Все записи
18:55  /  5.12.17

12215просмотров

Мы все — заложники странных игр

+T -
Поделиться:

Была ли хоть одна Олимпиада, которая не стала обоями на политической сцене? По-моему, уже с 1936 года цель этих игр — не просто выяснить, кто выше прыгает и быстрее бегает, а чтобы показать совсем иные вещи.

Вот и сейчас почти невозможно разобраться в массиве «за» и «против», «доказано» — «не доказано». Ситуацию можно оценить только эмоционально.

С одной стороны, мы понимаем, что Международный олимпийский комитет — элитный клуб, уже давно раздражающий всех. Попадая туда, ты занимаешься совсем не тем, о чем говорил Пьер де Кубертен, а прикрытым лоббизмом. С другой стороны, у нас есть Григорий Родченков — неуравновешенный человек, в силу неких обстоятельств вставший на тропу войны с Олимпийским комитетом России. Третья сторона — спортсмены, которых в этой ситуации жаль больше всех. Не сомневаюсь, что среди них есть те, кто на участие в Олимпиаде положил всю свою еще молодую жизнь. Среди них есть и те, кто просто «попадет под раздачу»: например, хоккеисты или керлингисты. В этом тройном хитросплетении, на мой взгляд, невозможно найти правду. Наверное, гораздо лучше ее будут знать наши потомки: они будут чем-то восхищаться, может быть, чему-то удивляться, но нам до этого момента не дожить.

А вот что я точно понимаю — что в этой ситуации абсолютно точно пострадают невиновные люди. И что останутся на своих местах те, на ком уже негде ставить печать, те, кто давно должен покинуть занимаемый пост. И что Международный олимпийский комитет останется абсолютно таким же, каким он был до всего этого скандала. А во всем этом главную роль будут играть политические расклады, которых в Олимпиаде теперь гораздо больше, чем чистого спорта.

Все это, конечно, очень похоже на нашу с вами повседневную жизнь. Когда мы становимся заложниками странных игр каких-то дядь и теть, которые пытаются декларировать общечеловеческие принципы, чтобы скрыть свои истинные цели. Когда родителям ты вынужден доказывать, что разбил стекло не ты, а кто-то другой, притом что это был твой приятель и выдать его невозможно. Или когда ты сталкиваешься с правосудием, а решение уже принято и твою виновность уже признали. Это — беспомощность простого человека в противостоянии с государственной машиной, которая не всегда различает, где настоящие доказательства, а где ложь. И в такой ситуации я всегда на стороне простого человека.