Все записи
10:59  /  6.05.18

4144просмотра

Так ты философ или шулер, Карл?

+T -
Поделиться:

Вчера стукнуло 200 лет бородатому Карлу. Его влияние на мир так велико, что его сравнивают с Христом, Буддой и Магометом. Так, а при чем тут основатели религий? Он создал науку, а не веру!

Он открыл систему объективных законов, по которым капитал уже третий век движет вперед экономику передовых стран.  Помог миру познать собственное устройство, и этим его изменил. Однако, с Галилеем, Ньютоном, Эйнштейном, которые тоже изменили мир, открыв объективные законы, Маркса не сравнивают. Более того, если сегодня начать объяснять, что же такое он открыл, многие скажут: «Кто ж этого не знает!» — настолько все привыкли оперировать понятиями «капитал», «прибыль», «цена», «стоимость», «рента». Так мы привыкли к тому, что Земля крутится, но сложно сказать, как пошло бы развитие астрономии без Коперника и Галилея.

Со времен Маркса ни одно из положений его экономического учения не было оспорено. Экономическая наука прошла огромный путь, открывая законы, которые в его время еще не проявились.  Все, открытое Марксом, стало казаться само собой разумеющимся. Всем очевидно, что прибавочная стоимость, которую присваивает капитал, есть и будет.  Чем больше применяется живого труда, тем выше норма прибыли. Маркс открыл и другой закон – тенденции нормы прибыли к понижению.  Этот закон движет технический прогресс. Капитал внедряет все более сложные технологии и оборудование –норма прибыли от этого падает, но в абсолютном выражении ее масса – марксово словечко – растет. Каждый согласится, что лет 12 назад плазменные телевизоры стоили 300–350 тысяч рублей, а сегодня в разы меньше, а это можно объяснить только снижением нормы прибыли и себестоимости.  Себестоимость же снижается за счет более дорогого оборудования, сокращения расходов на рабочую силу, и значит, опять-таки за счет снижения нормы прибыли. Вот так парадоксально все и крутится!

И все еще один пример, хотя на самом деле их можно привести десятки под – закон  всеобщего накопления капитала.  Забыли, что все корпорации, ТНК, банки, глобальные финансовые структуры – акционерные общества? Они рождались и развивались со времен Маркса под действием именно закона всеобщего накопления капитала.  Потому-то Маркс и призывал пролетариев всех стран объединяться – ведь капиталы уже объединялись на глазах.  Он видел тенденцию, которую сегодня мы называем глобализацией, утверждал, что колоссальную мощь производительных сил уже в его время создала именно свобода от всех барьеров и для капитала, и для рабочей силы, и для товаров и услуг. Это те же всем известные четыре свободы – Vier Freiheiten,  что легли в основу экономической конструкции Евросоюза. 

Все было бы проще, если бы Маркс только открыл законы экономического развития, сведя их в филигранную философскую систему. Мир двигался бы дальше с пониманием того, «как все устроено», ученые дополняли бы его теорию новыми законами… Не было бы деления на «марксистов» и «анти-марксистов», не ставились бы дикие социальные эксперименты, связанные в умах именно с именем Карла. 

Но тут его мысль совершает дикий кульбит! Он заявляет, что вся система, которая так слаженно движется по рельсам его законов, неизбежно рухнет. Она построена на "эксплуатации", с которой рабочие перестанут мириться. Они отберут у капиталистов всё и установят гармонию справедливости. Но сколько бы он ни твердил об ужасах «угнетения», картина-то в Das Kapital складывается ровно обратная: развитие капиталистического общества противоречиво, как и любое развитие, но капитал вполне справляется с их разрешением. Сам Маркс этого не хочет видеть и твердит, что они неразрешимы. Все рухнет, и точка!  

Под этой убежденностью нет логических оснований: отсюда и сравнение его учения с верой. Ее «на ура» подхватили политические негодяи XX века – от недоучки из Ульяновска, до садиста в романтической упаковке Че Гевары и диктаторов Пол Пота и Мао. Анархист Маркузе то и дело ссылаясь на Карла, вообще толком не касался его экономического учения.  

Эта  "вера" вызывает отторжение у великих ученых и реформаторов передовых стран. Кейнс, Оппенгецмер, Фридман и Самуэльсон, Франклин Рузвельт, Людвиг Эрхард и Маргарет Тэтчер, называя себя «анти-марксистами» не отменили ни закон прибавочной стоимости, ни закон всеобщего накопления капитала.  Они занимались ровно тем, что учили  -- или засталяли -- капитал разрешать собственные противоречия.  Делиться частью присвоенного стоимости ради общественного согласия. Если на заре капитализма рабочие спали на тюфяках – это была общественная стоимость рабочей силы во времена Маркса, --  и боролись за 10-часовой рабочий день вместо 14-часового, то теперь они живут в собственных домах с двумя машинами на семью и борются за места в парламентах. Используя учение Маркса на полную катушку, ученые и реформаторы делали вид, что Маркс ничего не открыл, кроме банальностей.  Страх «красной заразы» был так силен, а «марксисты» от имени Карла совершили столько злодейств, что лучше не поминать его всуе, чем разбираться, кто и как передергивал его учение. Так проще.  

Еще проще – поставить в вину Марксу все содеянное «марксистами».  Он, мол, прародитель всех «красных» зверств. Это столь же убого, как утверждать, что Ницше – за компанию с Заратустрой и Вагнером – виновны в злодействах Гитлера. 

Забудьте «марксистов», вспомните Маркса. Он актуален, а не примазавшиеся к нему недоучки.  Открытые им объективные законы не отменить. Даже Великий строй их стыдливо пользовал: индустриализацию страны Советов обеспечила  бешеная норма прибыли – то есть бесплатный переменный капитал в концерне Гулаг. Сегодня мало кто жаждет сокрушить частную собственность и капитал, но какой хаос вырос из уверенности в том, что такое «марксистская вера» и пренебрежения к объективным законам, только потому, что за ними маячит имя Маркса. 

Иллюзия справедливости толкает благополучные страны открывать границы для сирых и убогих из иных культур и религий. Иллюзия, что всеобщий закон накопления капитала можно объехать на кривой козе, а технический прогресс и рост производительности не нуждаются в «четырех свободах», -- рождают нелепость Брекзита. Навеянная «марксистской» верой примитивная социальная неприязнь толкает толпы на площади с лозунгами «Захвати Уолл-стрит» или еще что-нибудь, но непременно «захвати».  Хорош уже плодить бесчисленные интерпретации Маркса, делиться на «правых», «левых», националистов, глобалистов, сторонников «культурной идентичности» и противников торговых войн. От этого мало что изменится.

Объективным законам можно либо следовать – тогда они будут работать на человека. Либо можно действовать им вопреки. Законы от этого не исчезнут, просто человеку от них будет мало проку. Сам Маркс тут совершенно не при чем. 

Как единые для всех законы работали в разных странах, что происходит, когда их пытаются отменить или искорежить, как в современной России, отрезая людям путь к достатку --  подробно, доступно и без зауми – вот тут.