Все записи
19:15  /  29.06.16

2276просмотров

Британия, на выход! ... часть 4 О ненависти, честном офицере КГБ и добрых парнях Билле и Дейве

+T -
Поделиться:

Был у меня институтский товарищ. Серега Б. Учились мы на одном курсе Института стран Азии и Африки при МГУ. Отец у него был из военных. Воспитывали его по-советски, правильно. Он занимался дзюдо, пил в студенческих компаниях с однокурсниками, не часто, любил Хемингуэя и посмеяться. В общем, взгляды имел положительные и правильные. Он умер в прошлом году, и я решил, что могу рассказать часть его истории, потому что она оказалась связанной странным образом с Brexit.  

Пригласили нас с ним на службу в КГБ в кадровом отделе института раздельно, но почти одновременно. Моя мама мне чекистское будущее перекрыла (прочитать эту историю можно здесь  https://valerymorozov.com/memoirs/2295 ), а Серега, конечно, в КГБ пошел.

Карьера у него складывалась очень успешно. Официально он был Ответственным секретарем молодежного бюро по туризму «Спутник», ездил по миру и принимал молодежь со всех стран мира в СССР. В середине 80-х он иногда приезжал в Дели, где я работал в Информцентре Посольства СССР (по линии Агентства печати «Новости»), приглашал меня в свой номер в гостинице «Акбар», где мы и присоединившиеся к нам другие оказавшиеся в те дни в Дели сокурсники праздновали встречи. К этому времени он был уже майором и твердо и спокойно смотрел в будущее.

А потом вдруг карьера у него затормозилась, а потом и вообще прервалась. Из КГБ он ушел. Работал в частных охранных фирмах, получая копейки. В середине 90-х он пришел ко мне и попросился на работу на любую должность. Я работал тогда генеральным директором в американской корпорации «Йорк Интернэшнл», и я его, конечно, взял - в отдел, который курировал региональные подразделения компании.

Вот тогда-то он и рассказал мне о том, как сломалась его карьера.

Работа в «Спутнике» была, конечно, приятной, но и ответственной. Причем, ответственность была отложенной. Занимался Сергей, кроме всего прочего, отбором перспективных, толковых и прогрессивных молодых людей из разных стран для вербовки. С молодежью встречались и на зарубежных слетах и конгрессах, и в советских молодежных лагерях и на форумах. Именно Сергей подписывал характеристики на иностранных участников, определяя их будущее. Подходил он к этому серьезно, как тогда подходил почти что ко всему.

Кандидатуры некоторых он отвергал. Кто-то был бестолковым, пил до сыта, не соображая, морально разлагался при всех, не особенно скрывая, что Сергей не любил. Догнали и разрушили его карьеру именно эти отказы, потому что мир менялся: то, что Сергею казалось неприемлемым, вдруг становилось милой слабостью, переходящей со временем в достоинство, и даже помогало в карьере. Часть его отказников поднялись до высших уровней мировой политики. И тогда начальство подняло старые дела, а там характеристики, подписанные Сергеем. Вот и все…

Среди этих отказников был, например, Билл Клинтон. Как образно выразился Сергей, если бы он, «когда блевал с Биллом Клинтоном в один унитаз, знал, что тот будет президентом США, то карьера сложилась бы совсем по-другому…».

«Плохо я понимал американцев и англичан, - как-то сказал он мне. – Не вышло из меня предсказателя их судеб».

Когда я читал в британской прессе, о том что добрый парень Дейв любил покутить и так далее, то я мало на это обращал внимание. Ну, там свой детородный орган в пасть мертвой свиньи засунул, но так это он в качестве обряда, чтобы в элитный студенческий клуб вступить сделал, а не ради удовольствия. Но потом вдруг прочитал сначала заявление Кэмерона, что его КГБ пыталось завербовать, когда он «шалил» в молодежном лагере в Крыму, но он, разумеется, твердо отказался. А потом я вдруг прочитал в интернете «слив» о том, что это были за шалости, и понял, что «вербануть», по тем временам, его могли запросто. А потом уже в российской прессе прочитал заявление ФСБ о том, что «вербовать Дэвида Кэмерона советские спецслужба не пытались», и тут я вспомнил Серегу и подумал: «Я даже знаю, кто подписал отказ».

В общем, не копаясь в деталях и мелочах, типа: а чего это ФСБ вдруг заявлять начало, что Кэмерона никто не пытался вербовать? ну, молчало бы, как молчит обычно… , - можно сказать, что такие парни, как Клинтон и Кэмерон, погубили карьеру Сергея Б., хорошего советского парня, чекиста и коммуниста, который верил в победу добра. Во всяком случае, верил довольно долго, пока не понял, что мир устроен не совсем правильно.

 И все-таки, я теперь думаю, что Сергей в чем-то был прав. И Клинтону его привычки молодости обошлись дорого, и, думаю, что еще и жене его обойдутся. И «добрый парень Дейв», который, казалось, стремительно и гладко летел по высшей траектории судьбы политика, вдруг резко пошел в пике, теряя все, что было им накоплено.

Дэвид Кэмерон затеял игру, которая нужна была только ему и группе близких к нему консерваторов (см. первую часть этой серии), поставил на кон будущее сотен миллионов людей не только в Великобритании, но и во всей Европе, и проиграл с треском.    

И объявил о своей отставке. Не пытался смягчить удар для страны и Европы, не пытался остановить кризис, который охватил и его партию, и лейбористов, все британское общество и ЕС. Просто ушел в отставку, заявив, что разгребать все придется новому лидеру консерваторов и премьеру Великобритании. Большей ошибки, большего вреда для своей партии и своей страны он сделать не мог.

 

Как-будто кто-то, раздраженный, его выгнал, или он сам будто школьник обиделся: плохие вы, уйду от вас!

В наше время политики получаются до предела упрощенные. Мы создаем искусственный интеллект и одновременно политиков, который будто созданы специально, чтобы их было легко заменить этим самым искусственным интеллектом. Они похожи и подбираются под общепроходимые стандарты. Улыбаются почти всегда и одинаково, будто в них включается сигнал «Улыбка широкая». А если не улыбаются, то принимают вид «Предельная задумчивость». Посмотрите на Билла Клинтона. Из десяти картинок он на одиннадцати будет улыбаться одной и той же улыбкой, и только на одной (похороны Мухаммеда Али) будет предельно печален и задумчив. Кэмерон, в отличие от американца, хочет казаться серьезным и умным, поэтому картинки разделятся поровну: «Задумчив до предела», «Рад до фанатизма».

Современные политики больше похожи на торговцев или пропагандистов. Одни все время пытаются свой товар пропихнуть, другие пропагандируют чужие идеи и расхваливают чужие и свои поступки и оправдывают чужие и свои ошибки.  Когда читаешь статьи и выступления политиков века XIX или начала и середины ХХ века, то видишь и мысли (плохие и хорошие, но свои), и анализ своих и чужих действий. Сейчас в основном ярлыки и оценки. Мир делится на своих и чужих. Свои абсолютно хорошие. Чужие – абсолютно плохие.

И это разделение, упрощение отношений и оценок, это отсутствие понимания и стремления понять других создало нынешний черно-белый мир, полный ненависти, насилия и нетерпимости.

Посмотрите на западных либералов. Они дошли до предела либерализма, до того, что любая попытка поставить под сомнения либеральные ценности воспринимается как преступление и беспощадно пресекается. Либерал более жесток, чем консерватор. Все перемешалось. Левые консерваторы в Великобритании более близки к идеям социализма, чем правые лейбористы. А левые лейбористы готовы биться за предельно правые идеалы.

И все замешано на нетерпимости и ненависти. Этого никто не признает. Каждый обвиняет в ненависти другого. Но обвиняет с ненавистью.

Последние десятилетия западные либеральные демократия стали бомбить другие страны с легкостью, на которую раньше были способны только фашисты. Легче всех переходят на язык бомбежек сейчас только демократии и ИГИЛ. Одни за либеральные и демократические ценности. Другие в стремление уничтожить этот мир и перейти в Рай. Одни за Рай политический, другие за Рай религиозный. И если кто-то пытается помешать этой легкости бития, то его сразу же ненавидят и обвиняют.

Обама, конечно, не идеал политика и президента. Ему бы, скорее, пастором быть. Но он хотя бы попытался усложнить процесс использования бомбежек и десантов. И сколько на него за это свалилось обвинений и в слабости, и в неспособности, и в предательстве!

В Европе и США в последние годы происходит небывалая раскрутка ненависти. Она как тень следует или присутствует во многих политических сюжетах в телевизионных программах, статьях, выступлениях на конференциях и митингах. Еще три-четыре года назад можно было увидеть критическое выступление или телепередачу, в которых критика оппонента не была замешана на ненависти к нему. Иногда критиковали с юмором или без, жестко или слабо, иногда с некоторым сочувствием или неприязнью, которую тогда нужно было скрывать, чтобы сохранить звание культурного человека. Но практически никогда не критиковались люди, нации или страны с открытой ненавистью. Последние три года это происходит практически ежечасно.

Особо британские СМИ и политики ненавидят, конечно, Путина, Россию, русских (сейчас особенно спортсменов и фанатов), ИГИЛ, исламских экстремистов, Асада и Сирию, Иран, Ливию, Северную Корею… За ними, снижая градус ненависти, идут противники сексуальных меньшинств, женоненавистники, то есть те, кто не признает равенства во всем и всех прав женщин на всё, затем идут Талибан, Ирак, недавно сюда добавили Китай, который  пытается заявить о своих правах в Китайском море, подбирается в эту группу и Турция (хотя с Турцией приходится быть осторожными: она все-таки еще беженцев содержит и иногда ее взрывают) …

Я не хочу здесь анализировать, кто достоин критики и за что. Вопрос не в этом. И не в них проблема. Проблема в том, что Британию и Европу захлестывает волна ненависти. И эта ненависть прорывается постоянно, и бьет эта ненависть по тем, по кому сами СМИ и политики бить как бы и не хотели.

Ненависть в стране нависает как штормовая туча. И этот шторм контролировать никто не может. Где он разразится? На какого прольется потоком? Неизвестно. Во всяком случае, было неизвестно до последнего времени. Теперь известно: под шторм ненависти попали эмигранты, ЕС и добрый парень Дейв с лидером лейбористов Джереми Корбиным…

Британские и европейские СМИ пишут, а политики говорят с одинаковым накалом: ненависти - о Путине и России, а сочувствия - о Майдане и Украине. А британцы, чувствуя этот накал, который их уже давно раздражает, накапливают раздражение и против России, и против Украины. Многие из них искренне не любят Путина (хотя при этом испытывают интерес и сомнения в достоверности того, что им рассказывают) и благосклонно говорят о желании украинцев построить в стране демократию. Но попробуйте обсудить с британцами вариант открытия границ для украинских мигрантов! Все сочувствие моментально исчезнет…

А вы говорите: референдум…

Комментировать Всего 1 комментарий