Все записи
14:16  /  30.10.19

12975просмотров

Божий суд онлайн

+T -
Поделиться:

Каждый ведет диалоги с богом, даже если не подозревает об этом. Всю жизнь длится судный день. О нем забываешь в ворохе событий, но он приходит, как только требуются ответы: почему, за что, по силам ли испытание и ради чего оно.  Не важно, что вышибло– любовная драма, предательство, потеря, отчаяние беспомощности, невозможность ничего изменить.  А если всё сразу, в одном флаконе… Тогда вообще ничего, кроме судного дня.  Даже жизнь побоку, суду ведь предстает душа, а она может жить и бесплотной жизнью. Тем более, рядом смартфон с мессенджерами, мейлами, соцсетью, фотопотоком.  Есть, где душе с богом поговорить. Это я об Илье, герое романа Дмитрия Глуховского «Текст». На поверхности триллера, а на самом деле бездонного повествования о сюрреализме реальности. Книга вышла давно, а фильм по ней – только что, и вы ломанулись, ведь фильм наверняка хороший. Из такого триллера сложно сделать дрянной фильм. 

Сами посудите: Илья, мальчик-филолог с душой и умом, на дискотеке влез в свару с ФСКН, мент подбросил ему наркотики. Мальчик едет в колонию на семь лет, где выжить вообще-то невозможно. Но выживает.  Возвращается домой, к маме, единственному человеку, кто не предал.  А мама умерла.  Накануне.  Если б она дождалась Илюшу, если б девушка не предала, лучший друг не скурвился… Если б хоть какая-то передышка от судного дня длиной в семь лет от звонка до звонка. Все, может, пошло б по-другому.  Нет, «приехал в кирпичную стену харей» (с).  И наказать за это некого.  Кроме Суки – мента, который переехал Илюшину жизнь.

После убийства приходит похмелье – ничего уже не изменить. Все время, что отпущено Илье, это пока мир думает, что сучья жизнь еще длится.  А под рукой айфон, который он с трупа снял, а там вся эта самая жизнь. Илья роется в ней --  оживает девушка, которая любит этого суку, его любящая мать, его монстр-отец, ментовско-конторская шобла.  Переписку с ними, записи разговоров на диктофон, видео, -- все это Сука хранил с прилежностью мента -- торговца конфискатом.  Илья переселяется в ту жизнь, шлет и шлет тексты родителям и девушке Суки, ментам, наркодилерам.  Выторговывая себе время.  А жизнь только подбрасывает сюра, и Илья уже вот-вот уедет в Колумбию, вдруг ставшую реальностью….  

Все это невероятно кинематографично. Даже в моем пересказе, согласитесь, крутая стори.  Полно сюжетных крючков, наверняка и картинки яркие, и обнаженка, и вино в бокале, и карусели в парке, и все такое.  Будете смотреть, как нетривиальную актуалочку  -- сюр российского бесправия, и экзистенция онлайн живых и мертвых, -- или зацените параллельность жизней Ильи и Суки.  Может, и достаточно, чтоб душу перепахать, сами под попкорн разберетесь. Но уже без меня, мне фильм ничего не добавит. 

Это уже вы мне потом расскажете, сохранена ли в фильме точность попадания слов в стилистику каждого сюжетного поворота.  Передано ли мастерство, с которым автор идет по своему роману, как канатоходец.  По одну сторону чернуха, которую считают «подлинным арт-хаусом», куда сваливается каждый второй:  Прилепин в романе «Санькя»,  Звягинцев в фильме «Левиафан».  По другую – бездна чувств на грани мелодрамы. Респект автору, филигранно прошел по веревочке. 

Чего в фильме точно не передать, так именно диалога с богом, в романе постоянного.  От первой до последней страницы. Не важно, если сам Глуховский ничего такого в виду не имел. Это мое собственное, его романом из нутра поднятое.  Хотя и у автора святой Себастьян не просто так мелькнул…  Илья судит себя за унижения и уничтожение в себе человека -- цену выживания в колонии.  За то, что того человечка он убил не до конца.  За смерть мамы, за убийство, за нежность к девушке, на что прав ему никто не давал.  Судит за то, что для матери мента он не станет человеком, давшим ей надежду, что сын-таки не пропащий. Останется зэком, отнявшим сыновью жизнь. Каждый миг сучьей жизни в айфоне – для Ильи божий суд. 

И совсем не передать экзистенциальный холод романа.  Его уже не чувствует мать в морге, не чувствует сучий труп мордой в канализации.  Илье его хлебать. Как он хлебает мамин холодный борщ, глотает ледяную водку, которая превращает в реальность и смерть, и любовь. Лезет раз за разом под горячий душ, чтоб выгнать этот могильный холод –  но нет желанного кипятка, еле теплая вода омывает его, как покойника. 

«Потому что есть люди  от которых что-то остается, а есть люди, от которых не остается ничего», -- последняя фраза романа. Не знаю, как для его автора, а в моих разговорах с богом этим все и сказано.                                                                                                                                                              ***                              https://www.facebook.com/elena.kotova.39                                                     

 

 

Комментировать Всего 3 комментария

Спасибо, Елена, после вашей рецензии точно прочитаю

Эту реплику поддерживают: Елена Котова

Спасибо, только это точно не рецензия.

Спасибо, Лена! Вчера весь день читала роман и не разочаровалась!

Эту реплику поддерживают: Елена Котова