Все записи
МОЙ ВЫБОР 11:17  /  15.11.11

1961просмотр

М.Аркадьев Новое движение сопротивления Почему я не принимаю путинской России-2012

+T -
Поделиться:

Где та Россия, которую я любил? Где Россия, которая когда-то была терпимой и нравственно обеспокоенной страной? Где Россия, где понятие чести связывалось с автономной личностью и индивидуальным выбором, а не коллективом или группой? Где Россия, в которой великий композитор Римский-Корсаков, профессор консерватории, ходил вместе со студентами протестовать против злоупотреблений властей?

В какое время мы живем сейчас? Мы живем в период, подобные которому когда-то назывались "годами глухой реакции". Мы живем в путинской России. Несмотря на все относительные «успехи», мы живем в России, которая намного хуже России ХIX века. Мы живем в очередном российском средневековье.

Мы живем в России, где не осталось двух вещей, лежащих в основании "естественной" человеческой личности, личности любой культуры, кроме "нашей". Мы живем в стране, в которой почти не осталось в качестве нормальных и общераспространенных явлений: естественного человеческого достоинства, естественной человеческой доброжелательности.

Мы живем в стране, в которой большое и малое унижение стало привычкой.

В стране, в которой большинство молодого мужского, а постепенно и женского населения гордится своей жестокостью, своей грубостью, своим национализмом.

Мы живем в стране, которая абсолютно отстает в своем экономическом развитии уже не от Европы или Америки, а от Китая и Южной Кореи.

В стране, которая до сих пор не смогла сделать рубль международной валютой, но при этом строит из себя мировую державу, пугая ядерными арсеналами и шантажируя Европу газом и нефтью.

Мы живем в постлагерной России. Мы живем в стране, в которой десятилетиями миллионы людей жили лагерной жизнью и где "политические" уничтожались, а блатные поддерживались. Блатное сознание победило в нашей стране. И дело не в "криминале" и не в мате, которым пользовался для красного словца и Пушкин, а в типе взаимоотношений. Блатное сознание основано на унижении, узаконенном беззаконии, культе хитрости, подлости, издевательства, поддержке грубого или изощренного насилия. Наши так называемые "правоохранительные органы" и судебные учреждения пронизаны блатным сознанием и блатным лексиконом насквозь.

Наши «органы» охраняют бесправное государство, нарушающее свою собственную Конституцию на каждом шагу, и называют это "охраной права". Правильнее называть их термином царского времени – охранка. Но охранка была намного законопослушнее.

Скрытое и потому привычное глумление над достоинством человека обнаруживается у нас в незначительных на первый взгляд деталях. Например, в распространенном обращении: "мужчинааа!", или "женщинааа!". Или в тексте московского метро, который слушают каждый день миллионы людей: "будьте взаимно вежливы, уступайте места пассажирам с детьми и инвалидам". Этот текст, при своей кажущейся невинности, ничего кроме внутреннего отторжения от вежливости породить не может. Во-первых, потому, что сформулирован он как авторитарное указание, а не как просьба, а во-вторых, из-за лживой избыточности слова "взаимно". Доброжелательный человек вежлив, не ожидая взаимности. Но дело даже не в этом. Кто такие начальники метрополитена, чтобы диктовать взрослым людям, какими им быть?

Вся современная ситуация в России, неуклонное сползание страны в новое средневековье имеет очевидные исторические корни. Все это следствие преемственности в государственной системе России.

Трагедия России, с моей точки зрения, в том, что государственный чиновничий аппарат (при тихой или явной поддержке большинства населения) пытается преступно контролировать то, что контролировать, во-первых, невозможно, а во-вторых, опасно для жизни и развития любой сверхсложной системы. Эта  особенность России была создана Петром I, укреплена Екатериной, гигантски расширена Николаем I, затем поддержана Александром III, сохранена преступно недальновидным Николаем II и, наконец, приведена в свое "абсолютное" тотальное состояние Сталиным. Из-за этого 300-летнего абсурда в России почти никто сейчас всерьез не понимает, что происходит.

А происходит, что и происходило последние 300 лет – тихий упорный террор номенклатурной власти, наглое торжество чиновничьего государства. Наше государство никогда не было слабым, оно всегда было и остается чересчур сильным. Но большинство населения малодушно, просто из страха потерять «защищенность» привыкшего к клетке животного, уверено в обратном, и на этом играет и выигрывает чиновничья элита.

Показательно, что в России практически не различаются понятия государства и страны, государства и народа. Интересы и судьбы государства отождествляются с интересами народа. Это очередная трагическая ошибка, вбитая в сознание поколений сталинской и постсталинской пропагандой. На самом деле интересы государства как аппарата чиновников обычно ничего общего не имеют с интересами страны и народа. Но большинство уверено в обратном. И это не просто опасная уверенность – это катастрофа. Мировая цивилизация давно отдала себе отчет, что государство – это лишь необходимое зло, именно зло, постоянно по самой своей природе претендующее на неограниченную власть, и поэтому его необходимо всегда ставить под контроль суда и закона. Отношение гражданина и государства в цивилизованных странах в мирное время – это отношения "взрослый-взрослый".

Типичное отношение населения и государства в России – это отношения грубой воспитательницы и детей в детском саду, или прапорщика-вора и молодых солдат. Кроме того, большинство мужского населения России ведет себя как троечники, доказывающие и себе, и окружающим свою правоту, силу и крутизну. И им не приходит в голову, что как раз это совершенно не мужественная позиция.

Катастрофическая нехватка и подмена мужественности грубой силой, оборотной стороной слабости духа в России на всех уровнях от Путина до прапорщика армии – вопиющий факт. При этом большинство уверены в своей крутизне. Подобное сознание опасно и инфантильно. И оно в очередной раз убивает Россию.

Вопреки полной немыслимости, необходимо противостоять номенклатурной власти и инфантильной ностальгии по "сильному государству" искалеченного сталинизмом и постсталинизмом большинства. Нужно сопротивляться, лично утверждая и постоянно подчеркивая абсурдность ситуации.

Необходимо сопротивление. Дело не только в том, что нарушаются и будут еще больше нарушены фундаментальные основания свободы, не только в том, что есть угроза активно репрессивного режима, но в том, что эти методы бесперспективны именно с практической точки зрения. Централизованные, национализированные, контролируемые экономики – cлабейшие и самые короткоживущие в мире, даже если у них есть период относительного успеха. Они не в состоянии справиться с экономическими проблемами мирного времени. То, что мы имеем сейчас в России, – не следствие демократических реформ, это следствие колоссального торможения этих реформ со стороны номенклатурного аппарата.

Правозащитная и оппозиционная деятельность, движение сопротивления необходимыпросто из прагматических соображений. Реальная история демонстрируют жизнеспособность и длительную (а не кратковременную, как при Гитлере и Сталине)  устойчивость, в том числе при кризисах, последовательно демократических государств. Поэтому ностальгия по "сильному" государству в России, ностальгия по национализации приведут к еще большему обнищанию страны и людей. Только свободный, обладающий реальной собственностью человек может себя прокормить. Только государство, контролируемое судом и законом, длительно жизнеспособно.

Поймем же, наконец, что государство – не ценность, а только необходимое зло. Ценность – личная свобода, жизнь, работа и творчество. Ради этих вещей можно пожертвовать иногда сиюминутной личной защищенностью. Пожертвовать во имя возможного создания долговременной и цивилизованной, а не кратковременной и средневековой псевдозащищенности. Это значит, что идеясопротивления и борьбы, идея политической революции в России не является ни неприемлемой, ни абсурдной.

Характеризуется жестокий российский инфантилизм, в том числе, неспособностью России в целом обернуться на себя, ужаснуться самой себе, осудить себя и повзрослеть. Это ставит нашу страну в безысходную ситуацию. Ситуацию, в которой будут еще и еще гибнуть люди, в том числе в бессмысленных войнах. Один из авторов таких войн – Владимир Путин, Горлум, одевший на палец Кольцо Всевластия.

Для российского сознания выражение "интересы государства" сразу ассоциируется с интересами России. Но интересы гражданина и страны часто ничего общего не имеют с интересами государства как аппарата власти. Более того, гражданин – это тот, кто имеет возможность подчинить интересы государства своим личным и семейным интересам. Именно для этого создаются законодательные нормы, благодаря которым отслеживается и контролируется само государство, а не только его граждане. Государство как государственный аппарат – а ничем иным оно и не является – не безгрешно. Наоборот, оно более чем грешно, и оно такой же субъект права перед лицом свободного суда, как и любой гражданин. Поэтому пока в России нет независимого от власти суда, пока невозможно подать в суд на Российское государство и выиграть этот суд, будущее живущих в этой стране людей, их детей и внуков под угрозой.

Именно поэтому я призываю к личному сопротивлению. Именно поэтому я считаю, что все те, кто сопротивляется тени всевластия, опустившейся сейчас на Россию, могут быть, пусть временно, в одной связке. Именно поэтому выдающийся прозаик и поэт Эдуард Лимонов, чьи политические взгляды в целом кажутся мне абсолютно неприемлемыми, вызывает у меня уважение и желание сотрудничать с Стратегии 31, когда, получив тюремный опыт, говорит сейчас, прежде всего, о соблюдении законности и Конституции. В данный исторический момент в России сопротивление ценно само по себе, так как большинство граждан страны, к несчастью, отказалось от него, принимает от этой власти все, и готово эту власть поддерживать в любых ее как тихих, так и откровенных беззакониях.

Ленин был жесток, он был человек, лишенный совести, он совершил переворот, который нельзя и преступно было совершать, но он был быстр и сразу после Гражданской войны сообразил, что без этапа реального капитализма Россия и его партия обречена. Он ввел НЭП "всерьез и надолго". НЭП, по сути, это современный китайский вариант развития. Дэн Сяо Пин отказался от сталинизма Мао и, сознательно или нет, совершил экономический переворот в Китае, опираясь на Нэп Ленина, что и сделало сейчас Китай одним из экономических мировых монстров.

Сталин совершил убийство "китайского" экономического варианта в России и осуществил реставрацию государственного аппаратно-номенклатурного монстра, реставрацию, подобную той, которую уже в более скромном географическом масштабе совершил в наше время Путин.

Марксизм, даже искаженный ленинско-сталинской риторикой, был чисто европейским и мировым явлением. Пока мы были "марксистами" – как бы мы не относились к Марксу – мы были европейцами и участвовали во всемирно-историческом процессе, даже если эта роль была мнимая и опасная.

Но борьба с коммунизмом – это была борьба с равным и сильным противником. Мы с отвращением учили научный коммунизм и политэкономию, но при этом постоянно слышали такие имена как Платон, Декарт, Кант, Гегель и другие имена крупнейших представителей человеческой мысли. Благодаря ненавидимым нами диалектическому и историческому материализму, мы были все же внутренне втянуты в обсуждение общечеловеческих исторических и научно-философских проблем. И вот марксизм в России рухнул. О том, что произойдет в этом случае мне говорил еще в середине 70-х годов мой старый учитель М.Харлап: "Увидишь, как только упадет коммунизм, на его место тут же станет православие". В 1917 рухнуло православие, и эту пустоту заполнил коммунизм, в 1990 рухнул коммунизм, и эту пустоту опять заняло православие.

Только теперь это другое православие. Оно долгое время находилось в тесном контакте с советской властью, и сейчас отчетливо поняло, что настал его час. Теперь власть православия неуклонно расширяется, у него опять появился шанс стать государственной религией, и оно этот шанс не упустит. Колоссальное количество людей, почувствовав себя без опоры, ринулось в церковь, не пережив христианство, как общечеловеческую весть с общечеловеческой историей и проблемами, каким христианство и является как по замыслу, так и по роли.

Каким-то совершенно непонятным образом религия, обращенная к человеку как таковому, на русской почве стала религией "славянской", обращенной исключительно к "русским", что является противоречием самому замыслу христианства. Из религии всечеловеческого спасения, религии радикальных вопросов о жизни и смерти христианство превращается в тяжелую опору примитивной морали и ханжества, опору элементарной нетерпимости и способствует страху и глухоте.

С моей точки зрения, современное русское православие безнравственно в самом серьезном смысле слова, и его роль в истории современной России – это роль сотрудничества с возрастающим всевластием путинского корпоративно-чиновничьего государства.

Вся эта картина тяжелого сползания России в провинциальное средневековье и беззаконие вызывает желание сопротивляться. Именно это естественное стремление объединяет в одной связке людей, которые в нормальной демократической ситуации никогда бы не были вместе. Эта ситуация – своеобразная уменьшенная копия советского времени, когда люди совершенно разных взглядов чувствовали себя принадлежащими к одному классу: классу тех, кого давит государственный аппарат. Теперь люди вновь готовы себя ощутить теми, кто противостоит самому отвратительному из человеческих зол: наглому всевластию и беззаконию государственных функционеров. Поэтому так естественно рождение и развитие нового типа революционного движения в России – движения личного сопротивления. И оно обязано быть. Даже если оно обречено.

Читайте также

Комментировать Всего 2 комментария

Но лестница все круче,

Не оступлюсь ли я, 

Чтоб стать звездой падучей

На небе бытия?

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Настоящие   слова   человека,  по-настоящему   любящего  свою  страну   и   её   людей.

Такие   тексты   надо  выносить  на  главную  страницу.

Эту реплику поддерживают: Наталья Опарина

Новости наших партнеров