Все записи
13:59  /  2.07.16

2481просмотр

Британия, на выход! ... часть 5 Итонские мальчики, пошли вон! Железные леди и умники, приготовились!

+T -
Поделиться:

Лев Толстой не любил Вильяма Шекспира. Он считал Шекспира пустоватым писателем, который описывает конфликты, вызванные примитивными желаниями и стремлениями, выдумывает интриги и накручивает нереальные эмоции, «полные шума и ярости».

Лев Толстой был неправ. Он не жил в Великобритании, иначе бы видел все, что описал Шекспир, в реальной жизни. Именно так: с предательством, коварством, убийствами политическими и натуральными, с «мелкими» для Толстого желаниями и эмоциями, которые зашкаливают и переходят в неконтролируемую ярость, прикрытую «лоскутами» политкорректности от Пола Смита или Бриони.    

То, что сейчас происходит в британской политике не имеет аналогов в истории. Если бы Шекспир был жив, он днями и ночами бы сейчас просто записывал то, что происходит в Лондоне и вокруг, а посыльный мальчик каждый бы день бегал в театр, где актеры играли бы пьесу, прибавляя каждый день по новому акту. И никто ни на сцене, ни в зале не знал бы, что произойдет в следующей сцене, и чем все закончится.

«Бога ради! Мужик, уйди в отставку!»

Русским и тем, кто воспитан на русской и советской культуре, в том числе и политической, трудно понять эмоции, логику мыслей и действий британских политиков. Ну, можно ли представить, чтобы Путин или Медведев затеял референдум о членстве России в каком-нибудь международном сообществе, только для того, чтобы отбить голоса у протестной партии? Чтобы он постоянно заявлял, что его карьера и будущее от этого референдума не зависят, а проиграв, ушел в отставку? У нас такого быть не может…

Правда у нас, в СССР, тоже был референдум за сохранение СССР, и народ в подавляющем большинстве проголосовал за сохранение Союза. А потом трое собрались в Доме отдыха в лесу поближе к границе и подписали документ, который Союз разваливал. И Президент СССР, того самого Союза, за сохранение которого проголосовал народ и который эти трое решили развалить, сам ушел в отставку… Почувствуйте, как говорится, разницу…

Ну, вернемся к сегодняшнему дню, к «России сегодня» и «Британии сегодня». Итак, Путин бы не стал увольняться по итогам какого-то референдума, бросая страну и партию в хаос и междоусобную войну элит. А Медведев об этом и не подумал бы… Кэмерон это сделал (о причинах я писал в прошлых частях это серии).

Однако, можно ли представить, чтобы в России лидер страны ушел в отставку из-за собственного просчета, а главная оппозиционная партия, вместо того, чтобы хвататься за выпадавшую из рук правящей партии власть вдруг затеяла свару в своей же партии, требуя отставки своего лидера? Ну, уж точно нет! Наши бы срочно собрались стаей и набросились на Кремль, деля голоса избирателей, портфели министров и финансовые потоки...*

Но именно это произошло с лейбористами. Политическая элита лейбористской партии – члены британского парламента – набросились на лидера партии Джереми Корбина, обвиняя его в слабой поддержке кампании за сохранения членства в ЕС и потребовали его отставки. И это при том, что большинство рабочего класса, опоры лейбористов, проголосовало именно за выход из ЕС!

80% членов парламента от лейбористов, в том числе заместитель лидера, начали переворот в партии, обрекая ее на хаос, склоки перед всем народом и миром, лишая ее возможности попытаться взять власть в тот момент, когда правящая консервативная партия оказалась в кризисе и без лидера.

В чем тут дело? Почему такое «тупое» бешенство против лидера? Дело в том, что те, кто затеял переворот, принадлежат именно к той партийной элите, о которой я писал в предыдущих частях. Они нигде и никогда толком не работали. Многие из них вышли из семей богатых, пришли в политику во времена Тони Блэра, в так называемые, времена «блэризма», когда партия лейбористов стала мало отличаться от консерваторов. Главными в политике стали не своя позиция, не интересы своего класса или социальных групп, не национальные интересы и национальная политика, а отстаивание политических решений, которые принимались в Лондонском Сити, Вашингтоне и Брюсселе. Тогда, при Блэре, на передние рубежи политики вышли те, кто мог хорошо преподносить чужие идеи, «продавать» их простому народу и обеспечивать их исполнение. Именно они, умевшие говорить красиво, смотреть убежденно и преданно, улыбаться широко, приносили голоса избирателей, деньги глобализаторов - корпораций, но именно они втянули Великобританию в войны на Ближнем Востоке, подставили ее под удар двух экономических и финансовых кризисов и привели лейбористов к поражению и потере власти в 2010 году. Именно они привели к тому, что профсоюзы и большинство трудящихся, то есть тех, кто сам зарабатывает, производя продукцию и услуги, в том числе создавая и развивая компании реальной экономики, в 2015 году потребовали смену лидеров партии.

И эта волна протеста в прошлом году, после очередного поражения блэристов-лейбористов на выборах, вынесла Джереми Корбина, с его «старыми» левыми, близкими к коммунистическим, взглядами и рабочим происхождением на вершину партийной власти. Но он не смог убрать тех, кто правил партией несколько десятилетий до этого. Он их потеснил. Теперь наступило время ответного удара: референдум дал блэристам повод наброситься на Корбина и сожрать его живьем.

Однако, если такие наезды проходят с теми же блэристами и профессиональными политиками-пропагандистами, то с Корбином такой наезд не прошел. Сказалась пролетарская закалка. Корбин уперся и уходить под давлением членов парламента отказался. А за ним, поддерживая его, встали профсоюзы и большинство низовых членов партии.

Сместить Корбина участники переворота могут, выдвинув нового единого кандидата в лидеры партии, блокировав работу лейбористкой партии в парламенте и назначив партийные выборы. Однако, Корбин уже заявил, что будет участвовать в этих выборах, и у него много шансов победить вновь. Что это будет означать для заговорщиков? Конец лейбористской партии в том виде, в котором она существует сейчас? Или им придется уйти с насиженных парламентских мест в политическое небытие. А это не прельщает.

И вот начались подковерные и надковерные интриги, достойные Шекспира, открытый наезд на Корбина в большинстве британских СМИ, крики тележурналистов: «Когда вы уйдете, чтобы сохранить партию?!» «Что, вы хотите раскола! Уйдите!» Ну, и апофеоз всего этого: в четверг, все еще числящийся лидером консерваторов и премьером Дэвид Кэмерон прибыл в британский парламент, чтобы ответить на вопросы парламентариев о будущем страны. Отвечая на один из вопросов Корбина, который как лидер выступал от имени лейбористов-парламентариев, Кэмерон заорал: «Ради Бога! Мужик, уйди в отставку!»

Вы можете себе представить в России, например, Медведева, провалившего крупный политический проект и подавшего в связи с этим в отставку, который орет на лидера оппозиции, требуя в отставку уйти и его также?! Наш Медведев спрячется на даче и никуда, кроме дачи Путина, не поедет. Да, и к Путину он поедет лишь за тем, чтобы попросить себе гарантии неприкосновенности и пенсию с высшими государственными льготами. С другой стороны, попробуй он покричи на оппозицию. Наша оппозиция сожрет любого, кто окажется на пути в Белый дом, а тем более Корпус №1 Московского Кремля, если место там освободится, а на дороге окажется орущий от злости проигравший бывший…

Предательство друзей дело самих друзей

В первые же два дня после референдума ситуация с претендентами на пост премьера и лидера консерваторов, казалось, прояснилась. Было понятно, что лидер кампании за выход из ЕС Борис Джонсон (про него прочитать можно в моих прежних материалах, например, в «Британских записках…»  https://valerymorozov.com/%d0%b8%d1%85-%d0%bd%d1%80%d0%b0%d0%b2%d1%8b/2292 ) будет главным претендентом. За его спиной стояла хлипкая, но интеллектуальная и большеголовая фигура Майкла Гоува, бывшего министра образования, а ныне министра юстиции (отвечает за судебную систему, тюрьмы и другие элементы системы наказаний, которые он, кстати, активно реформирует). Майкл Гоув был самым главным союзником Бориса Джонсона, второй фигурой кампании за выход из ЕС, мозгами этой кампании.

Оба, кстати, личные друзья Дэвида Кэмерона со времен учебы в Оксфорде. При этом, обида у Дэвида Кэмерона и консерваторов, поддержавших ЕС, накопилась больше к Борису Джонсону, как заводиле и самому громкому из противников ЕС. В общем, тут у нас получилась дружеская комедия, которая бурно переросла в шекспировскую трагедию.

На борьбу с Борисом возненавидевшие его консерваторы выдвинули министра внутренних дел Терезу Мэй, новую «железную леди» Великобритании, по своему характеру, манерам, привычкам и виду представляющую помесь Маргарет Тэтчер и Ангелу Меркель. Тереза Мэй реально может железной рукой зажать нашкодивших, прекратить шатания, провести переговоры с ЕС, выторговывая приемлемые для Британии условия, о чем она немедленно заявила в своей первой речи в качестве кандидата на пост лидера партии и премьера.

Итак, по мысли британского истеблишмента, железная леди, должна прийти на смену «итонскому и оксфордского мальчику» Дэвиду Кэмерону и не допустить к власти второго «итонского и оксфордского мальчика» Бориса Джонсона (Итон – самая престижная школа в Великобритании, о не я напишу потом).

Однако, шансов у нее было не так много. Борис Джонсон, с его харизмой и умением зажигать и притягивать к себе людей, и Майкл Гоув, с его реформаторскими идеями и мозгами, были серьезной проблемой для руководства партии консерваторов, которые позицию свою определили просто: «Кто угодно, но не Борис».   

Дальше все начало раскручиваться так, что Шекспиру только снилось, а Льву Толстому даже во сне привидеться не могло.  

В четверг Борис Джонсон должен был выступить перед сторонниками и журналистами и объявить о своем вступлении в борьбу за пост лидера партии и премьера. Однако, в ночь на четверг эсмска, посланная с телефона Сары Вайн, жены Майкла Гоува, попала каким-то образом не только нужному адресату, кому предназначалась и была послана, но и совершенно стороннему человеку (или не стороннему, но тому, кому официально совсем не предназначалась). А в эсмске говорилось о том, что Борис Джонсон не надежен и не может быть лидером партии и премьером.

Эсмска стала гулять по ночному политическому Лондону, вызывая непонимание и озабоченность. Далее – более. За несколько часов до выступления Джонсона, ранним утром (вроде бы в 6.30 утра) Майкл Гоув заявил, что намерен сам выдвинуться на пост лидера. Еще через час журналисты, которые уже мало на что отвлекались, гоняясь по Лондону в поисках новостей, узнали, что спичрайтер предстоящего выступления Джонсона тоже покинул его команду и присоединился к Майклу Гоуву. Одновременно, стало известно, что Джонсон получил информацию о «предательстве» своего ближайшего соратника не от него самого, а из сообщений СМИ и от постоянно названивавших ему сторонников.

Тем не менее, народ, включая членов парламента и журналистов, который набился в зал, где должен был выступить с заявлением Борис Джонсон, был уверен, что Джонсон не просто включится в борьбу, но и развенчает предателей. Борис выступил. Сказал зажигательную речь, как обычно, в своей яркой манере, а потом, в завершении речи заявил, что «взвесив все и обдумав сложившиеся обстоятельства, в том числе ситуацию в парламенте», он понял, что не может быть тем человеком, который будет премьер-министром. Ошарашив всех, Борис поднял стоявший на кафедре стакан и выпил его… без тоста. И покинул зал.

Это был политический шок! Британские политики и СМИ не просто жалели Бориса Джонсона, но и откровенно называли «постыдным предательством» поступок Майкла Гоува.

Но, как мы знаем (некоторые мои друзья и читатели, правда к этим «мы» не относятся, к сожалению) не все является тем, чем выглядит. В пятницу уже пошла утечка из верхов консерваторов, которая проясняла (или прикрывала) реальные причины конфликта между Джонсоном и Гоувом. Сообщалось, в частности, что Борис Джонсон пытался инициировать соглашение между ним и Терезой Мэй о том, что он снимет свою кандидатуру или поведет дело таким образом, что премьером станет Мэй. Но с условием, что она останется в кресле до 2020 года, а потом уйдет, оставив кресло премьера Джонсону.

Более того, должна была состояться встреча Джонсона и Мэй, где по законам английских аристократических клубов (а встреча должна была состояться именно в одном из таких клубов) участники должны были без записей и следов (что является непременным и основополагающим правилом таких клубов) договориться о порядке премьерства. То, о чем договариваются в клубе, нарушено быть не может. Иначе исключат из клуба, а это похуже отставки с поста премьера!  

Джонсон прибыл в клуб на встречу. Тереза Мэй на встречу не приехала. Но состоялась другая встреча, и не с Джонсоном, и не с Мэй, а с Майклом Гоувом. Кто с ним встречался пока неизвестно, но утечка о переговорах за его спиной состоялась. Кто кого предал, запуталось окончательно!

(Продолжение следует)

 

* Хотя вот тоже был случай. Зашаталась власть, вышел народ на улицы Москвы, хотел пойти к Кремлю, но поговорил кто-то с кем-то (сейчас об этом подробно не буду, хотя тоже писал уже), и увели народ подальше, на остров, на Болотную. Там пар и выпустили, поставив на сцену выпускать пар «борцов с коррупцией в Кремле», хотя в реальности они по профессии «выпускатели пара»…

Комментировать Всего 3 комментария

Зачем сравнивать Великобританию c Россией, тем более с СССР? Причем с таким упорным постоянством.

Много чего и много где нельзя представить. Сравните с США. Попробуйте там провести референдум об отделении или вступлении, или еще какой нибудь.

Это тоже самое, что сравнивать Шекспира с Толстым или рассуждать кого Лев Николаевич не любил. Лоза Битлз не любит, и что?

Русским и тем, кто воспитан на русской и советской культуре, в том числе и политической, трудно понять эмоции, логику мыслей и действий британских политиков

Очень, очень спорный тезис. Безусловно, большинство "русских" (как Вы изволили выразиться) не были в Великобритании, не были и в Польше, даже Москве, но это совершенно не значит, что они какие-то ограниченные. "Русские" довольно много читают и прекрасно понимают, происходящее за границей, они умеют анализировать не хуже многих медийных горе-экспертов, еще раз убедился в этом вчера добираясь из Москвы до Калуги. По "Бла-Бла" договорился ехать в 3 часа ночи. Подъехала машина с наклейкой "Обама чмо" и флажком ДНР на "торпеде". За рулем оказался мужчина лет пятидесяти. Я подумал, что ехать стоит молча. Однако, мужчина сам начал разговор, причем, в довольно неожиданном для меня ключе. Попутчик оказался бывшим военным и год добровольцем отвоевал под Донецком. Он не видит перспектив у сегодняшней власти, ровно также как и у украинской, не глуп в экономике, хорошо знает историю, следит за событиями в мире.

Однако, можно ли представить, чтобы в России лидер страны ушел в отставку из-за собственного просчета, а главная оппозиционная партия, вместо того, чтобы хвататься за выпадавшую из рук правящей партии

Вы считаете эту ситуацию обыденной для демократических государств?

После таких постановок вопросов и написания текстов в таком стиле, конечно, "вата" (да и вообще все) будет считать демократов и либералов слабыми руководителями, готовыми свалить при первом "косяке" и недалекими людьми, которые не могут разобраться кто будет руководить страной. Есть очень хорошая поговорка: С такими друзьями и врагов не надо" Вы же в России живете.