Все записи
16:15  /  16.04.19

23874просмотра

Плач по каменным истуканам

+T -
Поделиться:

В чужом городе, в чужой стране сгорели каменные истуканы. Никто не погиб. Пострадал один пожарный. Нет предела горю нашему. «Как я буду жить дальше?» «Случилось непоправимое!» «Я не могла уснуть всю ночь. Ну как же это? Я плачу! Я молюсь за Париж». 

В нашей стране, в нашем городе Магнитогорске, всего три месяца назад взорвался дом. Погибло 39 человек, шестеро из них дети. За них никто не молился, кроме родных. Все были заняты рассуждениями о том, взрыв ли это газа или происки кровавой гебни.

И правильно — в Магнитогорске заводы и хрущёвки. В Париже фуагра, Галери Лафайет и каменные истуканы.

Веселенькая там площадь у этих каменных истуканов. Там заживо жгли тамплиеров, чтобы отнять у них богатство. В честь этих каменных истуканов безжалостной ночью вырезали семьи гугенотов, только потому, что они хотели чуть по-другому молиться тому же богу.

У каменных истуканов благословляли крестоносцев, уничтоживших Византию и перерезавших тысячи и тысячи людей ради никогда не осуществлённой бессмысленной идеи.

В 13 веке под каменными истуканами инквизиторы решили изгнать всех евреев из Франции.

А 700 лет спустя в бистро на площади перед истуканами отдыхали фашистские офицеры и солдаты, которым город открыл ворота без боя и которым четыре года смиренно прислуживал. А недалеко от этой площади шумели заводы, которые работали на солдат, которые, отдохнув в кафе, отправлялись убивать солдат из Магнитогорска.

А в Магнитогорске в это время не было фуагра и шампанского. Были скудные пайки, холод и мартеновские печи, где плавили броневую сталь, из которой делали танки. И эти танки разгромили фашистских солдат и офицеров, отдохнувших в Париже.

А с запада их разгромил ковбой Паттон на американских танках. А потом Де Голль придумал подленькую легенду о том, как французская дивизия Леклерка освободила восставший Париж. Но первыми в Париж вошли не французы, а испанские ветераны Гражданской войны на тех же американских танках. И с ними вместе шли польские, немецкие и венгерские евреи, берберы и сенегальцы, испанские анархисты, и алжирские арабы, и знаменитый иностранный легион. И именно эти люди были костяком армии Свободной «Франции».

И когда вы говорите, что собор сгорел, потому что в Париже много инородцев, почитайте, кто этот город сдавал и кто за него воевал.

Я не злорадствую, мне реально безразличны эти каменные истуканы.

А вы скоро будете публиковать счета для пожертвований на восстановление каменных истуканов.

А про Магнитогорск никто не вспомнит. Пусть другие там разбираются. Это не наше дело.

И правда. Зачем Магнитогорск? Там холодно и скучно. Нет ни фуагры, ни Галери Лафайет, ни каменных истуканов.

И не подумайте, что я призываю откачать выгребные ямы Магнитогорска и подвергнуть Париж ковровой фекальной бомбардировке.

Просто иногда можно попробовать не поддаваться массовой истерии по поводу полыхающих на экране каменных истуканов, а вспомнить что есть истории и миры  за пределами фуагра, Галери Лафайет и каменных истуканов.

Комментировать Всего 5 комментариев

кто то должен был это сказать

Эту реплику поддерживают: Елена Котова

Чуток резануло: ну, епть, все же очень жаль -- как было б жаль статую  Давида, капеллу Медичи и Брандербургские ворота, что бы вокруг них ни происходило в свое время.   Но понимаю Максим Валецкий, очень понимаю: это ж целый день заламываение рук" Ах, мне теперь Париж не в радость", " ах, что теперь ехать в Париж, одно расстройство" --- уже слушать невыносимо. Ну не в радость, значит, не в радость.  Значит, поедете без радости.  Или не поедете вовсе.   Кого это волнует? Вы ж даже по WTC так не убивались!   Или в NY  вы тоже теперь не ездите?    Ах, ездите:  поубивались и хватит, сколько можно, ведь так же. Невозможно для некоторых пройти мимо возвышенного повода поубиваться.   Особенно, когда для этого ничего не требуется, кроме исключительной душевной тонкости 

Максим, у каждого свои причины. Когда рушили Пальмиру, что, ничего не шелохнулось? А для людей, имеющих хоть отдаленное отношение к культуре это трудно представляемая потеря. Вот кто-то тут написал - а если бы взяли и исчезли в мире все ноты 9ой симфонии Бетховена? Да, что-то бы вспомнили, что-то восстановили... Кстати, не говоря о самом соборе, с Нотр Дам началась европейская музыка. Но есть и другой аспект: какое действие мог бы произвести исчезнувший собор в центре Париже на души французов, какие бы конспирологические теории не начали бы гулять (и сейчас гуляют, только все же несколько смягчены тем, что собор остался стоять), какие бы "знаки свыше" не начали бы выискивать люди и там, и тут! При крайней сложной нынешней ситуации в мире я бы не взялся просчитать последствия - иногда достаточно локального события, чтобы породить лавину. А вы вот отмахнулись, даже не взявшись об этом задуматься.Какая-то легкость в мыслях необыкновенная, как у Хлестакова.А насчет погоревать - всегда можно указать на более достойную причину. Только сомнительное это занятие.

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

Каменные истуканы ? Хм... Достоевский их называл »священные камни Европы»

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Иосиф Раскин

Пафос, пафос, пафос ...