Все записи
15:17  /  7.07.16

31799просмотров

Ленин и "Игра престолов"

+T -
Поделиться:

Воскресенье, сад Эрмитаж… Очередь – до бульваров.  Люди – взрослые! – стоят на солнцепеке.  В саду день “Игры Престолов”.  По скверу бродят мужики в коронах и с мечами.  На сцене  конкурс – кто правдоподобнее изобразит персонажа сериала. Срочно сфотографироваться на троне!  Или на драконе!  Его нельзя приручить, но на нем можно летать, а он будет жечь огнем ваших врагов.  Ощущение, что вот-вот разгоряченную солнцем и фантазиями толпу охватит экстаз,  мечи будут выхвачены из ножен, и начнется мочилово.   Хочется срочно звонить “03” требовать кареты скорой помощи, санитаров со смирительными рубашками.

У нашей психиатрии богатый опыт в обуздании фантазий тех, кому невыносима действительность. Вспомните восьмерых, усевшихся в августе 1968-го на Лобном месте, протестуя против войск в Чехословакии.  Оказалось, шизофреники!  Сидят напротив Мавзолея, а туда очередь, как в сад  «Эрмитаж». Толпа, жаждущая поглазеть на труп Ленина. 

Она была не менее безумна, чем очередь к муляжам престолов и драконов.  Время и идолы другие.  Феномен тот же самый -- культ.  Раньше власть назначала эмоции, теперь – поп-культура.  Массово, поголовно.  У них миссия такая.

Для Толкина побег в миры, порожденные воображением, был явлением сугубо  положительным, дающим утешение. Он славил нежданные спасения и счастливые финалы.  Свет у него – добро. Эти подтексты неведомы тысячам парней, бегающим по лесам.  Вместо того, чтобы бегать за девушками, работать и любить реальную жизнь, они зовут друг друга Древобродами, Гнилоустами и воюют с дикими ордами, которые хотят уничтожить их мир.  

Новое язычество, припорошенное верой в якобы любовь к людям.  К каким людям? В мире «Игры престолов»  нет людей. Нет бога, нет добра и зла. Одна большая животная масса, которая борется за власть, золото, трахается, убивает и борется за право убивать и трахаться.  Эпопея о животной конкуренции стала культом.  Культом чего, не понятно, но это и не важно.  Культ как процесс. 

Это жизнь понарошку.  В любой момент под рукой придуманный мир. В нем предсказуемо происходит то, что в собственной жизни произойти не может. Культ бегства из тюрьмы обыденности. Что ж за жизнь такая, от которой нужно все время бежать?  

А вот такая невыносимая жизнь! Требует собственного выбора, решений и долгого пути к цели. Через препятствия, преодоление себя.

По дороге выясняется, что и цель – фуфло.  Не то выбрал.  Знакомый программист работает в «Эрмитаже» -- в другом, в музее, -- отцифровывает архивы.  Чтобы не сойти с ума, делает японские флейты.   Сякухати!  Заказывает в Америке особый сорт бамбука, чтобы внутренние стенки инструмента были  специальной, правильной неровности. Вот она, услада.  Он не ищет ее в тех шедеврах, которые отцифровывает.  Каждый день по восемь часов держит в руках реальную историю человечества, но не соотносит ее со своей жизнью. Нет смелости, да и скучно.  Обыденно.  То ли дело забвение в дудках.  

У другой –куклы, тоже возвышенно. Есть и такая знакомая, делает кукол уже много лет. Не понимая, как устроена жизнь, но уверившись раз и навсегда, что устроена она плохо!  Агрессия к живым людям, в которых не нравится все, и любовь к сотворенным куколкам. Они ж прям, как живые!

Третий всю жизнь собирает солдатиков. Те маршируют на плацу, лежат в окопах. Он сам решает, чем закончится атака. По настроению. Никакого риска, а сколько эмоций!   

Четвертая сутками доит и кормит коров в компьютере.  «Кормлю я их и думаю, что вроде делом занимаюсь.  И так спокойно мне становится.  Все спокойно и предсказуемо. Даже деньги зарабатываю – виртуально, но все ж день не зря прожит.  В этом и есть счастье, что у  есть у тебя такая возможность».  

Тихое помешательство.  Дает уверенность в незряшности жизни,  которая -- в ее реальности– просто не нужна.  Любить ее подлинную даже странно. Это было принято, пока она была придуманной, а люди рождались, «чтоб сказку сделать былью». Такой был тогда культ.  

Ту жизнь легко было любить. Она не требовала ни выбора, ни усилий.  За тебя уже все придумано, выше головы не прыгнуть. Все спокойно и предсказуемо, деньги виртуальные, как в игре про коров. Плевать, что прилавки пустеют, еще немного и «все блага польются потоком». 

Кто не верит – сумасшедшие.  Как те восемь шизофреников, что уселись на Лобном месте.  Не верят, понимаешь, в развитой социализм, хотя вот же он – за окнами!  Не верят, что придет время, где «от каждого по способностям, каждому – по потребностям» -- ну и потребности у них.... Как безумные, в психушке делают зарядку обтираются холодной водой и учат английский.  Паранойя.  А уж Бродский-то -- «их либе жизнь и обожаю хаос» -- даже не знает, на каком языке говорит.  Нормальный человек так не скажет.

Теперь Ленин и взаправду умер. Изжил себя культ любви к мертвому телу.  Никто не стоит к нему в очереди.  А ведь как стояли!

Теперь культово ненавидеть свою страну.  Горбачева, Ельцина, Путина....  Сегодня Собянина, позавчера Лужкова, а послезавтра кого-нибудь еще.  Кто находит в этой стране хоть что-то хорошее – тот либо часть поп-власти, либо блаженный. Или быдло.  А поненавидишь, так и за мыслящего сойдешь.  Опять же традиция – почти что диссидент.  Те, правда, жизнью рисковали, а теперь даже карательной психиатрии бояться нечего.  Она бессильна.

Не справиться ей со всем обществом.  У одних модный культ ненависти к стране.  Другие играют в куклы или в коров, спасаясь от собственной жизни.  Третьи считают жизнью то, чем их пичкает поп-культура, лезут на престолы и несутся в леса. Близкий друг Толкина сказал:  «Если вам нужно Кольцо Всевластья», значит вы выбрали неверную жизнь».  Слишком много таких развелось.   Все общество, что ли, в смирительные рубашки?

 

 

Новости наших партнеров