Все записи
09:34  /  17.08.11

7609просмотров

Не в следствии счастье

+T -
Поделиться:

Обещала рассказать о себе к концу публикации трилогии Анны Качуровской «Елена Котова, которая бежала в Москву». Видимо, пришло время. Вообще, я себя в материале не узнала.  Не по шкале «виновна — не виновна», а по шкале «личность или пошлая дура, которая даже не понимает, насколько она дура, поэтому ветошью прикидывается».  

Следствия не сделали меня «счастливым человеком», я нормальный человек и никакого счастья от статуса подозреваемого не испытываю. Время от времени испытываю отчаяние из-за того, что все так долго тянется, но чаще — понимание, что раз я всегда была счастливым человеком, то нет оснований считать, что не смогу справиться и с нынешним испытанием, коль так распорядилась жизнь.В отличие от прежних взлетов и падений — ухода из Москомимущества на рядовую позицию во Всемирном банке, странного «отскока» с позиции первого в истории ВЭБа женщины-зампреда в рушащуюся империю МОСТа — нынешнее «падение» жестокое и несправедливое.  

Почему несправедливое? Анна не верит в заговоры против России, и она права. Россия никого не волнует настолько, чтобы устраивать против нее заговоры, а не потому что в Европе всебело и пушисто, и немытой России надо тянуться к ее уровню. Европейская бюрократия точно такая же, как и любая другая: догматичная и лицемерная. И люди там не особенные, а обычные, всякие. И законы там такие же, как везде: если человек мешает, создает своей позицией и напором неудобства, лучше избавиться. Только теперь, глядя на материалы, которые мне присылает английский адвокат, вижу, что ЕБРР под меня «копал» года так три, по крупице собирая компромат. Компромат собирался какой-то не увесистый, и банку было страшновато: Россия — самый крупный клиент, ей не понравится наезд на ее директора, да и в столицах «большой семерки» могут не понять.

Но вот осенью 2009 года в ЕБРР открылась вакансия вице-президента, которая по традиции предназначена для женщины и представителя стран-операций.Правительство РФ сказало: «Кто как не Россия, крупнейшая страна операций, и кто, как не Котова».Меня выдвинули Россия, Украина, Казахстан, Белоруссия и Таджикистан, на которые alleszusammenприходилось тогда 65% бизнеса ЕБРР. Казалось бы!.. Россия попросила поддержки у «большой семерки». Весной 2010 года меня пригласили в Вашингтон на встречи в Госдепе, Казначействе и с помощником Обамы по G-8/G-20.Уверена, что где-то прошел какой-то сигнал, и президент ЕБРР понял, что у него развязаны руки. В сентябре узнала, что за моей спиной тайно уже три месяца идет расследование службы корпоративного контроля банка. В эту службу один русский бизнесмен написал заявление, что якобы я требовала от него деньги за поддержку его проекта, а не получив, стала отзываться о проекте плохо.Этого человека особо задело, что какой-то менеджер сообщил ему, что якобы Котова заявила, что будет «голосовать против проекта».Об этом я узнала много позже, из материалов расследования, и подивилась красоте разводки: как и директор от любой страны-акционера банка, я голосовала по письменным директивам Москвы, в процессе же подготовки проектов не участвовала и сказать такую чушь не могла. А менеджер мог такое сказать только нарочно, он-то знал, что директора от стран — не члены кредитного комитета и они оценивают проекты лишь на выходе, с точки зрения политики банка и приоритетов своей страны. Поэтому-то им и присылают директивы «из Центра».Справочно: за мои шесть лет в банке совет директоров проголосовал против трех проектов из более чем 700.

Выводы внутреннего расследования: «она скорее вымогала взятку, нежели нет» и «наличие у нее оффшора есть конфликт интересов». С оффшором получилось действительно некрасиво. Конечно, не для того, чтобы «сдавать квартиру», я его завела.Почему тогда? Потому что была и есть квартира, были и есть другие, личные, частные проекты. Если бы я доход от них направляла бы прямиком в Англию, мне бы пришлось вести очень причудливую переписку с HMRC, английской налоговой.Примерно такую: «живу в Лондоне, но получаю тут необлагаемую налогами зарплату международного чиновника, в России же получаю доход, по которому налоги уже уплачены там, потому что я, хоть и живу в Лондоне, остаюсь налоговым резидентом РФ». Наверное, можно было бы это объяснить, но, боюсь, не осталось бы сил на остальную жизнь. Это нарушение корпоративной этики ЕБРР?Да. Это уголовное деяние?Вот уж точно нет, это мне и в вину ни одно из двух следствий не ставит.

Раз этику нарушила, надо уйти. Некрасиво заставлять правительство РФ убеждать президента ЕБРР Т. Мирова, что налицо этическая оплошность, а в остальном «доклад» банка —мутный поток грязи.  Заявление об отставке написала 1 декабря 2010 года и отправилась с мужем и сыном кататься на лыжах в США, планировать новую, несомненно, замечательную жизнь.

Звонок из Москвы сообщил, что в полное нарушение собственных правил ЕБРР передал свой внутренний доклад в полицию Лондона. Посольство не вывозило меня в Москву.Посольство РФ в Лондоне вывезло секретаря офиса Таню, с двумя маленькими детьми.Меня же забыли в горах Вайоминга, звонком предложив приехать в Москву для «рабочих консультаций». Так, в январе я оказалась в Москве — с замороженными счетами, без работы, шансов ее найти, и даже без одежды, хоть в чемоданах, хоть нет. Все осталось в Лондоне.  При себе двое джинсов, три свитера и лыжный outfit. Сходить в гастроном кажется подвигом, на который нет сил. Почему не поехала в Лондон?Боялась, что не смогу доказать «не продажному и не кровавому» английскому правосудию, что не совершала уголовных деяний?Этого я не боялась. Но в Лондоне доказывать свою невиновность мне пришлось бы, сидя в тюрьме в течение всего следствия, ибо таковы правила игры для подозреваемых иностранных граждан, которые иначе могут и сбежать. Кто может винить меня в том, что я отвергла эту опцию?

Доказывать английскому правосудию, что невиновна, могу лишь дистанционно, через английского адвоката, поэтому эта песня будет длиться не менее полугода, а то и год.Доказывать русскому следователю то же самое могу лично, чем и занимаюсь, хожу на допросы.

Чему я рада?Прежде всего, тому, что судьба положила конец — сама бы я может и не решилась — моим играм в защиту интересов Родины в ЕБРР. Родине в сущности на это наплевать, а в ЕБРР всем мешает. Там стараются показать России, что та должна радоваться, что вообще что-то дают, несмотря на то что прав на получение инвестиций у нее нет. Могли бы и цента не давать, потому что всем в Европе видно, какой там беспредел.В таких оценках много справедливого, но еще больше пошлой утопии и лицемерия о том, как хорошо было бы в России развивать только малый бизнес. Без коррупции и олигархов, по формуле «товар-деньги-товар». И строить на этом гражданское общество. Как было бы чудно, если бы Россия не играла в супердержаву, а сидела смирно, молчала в тряпочку, меняя зерно на сюртуки и обратно. А моя роль требовала доказывать, что не все так просто. Иногда становилось так обидно, что заносило, и я доказывала, что в России все классно, правительство старается, а олигархи — только «на лицо ужасные, но добрые внутри».Вот таким, заведомо проигрышным играм, с какой стороны ни посмотри, судьба положила конец.И это плюс.   

Еще рада тому, что в жизни на короткий миг возникла остановка, дав мне уникальный шанс начать делать то, что на этом этапе жизни мне больше всего интересно: писать прозу, публицистику и строить квартиры с дизайнерскими планировками и интерьерами.Но десять лет жизни в международном истеблишменте не сотрешь из сердца и головы. Я ее не забыла и не собираюсь этого делать. Поэтому написала роман, который выходит на днях в издательстве «Астрель» (АСТ).О частной жизни космополитичной элиты, англичанина топ-менеджера Джона, русской Анны и карьерного политика из Берлина Хельмута.Все трое — на пике карьеры, все трое свободны от быта, финансовых проблем и даже семейной опеки, хотя у них есть жены или мужья. Они легко путешествуют по миру, легко завоевывают других, легко играют жизнью.Все легко, если бы не поиски настоящей любви, не муки непонимания друг друга и не цена, которую рано или поздно каждый платит за все. Как говорится, «всем хочется легко, но жизнь невыносимо круче»

В этом–то и заключается подарок, который сделала мне жизнь.Написать в собственной языковой культуре о мире космополитичной элиты, который я знаю изнутри. Чтобы о нем, о котором еще никто в отечественной прозе не писал, русские читатели узнали не из переводной литературы и не из голливудских блокбастеров, а от меня.Как только роман выйдет, пришлю ссылку, осталось подождать пару недель. Так что все неплохо складывается! И Анне Качуровской огромное спасибо за наши три двухчасовые беседы. Они меня очень поддержали и помогли быстрее это понять.    

Читайте также

Комментировать Всего 28 комментариев

Подстрелили.

Но не убили.

Но ранили.

Все понятно, кроме одного.

История с оффшором.

Когда шли на совмещение легального и не очень, как мыслилось?

Не найдут…

Найдут, но не осудят…

Все это  мне напоминает позицию старого еврея, который на вопрос:

«Как бы ты жил, если бы ты  был царем?», ответил:

«Я бы жил лучше, чем царь»

???

«Я бы еще немножечко шил».

А тексты Ваши мне симпатичны. И книгу Вашу я прочту.    

Логика старого еврея - это в точку, действительно, почему бы не шить по ночам?  Оффшор -- сам по себе был абсолютно легален, никем не запрещен.  Просто его -- точно так же как ценные бумаги, квартиры, антиквариат, пр. -- надо было каждый год раскрывать на формулярах внутренних "деклараций" ЕБРР.  И вот сижу я и думаю: с одной стороны, там денег в сущности не так уж и много... С другой, -- само слово "оффшор" для "чистой совести фанатиков" (цитата из Достоевского) -- это красная тряпка.  Мало того, что эта Котова олигархов защищает, а чуть кто про протекционисткие российские тарифы заикнется, то она ка-а-к рванет тельняшку на груди (от Armani, разумеется) и как заголосит, что не позволит превращать ЕБРР в площадку разборок ЕС с Россией по ВТО....  Так у нее еще и оффшор!  И подумала я: кому интересно и не лень копаться в моей частной жизни? 

Уже этой зимой умный человек в Москве сказал мне: "Полезла в большую политику, а забыла затереть хвосты". Другого бы и не осудили, вы правы, а тут -- по совокупности: и за тельняшку, и за ВТО. 

А книгу, Сергей, я пришлю Вам с надписью (пока еще язык не поворачивается сказать "с автографом").    

Чтобы не занимать место у микрофона==> Марии: а с чего вы взяли, что у Анны Невзлин счастливый?  Вон, птичьи какашки с "мицубиси" стряхивает, да и мицубиси-то, отстой какой-то, а раньше-то!  Не исключено, что это он просто так стебался в свойственной ему манере... В общем я не знаю, счастлив он или наоборот. Не знаю и то, соотносим ли с реальным сегодняшним Леней герой портретного эссе.  Так потому-то и интересно было читать. Нет?

Елена,

Вот и я не знаю соизмерим ли с реальным Леней герой эссе. Конаныхин, по-моему, точно не соизмерим. Вот и Вы пишете, что себя в материале не узнали. О том и речь - мне кажется, что эти материалы пытаются сказать нечто большее, а на самом деле героев совершенно не раскрывают.

В свое время я, помнится, даже эссе про Невзлина защищала, но когда такие материалы входят в привычку хочется попросить редакцию копать глубже.

Эту реплику поддерживают: Игорь Вечеребин, Катерина Инноченте

Так намного яснее, понятнее, а главное правдивее - свои откровения чужими устами высказать невозможно.

Вы правильно сделали, что сами про себя написали.

Думаю, было бы хорошо (и правильно!), чтобы этот текст вошел в и в журнальную публикацию о Вас.

Я хочу добавить, что как мне показалось интервью для журнала слабовато.

Оно укладывается в ряд настолько же поверхностных интервью с Невзлиным и Конаныхиным. Заданная тема: как человек все потерял, а потом счастье нашел.

Только каждая история гораздо сложнее и запутаннее, чем описано в интервью сноба и формулу счастья из истории этих персонажей очень непросто вывести. И те кто этих людей знает лично, со мной согласятся.  Это интервью с Еленой, пожалуй, самое слабое из всей тройки.

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

Мария, это не интервью. Это отдельный жанр портретного эссе. Он, конечно, вызывает неоднозначную реакцию и разночтения.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Елена Котова

Анна, это может быть мое сугуболичне прочтение, поэтому заранее прошу прощения если обижаю чьи-то профессиональные чувства, но, по-моему, реакция читателей была не слишком положительна на Невзлина, Конаныхина и на это эссе. Мне кажется, что это произошло из-за того, что в каждом из этих эссе чувствуется что человек недоговаривает и не желает раскрываться полностью. Поэтому история про то как они 'счастье нашли' звучит ну очень ОЧЕНЬ не убедительно.

Портрет Анны Либовиц - тоже не исчерпывающее интервью, но там комар носа не подточит. Это действительно портрет - сильный, впечатляющий, интересный.

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

А Лейбоциц - это интервью. Впрочем, это неважно. Реакция читателей была разной. И это прекрасно, иначе и не интересно .Нам хотелось опыт и частные сложные истории аккумиловать в обобщающую истину.

Аня, наверное моя проблема в том, что ни один из этих персонажей мне не показался счастливыми, поэтому делать из них какую либо обобщающую истину по-моему преждевременно...

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

цель- аккумиловать в обобщающую истину

Какая-то запредельная амбиция по целому ряду параметров, имхо...

Маша, вот я об этом, что эти материалы про субъективное - и поэтому, мне кажется, они вызывают  реакцию - это здорово.

Вот только исчерпывающих интервью о самом человеке не бывает, и быть не может. Можно покрыть какую-то тему исчерпывающе, или несколько тем, или какими-то очень живыми чертами раскрыть человека, но при этом последний должен хотеть раскрыться. Иначе начинается просто игра -- кто умнее. И у Маши Гессен Конаныхин бы получился совсем другим, сама понимаешь. Я вообще не понимаю зачем люди дают интервью, когда заранее знают, что будут недоговаривать. От это и они, и интервьюер начинают выглядеть глупо и как-то убого. Не проще сказать: "Я буду говорить обо всем, но вот не про это". И тогда интерес интервьюировать человека может отпасть сам собой. Так как понимаешь, что человек не согласен говорить на интересующую тебя тему. А вот когда придумывают себе несуществующий образ, как будто задающий вопросы -- дурак... ну терпеть этого не могу! 

Маш, мне кажется, что, скорее, заданная тема этих интервью: "герои среди нас".

Тебе же не пришло в голову сравнивать редакционный разговор с Еленой не только с перечисленными тобой "жизнеутверждающими" интервью, а с тем же опубликованным сегодня разговором с Энни Лейбовиц, с историей Джона Лахуцки, с интервью с Еленой Боннер...

Я, правда, рада, что Елена своими словами от своего имени написала первый абзац этого блога. Хотя в силу своей дипломатичности и воспитанности, она ниже по тексту  поблагодарила журнал за хорошее интервью.

Лена, не соглашусь. Сноб точно не пытается выставить Елену, Александра и Невзлина как героев. Тут история другая - люди павшие (справедливо или нет сноб вообщем-то не интересует) и нашедшие себя в чем-то другом. Только вот в чем? Невзлин в учебе, Конаныхин в ... плаваньи (?) и Елена - в писании гламурных романов... Честно, неубедительно....

Мария, версии возможно не убедительные, но факт на лицо - жизнь продолжается, и качество ее возможно, да и пожалуй наверняка, даже улучшилось.

Мы друг друга не поняли. Я имела в виду "герой" как действующее лицо Сноба - участники проекта со "слишком неординарной" судьбой

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

Ну, мне кажется, что operative word здесь у Маши было не "интервью", а "слабовато". С чем трудно не согласиться, зная уровень журнала. 

ухода из Москомимущества

Припоминаю, что вскоре после выборов в Моссовет, 1990?, когда Гаврила Попов пришёл, был там, на Тверской, в огромном зале, где стояло посередине несколько рядов стульев, и стоял ужасный шум. (Я там был в качестве гостя, мой друг Петя Смирнов был избран депутатом).

И там выбирали, как помнится, именно Вас на роль председателя комиссии по кооперации - или экономике в целом?

Или это уже было Москомимущество? Вряд ли, это уже после 1991 должно было быть. Да это и не орган депутатов. 

Точно ли, что это были Вы? И  помните ли Петра Смирнова (он был из ИЭ РАН).

Надо же, какой новый поворот.  Это была я, меня выбирали председателем по "экономике в целом". Шумели стулья, это вы правы, все было так азартно, так внове, так пьянило.. . Все ночами сочиняли какие-то программы, ругались со своими же братьями-демократами по несущественным мелочам, не понимая, что разрушаем этим единство, которого, вообще-то и не было, а был лишь объединявший нас протест против 6-й статьи Конституации СССР о том, что КПСС -- правящая сила. Казалось, главное разрушить эту силу, и мудрая невидимая рука рынка построит все остальное.   А власть (лужков и ко) была умнее, понимала, что самых горлопанистых opinion leaders надо прикормить и интегрировать во власть, приструнив управленческой отвественностью: "ты все пела, ..., так пойди же, попляши". И вот я -- министра Правительства Москвы, Председатель Москомимущества с двойным подчинением --Лужкову и Чубайсу, тусуюсь по миру с Джеффри Саксом, Гавелом и Домбровски.

Увлеклась, простите.  Герои эссе Анны -- это не люди, совершившие что-то "героическое", это люди с нетривиальными судьбами, которые -- с помощью Анны! --  вытащили свои истории и соотнесли их с окружающей действительностью. Не знаю, как Невзлин, а я без Анны этого сделать бы не посмела. За что ей благодарна. А то, что эти истории кому-то кажутся тривиальными, это ничего страшного. Жизнь вообще тривиальна, каждый видит в ней то, что способен увидеть. Можно, например, так: сначала Котову замочили, потом Стросс Кана, а Кристин Лагард и в кресло-то Управляющего директора МВФ усесться не успела, как на нее уголовное дело завели.  А можно и так: учеба, плаванье, гламурные романы... N'est-ce pas? 

Елена, за одно можете не волноваться: Ваша история точно не тривиальна. 

Можно, например, так: сначала Котову замочили, потом Стросс Кана, а Кристин Лагард и в кресло-то Управляющего директора МВФ усесться не успела, как на нее уголовное дело завели. А можно и так: учеба,

На самом деле надо видеть обе стороны монеты. Иначе получится однобокая картина. А люди, они трехмерные. 

Елена, полагаю, что из всей этой истории со статьей Вы сделали соответствующий вывод: если хочешь рассказать что-то важное, расскажи его сам. 

Ну как-то так. Получается, что нужен был внешний стимул, encouragement, который бы позволил-подтолкнул к монологу. Получается, что интервьюр сыграл терапевтическую роль, которую мог бы сыграть и другой человек "снаружи", чьем мнение было бы приемлемо и авторитетно.

Ну вообще-то мне было бы интересно послушать ответ Елены :) 

Ты знаешь, я не вижу терапевтической роли интервьюера. Портрет получился мягко скажем, нелестный. Причем нелестный не в контексте вор-не вор, а именно в человеческом. Даже с выбором кафе... ну глупость какая-то! уж кто-кто, но не Котова виновата в том, что в центре Москвы практически невозможно найти неразгламуренное и не принадлежащее очередному селебрити место. И если бы встречающиеся со мной в Москве люди судили бы обо мне по ужасному Жан Жаку, в котором я встречалась с ними только потому, что он был за углом от дома, то я бы точно засомневалась в их адекватности. По-любому, по написанным портретам судишь не только о том, кого рисуют, но и о том, кто рисует. 

терапевтическая роль интервьюера

Я исключительно ориентируюсь на последнее предложение в тексте Елены о том, что ей эти разговоры помогли.

Терапевтическая роль категорически неконгрэунтна пиарной в данном контексте. Ничего другого я не имела в виду.

Понятно... Видимо, каждый проецирует на себя такие вещи, все-таки. Если бы обо мне, как о человеке, такое написали, я бы - не знаю как лучше сказать по-русски - была бы mortified. 

была бы mortified

Тут я с тобой полностью согласна. Поэтому я и задавала вопрос в первой серии, зачем это было нужно Елене. Но это пиарный вопрос.

Иногда для движения вперед нужна опора, на которую можно наступить и оставить позади. Иногда нужен оппонент, на фоне которого можно дать комментарии, которые не прозвучат правильно/столь же убедительно в монологе...

Елена! Спасибо за интересный рассказ. Прочитав одновременно и ваш "прямой текст" и зарисовки Анны Качуровской, почувствовал, что несмотря на общие факты, акценты очень разнятся.

Самый интересный вопрос, который у меня возник, - следующий: а возможны были те метаморфозы, которые с вами случились, без всех упавших на голову проблем? Что не давало Вам остановиться и задуматься? Может быть, все-таки ТА жизнь была счастливой? И какая приносит бОльшее удовлетворение: прошлая или настоящая?

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova

Новости наших партнеров