Все записи
13:31  /  29.07.20

627просмотров

Арест Сергея Фургала. Причины и последствия, часть 4

+T -
Поделиться:

      Хабаровск: попытка приватизировать движение за Народовластие

Что научились в России делать нынешние элиты, так это прихватизировать и приватизировать.

Приватизировали они быстро и нагло всё, что было государственным и народным, то есть, как они понимали, «ничьим». Этим «ничьим» были ресурсы, земля, собственность, промышленность, источники энергии, административный ресурс, государственные должности и функции, политический ресурс, партии, идеи, права, информационные ресурсы... Казалось, что уже и приватизировать нечего, и вдруг!

Неожиданно для всех в Хабаровском крае появился народный (то есть «ничей») протест, переросший в движение, которое начало самоорганизовываться (то есть не имеет «хозяина»), лидер которого сидит почти в изоляции в московской тюрьме (то есть главный претендент на приватизацию или тот, кто может этой приватизации помешать, временно устранен), и это движение стало не просто нарастать, а удивительным образом самоконтролироваться, развиваться и расширяться, охватывая новые города и регионы. То есть, в Хабаровском крае возникло народное движение, которое имеет огромную ценность, стоимость, политический и административный потенциал, и оно «ничье», а это значит, что «умные» люди могут и должны это быстро приватизировать!

Отработать приватизацию можно по той же хорошо известной схеме, которая прекрасно зарекомендовала себя в той же России в ХХ веке. Как говорится, кто был ничем, тот станет всем, а потом мы его и все у него приватизируем и сделаем его опять ничем и ни с чем! И пусть сам выживает, если и как может.

Причем, это движение в Хабаровском крае благодаря Сергею Фургалу оказалось не просто протестным, рожденным гневом и чувством ограбленности и несправедливости, а несущим огромный позитивный, созидательный потенциал: идею народовластия и стремление к созданию в России политической системы, где интересы элит подчинены интересам народа, где действия элит возможны только в рамках, которые определяют народные массы, избиратели, где народ задает программу развития страны, а элиты обязаны эту программу выполнять. А если они не выполняют, то перестают быть элитами и лишаются власти и всяких других ресурсов.

Историческая роль Сергея Фургала состоит в том, что он показал, что такая политическая система в современной России возможна, реальна и действует, несмотря на давление, интриги, происки старых элит.

Появившееся в Хабаровском крае движение оказалось носителем идеи, идеологии, обладающей огромным потенциалом, который был уже продемонстрирован в начале ХХ века, когда в царской России стали возникать первые Советы рабочих – политические и организационные структуры возникшего тогда движения за народовластие. Эти Советы в течение двенадцати лет создали альтернативную политическую структуру власти в виде Советов рабочих и солдатских депутатов, которые в октябре 1917 года свергли систему, к тому времени уже пришедшую на смену царизму, а именно систему буржуазной демократии в виде Учредительного собрания, и привели к власти партию большевиков, которые имели в тот момент в Советах большинство.

Идея народовластия оказалась настолько сильной и обладала настолько мощным политическим потенциалом, что смогла обеспечить победу Советам в Гражданской войне и против иностранной интервенции 14 государств в 1918-1922 гг. и дала мандат на правление большевикам в течение нескольких десятилетий.

Однако, история СССР учит, что и идею народовластия можно приватизировать и окэшить, что было сделано партийной и государственной бюрократией СССР после смерти последнего надсмотрщика за бюрократией Иосифа Сталина. Приватизация идеи народовластия была сделана аккуратно, незаметно и постепенно, так, что советскому народу долгое время было невдомёк, что он превратился в массу эскплуатируемую и манипулируемую группой жуликов и бездарей.

Причину перерождения коммунистического руководства и Советов мы пока оставим в стороне, но отметим, что один из выводов из истории России ХХ века состоит в том, что идея народовластия стоит дорого, но ее можно приватизировать задешево. Главное – это забежать вперед и погнать массу в нужном себе направлении, выкрикивая старые,  привычные, ставшие уже пустыми лозунги.

Именно начало этого процесса, то есть первые попытки приватизировать народное движение за Народовластие, мы можем наблюдать в Хабаровске в эти дни.

Сначала Жириновский и ЛДПР сдали и предали Сергея Фургала, но добились от Кремля решения, что новым руководителем края станет жириновец. Прислали Мишу – банщика, который попытался успокоить и взять под контроль протестное движение, сдуть протест, успокоить народ, а потенциал поддержки Сергея Фургала приватизировать и политически окэшить не только в Хабаровске, но и по всем регионам России как дополнительный потенциал поддержки ЛДПР.

Не получилось, и стало ясно, что протестный потенциал и движение за Народовластие сохранились и продолжают набирать силу, причем не только в Хабаровске и крае, но и вдругих городах России. 

Тут к организации тендера на приватизацию подключился сам Кремль, и в Хабаровск потянулись представители Навального, а затем и партии Роста Бориса Титова. С чем и зачем идут в Хабаровск Навальный и Титов, приславший в ударный прорыв Шнура, новый, но уже основной свой резерв?

Начнем с Бориса Титова.

В политике он почти двадцать лет. В 2007 он уже был членом Высшего совета партии "Единая Россия", а в 2008 году по заданию Кремля принял участие в главном тогда кремлевском проекте – создании партии «Правое дело», которая наследовала политический капитал, созданный в результате приватизации советской политической системы партиями Демократическая партия России, Гражданская сила (наверное, такую уже никто не помнит) и Союз правых сил. Титов вошел в тройку руководителей вновь созданного наследника – партии Правое дело.

Проект оказался полудохлым, способным только на приватизацию, но не на создание нового, поэтому все эти годы Титов плыл от одного полудохлого приватизатора до другого, ожидая жирной и «ничейной» жертвы, за счет которой можно будет запастить финансовым и человеческим, а также властным ресурсом. Это все тянулось до сегодняшнего дня, когда возникло народное протестное движение в Хабаровском крае.

Никакого отношения Титов и его партия не имели к Сергею Фургалу. Никакого права на политичсекое и идейное наследство ни Фургала, ни народа Хабаровского края Титов не имеет, однако движение кажется «ничейным» и готовым к приватизации, и Титов направил того, кого хабаровчане знают и могут встретить с готовностью разговаривать и слушать, - Сергея Шнурова.

Цели у Титова и стоящего за ним Кремля четыре:

  1. Участвовать в приватизации и забрать на себя часть протестного электората в Хабаровском крае и в других регионах России, где люди внимательно следят за событиями и поддерживают движение, то есть приватизировать часть политического потенциала созданного Фургалом и народом.
  2.  Подобрать то, что отвалилось и продолжает отваливаться от ЛДПР благодаря неумелым действиям врио губернатора.
  3. Тихо договориться с Дегтяревым, что Титов и его партия Роста будет сливать протест, переводя на себя часть регионального бизнеса, обещая бизнесменам путевки во власть, поддержку и защиту Москвы в случае проблем в бизнесе. Титов надеется, что Дегтярев даст возможность людям Титова активно работать в крае и получить часть пирога, который Москва будет вынуждена направить в край для успокоения.
  4. Показать Кремлю свою нужность и эффективность, принеся хоть какую-то конкретную политическую пользу за двадцать лет болтания в политке как в проруби.

Теперь об Алексее Навальном и его интересе.

Навальный как борец с коррупцией был создан группой приватизаторов, в составе которой главными были Михаил Касьянов (Миша 2%, прошу не путать с Мишей-банщиком) и Борис Немцов, вышедший из обслуги криминального авторитета Клементьева – старшего, будучи дружбаном Клементьева-младшего. Благодаря Клементьевым он перебрался из Сочи, где обслуживал авторитетных картежников на отдыхе, среди которых были Клементьевы, в Нижний Новгород, где с помощью тех же Клементьевых дорос до губернатора, помогая им и себе приватизировать все, что было возможно. Когда Клементьевы стали Немцову не нужны и он вырос из регионального приватизатора в общероссийского, Немцов от Клементьевых избавился (старший помер, а младший оказался в тюрьме, - все старо как мир).

Навальный был назначен главным борцом с коррупцией в 2010 году, когда борьба с коррупцией в России стала самой популярной темой в списке обвинений кремлевской власти. До этого Навальный успешно прибивался к разным политическим партиям приватизаторов, но на поприще обвинений некоторых представителей власти в коррупции он неожиданно преуспел и стал заметной фигурой в оппозиции.

Навальный сумел приватизировать тему боьбы с коррупцией и зарабатывать на такой вроде бы опасной теме. Дело дошло до того, что с 2011  года все деньги, которые выделяли березовские и другие зарубежные финансовые источники на борьбу с режимом Путина, шли исключительно на проект «Навальный».

Шуму было много, а результат политический оказался почти нулевым (где-то плюс, где-то минус).

В чем проблема и главная слабость Навального и его проекта?

Слабость состоит в том, что у Навального нет идеи, нет идеологии, нет позитивной программы, в которую могли бы поверить люди и пойти за эту идею бороться с властью. Не он начал борьбу с коррупционерами, не он сделал ее самой популярной темой в СМИ, но подмять под себя и приватизировать смог. Однако, представляя часть приватизаторов, бороться с другой частью, конечно, можно, но политический маневр в этой ситуации резко ограничен.

Его поддержка держится на том, что в России отсутствует другая внесистемная  оппозиция. Никому, кроме Навального, выйти на общероссийский уровень и остаться на свободе и живым в России пока не удавалось. Он приватизировал и борьбу с коррупцией, и политический потенциал внесистемной оппозиции, но распорядиться правильно ресурсом, которым он обладает, Навальный или неспособен, или не хочет, или ему этого не дают «старшие дяди», но главное – ему нечего предложить на политическом уровне.

И вот появился Хабаровский протест и движение, внутри которого зародилась идея восстановления народовластия в России, и эта идея, пока даже не оформленная, стала овладевать массами, то есть становиться огромной материальной силой.

Именно такой идеи не было и нет у Навального. Сейчас он еще заученно и по недомыслию говорит, о том, что «Путин всем надоел», но до него уже доходит, что дело не в том, что «Путин» или кто-то там в Кремле «надоел», а все дело гораздо серьезнее, что люди в Хабаровском крае увидели в Сергее Фургале того лидера и государственного деятеля, которым хотел представляться Навальный. Теперь он попытается приватизировать и идею, и потенциал движения, и, возможно, некоторые черты образа Фургала, который сложился и продолжает складываться в народе, хотя все это сделать ему будет чрезвычайно трудно.

Кроме Навального и Титова в Хабаровском крае, конечно, суетятся и шаманят зюгановцы, но им необычайно трудно доказать, что они что-то могут сделать позитивное и создать реальную систему народовластия. Зюганов приватизировал идею коммунизма, но тот «коммунизм», который он приватизировал, был не коммунизмом Маркса и не был коммунизмом Ленина и даже Сталина. Это был вариант «коммунизма», который отличался от своего источника как коровья лепешка от травы на лугу, по которому эта корова гуляла. Бюрократия КПСС сожрала идеи марксизма и на выходе получился Зюганов и КПРФ.

Народ это чувствует и понимает сердцем, и не пожелает свою идею и наследие Фургала заменить на продажного Зюганова и его фирму. Зюганов поставил жирный крест на себе в 1996 году, когда продал свою победу на президентских выборах Ельцину. После этого он и его партия стала политической мумией.

Конечно, среди коммунистов есть честные и преданные идеалам люди, но они организационно подчинены и контролируются – пока – зюгановцами. И о них речь подут в следующих материалах.

Так кто или что сможет пустить в расход потенциал народного протеста и движения за Народовластие в Хабаровском крае, кто може пустить протест с молотка?

Это может произойти, если народ Хабаровска потеряет время и даст возможность Кремлю, его политтехнологам, титушкам, их начальникам, Дегтяреву и разного рода неуравновешанным личностям из самих протестующих своими провокациями, болтовней, конфликтами и ссорами, отвлечением и  распылением энергии народа нарушить процесс самоорганизации движения, не дать Движению превратиться в новую самоуправляемую общероссийскую политическую организацию.

Именно в трансформации движения в политическую организацию - залог успеха движения за Народовластие. Фаза самоорганизации должна в самое короткое время привести к формированию современной самоуправляемой политической организации нового типа. При этом, самоорганизующее начало, инициатива и активность людей не должны ограничиваться.

Более того, следует подчернуть значение того, что люди приходят на митинги самостоятельно, не по команде «руководителей» или «лидеров». Этот живой характер Движения надо сохранить, ибо в нем жизнь и мощь Движения. Этот уровень самоорганизации необычен для России (в мире мы такие движения уже видели не раз, и именно такие движения начинают формировать нынешнюю политику) и демонстрирует высокий уровень сознательности хабаровчан. Именно этот уровень самоорганизации защищает митингующих от применения против них открытой силы. То, что жестко структурировано и управляется из одного центра, легко сломать или парализовать. То, что действует по законам самоорганизации и самоуправления, уничтожить или парализовать необычайно сложно.

Однако, любой организации нужны структуры, в том числе те, которые принимают новые сигналы, идеи, отрабатывают их и распространяют в массы, а также представляют Движение в случае необходимости переговоров. Движение должно иметь центр или уполномоченных представителей, которые могут объяснить миру цели Движения и его природу, характер, но не могут его ограничивать или управлять по-старому, как это, например, делает нынешний режим или существующие партии.

Самоорганизация не означает отсутствие организации. Это означает особый уровень организации, и именно это отличает политические организации нового типа, которые появились в 21-м веке.

Это не должна быть одна из партий, которых наклепали в России за последние десятилетия горе-реформаторы и приватизаторы, не способные  придумать ничего нового и создать разумного. Все эти партии склепаны по отсталым идеям и давно выброшенным чертежам и инструкциям. Пародии на КПСС, и только.

Народовластие может осуществляться только силой, основанной на принципах самоорганизации, самоуправления, на применении современных политических, информационных и организационных технологий. Именно это и составляет суть народовластия. Обо всем этом надо говорить отдельно, а сейчас я хотел бы остановиться на том, что необходимо делать срочно, сейчас.

Движение за Народовластие (или можно назвать его «Движение Народовластие», или «Общероссийское движение «Народовластие») должно быть немедленно организационно оформлено. Для этого необходимо:

  1. Подготовить и сделать Народное Заявление/Декларацию о создании Движения за Народовластие, о его основных целях. Текст Заявления надо распространить среди народа и получить его поддержку на митингах в разных городах края, а возможно, и в городах других регионов (Владивосток, Новосибирск, Якутск, ...).
  2. Используя интернетресурсы, необходимо провести подписку народа под этим Заявлением, распространяя его не только в России, но и по всем странам бывшего СССР, а также в других странах.
  3. Избрать голосованием на митинге с предварительным обсуждением в сетях Совет Движения, в который должны войти исключительно люди, которые доказали свою преданность Движению и лозунгам протеста.

Функции Совета: принимать сигналы, новые идеи, инициативы людей и предлагать их всему движению, обеспечивая его самоорганизованность и самоуправляемость.

Совет должен также взять на себя функцию представления Движения в случае необходимости в переговорах с представителями других регионов, организаций, партий и властями. В случае, если Движение не создаст представительный орган, функцию говорить от имени Движения возьмут на себя провокаторы, маргиналы и неадекватные люди, что нанесет сильнейший удар по престижу Движения. И это уже происходит.

Совет не должен выполнять роль управляющего и исполнительного центра.

  1. Подготовить и опубликовать Политическую программу Движения, взяв за основу те наработки, которые готовил Фургал в качестве своей политической платформы. Политическую программу Движения необходимо опубликовать и дать возможность народу обсудить ее и дополнить. Программа должна корректироваться и дополняться в зависимости от политической ситуации и задач момента по инициативе и решению народа.
  2. Создать свою интернет-платфому или сообщество, предложив вступить всем желающим. Создать из участников Движения специальную профессиональную группу по информационной работе.

Все это надо постараться сделать быстро, в течение нескольких дней. Нерасторопность и нерешительность, желание сохранить безлидерность движения приведет к задержке, и тогда протест Хабаровского крае ожидает не просто судьба французских «желтых жилетов», а гораздо хуже: противники Движения сумеют развалить его и не допустить создание политического движения, что оставит народный протест в состоянии «ничейности» и превратит его в добычу приватизаторов.

И тогда придется ждать следующего подъема народа...

 (Продолжение следует)