Все записи
15:39  /  12.09.20

15388просмотров

Покаяние паче преступления

+T -
Поделиться:

О судебном процессе Ефремова высказались вроде все, на все возможные лады, — благо поле для самовыражения бескрайно: сериал, который смотрела страна, замесили круто. Античная трагедия и фарс. Скорбь по погибшему работяге и откровения, что он был не так-то прост. Ряженые потерпевшие, и адвокатская буффонада. Искренняя боль за судьбу актера, истеричные крики «Миша не виноват!», обличения режима, который показательно накажет Мишу за героический resistance.  Посыпание головы пеплом и несознанка.  

Адская смесь достоевщины с комедиями Гольдони. А зачем, и даже о чем сериал, — так никто и не понял.  Ни зрители, ни клака героя, ни он сам. 

 

 

Мусолились периферийные мизансцены и персонажи второго плана.  Например, бедняжка судья, — изо дня в день слушала и лицезрела персонажей Кащенко. Или деляга Пашаев, который и довел своего подзащитного до цугундера.  Да, он дешевый деляга, но и цена его фиглярства в приговоре мизерна. Все проще и циничнее.  Судье начхать на все цыганочки с выходом. У нее один резон: чтоб приговор выстоял в следующей инстанции. ДТП со смертельным исходом по пьяни,  рамки заданы, все допуски «от пяти до двенадцати». Двенадцать минус пять, пополам, округляем — voila, — восемь. На апелляции, может, и до пяти скостят, и волки, и овцы... И судья пошла не валерьянку стаканами опрокидывать, а делать ужин или маникюр. Тут понеслось по второму разу «наигрались, стервятники….». Говорили и продолжают говорить о чем угодно. Только не о вине, за которую, — как бы ни было жаль Мишу, — надо, увы, платить.  Значит, виноват кто-то другой.  Кто угодно — факир-адвокат, злоумышленники, оставшиеся за кулисами, режиссеры-постановщики судилища и озоновые дыры.  Кто угодно, только не бедный Миша. 

Экшн сериала потопил его истинную драму — легкость обнуления личности. Есть имя, заслуги, награды, признание. Опыт говорит, что можно нажраться и за руль, тут ксиву сунул, там звякнул, кому надо, гаишнику контрамарку или автограф вместо дыхнуть в трубочку… Это все проступки, а не преступления. Калибр человека проверяется не его иммунитетом к искушениям, тем более в зазеркалье российского общества. Он в том, во что превращается личность, когда почва уходит из-под ног.  Талантливый мужик жил, вкалывал, выкладывался до донышка, даря людям радость. Судьба убеждала его в собственной исключительности, и во многих смыслах по праву. И вдруг  — дикая ухмылка той же  судьбы. Мне было страшно жаль его, когда тот поначалу говорил: «Как тут отмажешься… да и я видел, когда проспался…. Простите».  Потерянный человек, чей мир рухнул.  

Сейчас жаль много меньше. Кричат Пашаев — сука, он виноват, что Мише вкатили такой срок.   Но выбрал-то его сам Ефремов, никто не неволил. Как же страстно надо желать любой ценой объехать свою вину на кривой козе! Миша, что, не видел, что там пробы ставить негде? 

В голливудском сериале The Good Fight в жанре court-room крутой наркодилер очень точно сказал: «Единственное, чему меня научила жизнь — не бывает такого: «Это всё адвокаты». Они делают только то, чего хочет клиент».  Клиент давал Пашаеву добро метать крапленые справки, вытаскивать из рукавов полуслепых очевидцев и экспертов по вывертам мироздания.  Он менял показания -- не под пытками, а потому что убедил себя -- так правильно. Ничего не помню, поэтому ничего не признаю.  «Тварь ли я дрожащая, или право имею», — о да, имею, потому что нет стамины признать, что за все надо платить. 

Клака тоже ничего не поняла, — мульоны комментов, «как жалко Мишу», жертву режима, стервятников в бриони и прочей — изыди, — нечисти.  Обычно умная и пристальная такая Латынина, пишет, что Ефремова за руль чуть ли не в несознанке посадили уже после ДТП, а его адвокат в сговоре с провластными политтехнологами, — алё, мадам, это вы съели что-то.  Вы же всегда крепко помнили свою обязанность журналиста и публициста — объяснять людям происходящее. Пусть с личными пристрастиями, пусть с приправками фенек.  А тут кормите читателя уваристой кашей из конкретной клюквы, продуктом вашего игривого ума. 

И густым вишневым сиропом по торту — реальное раскаяние подсудимого.  Выясняется, что он вовсе не против системы, не против президента, который кормит людей искусства.  Он просто читал стишки, не задумываясь, что он чей-то инструмент. Он всего лишь клоун, — а шутов казнить нельзя.  Мы все, кто пишет или лицедействует, конечно, клоуны. Провоцируем, чуток передергиваем, чтобы подлинное объяснять не скучно, а развлекательно, не теряя при этом самоиронии. Но уж так-то каяться, публично сжигая дотла все собственные рукописи…. Михаил Олегович, ведь мы же вам  верили, считая вас умным, тонко рефлексирующим человеком, чутким к неправде.  Вы же и нас учили эту неправду чувствовать и уметь смеяться над ней.  Вы ж все это обнулили. 

И обществу перфоманс не дал понять главного. Ухмылки судьбы не отменить ни при каком режиме. Испытания посылаются высшими силами.  Человек проверяется внутренней отработкой своей вины. Если был какой-то смысл в том, что случилось с Ефремовым июньской ночью, он именно в этом.  Но этого не понял никто. Прежде всего сам Ефремов. Похоже, он так и остался в пьяном угаре.                                                                                                                                                                                                                                                                                                           

https://www.facebook.com/elena.kotova.39/