдруг им повезет…»

И тут откуда ни возьмись, будто с неба упал, появился малыш.

— Откуда ты, наш любимый, ненаглядный?! — запричитали мать с отцом и бросились его обнимать. — А где твои братья?

— Сейчас будут. Вы их подождите, а я скоро вернусь. Да, вот здесь в котомке что-то на ужин, и у них еще есть. До вечера! — выпалил малыш, и только его и видели.

 

Куда он отправился, сейчас я расскажу. Как только Мальчик-с-пальчик ощутил на себе удивительные свойства сапог-скороходов, у него снова созрел план. Малыш подумал: какая от них может быть польза? Рассуждал он так: никто в мире быстрее обладателя этой волшебной обуви передвигаться не может, даже всадник на лошади. А кто больше всего ценится за быстроту? Скороходы! И не простые, а королевские. И конечно, ни один гонец с малышом не сравнится. Значит, нужно отправляться во дворец. До столицы королевства было очень далеко, но это если пешком или на телеге. Как-то малыш был на столичном рынке вместе с мельником. Места мальчик много не занимал, да его и не было вовсе — все было занято мешками с мукой, вот мельник и взял его с собою — вдвоем в дороге куда веселее! Так вот, выехали они тогда на старой кобылке, когда еще не рассвело, а в город въехали, едва успев перед закрытием городских ворот! Сейчас же путь у малыша занял несколько минут. Незаметно, можно сказать, долетев до дворца, к королевскому крыльцу братец подошел обычным шагом, научившись уже управлять волшебными сапожками. 

— Куда путь держишь, ребятенок? — преградив дорогу, поинтересовался стражник с огромным копьем и секирой.

— Да вот, дяденька, хочу на работу устроиться! — как можно громче ответил малыш.

— Ишь ты, на работу! И кем бы ты желал быть? — полюбопытствовал караульный.

— Скороходом, дяденька!

— Ты — скороходом?! — во весь голос загоготал страж. — Ну, повеселил ты меня, отрок, скороходом! Ну, надо же, чего удумал! Ладно, весельчак, пошутил и будет. А теперь иди домой подобру-поздорову и не мешай службу нести.

— Значит, не пустите?

— Не пущу.

— Ладно, а если я докажу, что я быстрее птицы, то тогда пустите?

— Тогда сам лично к командиру охраны отведу.

— Договорились. Скажите тогда, служивый, живет ли у вас в городе кто из родных?

— Ну, жена живет да детишки, а что? 

— А далеко ли?

— На самой окраине, путь неблизкий. А почему спрашиваешь?

— А если я туда-сюда обернусь, а вы и моргнуть не успеете, отведете к главному?

— Отведу безусловно! Значит, експыримент устроить хочешь? 

— Хочу!

— Лады, сам напросился! Вот тогда тебе мой кисет, у меня как раз табачок закончился, пускай моя Дуня его полным набьет. Смотри, видишь вот там вдалеке овражек, а за ним три дома деревянных. Мой — крайний слева.

— Ждите меня! — произнес малыш, отошел за дерево, а уже оттуда, пока стражник не видит, в тройку шажков оказался у дома.

Удивилась Дуня, что муж за табачком послал, но кисет наполнила, да еще пирожков дала:

— Отнеси моему Ване, а то что у них там во дворце за еда...

В мгновение ока Мальчик-с-пальчик вернулся к дереву и вышел из-за него, будто не уходил. 

— Ну что, гонец, передумал скороходом устраиваться? — усмехнулся стражник.

— Почему же, дяденька? Вот ваш кисет, а еще пирожки.

Караульный как стоял, так чуть о землю и не брякнулся:

— Быть того не может! И пирожки, сразу вижу, женушка пекла, да и табачок мой, я его сам смешиваю. Да как же это?! Ты ж только что здесь стоял и вот на тебе, уже сбегал?! 

— Дяденька, если вы убедились в моих способностях, то ведите к главному, как обещали, — малыш понял, что удивлению караульного не будет конца.

— Да-да-да, конечно, всенепременно! Это же надо, чудеса какие, только что одна нога здесь была, а вот и другая уже тут!.. — запутался засуетившийся солдат. — Григорий, иди сюда, замени меня! Дело есть чрезвычайной важности! — крикнул он товарищу и, отдав ему копье с секирой, повел малыша во дворец.

Отворив тяжелую кованую дверь, он оставил его на попечении другого стражника, а сам побежал за главным. Через некоторое время он возвратился, семеня за крупным мужчиной в платье из белого бархата, обшитом горностаем с серебром. На голове его красовалась высокая песцовая белая шапка, на ногах — белые сафьяновые сапоги. На шее висела золотая цепь, в руках был боевой топорик из дамасской стали.

— Вот он, Ваше сиятельство, я и моргнуть не успел, как он уже с табачком и пирожками обернулся, а вы знаете, дом мой далече от дворца будет, — тараторил стражник за спиной рынды. (Рында — так называли королевских командиров.)

— Так это и есть твой необыкновенный скороход? — засмеялся рында, увидев малыша. — Видно ветер сильный дул, раз он так быстро обернулся. Не верю я. Разговор окончен!

— Да и я, мой господин, сначала не поверил, а он вона как — одна нога тут, другая там и снова тут. Да вы сами проверьте, дайте ему задание, — настаивал караульный.

— Задание, говоришь? Хорошо, будет ему задание! Но смотри, подведет — всыплю я вам обоим по первое число! — согласился командир. — Значит так, юный скороход, в дальнем селе, что вон за тем холмом, есть дом белокаменный, и живет в нем хозяюшка, Марфа Никодимовна. Так вот, вручи ей любезно это колечко и скажи, что вечером обладатель его лично в гости пожалует. А она в знак подтверждения пусть свой платочек с вензелечком передать соблаговолит. Все понял?

— Понял, дяденька рында, но пообещайте, что потом к королю отведете!

— Слово офицера! — отчеканил командир. — Не смею задерживать!

На том стражник и братец вышли из дворца.

— Ну, милок, беги к рындовой зазнобушке, только не подведи уж меня! — вздохнула охрана.

— Не извольте беспокоиться! — успокоил его малыш, отошел за дерево и мгновенно скрылся.

Марфа Никодимовна чрезвычайно обрадовалась дорогому колечку и известию о вечернем госте, да так, что хотела оставить скорохода на обед.

— Спасибо, тетенька, но спешу очень, вы платочек мне дайте! — поторопил ее малыш.

— Да-да, понимаю, служба. Вот держи платочек и денежку за хорошие новости! — расплылась в улыбке счастливая хозяйка и вручила посыльному несколько монет.

Вернувшись ко дворцу и неторопливо выйдя из-за дерева, малыш увидел рынду рядом со стражником.

— Ну, наш скороход, пи-пи за деревом уже сделал, теперь можно и по адресу отправляться? — усмехнулся начальник.

— Да я уже! Вот что вы просили, — поклонился малыш и протянул платочек.

— Что?! Да быть того не может, потому что быть такого не может никогда! — вскричал рында, узнавая вензель Марфы Никодимовны. — Это как?! У тебя что, крылья или метла волшебная?! Это же ни в сказке пером, ни сказать, описать… — заплелся от удивления язык у командира. — Иди же, дай тебя обниму! Нет, ну какой шельмец! Следуй немедленно за мной к королю!

Пока они шли через залы дворца, у Мальчика-с-пальчик чуть не закружилась голова от обилия золотой лепнины, хрустальных люстр, персидских ковров, мебели из красного дерева, картин, скульптур и другого великолепия. Наконец они остановились перед огромными дверьми, украшенными рубинами с изумрудами. Тихонько постучав, рында приоткрыл дверь:

— Разрешите, Ваше Величество?

От огромных размеров королевских покоев у малыша помутнело в глазах, а от блеска золота он чуть не упал в обморок. Король оказался невысоким, полным господином, который, приложив пенсне к носу, наклонился, чтобы рассмотреть гостя.

— Ну-с, здравствуйте, мой юный друг! Я слышал, что вы вознамерились получить должность королевского скорохода? — любезно поинтересовался король.

— Был бы счастлив, Ваше Величество, — пробормотал малыш и добавил окрепшим голосом: — И я думаю, это будет выгодным предприятием для обеих сторон.

В зале наступила тишина, после чего король, а вслед за ним рында покатились со смеху:

— Нет, вы посмотрите на него — «выгодным предприятием для обеих сторон»! Ой, нет, держите меня, я так давно уже не смеялся! Это чудесно! Это бесподобно! Малыш, откуда ты, как звать тебя! — рыдая от хохота, осведомился монарх.

— Ваше Величество, зовут меня Мальчик-с-пальчик, и с Вашего позволения я буду краток, потому что дома меня ждут мать с отцом и шестеро братьев, которым нечего есть. Поэтому я бы хотел поскорее выполнить Ваше задание и заработать немного денег, чтобы успеть купить еды, пока не закрылись городские ворота, — одним махом выпалил малыш.

В королевских покоях снова воцарилась тишина, после чего король присел, обнял малыша и прошептал:

— Мой дорогой дружок, я уже наслышан о двух твоих скороходных чудесах. Мне трудно в них поверить, но я верю своим слугам. Поэтому я не буду тебе устраивать еще одно испытание. Вот тебе мешочек золотых монет, беги домой и по дороге купи для семьи еды. Отдохни, а завтра с утра возвращайся во дворец, у меня будет для тебя задание, потому что я только что назначил тебя королевским скороходом! Вот тебе знак «Золотая пятка» — он откроет тебе все двери в нашем королевстве и во всех дружеских. А тот, кто обидит обладателя этого знака, будет иметь дело со мной, вернее с начальником королевской охраны. Беги, малыш, ты заслужил эту должность и награду! — закончил свою речь король и прослезился.

Наш малыш встал на колено, принял из рук короля «Золотую пятку» и нацепил ее на курточку:

— Благодарю, Ваше величество, я вас не подведу! 

И, взяв мешочек с монетами, он поклонился королю, потом рынде и вышел из зала…

 

Дома горели свечи, никто не спал, все ждали малыша. Когда дверь открылась, все бросились его обнимать и целовать. Когда же он достал мешочек с королевскими золотыми монетами, все ахнули: «Что это, откуда? Неужели это твое?!»

— Это наше! Теперь мы не будем больше голодать и никогда не расстанемся. Завтра, когда я пойду на работу, вы отправляйтесь на рынок и купите большую телегу и выносливую лошадку, а еще козочку и курочек. И все, что нужно для хозяйства, — сказал малыш.

— А про какую работу ты говоришь? Ты нанялся к кому-то в услужение, и отсюда эти деньги?! Не нужны они нам, если наш ребеночек будет из-за этого страдать! — вскричали родители.

— Успокойтесь, дорогие мои! Я теперь королевский скороход — вот знак «Золотая пятка», так что все хорошо! Давайте ложиться спать — сегодня был очень трудный день, а завтра устроим настоящий пир! — сказал малыш и тут же, как сидел, заснул глубоким сном…

 

Я думаю, мы не будем ему мешать, он действительно в эти два дня столько сделал для своих родных! А главное, он показал, что в любой ситуации можно найти выход. Для этого надо быть внимательным, наблюдательным и постоянно учиться. 

Да, по секрету, между нами: малыш, перед тем как отдать мешочек родителям, на всякий случай вынул из него половину монет и закопал рядом с домом — кто знает, вдруг опять настанут лихие времена…

 

Перед тем как мы попрощаемся, тебе, наверное, хотелось бы узнать, что стало с людоедом. Ты удивишься, но без своих волшебных сапог он очень изменился, и что приятно — в хорошую сторону. Конечно, добираясь домой пешком, он ужасно ругался, да так, что со страху попрятались все звери и птицы. Когда же он увидел свой дом, то встал на колени и заплакал от радости: впереди теплым светом горели окошки, а за ними его ждала любящая жена и вкусный ужин — что еще нужно для счастья?! Раньше он не очень-то это ценил и понимал, потому что целый день носился на своих сапогах неизвестно где и делал много гадостей. А без скороходов — куда ему теперь? Он быстро похудел, и это только пошло ему на пользу. Они завели с Марусей большое хозяйство — телятки с хрюшками, курочки и песик уже не бежали от него в ужасе. А еще у них родился маленький ребеночек, которого они назвали Пикколино, что означает — малыш. 

Будь здоров, мой маленький слушатель, скоро я вернусь к тебе с новой сказкой!