Все записи
10:45  /  5.07.16

1546просмотров

Британия, на выход! ... часть 6 "Десять негритят" британской политики

+T -
Поделиться:

Кто не любит детективы Агаты Кристи!? Любят почти все. При этом, многим они кажутся откровенно выдуманными, сюжеты натянутыми. Вот, например, знаменитые ее «Десять негритят». Прекрасный детектив, но все привязано к детской песенке-считалке:

Десять негритят отправились обедать,

 Один поперхнулся, их осталось девять.

Девять негритят, поев, клевали носом,

 Один не смог проснуться, их осталось восемь.

Восемь негритят в Девон ушли потом,

 Один не возвратился, остались всемером.

Семь негритят дрова рубили вместе,

 Зарубил один себя — и осталось шесть их…

В соответствие с песенкой гибнут все, кто собрался на острове, все гости неизвестного хозяина, который мстит им за их преступления, убивая каждого в соответствии с детской считалкой. Ну, хорошо придумано, но разве так бывает в реальной жизни?

И только живя в Великобритании, наблюдая внимательно за жизнью, системой и менталитетом островитян, начинаешь понимать жизненность сюжетов Агаты Кристи, как и Шекспира, кстати. Многое в реальности происходит в соответствии со знаменитой считалкой.

Вот, еще недавно ряды политических «негритят»-консерваторов выглядели ровными и плотными. Но не прошло и недели, как ряды поредели, выбивая каждый день по одному «негритенку»-лидеру.

Де-факто нет уже премьера Кэмерона.

Де-факто и де-юре в списке претендентов уже нет Джорджа Осборна, который пару недель назад считался претендентом номер один.

Нет в претендентах и Бориса Джонсона, который неделю назад считался претендентом номер один…

Поредели ряды «негритят». Их осталось на сегодняшний день пять, и мы знаем, что в соответствии с британской политической считалкой к вечеру их останется четыре, а к концу недели - три, через неделю – два, а 9 сентября будет лишь один…

Система выборов лидера консерваторов в Великобритании работает следующим образом: сначала путем самовыдвижения определяется группа претендентов на пост лидера партии, - это уже произошло. Их пятеро.

Сегодня в парламентской фракции консервативной партии с 11.00 до 18.00 произойдет разбор полетов со всеми претендентами, а затем секретное голосование. В 19.00 будет объявлено имя «негритенка», которого «не станет», то есть он будет исключен из списка претендентов.

Затем будет два дня секретных встреч в закрытых клубах, на природе и в резиденциях, будут выпиты десятки, если не сотни, бутылок хорошего вина и уж точно пара десятков бутылок хорошего виски (Чичваркину надо обратить внимание: есть перспективы для винного бизнеса), будут розданы обещания на должности, созданы секретные временные союзы с целью определения порядка выбивания «негритят», и все это закончится утром в четверг, когда повторится сегодняшняя процедура, и «негритят» останется трое.

Дальше интенсивность переговоров, интриг и потребления спиртного взрастет неимоверно, и 12 июля произойдет неприятность еще с одним претендентом. И их останется двое.

Дальше все пойдет в разнос и перейдет в открытую войну, где победитель останется один, и он определится 9 сентября.

В общем,

 «Пять негритят судейство учинили,

 Засудили одного, осталось их четыре.

Четыре негритёнка пошли купаться в море,

 Один попался на приманку, их осталось трое.

Трое негритят в зверинце оказались,

 Одного схватил медведь, и вдвоём остались.

Двое негритят легли на солнцепёке,

 Один сгорел — и вот один, несчастный, одинокий.»

 

Итак, в соответствии с законами жанра, разберем «негритят» по списку сегодняшнего дня и постараемся определить их судьбу и порядок выбывания. Сейчас самовыдвинулись пять претендентов:

  1. Бывший министр обороны Великобритании Лиам Фокс, активный участник движения за выход из ЕС (я сам бывал на встречах с ним). Опытный политик, отличный оратор, впрочем, как и все британские политики. В отставку ушел в 2011 году в связи со скандалом вокруг включения его друга в состав официальных делегаций. В какой роли друг включался в состав делегаций, сказать я точно не могу, но догадываюсь.

Выдвинут и поддерживается группой друзей (но не обязательно теми, кто был включен в состав делегаций, просто разделяющими его позицию в жизни и политике, а также некоторые пристрастия).

Всего пока его поддерживают 8 членов парламента. Шансов у него нет. Он кандидат на вылет в первом туре, но наверняка сумеет «продать» голоса своих сторонников, рассчитывая получить пост и вернуться в правительство. За это он и бьется. За это он и записался в «негритата».

2. Министр труда и пенсий Стивен Крэбб, молодой (43 года) и перспективный политик, как говорится, «из народа», с рэгбийным прошлым и лицом (вице-капитан сборной Палаты общин Парламента по рэгби, бегает Лондонский марафон). За ним стоит группа молодых консерваторов, которые стремятся иметь свой голос в партии.

Серьезно его как претендента на пост лидера мало кто воспринимает. Но при определенном и очень сложном раскладе, шансы у него могут появиться. В выборах лидера участвует для раскрутки и дальнейших перспектив, но самое главное его оружие это те парламентарии, которые входят в его команду. Их голоса являются самой твердой и дорогой валютой. На определенном этапе, он может их передать продолжающим борьбу в обмен на достойный пост в будущем правительстве.

Стивена Крэбба поддерживает 21 член парламента.

  1. Министр энергетики Андреа Лидсом была малоизвестна до референдума. В политику она пришла из бизнеса лишь в 2010 году, когда стала членом парламента. До этого она работала в банковских структурах (Барклайс банк), в хедж-фондах и инвестиционных компаниях.

Последнее место ее работы до перехода в политику и на госслужбу – инвестиционная компания Bandal, занимающаяся скупкой недвижимости для сдачи её в аренду. Компания принадлежит её мужу, и пресса пару лет назад выдвигала против Андреа Лидсом обвинения в использовании офшорных схем для оптимизации налогов компании. Использование офшорных схем в Британии не считается преступлением, но ложится черным пятном на политика.

На встрече с журналистами она, умело скрывая смущение, постаралась твердо заявить, что готова предоставить данные о своих личных финансах.

Лидсом стала популярной в ходе телевизионных дебатов перед референдумом. На этих дебатах она отличалась от других политиков собранностью, спокойствием, продуманностью доводов, уверенностью в правильности выбора и решения о выходе из ЕС. Именно телевидение сделало ее звездой кампании за выход из ЕС.

После референдума она согласилась на предложение Бориса Джонсона войти в его команду. За это Борис ей гарантировал место в правительстве. Он должен был подтвердить договоренности в соответствующем письме, которое должно было быть ей передано в течение дня. Письмо Борис написал, но не передал, - оба были на разных встречах. Письмо должен был передать член парламента Ник Болес, который входил в узкий круг команды Джонсона. Болес письмо не передал. По его версии, он приехал на место встречи, но Лидсом там не нашел.

Андреа Лидсом, не получив гарантийного письма, написала Борису о том, что она письмо не получила, поэтому считает себя свободной от договоренностей и выдвигает собственную кандидатуру на пост лидера партии и премьера. Следом за ней о своем выдвижении заявил Майкл Гоув, а Болес стал руководителем его предвыборного штаба. Паззл сложился, и все обвинили в предательстве именно Гоува.  

После «предательства» Гоува, часть консерваторов, поддерживавших Бориса Джонсона бросились к Андреа и вошли в состав ее команды. Вчера о ее поддержке заявил и сам Борис Джонсон.

Андреа Лидсом поддерживают 25 членов парламента.

4. Министр юстиции Майкл Гоув, интеллектуал, правый консерватор, считает себя «человеком принципов», противник компромиссов по принципиальным вопросам. Гоува называют шотландским Стивеном Фраем (для тех, кто не знает, кто такой Стивен Фрай: актер, сыгравший роль Оскара Уайлда, на которого очень похож, начиная от блестящего ума и юмора, заканчивая гомосексуализмом и неустойчивостью психики; Фрай сыграл массу других великолепных ролей в кино, например, роль Дживса в «Дживс и Вустер», он ведет популярные телепередачи, автор книг, которые блещут юмором и талантом). В отличие от СФ, Гоув придерживается традиционной сексуальной ориентации, занимается сейчас исключительно политикой, но в молодости играл в кино и театре, причем, именно комические роли.

Гоув, хотя и воспитывался как приемный сын в семье простого шотландского рыбака, является личным оксфордским другом британского премьера Дэвида Кэмерона, министра финансов Джорджа Осборна и бывшего мэра Лондона и лидера движение за выход из ЕС Бориса Джонсона. Во всяком случае, был их другом до референдума. Теперь отношения сильно обострились.

Главная его проблема состоит в том, что СМИ и большинство консерваторов считают, что Гоув предал сначала Кэмерона, а затем и Бориса Джонсона и своим предательством лишил одного возможности оставаться премьером, а другого им стать. В общем, Гоув изображается сейчас в британских СМИ как этакая помесь Дживса и серийного политического убийцы, этакого политического террориста смертника, управление запалом от пояса со взрывчаткой которого находится не у него самого, а у его жены, известного газетного колумниста Сары Вайн. Переубедить своих коллег по партии у Гоува пока не получается, но он старается.

Гоува обвиняют также в том, что о любит посплетничать за бутылкой вина. «Из него утекают секреты и сплетни, - говорит член парламента Бен Уолесс. – Британцы должны быть уверены, засыпая ночью, что их секреты и секреты их страны не просочатся на следующий день на страницы газет в колонке жены премьер-министра или не сольются владельцам газет самим премьером за бутылкой хорошего вина.» Некоторые члены парламента в лучших традициях британского парламентаризма даже призывают кастрировать Гоува.

Гоув называет себя «кандидатом с программой перемен», и он действительно предлагает наиболее продуманную и отвечающую нынешней ситуации и проблемам экономики и социальной жизни программу радикальных преобразований. И это тоже стало фактором раздражения для многих консерваторов.

Майкл Гоув, действительно, странный консерватор, этакий новый тип радикального правого консерватора. В кабинете Гоува, когда он был министром образования, на стене рядом с портретом Маргарет Тэтчер, который висел много лет до него, красовался портрет Владимира Ильича Ленина, который Майкл Гоув повесил собственноручно. «Майкл – маоист, - говорил про него Дэвид Кэмерон. – Он верит в созидательное разрушение!»

При этом, Майкл Гоув выступал против мирного соглашения по Ирландии и за интервенцию в Ираке, что сейчас очень непопулярно. Гоув имеет внешность непрезентабельную, «без харизмы», как он сам отмечает. Типичный интеллигент-дохляк, с большой головой, тонкой шеей и узкими плечами. Несмотря на это (или поэтому) он старается показать себя жестким политиком, способным, как отмечает с сарказмом главный рупор консерваторов «Таймс», быть «беспощадным, как Владимир Путин».

В настоящий момент Майкла Гоува поддерживают 25 членов парламента.

Кто станет вторым, то есть, кто станет соперником Терезы Мэй: Гоув или Лидсом - самая главная интрига на сегодняшний день.

5. Министр внутренних дел Тереза Мэй, железная леди, как я писал в прошлом материале, этакая помесь Маргарет Тэтчер и фрау Меркель.

Она способна усмирить консерваторов из разных лагерей, провести переговоры с ЕС и добиться приемлемого результата. Не лучшего, с точки зрения противников ЕС, но приемлемого. Главная ее проблема состоит в том, что она выступала за сохранение членства в ЕС, то есть принадлежит к проигравшей партии.

Она первой стартовала, и сделала это очень уверенно и профессионально, но далее попала под скрытую атаку других претендентов, которые начали потихоньку ее давить. Вспомнили, что у нее сахарный диабет, что ей приходится колоть инсулин четыре раза в день, что у нее нет детей… В общем есть минусы в личной и семейной жизни.

Она и сама сделала ошибку, заявив, отвечая на провокационный вопрос, что не может сейчас гарантировать, что работающие и проживающие сейчас мигранты из ЕС останутся в Великобритании после того как соглашение о разводе с ЕС будет подписано. Это вызвало волну критики и протестов, потому что ставит под удар полтора миллиона британцев пенсионеров, доживающих свой век в теплых средиземноморских странах, а также в сложное положение те компании и госструктуры, которые держатся и функционируют за счет мигрантов.

Тем не менее, она остается претендентом номер один и гарантировано проходит в следующий тур.

Ее выдвижение поддерживают 104 членов парламента от Консервативной партии.

Главная ее проблема – здоровье и привычка все контролировать и все решать самой, даже мелочи. Как говорит бывший премьер-министр Великобритании Гордон Браун, Тереза Мэй настаивает на том, что именно она должна принимать все решения: «Она не привыкла делегировать другим. Вы можете так работать на должности министра внутренних дел. Вы не можете так делать на посту премьер-министра. Честно говоря, я думаю, что это убьет ее.»

В общем, как в считалке Агаты Кристи:

«Последний негритёнок поглядел устало,

 Он пошёл повесился, и никого не стало.»

Не накаркать бы…