Все записи
19:28  /  8.12.16

2062просмотра

"Престройка" на Западе: причины и риски, часть 1

+T -
Поделиться:

Вступление

«Брекзит и победа Трампа, о которых «так много говорили большевики, совершились!» (В.И.Ленин, Полное собрание сочинений).

Теперь встают вопросы: А что же будет? Чего ожидать? И извечный вопрос: Что делать? (В.И.Ленин, «Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения»; Н.Г.Чернышевский, Одноименный роман про Рахметова).

Еще несколько дней назад политологи и комментаторы обсуждали ситуацию в США и Европе исключительно узконаправленно: будут сняты санкции с России или нет? Будет Трамп поддерживать НАТО или нет? Будет он платить за отправку нескольких сотен солдат, в основном, американцев, немцев и британцев, в Прибалтику, чтобы они «сдерживали и противостояли российским дивизиям», которые «готовы напасть» на Ригу и Вильнюс, или решит, что слишком дорого устраивать солдатам оплачиваемые отпуска на Балтийском побережье, и пусть Лондон и Берлин платят за своих солдат свои британские фунты и немецкие евро.

Теперь эти темы практически ушли со страниц европейских СМИ. Как  уходит тема оппозиции в Алеппо. Понятно, что кроме аль-Каиды и ан-Нусры в Алеппо другой оппозиции уже не найти, что Асад и Россия додавят Алеппо до того, как Трамп въедет в Белый дом. А когда он в Белый дом въедет, то для сирийской оппозиции инаугурация Трампа ничего хорошего не принесет.

Сейчас начинается обсуждение более серьезных тем и вопросов. Наконец-то политики и политологи поняли, что дело обстоит серьезнее, что в мире происходит сдвиг, который может сравниться только с «перестройкой» Горбачева в СССР в 1980-х годах. Тогда блин пошел комом, и великая, мощная держава развалилась неожиданно для всех: и для тех, кто затеял перестройку, и для тех, кто наблюдал за ней со стороны, и для тех, кто ее использовал в корыстных целях. Никто развал СССР за два-три года до фактического распада страны предположить не мог.

Сейчас от того, как поведут свою политику Дональд Трамп и Тереза Мэй, как будет развиваться политическая ситуация во Франции и Италии, кто победит на выборах в Германии, начнет ли свое реформирование ЕС или будет продолжать давить на Европу прессом своей бюрократии, зависит будущее мира, в том числе и России, ее нынешнего режима. Нынешняя перестройка не наша, но Россия не избежит последствий, в том числе жизненно для нее важных.

К анализу начавшихся изменений в США и Европе я приступил в предыдущих сериях своих материалов: «Британия, на выход! Кто остался, я не виноват» (https://valerymorozov.com/%d0%b8%d1%85-%d0%bd%d1%80%d0%b0%d0%b2%d1%8b/2321 ) и «Выстрел британской «Авроры» и феномен Трампа» (https://valerymorozov.com/memoirs/2345 ).

В этой серии я постараюсь разобраться в происходящих событиях, анализируя их с новой точки зрения, в частности, сравнивая и проводя параллели с событиями, происходившими на Западе и в Советском Союзе, а затем в России, начиная с окончания Второй мировой войны, а также анализируя процессы, влиявшие на состояние отношений между Западом и СССР на протяжении последних десятилетий существования СССР. Центральное место в этой серии займет анализ нынешних процессов в США и Европе и их сравнение с «перестройкой» Горбачева, которая тогда изменила мир до неузнаваемости, и последствия которой никто не ожидал.

Как никто не ожидает сейчас вполне реальных последствий брекзита, реформирования ЕС и перестройки американской политики, экономики, финансов Дональдом Трампом.

Итак,

Часть 1

Физики, лирики и политики

Чем отличается физика от политики и политологии? Одно из главных различий состоит в том, что в физике, чтобы понять и изучить процессы, предметы и частицы вещества, изучают взаимодействия. Физики понимают, что именно взаимодействия, отношения между элементами являются тем, что определяет развитие вещества. Меняя взаимодействия, они изменяют вещество.

В отличие от физиков, политологи и политики рассматривают прежде всего «вещество», которое, по их мнению, определяет политические процессы, то есть взаимодействия политических систем.

Армии, государственные структуры и их чиновники, оппозиционные и правящие партии, деньги, количество банков и ядерных зарядов, произведенных автомобилей и компьютеров, зерна и мяса, капитализация корпораций и компаний - именно это определяет место того или иного государства в мировой политической системе, его роль и то, как к нему относятся другие страны, а также то, как руководство и народ данного государства относится к другим. Так считает большинство политологов и политиков во власти в большинстве стран.

Есть частная собственность, или ее нет, она запрещена. Играет ли государственная собственность главную роль в государстве, или частники тоже накапливают и контролируют богатства. Вот, что определяло для политологов «прогрессивность» или «демократизм» общественно-политической системы в прошлом веке. Нынешний век пока недалеко ушел.

И в этом беда современного мира.

К сожалению, на протяжении тысячелетий, за исключением нескольких цивилизаций, нескольких коротких периодов, вся история человечества строилась на превалировании «вещества», «массы», «объёма» над отношениями и взаимодействиями. Важнее было то, чем ты обладаешь, чем владеешь, чем богат. Важнейшим были количество и качество владения. Как ты относишься к людям, к другим, как строишь отношения с ними, и как ты с ними взаимодействуешь, отодвигалось на второй план.

Только религии и литература, искусство пытались изменить сложившуюся систему приоритетов. Собственно говоря, именно «теория взаимодействий и отношений», лежит в основе всех мировых религий. Они учат именно этому: как надо относиться к другим людям. Причем, учат в основе своих учений почти одинаково. То есть, моральные основы мировых религий одни и те же.

«Относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе», или отрицательная формулировка этого правила: «Не делайте другим того, чего не хотите себе». Это «золотое правило нравственности» издревле известно в религиозных и философских учениях Востока и Запада. Оно лежит в основе всех мировых религий.

В иудаизме, в Пятикнижии: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя».

В христианстве, в Евангелии от Матфея: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки».

В исламе, в «Сунне» приведено изречение Мухаммеда, который так учил высшему принципу веры: «Делайте всем людям то, что вы желали бы, чтобы вам делали люди, и не делайте другим того, чего вы не желали бы себе».

В индуизме, в «Махабхарате»: «Пусть [человек] не причиняет другому того, что неприятно ему самому. Такова вкратце дхарма — прочее проистекает от желания.»

У Конфуция: «Не делай другим того, чего не желаешь себе». Ученик спросил: «Можно ли всю жизнь руководствоваться одним словом?» Учитель ответил: «Это слово — взаимность. Не делай другим того, чего не желаешь себе.»

За религией потянулась философия и литература. Один из главных гениев в истории философии Эммануил Кант сформулировал свой «категорический императив», то есть свое золотое и незыблемое правило нравственности, почти цитируя Христа, Конфуция и Магомеда. Правда, процитировал он его по-своему, по-немецки, по-философски, не зря же он был основоположником немецкой классической философии. По-человечески у него говорить получалось с трудом, в итоге и получилось: «поступай так, чтобы максима твоей воли могла бы быть всеобщим законом». Ну, на то он и Кант!

В этом «золотом правиле» ничего не говорится о «веществе», о его «частицах», их количестве и качестве: сколько у тебя денег, каков твой цвет кожи, какого ты роста или пола, сколько в твоей армии человек, какое у тебя вооружение, какую партию ты поддерживаешь и какие у тебя сексуальные предпочтения.  

Однако, современная политика, особенно, внешняя политика, не основана на золотом моральном принципе. Политика Запада, например, преследует странную для Христа, Магомеда, Конфуция и даже Канта цель: защиту и продвижение демократии… Почему? Ведь никто из главных учителей человечества, его моральных и нравственных лидеров не говорил о том, что нужно относится к своему ближнему, как «истинный демократ». Типа: «Сейчас я тебе, как демократ демократу…»

Надо признать, что от политиков, финансистов и бизнесменов трудно ожидать, чтобы они выполняли «золотое правило нравственности». Церкви почти безуспешно бьются над этим уже несколько тысячелетий. И я понимаю, что изменить бизнесменов, политиков и политологов, в том числе самых либеральных и демократических (особенно либеральных) чрезвычайно сложно. Однако, до тех пор, пока они не поднимутся хотя бы до уровня физиков, не поймут, что организуя и совершенствуя взаимодействия, можно создавать и менять «вещество» и «элементы», а следовательно, и системы, в политике всегда будет происходить все по-черномырдински: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда».

Недостаточное изучение взаимосвязей и взаимодействий как между элементами внутри политических систем, так и между системами приводит к тому, что в политике материальные цели, например, получение контроля над территорией или ресурсами, превалируют над целями, которые предполагают изменение и совершенствование, развитие отношений и взаимодействий.

Это можно проследить на примере недавней (и продолжающейся, хотя, надеюсь, что Трамп остановит это) политики многих игроков на Ближнем Востоке и Украине. Политические решения принимались без учета последствий для отношений и взаимодействий иракцев, сирийцев, курдов, ливийцев, украинцев и русских между собой, с другими народами и другими странами. Меняя эти отношения и взаимодействия, мир получил потоки беженцев, разрушенные экономические и человеческие связи, терроризм и радикализацию религий.  

Разрушая Ливию, например, ни Вашингтон, ни Лондон, ни Париж не думали о том, что Ливия обеспечивает заслон между нищей, раздираемой конфликтами Африкой и тихой, благополучной Европой, что Ливия и Каддафи защищают западноевропейскую общественную и экономическую Систему от другой африканской Системы, бедной, раздираемой внутренними конфликтами. Именно режим Каддафи сохранял взаимодействие этих Систем в том виде и в той форме, которая не позволяла потокам беженцев хлынуть в Средиземноморье. Теперь поток хлынул. И именно через Ливию.

Взаимодействия разрушены, изменены, за ними изменились и соотношения между «материальными элементами» в Европе: прибавились несколько миллионов беженцев. И продолжают прибавляться, меняя взаимодействия между элементами политических систем стран Запада и всего ЕС. А эти изменения ведут к смене политических элит и курсов. Что же тут разводить руками: «Кто же знал, что британцы проголосуют за выход из ЕС!?» Как тут опять не вспомнить Виктора Степановича: «А раньше где были? Когда думать было надо, а не резать сплеча семь раз… А сейчас спохватились, забегали. И все сзади оказались. В самом глубоком смысле.» Видимо, наступило время, когда Черномырдинские афоризмы стали так же актуальны для Запада, как были когда-то актуальны для России.

Однако, для нас самым важным является даже не пример Ливии, а пример Украины, где разрушили три четверти экономики страны, поменяв взаимоотношения в треугольнике: Украина – Россия – Запад. Теперь никто не знает, что с Украиной делать. Хуже все – этого не знают сами украинцы.

Вот Трамп придет и скажет… Дальше у многих только страх. А вдруг Трамп скажет: «Надо деньги считать!» И все. И платить не будет, и помогать не будет, и не скажет, куда бежать, кого винить, на кого нападать… А посчитать страшно. Деньги куда-то ушли, а результата нет. Кого-то могут наказать…

Однако, нельзя сказать, что значение взаимодействий, отношений, их характера и особенностей недооценивались политиками и политологами всегда. Тот же лидер большевиков в начале ХХ века Александр Богданов, о котором я коротко уже писал в своих прошлых материалах, создал (или заложил основы) целую науку о взаимодействиях – Всеобщую организационную науку («Тектологию»). Он пришел к мысли, что диалектика является лишь частью, хоть и важной, более широкой системы законов, определяющих взаимодействия и отношения между системами и элементами внутри этих систем. И все эти взаимодействия подчинены определенным законам. И эти законы одинаковы для физики и политики, экономики и культуре…

Ленин этого не понял, не принял, выступил против Богданова, обвинил его в «субъективном идеализме», совершил в партии переворот и лишил партию возможности творческого развития коммунистических идей, в том числе, в Советской России. Сталин ленинское дело продолжил, заложив основы косного, узкого, негибкого и, как следствие, ущербного и обреченного на быструю гибель «научного коммунизма».

На Западе идеи Богданова подхватили, но тоже узконаправленно, в применении к конкретным задачам. Так, на основе идей Богданова были созданы кибернетика, общая теория систем, информатика, генетика… Но подход Богданова, его главная идея о создание всеобщей науки и взаимодействиях были не замечены, отброшены или забыты, или просто не поняты, или погребены под толстым слоем недоверия как к порождению коммунистического мировоззрения.

Возвращение к идеям Богданова произошло через сто лет. В Великобритании и некоторых других странах Запада стали возникать группы, которые попытались решать кризисные ситуации и конфликты, в том числе, политические, в том числе, военные, путем изучения отношений и противоречий между участниками конфликтов, а затем нахождения возможностей и путей для примирения противоречий и поиска компромиссных решений. Так удалось найти решение для конфликтной ситуации в Южной Африке при переходе от апартеида к правлению чернокожего большинства. Тогда удалось найти компромиссные решения, которые позволили защитить интересы белого меньшинства, прежде всего, бизнесменов, фермеров и ученых, что позволило им остаться в стране, а новому руководству во главе с Нельсоном Манделой сохранить промышленность, сельскохозяйственное производство, избежать кровопролития и голода.

Именно с этого начала создаваться новая политология и социальная философия, которая в основу свою поставила анализ и изучение отношений, связей и взаимодействий и через их развитие и совершенствование поиск решений для противоречий и проблем современности. От слова «relation» - «отношение, связь» это направление получило название Relational Thinking (RT).

В отличие от Александра Богданова, который шел от общего к частному, то есть от «всеобщей организационной науки», поиска и изучения ее общих законов и закономерностей к возможности ее применения в отдельных отраслях знания и деятельности (так, например, в искусстве постреволюционной России это направление получило название «пролеткульт» и привело к появлению новой архитектуры, например, конструктивизма, и новой живописи, например, произведений Филонова,  Кандинского, Малевича, и новым направлениям в медицине, например, первый в мире института переливания крови, созданного самим же  Богдановым при поддержке Ленина, и т.д.), Relational Thinking пошло и идет от частного к общему.

Начиналось все с разрешения политических конфликтов, но потом оказалось, что метод может быть применен и к решению конкретных социальных и экономических проблем: для решения задач по развитию бизнеса, совершенствованию системы образования, работы банковской системы, работы государственного аппарата, биржи… В настоящее время движение развивается вширь, охватывая все новые сферы деятельности.

По каждому направлению создаются специализированные компании и трасты, занимающиеся отдельными направлениями. В Великобритании научно-исследовательской работой занимается Relational Research, поиском путей мирного урегулирования конфликтов – Relational Peacebuilding Initiatives (правда, эта компания зарегистрирована в Швейцарии), решением проблем совершенствования управления бизнесом и повышением эффективности компаний – Relational Business, совершенствованием системы школьного образования – Relational School, и так далее.

Причем, основатели и основоположники Relational Thinking долгие годы ничего о Богданове не слышали и не знали. В Кембридже и Оксфорде Богданова не изучали. Левая молодежь знает Богданова как коммунистического фантаста, автора романа «Красная звезда». Когда я несколько лет назад в Relational Research рассказал впервые о Богданове, они мне не поверили. И только признав меня «по мышлению своим», заинтересовались идеями Богданова серьезно. Сейчас рассматривается вопрос о современном издании основных работ Богданова, прежде всего, его «Тектологии», на английском, а затем и на других языках, естественно, с обширными комментариями британских и американских исследователей.

Вот ведь как повернулась моя учеба в Академии общественных наук при ЦК КПСС! Кстати, вот кто не интересуется идеями и наследием основателя партии социал-демократов (большевиков), то есть коммунистов России начала прошлого века, опередивших западных философов на век, - так это нынешние российские коммунисты. Парадоксы современности! Как тут опять не процитировать незабвенного и неповторимого Черномырдина: «Я готов пригласить в состав кабинета всех-всех — и белых, и красных, и пёстрых. Лишь бы у них были идеи. Но они на это только показывают язык и ещё кое-что… Я на Зюганова не могу обижаться. И не обижаюсь. У нас ведь на таких людей не обижаются.»

Обижаться на руководство нынешних коммунистов, конечно, не имеет смысла, но вот применять идеи Богданова и накопленный на Западе опыт в России необходимо.

(Продолжение следует)