Все записи
20:33  /  16.07.19

640просмотров

О политическом кризисе и проблемах Брексита, Терезе Мэй и новом премьере, о встрече Мэй и Путина в Осака и новом G-суперклубе (интервью с Малколмом Рифкиндом)

+T -
Поделиться:

На фото: Сэр Малколм Рифкинд, бывший Министр иностранных дел Великобритании, Председатель Комитета Парламента по обороне, разведке и отношениям с США

Великобритания уже три года находится в политическом кризисе, который усиливается и угрожает не просто расколоть общество (оно уже расколото) и политические партии, но и разрушить страну. Однако, политическая элита в Лондоне все еще уверена, что Великобритания сможет преодолеть этот кризис и выйти из него с минимальными потерями.

Сэр Малколм Рифкинд принадлежит именно к старой политической элите Лондона, которая до сих пор во многом определяет политику Великобритании, и думаю, что российским читателям будет интересны его взгляды на то, что происходит в самой старой демократической системе мира, на место Великобритании в будущем миропорядке, а также на те изменения, которые происходят в отношениях между ведущими странами, включая США, Китай и Россию.

ВМ.: Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй ушла в отставку, однако она будет исполнять обязанности британского премьер-министра до избрания нового лидера консервативной партии, то есть до 22 июля. Есть два кандидата на пост лидера партии и премьер-министра: Борис Джонсон и Джереми Хант. Они остались из первоначального списка кандидатов, из которого можно было составить футбольную команду. Однако, большинство британцев не уверены, что Джонсон и Хант могут успешно решить задачу, которую не смогла решить Тереза Мэй, то есть вывести Великобританию из Евросоюза без больших потерь. И это не единственная проблема, стоящая перед Консервативной партией и правительством ...

На недавних выборах в Европейский парламент правящая в Великобритании консервативная партия потерпела самое большое поражение на общенациональных выборах с 1830 года и получила поддержку только 9% избирателей! Лейбористская партия, вторая основная партия Великобритании, была также унижена и потерпела сокрушительное поражение. На выборах победила партия «Брексит», созданная лишь за несколько недель до выборов ...

Три года назад, когда британский народ проголосовал на референдуме за выход из Европейского Союза, казалось, что светлое политическое и экономическое будущее ждет впереди Великобританию, которая вернет себе статус важного и независимого игрока на международной арене и в сфере политики, и в сфере бизнеса. Консервативная партия имела солидное большинство в парламенте. У правительства были сильные переговорные позиции в Брюсселе, и были очевидные признаки растущих проблем и противоречий в ЕС. Это было начало процесса, начало брекзита ...

Планировалось, что к настоящему времени Великобритания уже выйдет из ЕС и станет одним из независимых центров мировой политики, бизнеса и финансов. Однако сегодня Великобритания все еще в ЕС ... или лучше сказать, что никто не знает, где она и куда идет.

Две основные партии, которые были доминирующими структурами британской демократии и ее политической системы, теперь расколоты, разделены и теряют поддержку населения. Растут разногласия не только внутри консервативной и лейбористской партий, но и между правительством и парламентом, а также внутри этих основных структур британской демократической системы . Британский народ также разделен и поляризован.

Какой была главная причина того, что Терезы Мэй не смогла в срок выполнить решение, принятое британским народом на референдуме?

МР: Главная причина неспособности Терезы Мэй выполнить обещание, которое она дала британскому народу, и выйти из ЕС в течение двух лет заключается в том, что консервативное правительство, хотя и является самой большой партией в Палате общин, не имеет большинства. Правительству нужна была поддержка некоторых депутатов от оппозиции для выполнения решения референдума. Кроме того, в самой консерватиной партии существует значительная группа депутатов, которые отказываются идти на компромисс по вопросу брексита и хотят, чтобы Великобритания покинула ЕС при любых обстоятельствах, и не очень заинтересованы в компромиссном соглашении, которое должно сгладить последствия выхода Великобритании из ЕС и помочь сохранить нынешний уровень торговых отношений Британии с Францией, Германией и другими странами ЕС. Они также проголосовали против проекта соглашения, который согласовала британский премьер-министр с руководством ЕС.

Тереза Мэй добилась успеха в сокращении масштабов своего поражения, предложив парламенту голосовать за согласованное с ЕС соглашение три раза за два месяца. В первом голосовании проект соглашения был отвергнут большинством в свыше 200 голосов. К третьему голосованию она сократила разрыв до 30 голосов, но не могла его ликвидировать.

Лейбористская партия и другие оппозиционные партии не поддержали правительство либо потому, что хотели, чтобы Великобритания оставалась в ЕС, либо, как в случае с лидером оппозиции Джереми Корбином и лейбористской партией, потому, что они хотели и хотят использовать провал правительства, чтобы вызвать его крах и всеобщие выборы, которые, как они надеются, приведут их к власти.

Результаты последних европейских выборов в Великобритании были определены только одним вопросом, а именно брекситом. Партия «Брекзит», созданная Найджелом Фараджом, заняла первое место на выборах и получила большинство британских мест в Европарламенте. Не только правящая консервативная партия, но и лейбористская партия во главе с Джереми Корбином выступили на выборах очень плохо и оказались в конце списка по результатам выборов. Крупными победителями, помимо партии «Брексит», стали либерал-демократы, выступавшие за сохранение Великобритании в ЕС. Они одержали победу в Лондоне и заняли второе место в Соединенном Королевстве в целом.

Партия «Брексит», будучи лидером на выборах, набрала только 32% голосов. Если учесть, что «Брексит» собрала голоса сторонников выхода Великобритании из ЕС, которые до этого традиционно поддерживали разные партии, общий результат еще раз продемонстрировал, что британская общественность по-прежнему приблизительно поровну разделена между теми, кто поддерживает брекзит, и теми, кто хочет, чтобы Великобритания осталась в ЕС.

Пока рано говорить о том, как это повлияет на результаты выборов нового премьер-министра Великобритании, который должен сменить Терезу Мэй. Некоторых консерваторов результаты выборов в Европарламент побудят поддержать Бориса Джонсона как харизматического лидера, который может быть более привлекательным для избирателей, чем Фарадж, однако более вдумчивые комментаторы считают, что происходит рост числа сторонников либеральной демократии и видят в выборах в Европарламент предупреждение о том, что консерваторы могут потерять много голосов, если они не продолжат работать, чтобы добиться компромисса по брекситу с Брюсселем. Если Великобритания не выйдет из политического тупика, я думаю, что вероятность второго референдума по брекситу значительно возрастет.

 

ВМ: Вы очень мягко оценили результат работы Терезы Мэй, подчеркнув, что она «преуспела в уменьшении масштаба своего поражения». В то же время вы отметили, что основной причиной ее неспособности добиться выхода Британии из ЕС в срок было то, что консервативное правительство не имело большинства мест и нуждалось в поддержке оппозиционных депутатов. Однако, когда Тереза Мэй стала премьер-министром, у консервативной партии было достаточно солидное большинство в парламенте, чтобы принять необходимые решения и законы. Именно ее решение о проведении внеочередных выборов лишило консервативную партию большинства в парламенте.

Многие политики и политические обозреватели лично обвиняли Терезу Мэй в том, что случилось с брекзитом. Некоторые из них считают, что самой большой ошибкой было то, что она сразу направилась в Брюссель и начала переговоры с ЕС, прежде чем попыталась договориться и выработать проект соглашения с политическими партиями и группами в британском парламенте. Они считают, что Тереза Мэй сначала должна была найти компромисс внутри Великобритании, а затем начать переговоры с ЕС.

Некоторые из них даже обвиняют Терезу Мэй в попытках защитить интересы Брюсселя, что этим она создала конфронтацию и поляризацию среди британского народа и тем самым толкнула консервативную партию и британскую демократию в политический кризис.

На фото: Тереза Мэй после заявления о своей отставке с поста премьер-министр Великобритании

В любом случае очевидно, что были допущены серьезные ошибки, и задача провести Великобританию через процесс брекзита без углубления политической поляризации и конфронтации, избежать огромных потерь в экономике, что будет иметь разрушительные последствия для страны, будет очень тяжело. Это может стать самой сложной задачей в современной истории Великобритании.

Кто, по вашему мнению, способен выполнить эту непростую задачу среди претендентов на пост премьер-министра?

МР: Я не был «добр» или «мягок» к Терезе Мэй. Я напоминал читателю, что, к удивлению большинства людей, она смогла сократить разрыв в результатах голосования против согласованного ею и Брюсселем проекта соглашения с 200 до 30 депутатов, и даже Борис Джонсон поддержал правительство!

Вы не правы, когда говорите, что у Терезы Мэй, когда она стала премьер-министром, было «солидное большинство в парламенте, которого было достаточно для принятия необходимых решений и законов». У нее было большинство в 12 депутатов, что было намного меньше, чем число депутатов-консерваторов, которые не поддержали бы ее проект соглашения. Вот почему она решила провести всеобщие выборы, поскольку опросы общественного мнения показали, что она победит на выборах с очень значительным большинством. На деле это оказалось самой серьезной ошибкой.

Я также не согласен с тем, что она могла бы заранее договориться о заключении соглашения с оппозиционными партиями о брексите, прежде чем она начнет переговоры с ЕС. Большинство оппозиционных партий оставались враждебными по отношению к брекситу, в том числе половина лейбористской партии была против результатов референдума. Эта партия, как мы видели, была больше заинтересована в ослаблении правительства, чем в достижении прямого компромисса по брекситу.

Тот, кто станет следующим премьер-министром, столкнется с той же проблемой. Если правительство не может прийти к соглашению, а парламент остается глубоко раздробленным, единственное решение будет состоять в том, чтобы вернуться к электорату и пригласить граждан на новый референдуме и принять решение о том, выйти ли из ЕС без какого-либо соглашения, выйти из ЕС с соглашением, которое уже достигнуто с Брюсселем или остаться в ЕС.

Поскольку Великобритания является подлинной демократией, это будет правильно, что электорату будет предоставлено право на решение, особенно когда политические деятели не могут достичь согласия.

 

ВМ: Брексит стал самым обсуждаемым политическим событием и процессом последних трех лет не только в Великобритании, но и во всей

Европе. И даже в России ему было уделено значительное внимание. В то время, когда политологи и СМИ с энтузиазмом обсуждали все события и интриги вокруг брексита, анализировали события, которые произошли или должны были произойти, практически никто из них не касался и не анализировал, по крайней мере серьезно, причины брекзита. Брексит стал полнойи неприятной неожиданностью для политических элит Великобритании и Европейского Союза.

Политическая и бизнес-элита, а также аналитики спорили о том, какой ущерб брексит может нанести британской экономике, как сохранить открытой границу между Республикой Ирландией и Северной Ирландией, сколько Великобритания должна заплатить ЕС за выход или сколько она сможет сэкономить денег, прекратив платежи в ЕС и направив эти средства на внутреннее развитие, например, развитие системы здравоохранения. Однако даже британские политологи и СМИ избегали дискуссий о причинах, лежащих в основе брекзита, а в ЕС эти проблемы почти никогда не затрагивались. В России также не было опубликовано серьезных материалов, которые бы анализировали причины брексита.

Казалось, что политики, политологи и журналисты во всей Европе запутались и не могли понять, что происходит. Некоторые были настолько растеряны, что могли только говорить о том, что политическая борьба вокруг брексита превратилась в полный хаос. Другие писали о том, что британская демократия показала свою неспособность и погрузилась в политический кризис. Некоторые смотрели на то, что происходило в Лондоне и в Брюсселе

с ужасом, полагая, что это было только начало политического

кризиса, который может привести к последствиям, сопоставимым с «перестройкой» Горбачева, которая привела к развалу СССР.

Для некоторых европейцев, в основном из Восточной Европы и России, было трудно понять, почему британская демократия позволила членам

парламента от разных парти выступить открыто против брекзита и заблокировать решение, принятое британцами на всенародном референдуме.

По вашему мнению, каковы основные причины возникновения брексита?

Как случилось, что разные политические группы и депутаты оказались готовы пожертвовать целостностью и будущим своих партий, пойти на раскол своих партий и общества и поставить под огромный риск и давление существующую веками политическую систему?

МР: Итоги референдума стали неожиданностью не только для политических элит Великобритании и ЕС. Это также стало неожиданностью и для тех, кто в Великобритании боролся за брексит. Они также не ожидали победы.

Тем не менее, это был та неприятная нежиданнсть, которую нельзя было исключить и можно было ожидать. С тех пор, как мы вступили в ЕС, Великобритания была членом с ограниченным участием. Мы поддерживали единый внутренний рынок ЕС и политическое сотрудничество его членов. Но мы никогда не выступали, не поддерживали и не считали необходимым отказ членов ЕС от своего суверенитета, от постоянного его сокрщения, от передачи рычагов политического и экономического контроля и права принятия решений окончательно Европейскому Союзу.

Так, мы отказались от единой европейской валюты (евро) и сохранили свою национальную валюту и контроль над ней, над процентными ставками и денежно-кредитной политикой. Мы отказались присоединиться к Шенгенскому соглашению, которое сняло все пограничные ограничения между государствами-членами ЕС. Мы выступили против предложений о создании европейской армии. Мы рассматривали эти и другие изменения как важные шаги на пути к созданию каких-то Соединенных Штатов Европы.

Британская общественность боялась, что даже с этими отказами нас заставят против нашей воли все больше и больше терять национальную независимость. Как островная нация, сохранявшая свою независимость и не находившаяся под оккупацией какой-либо иностранной державой в течение тысячи лет, мы не разделяли мнения многих стран континентальной Европы о том, что неограниченная политическая интеграция является желательной или необходимой.

Большая часть Европы страдала от коммунизма, фашизма, нацизма, военных хунт или иностранной оккупации в течение большей части 20-го века. Эти страны были лишены демократии и верховенства закона в течение большей части прошедшего века. Они видят, что ЕС помогает им и дает гарантию того, что эти несчастные времена для них не вернутся. В Великобритании не было ограничений свободы со времен нашей гражданской войны в 1640-х годах!

Таким образом, евроскептицизм британцев не является чем-то новым, он присутствовал в Великобритании на протяжении всего периода существования ЕС, и это нас отличает от других странах Европы.

Когда Дэвид Кэмерон почувствовал себя обязанным согласиться на проведение референдума о возможном выходе из ЕС, мы все знали, что существует серьезный риск того, что он может закончиться большинством для брексита.

Британская демократия продемонстрировала не «свою неспособность» продолеть проблемы и трудности брекзита, но совершенно другое. Хотя тот факт, что дела вокруг брексита вышли из-под контроля правительства, вызвал смятение и замешательство в парламенте, все споры и конфликты происхдили мирно. У нас не было ни «желтых жилетов», ни беспорядков, ни столкновений, ни чрезвычайных ситуаций.

Правительство вынуждено было признать, что наш парламент имеет последнее слово. Наши члены парламента (как со стороны правительства, так и оппозиции) отказались автоматически поддерживать своих партийных лидеров. Вместо этого они заявили, что брексит имеет такое большое значение для будущего нашей страны, что депутаты будут действовать на основе своих собственных суждений, своего личного понимания того, что лучше для страны и народа, даже если это наносит ущерб политическим партиям, членами которых они являются.

Парламент не заблокировал решение большинства на референдуме. На референдуме было принято решение только относительно того, должны ли мы остаться в ЕС. Те, кто проголосовал на референдуме, не принимали никакого решения относительно того, следует ли нам уйти с соглашением или без соглашения с ЕС или по ряду других жизненно важных вопросов.

Хотя разногласия в Британии многих в мире приводят в смущение и наносят ущерб нашей репутации, они также продемонстрировали, насколько серьезно мы относимся к демократии и волеизъявлению народа. Аннексия Путина Крымом заняла несколько недель и была определна фальшивым референдумом, без подлинного согласия народа или демократических гарантий. Великобритания не такая страна.

 

ВМ: Некоторые политики и аналитики считают, что мир движется к какому-то новому геополитическому «Ялтинскому соглашению», которое установит новый мировой порядок, основанный на «сферах влияния» под контролем немногих G, которые будут договариваться и формировать мировые отношения и политику. Эти аналитики видят в США, Китае, России членов нового G-клуба. Возможно, что в этот клуб смогут войти и другие государства, но они еще не обеспечили право на свое членство. Эти аналитики видят в политике Трампа с ее торговыми конфликтами, напряженностью и санкциями, а также в наращивании военной мощи Китаем и в его попытках "мягкого поглощения" экономик других стран и проникновения на все континенты и во все экономические и технологические сферы, а также в стремлении России модернизировать свои вооруженные силы, свой научный, космический, IT и энергетический комплексы и вернуться в качестве ключевого игрока в стратегически важные для России регионы мира, - во всем этом они видят борьбу будущих членов G-суперклуба за лучшие переговорные позиции. Сейчас, по их мнению, проходит своего рода квалификационный раунд или период подготовки к борьбе за лучшую позицию за переговорным столом «Новой Ялты».

Похоже, что недавняя встреча G20 в Осаке подтвердила правомерность таких взглядов на современную политику. Большинство участников саммита в Осаке были похожи на статистов и свидетелей важных дискуссий и переговоров, которые проходили с участием Дональда Трампа, Си Цзиньпина и Владимира Путина.

На фото: Трамп и Путин в Осака

В настоящее время ЕС выпадает из этого процесса. Есть разные причины того, что ЕС перестает быть ведущим игроком мировой политики. Среди этих причин есть идеологические, экономические и политические, но одной из основных является ее военная слабость, которую невозможно преодолеть в ближайшем будущем. Эти аналитики считают, что брекзит - это попытка Великобритании вернуться в мир в качестве независимого игрока и занять свое место в новом G-суперклубе, что влиятельные британские политические и бизнес группы, которые хотят иметь свое право голоса в формировании нового мирового порядка, стоят за брекситом.

Что вы думаете об этом?

МР: Президент Путин - единственный мировой лидер, который хотел бы увидеть какое-то геополитическое «Ялтинское соглашение» с основными державами, контролирующими «сферы влияния». Си Цзиньпин хочет, чтобы Китай в один прекрасный день стал мировым лидером, равным США. Но я не вижу доказательств того, что он верит в необходимость и возможность создания системы управления миром узкой группой сверхдержав, работающих вместе.

Также я не видел никаких доказательств того, что китайцы, американцы, индийцы или другие пытаются разделить мир на «сферы влияния», где они могли бы ограничить независимость или контролировать внешнюю политику своих ближайших соседей. В истории США уже была доктрина Монро, которая была довольно похожа на эти идеи, но США отказались от нее много лет назад. Я не вижу, чтобы Трамп пытался возродить это.

Путин хочет вернуть свою «сферу влияния», потому что он никогда не соглашался с концом Российской империи и, в частности, с распадом Советского Союза. Этот распад произошел не по вине Запада. В реальности, президент Буш-старший отправился в Киев и попытался убедить украинскую Раду не принимать решение о независимости Украины, а остаться в СССР. Они называли его выступление «Цыпленок по-киевски».

Путинские «сферы влияния» - это попытки ликвидировать независимость Украины и запугать Грузию и Прибалтику. Однако события развиваются вопреки и против стратегии Путина. Китайцы, развивая свою программу «Один пояс и один путь», уже вытеснили Россию как доминирующую экономическую силу из бывших советских республик Центральной Азии.

Брексит не имеет ничего общего с желанием Великобритании вступить в клуб сверхдержав. Мы никогда не сможем снова стать сверхдержавой, мы представляем собой маленький остров с 65 миллионами человек. Мы хотим быть более независимым игроком и оставаться силой среднего размера, которая проводит более реалистичную политику.

ВМ: В Осаке Тереза Мэй, неожиданно для многих наблюдателей, встретилась с Владимиром Путиным. Видно, что встреча была не очень приятной для них обоих . Какова была реальная причина, которая заставила Путина и Мэй встретиться? Дело Скрипаля не могло быть такой причиной. Что это был за вопрос, для обсуждали которого им так важно было встретиться? Что заставило Мэй и Путина преодолеть обоюдную неприязнь и сесть за один стол для переговоров?

 

МР: Хороший вопрос. Я не знаю ответа! Именно такие встречи и делают главы правительств на встречах G20!

 

 

ВМ: В России есть аналитики, которые считают, что существует опасность того, что в результате брексита Великобритания может последовать за СССР, что брексит станет тем, чем стала для СССР перестройка Горбачева, которая началась как попытка широко поддерживаемых экономических реформ, направленных на демилитаризацию советской системы и конверсию оборонных отраслей, которые господствовали в советской экономике. Неожиданно для большей части советской элиты и народа «перестройка» привела к обострению противоречий и разногласий, к расколу общества, за которыми последовал ряд политических ошибок и, как следствие, развал СССР.

Последние годы разногласия и раскол внутри британского общества, между политическими и экономическими группами стремительно нарастают. Отставка Терезы Мэй и процесс избрания нового премьер-министра дали определенный перерыв Великобритании и ее народу. Политическая напряженность снизилась, но это ослабление напряженности может быть очень коротким. Избрание нового премьер-министра может положить конец этой «передышке», и разногласия и напряженность могут снова начать быстро нарастать.

Видите ли вы такую опасность для Великобритании и британского общества? Может ли брекзит подтолкнуть Великобританию к политическому хаосу и привести к структурным изменениям в ее многовековой политической системе?

МР: Любая попытка сравнить брексит с горбачевской перестройкой является ошибочным и желаемым мнением некоторых московских аналитиков! Горбачев потерпел неудачу, потому что советская система была гнилой, не могла обеспечить процветание и не могла предложить ничего в будущем. Как только структура диктатуры была ослаблена, все здание рухнуло. Брексит порождает значительные трудности, но ни у кого и ни на мгновение не возникает никаких сомнений в прочности и нашей идентичности как самой старой парламентской демократии в мире.

 

В.М .: Ясно, что многое будет зависеть от нового премьер-министра Великобритании, его характера, умения вести переговоры, его понимания проблем, стоящих перед Великобританией, и его видения будущего страны.

В гонке на пост премьер-министра остались два кандидата: Борис Джонсон и Джереми Хант. Как вы думаете, кто будет следующим британским премьером? Что произойдет с брекситом и Великобританией в ближайшие несколько месяцев?

МР: Вероятно, Борис Джонсон станет следующим премьер-министром, но Джереми Хант хорошо проводит кампанию, и один опрос уже поставил его впереди Джонсона. Их взгляды на брексит не сильно отличаются. Оба будут пытаться договориться о новом соглашении с ЕС, но Хант не будет столь же тверд, как Джонсон, в своем стремлении обеспечить выход Великобритании из ЕС до 31 октября, когда мы должны покинуть ЕС в соответствии с последними решениями.

На фото: Борис Джонсон и Джереми Хант