Все записи
17:05  /  8.08.20

946просмотров

Арест Сергея Фургала. Причины и последствия, часть 5

+T -
Поделиться:

                   Конфликт элит и арест Сергея Фургала

В предшествующих двух материалах я писал о необходимости и неизбежности в Хабаровском крае организационного становления народного протеста и превращения его в политическое Движение за народовластие ( см. https://valerymorozov.com/news/2727, https://valerymorozov.com/news/2731, или для тех, кто в РФ не смог зайти на мой сайт, можно прочитать на Сноб.ру https://snob.ru/profile/23916/blog/169112 , https://snob.ru/profile/23916/blog/169162).

Прошло всего три дня, и этот процесс официально проявился. Депутаты Законодательной думы Хабаровского края Петр Емельянов и городской думы Хабаровска Александр Каян, также известный блогер, вышедшие из ЛДПР и несогласные с позицией руководства партии по аресту Сергея Фургала и с назначением Михаила Дегтярева врио губернатора региона, объявили о создании народного движения «Голос Дальнего Востока».

Конечно, движение получило не то название, которое, как я считал, более точно будет отражать суть протеста («Движение Народовластие»). Кроме этого, «Голос» является региональным, а не общероссийским движением. Тем не менее в основе созданного «Голоса» лежат те же принципы, о которых я писал и которые начал проводить в своей политике Сергей Фургал: приоритет интересов народа над интересами элитных групп.

Создатели Движения «Голос Дальнего Востока» хотят, чтобы голос народа региона и России услышала элита, власти, в том числе те, которые называются «Кремль», называются уже по какому-то недоразумению, ибо в Московском Кремле руководство Администрации Президента и сам Президент практически не бывают.

А то, что это движение началось как региональное, тоже понятно. Народовластие строится снизу, с мест, то есть движение должно идти из регионов. И можно ожидать, что в ближайшие дни мы услышим о создании «Голосов» в других регионах России и об активном вступлении населения других регионов в Движение «Голос».

Когда власть вынуждена слышать народ, наступает первый этап перехода к народовластию. Второй этап начинается, когда Кремль вынужден вступить в переговоры и выполнять требования народа. Третий этап наступает, когда власть меняется и в Кремль приходят управлять страной представители именно этого народа, те, кто доносил его голос до прошлой власти. И три эти фазы взаимосвязаны: без первой не бывает ни второй, ни третьей...

 К этой теме мы вернемся позже, а пока я хотел бы представить на ваше суждение новый материал, который посвящен еще одной причине ареста Сергея Фургала. Замечу, что этот материал я писал именно в те дни, когда создавался «Голос Дальнего Востока», и именно та причина, о которой я пишу в этом материале, связана с противоречиями, которые породили, дали силу и поддерживают народное Движение в Хабаровском крае.

                         Альтернативу себе Власть всегда создает сама

Прежде, чем перейти к причине №4 ареста Сергея Фургала. Напомню три причины, ранее раскрытые мною (а то вдруг уже забыли за треволнениями жизни):

  1. Попытка Кремля и «Единой России» не допустить Сергея Фургала к лидерству в ЛДПР после предстоящего ухода Жириновского из большой политики по возрасту и здоровью (предложение это Фургал получил от Жириновского за пару месяцев до ареста), оставить ЛДПР без эффективного лидерства и отобрать электорат перед предстоящими выборами в Госдуму.
  2. Предотвратить выход Сергея Фургала на общероссийскую сцену политики, его возможное превращение, используя потенциал и организационную структуру ЛДПР, в нового лидера оппозиции, который может составить реальную и сильную конкуренцию кремлёвским политическим проектам, в том числе проекту «Преемник Путина».
  3. Остановить трансформацию сил, поддерживающих Фургала в регионе, в общероссийское движение, которое сделает своей целью создание новой политической системы в России, основанной на принципах народовластия, то есть подчинения интересов элит интересам большинства народа, включая перераспределение власти между центром и регионами. Убрать политика, который начал внедрять принципы народовластия в крае.

Я специально не рассматривал часто называемую причину: попытку отнять у Фургала  и Мистрюкова металлургический комбинат «Амурсталь» в Комсомольске-на Амуре. Все ранее названные причины политические и, с моей точки зрения, намного более важные, чем 25% акций управляющей компании "Торэкс-Хабаровск", которой принадлежит завод "Амурсталь", находящихся в собственности жены Фургала, и 25% акций, которыми владел до своего ареста партнер Фургала Николай Мистрюков, которые его жена «продала за недорого» (говорят о 25% реальной цены акций) Павлу Бальскому, входящего в клан Ротенбургов, после некоторого тюремного опыта мужа в Лефортово. Акции эти, действительно, «вкусная» добавка, но только «вишенка» на политическом «торте».

Однако, мимо экономики, бизнеса и денег при объяснении причин ареста Сергея Фургала пройти не получится, но и здесь дело «Амурстали» оказывается лишь эпизодом в войне, как резиденция «Нижняя Ореанда» (или «Глициния») в Ялте, где жили когда-то Генеральные секретари ЦК КПСС (особенно ее любил Леонид Брежнев), которая для Кремля стала «вишенкой» при присоединении Крыма к России. Главные цели были другие, уровень проблем другой, риски на несколько уровней выше, но приятно получить легендарный объект КГБ в свое пользование, тем более что Путин за несколько лет до присоединения Крыма к России уже пытался купить «Нижнюю Ореанду» у Украины, чтобы иметь резиденцию в Крыму. Договор был даже заключен, и аванс проплачен, но пришедший к власти тогда президент Украины Ющенко сделку расторг. В итоге Путин получил «Нижнюю Ореанду» бесплатно в виде «вишенки»... И история с «Глицинией» действительно напоминает дело «Амурстали»...

Кем был Фургал до того, как его жена стала акционером фирмы «Торекс» и обладателем 25% акций компании, купившей через некоторое время завод «Амурметалл», позднее ставший «Амурсталь»?

В лихие 1990-е Фургал был врачом сельской больницы, а с начала 2000-х (точнее, с 1999 года) продавцом леса, а затем сборщиком металлолома. Одним из десятков в крае. С 1999 года Фургал принимал металлолом, то есть все, что осталось от металлолома, в который превратились советские машины и оборудование, что не было к этому времени продано в Японию, Корею и Китай или переплавлено на том же комбинате «Амурсталь» и оставалось брошенным и ненужным в течение десяти лет после начала уничтожения советской промышленности и колхозов. Не очень радужные бизнес перспективы!

Фургал пропустил период наглой воровской приватизации Ельцина и младореформаторов, бандитского грабежа и откровенной распродажи советского наследия в 1990-е. Ему достались металлообъедки. Хотя по сравнению с нищенской зарплатой деревенского врача в дальневосточной глубинке, наверное, это были реальные деньги.

К началу подъёма Фургала как политика младореформаторы доказали свою ничтожность, провалились и опозорились. Олигархи первой волны и те, кто за ними стояли, прихватизировали и взяли под контроль ресурсы страны, начиная от природных и заканчивая информационными и административно-политическими, и продолжали разваливать теперь уже Россию, экспортируя все, что согласны были принять, спрятать или купить за рубежом, начиная с денег и заканчивая сырьем и металолломом, в который превратилась советская промышленность.

Ельцинские «бизнесмены» продавали за рубеж серьезный «металлолом»: на экспорт шли стратегические запасы металлов (например, медь или титан, десятки тысяч тонн которых хранились на случае мировой войны), корабли, подводные лодки, тысячи танков и БМП, станки и оборудование огромных заводов и так далее.

Ельцин и его Семья не смогли создать работоспособную государственнубю систему, которая могла защищать их интересы как от внутренних, так и внешних угроз. Поэтому в конце 1990-х элита была изменена, переформатирована. С 1999 года началась эпоха Владимира Путина, который к этому времени не только уже был выбран преемником, но и фактически руководил страной. 

К власти в России пришли «чекисты» или «питерские», как их называли старожилы Кремля, и «питерские» начали энергично поворачивать страну в свой фарватер и прижимать старую элиту, высвобождая пространство и место для себя. С «питерскими» в Москву потянулись новые региональные элитные группировки, которые при Ельцине не успели получить места у столичного пирога власти.

Новая, так называемая «путинская» элита, начала рассаживаться и брать «поляны» в свое кормление. И это рассаживание и кормление распределялось и контролировалось «питерскими», из Москвы, из Кремля.

Старая ельцинская элита и олигархи должны были или подвинуться, или встать в стойло и исполнять приказы «питерских», или исчезнуть из страны и жизни.

Фургал не был олигархом и не был допущен тогда в новую путинскую элиту. Ворота в Кремль с приходом Путина сузились, и Фургал, как и миллионы «мелких» бизнесменов в регионах был новой элите не нужен. Он пропустил не только ельцинский период приватизации и грабежа, но и период путинского перераспределения ранее награбленного.

Еще раз подчеркну этот момент: Фургал не принадлежал ни к первой, ельцинской и чубайсо-гайдаровской волне элит, ни ко второй, путинской, которая сформировалась из слоев ельцинской и «питерских», а также тех, кто быстро и с безграничной покорностью примкнул к последним, подчинив им финансовые потоки, которые они контролировали. Фургал начал подниматься из глубинки с третьей волной элит.

                   Как закаляется новая элита

Четвертая причина ареста Фургала может быть понятна, если посмотреть с точки зрения конфликта между элитами, а проиллюстрирована историей столкновения Фургала и Мистрюкова, с одной стороны, и московской элитной группировкой, с другой, на примере именно металлургического комбината «Амурсталь».

Для этого опять вернемся на несколько лет до того, как жена Фургала стала акционером завода...

Что сделал Фургал, чтобы стать членом элиты? Первым его шагом стало членство в ЛДПР и закрепление в местной политической группе жириновцев.

Сделать это было несложно. Политиков среди жириновцев в Хабаровском крае практически не было, Жириновский принимал в политическую когорту своей партии за деньги. Плати, поддерживай, активно действуй, - получай место в политике. Не в высшей, пока на задворках, но все-таки...

Вторым шагом Фургала стало создание производства по переработке металлолома. До этого собираемый его компанией металлолом шел исключительно на экспорт, прежде всего в Японию, Китай и Корею, и поставлялся на комбинат «Амурсталь», огромный и единственный металлургический комплекс на Дальнем Востоке. Однако, судьба этого комбината была незавидной, как и судьба всей советской экономики.

               Трагедия «Амурстали»

Каждая волна элит приносила на «Амурсталь» новых прихватизаторов, собственников и «инвесторов», которые даже умудрялись привлечь реальных иностранных инвесторов (были и такие смелые и слишком доверчивые). Все эти собственники использовали завод и привлеченные инвестиции с одной целью: отобрать себе наибольшую, максимально возможную часть финансовых потоков комбината, который в советские времена производил 1 миллион тонн стали в год.

Производство и продажа продукции, кредиты и инвестиции под программы «развития производства», - все это были лишь инструментами и механизмами для выкачивания средств из завода, обмана доверчивых инвесторов или проведения «договорняков» и «многоходовок», то есть тех же жульнических операций, в том числе с государственными структурами и банками, чтобы в результате «срубить бабла».

Все постсоветское время волны элит грабили завод, который был построен как мечта тех, кто был воспитан на Павке Корчагине. Именно здесь, на этом заводе должна была «закаляться сталь», а теперь «закалялась» баблом элита. С 1991 года за счет комбината лишь обогащались, покупали себе места в Госдуме и Совете Федерации, становились депутатами и сенаторами от возникавших как грибы и также быстро гниющих партий правящей элиты. О стали забыли, она стала «материалом», «ресурсом», «стоимостью», источником прибыли для распила.

Тут можно вспомнить депутата от «Единой России» Александра Шишкина, который был членом Комитета по безопасности и противодействию коррупции (как без этого, без коррупции и борьбы с ней!?), а в 2013 году стал сенатором от правительства Хабаровского края. Как раз в тот год «Амурметалл» был окончательно признан банкротом, но за пару лет до этого Шишкин успел продать свой пакет акций «Внешэкономбанку» и перепрыгнуть в депутаты, а затем  в сенаторы с приличным денежным мешком.

Как сенатор, бывший акционер «Амурметалла» Шишкин занимался вопросами обороны и безопасности, но в 2018 году был отстранен Сергеем Фургалом, который к этому времени имел возможность детально ознакомиться с результатами бизнеса сенатора от «Единой России» Шишкина.

Или можно вспомнить другого акционера – тоже депутата от «Единой России», а потом спикера Законодательной думы Хабаровского края Сергея Хохлова, который запомнился хабаровчанам своими усами, отчаянными интригами против губернатора Шпорта, вызванными таким же отчаянным желанием самому стать губернатором края, словами о тогдашнем премьер-министре Владимире Путине, которого он назвал «идеалом положительных качеств, которые только есть», и словами о тогдашнем Президенте Дмитрии Медведеве, что «надо иногда останавливать Дмитрия Анатольевича, чтобы не было перереформирования», а также смсками, которые хабаровчане получали на мобильные: «Коллеги! В течение 2 дней вам необходимо проголосовать за Хохлова С.А., Шишкина А.Г на (название сайта)». И очередная «вишенка»: Хохлова хабаровчане звали близкой для москвичей кликухой «оленевод»!

Уже многие годы до прихода Фургала и Мистрюкова на «Амурметалл» акции завода были рассеяны за рубежом, скапливаясь во всяких офшорах, как это и было положено во времена Ельцина и осталось как системная традиция в эпоху Путина. Для элиты новой России желанным, а потом и стандартным стал путь: родной регион – Москва – заграница с финансовой базой в офшорах. Долги же заводов оставались российским предприятиям, банкам, в том числе госбанкам. Так, «Внеэкономбанк» стал не только кредитором комбината, но и покупателем пакетов акций у спрыгивавших с дела акционеров. Причем, банки покупали не сами акции, а именно офшорные компании бывших акционеров.

В общем, акционерами «Амурметалла» от «Единой России» были типичные представители нынешней путинской элиты, которая формировалась из переселенцев из регионов в Москву, куда и утекало «бабло», которое потом перекачивалось за рубеж, поэтому завод твердо и эффективно был доведен до банкротства.

И это обстоятельство следует подчеркнуть. Все хозяева комбината «Амурсталь», название которого, видимо, чтобы окончательно забыть и порвать с советским прошлым, было изменено акционерами на «Амурметалл», были хоть и регионального розлива, но из правившей в Москве элиты, в том числе из «Единой России». Родные регионы были для них источниками «бабла» и трамплинами для прыжков в московскую политику.

Фургал и Мистрюков были представителями набиравшей силу новой волны и стали первыми акционерами завода от «реальной оппозиции». Они же и вернули комбинату старое советское имя – «Амурсталь».

Несмотря на то, что покупателей металла у комбината было множество, в том числе за рубежом, а объёмы сырья, металлолома, не иссякали с перманентным развалом промышленности в России, завод все послесоветские годы агонизировал, при этом выдавая акцтонерам прибыль до 1,5 миллирдов рублей в год. Кризис 2008 года ударил по «Амурметаллу», но акционеры спасать предпочли свои офшорные кубышки, а не помогать заводу. К 2013 году весь производственный и жизненный потенциал «Амурметалла» иссяк, комбинат был признан банкротом и начался процесс умирания.

                        Новая жизнь «Амурстали»

Крупнейший металлургический комбинат лежал, погрязший в долгах, которые превысили 35 миллиардов рублей, без какой-либо надежды на спасение, исчерпавший весь ресурс доверия и веры в свое будущее. Все было разворовано. Не могли его спасти и ни политический ресурс хозяев, ни их друзья из путинской братвы.

И тут опять «вишенка»: незадолго до своего банкротства АО «Амурметалл» появилось в числе учредителей ООО «Континентальная хоккейная лига». Тут возникает та «scarlet», то есть та пурпурная нить, по которой Шерлок Холмс учил доктора Ватсона разматывать нить преступлений в первом романе Конан Дойля «A Study in Scarlet», название которого довольно бездарно переведено как «Этюд в багровых тонах».

Так вот, эта пурпурная нить вдруг начинает связывать бывших хозяев «Амурстали» не просто с любителями российского хоккея, а центровыми путинской элиты, проходя по жизни Павла Бальского, первого вице-президента хоккейного клуба «Динамо», Аркадия Ротенберга, президента того же клуба, и Михиала Дегтярева, члена правления Федерации хоккея России и, до назначения врио губернатора Хабаровского края, главы Комитета Госдумы по спорту... Но пока оставим хоккеистов в покое...

Ко времени банкротства «Амурметалла» наступили другие времена, не времена Ельцина, Гайдара и Кириенко-премьера. В 2013 такой комбинат умереть тихо уже не мог.

Это было одно из трех главных производств Комсомольска-на-Амуре, за счет которых существовал основной оборонный город Дальнего Востока. Со смертью «Амурметалла» три с половиной тысячи человек оказывались безработными, а за ними в полную нищету падали десятки тысяч людей. Бюджет терял миллиарды налогов. А сталь пришлось бы всей оборонке Сибири покупать за рубежом по неприемлимым для многих производств ценам и зависеть от компаний импортеров. Это могло стать крупным политическим скандалом...

      Союз Трутнева с Фургалом по спасению «Амурстали»

Именно в год банкротства «Амурметалла» представителем президента по Дальневосточному округу был назначен Юрий Трутнев. Допустить окончательную смерть комбината он не мог.

Проблема для Трутнева была очень серьезной. Остановить банкротство «Амурметалла» он не мог, но допустить выброс на улицу нескольких тысяч работников комбината, перевод всей промышленности Дальнего Востока на импортный металл, резкое повышение затрат на многих производствах Сибири и огромные дополнительные потери бюджета он также не мог. Это был бы политический скандал, стратегический, экономический и социальный провал, который поставил бы крест на его государственной карьере. Кремль таких провалов прощать не любит.

В этот же период Фургал и Мистрюков решили создать свое производство металла, способное перерабатывать металлолом, и перейти на экспорт изделий из металла. Прибавочную стоимость нужно было создавать в России, в Хабаровском крае, не для японцев и китайцев, а для своего бизнеса, для России и местных жителей. Жена Сергея Фургала Стародубова и Мистрюков создали компанию «Торекс», которая учредила ООО «Хабаровский электросталеплавильный завод» (ХЭСПЗ).

И в этот момент в их планы вмешались представитель Президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев и группа московских любителей хоккея. План Трутнева казался разумным.

Найти в Москве тех, кто мог бы взять на себя спасение и возрождение «Амурметалла» было невозможно. Путинская элита свое дело уже сделала, получать прибыль из «Амурметалла» было невозможно от слова «совсем». Ситуация была слишком запущенная, комбинат был не просто трупом, но разлагающимся трупом. Ни один бизнесмен из Москвы или иностранец не мог бы ввязаться в такую авантюру: попытаться реанимировать экономический труп за тысячи километров от Москвы, где-то в Сибири, на котором завязаны десятки тысяч жизней дальневосточников, при этом не имея никакой опоры в регионе, чтобы поднять такую глыбу проблем и затрат.

Трутнев понял, что единственным вариантом спасения «Амурметалла» может быть подключение местных ресурсов, местного бизнеса, местной элиты. И именно Фургал и Мистрюков были лучшими кандидатами на роль тягловой силы, способной вытащить и возродить «Амурметалл». И Трутнев, присмотревшись к Фургалу, именно его привлек к решению этой первоочередной для России, для края и для самого Трутнева задачи.

Для ее решения было несколько условий.

Первое, Фургал и Мистрюков к этому времени владели компаниями, которые собирали большое количество металлолома, то есть могли обеспечить поставку сырья, а в случае покупки ими «Амурметалла», могли обеспечить сырьем комбинат с отсрочкой платежей.

Второе, они уже экспортировали металлолом и изделия из металла за рубеж, имели наработанные связи и контракты. Таким образом, они могли наладить быстро экспорт изделий из металла за рубеж, не обращаясь к посредникам, в том числе иностранным, то есть получать от экспорта дополнительную прибыль.

Третье, они уже получали прибыль от сбора и продажи металлолома, в том числе от экспорта, и таким образом, могли потерпеть и не стремиться выжать из «Амурметалла» максимальную прибыль на этапе восстановления комбината, но содействовать расплате по его долгам и кредитам.

Четвертое, они имели финансовые запасы, которые хотели вложить именно в развитие производства металлов и металлических изделий, именно к этому они стремились, и покупка существующего производства резко сокращала время на исполнение этих планов.

Пятое, они были хабаровчане, дальневосточники, выросшие в советские времена, и для них «Амурсталь» оставался легендой и престижем края. Они должны были подумать о его спасении.

Шестое, они были растущими и честолюбивыми политиками. Правда, они были оппозиционерами, не членами «Единой России», но и в ЛДПР можно было расти при поддержке Кремля, и если установить правильные отношения с Трутневым (то есть Кремлем), то перед ними открылись бы намного более широкие перспективы... И Трутнев начал отрабатывать вариант «Фургал – Мистрюков».

Однако, при всех выше названных обстоятельствах одно оставалось неизменным: Фургал и Мистрюков самостоятельно не могли реанимировать «Амурметалл», долги которого составляли миллиарды рублей. К этому времени шишкины и хохловы из акционеров уже выскочили. Тот же депутат Госдумы Александр Шишкин продал 100%  долей своей компании Amurmetal Holding Limited Внешэкономбанку еще в 2010 году, и теперь банкиры владели долгами комбината, а в 2013 году решением арбитражного суда Хабаровского края ОАО «Амурметалл» было признано банкротом.

Фургалу и Мистрюкову нужны были деньги, большие деньги для того, чтобы купить завод и потом поднять его. Региональным бизнесменам без помощи Кремля подобные задачи решать возможности не было. Но и тут была положительная сторона.

Если получится спасти «Амурметалл», то владельцы получат огромные бизнес перспективы. Сталь нужна была не только региону, но всей Сибири и пользовалась спросом за рубежом. Сталь это оборонка, строительство и инфраструктура, особенно мосты, а с мостами в Сибири и на Дальнем Востоке было плохо. Олимпиада в Сочи и строительство объектов на острове Русский, в том числе моста, соединяющего материк с островом, продемонстрировали огромные возможности обогащения на строительстве, особенно инфраструктуры, и кремлевская элита ринулась в строительство: стадионы, мосты, железные дороги, тоннели.

Особенно важные позиции к этому времени в этой сфер заняла группа любителей спорта, в том числе клан Ротенбергов, ближайших друзей Путина, а следовательно, они были заинтересованы в овладении главного металлургического комбината на Дальнем Востоке.

Отсюда следовало, что хабаровчанам можно было найти партнеров в Москве, и самое главное, а создав партнерство, обеспечить контроль за их бизнесом и сделать его источником мощного дохода.

                                  «Откуда деньги, Зин?»

К этому времени путинская элита уже перформатировала финансовую и банковскую сферу достаточно, чтобы выбить все более или менее независимые банки или инвестиционные компании, и сконцентрировала основные рычаги управления кредитно-финансовыми ресурсами в своих руках.

Новый бизнес, который только мечтал войти в деловую элиту России, не имел шансов получить финансирование в объемах и на условиях, которые давали ему возможность для быстрого и самостоятельного развития. Компании должны были идти на «договорняк» с банками, в том числе государственными, отдавая часть бизнеса под контроль банков, их менеджеров и подконтрольных банкам структур, платить огромные проценты по кредитам, которые на Западе в несколько раз превышают условия на которых банки работают с нормальным и прибыльным бизнесом.

Фактически, российский бизнес оказался закабален, как и весь народ, и одним из важнейших механизмов закабаления стала созданная за последние пятнадцать лет финансовая система, подконтрольная узкой элитной группе и обеспечивающая именно ее интересы.

Юрий Трутнев являлся частью этой группу и мог «решать проблемы». И решение задачи по обеспечению Фургала и Мистрюкова необходимым финансированием было найдено Трутневым через подключение  группы Ротенбергов. Ключевым человеком в этом деле стал Павел Бальский, которому и было поручено организовать финансирование спасения «Амурметалла» Фургалом и Мистрюковым.

Советский еврей Павел Бальский уехал в Германию по программе переселения евреев в Германию в качестве восстановления справедливости за те гонения и геноцид, которым подвергали евреев фашисты во времена Гитлера. В конце правления Горбачева и начале правления Ельцина, сотни тысяч евреев из СССР переселились в Германию. Немецкие власти не только оплачивали переезд и давали денег на обустройство, но и давали евреям особые привилегии, субсидии, права на получение работы и образования, чтобы им легче было вписаться в новую жизнь, а немцам снять с себя ответственность за Холокост.

Именно в Германии Бальский познакомился с Ротенбергами и начал помогать им решать финансовые и бизнес вопросы в Европе, в основном, вопросы, связанные с размещением и защитой их капиталов за рубежом. Так он стал для «питерских» нужным человеком, доверенным, членом команды, который отвечал за защиту и продвижение их интересов, в том числе и в России, куда Бальский переехал после того, как «питерские взяли Кремль». Этот было естественно, так как Бальский и такие как он, хоть и вписались в немецкую жизнь и бизнес, но своими для немцев так и не стали. Решать вопросы они могли, но ограниченно и с риском, а с приходом в Кремль Путина для Бальского открылись неизмеримо более широкие перспективы, чем в Европе, и «крыша» была надежней некуда.

Соглашение между Трутневым, Бальским и Фургалом было достигнуто следующее:

- Трутнев и Бальский обеспечивают проведение банкротства «Амурметалла» таким образом, что он достается Бальскому, Фургалу и Мистрюкову за минимальную сумму. Это достигалось тем, что новые владельцы покупали лишь то, что было абсолютно необходимо для производства.

- Однако, «минимальная сумма», которая в итоге составила 2,5 миллиарда рублей, была неподъёмной для хабаровчан. К тому же, нужны были деньги не только на покупку, но и чтобы выправить ситуацию на комбинате и вывести его в прибыль. Бальский взял на себя решение вопросов о предоставлении кредитов. Для этого был задействован банк «Восточный», который Бальский контролировал.

- Залогами должны были выступать активы Фургала и Мистрюкова, в том числе их акции «Амурметалла», а также те гарантии, которые предоставил сам Бальский и его компании. Таким образом, акции Фургала и Мистрюкова, хоть им и принадлежали, но оказывались в залоге в банке подконтрольном Бальскому.

- Было согласовано, что акции «Амурметалла» будут распределены следующими пакетами: 50% - Бальскому, 25% Фургалу и 25% Мистрюкову.

- Трутнев, Фургал и Бальский должны были провести решение в Правительстве о квотировании, то есть фактически о запрете экспорта металлолома, что должно было привести к снижению закупочных цен в России и росту спроса на сталь за рубежом.

Чтобы отмыться от позора прошлых лет и объявить о начале новой жизни завода, приняли решение вернуть старое название «Амурсталь», что было с радостью и надеждой встречено дальневосточниками.

Бальский также должен был найти знающего и опытного производственника, который мог бы возглавить завод и воссоздать грамотно организованное производство, и убедить его переехать в Комсомольск-на-Амуре. До этого, главные кадры завода подбирались по принятым еще в эпоху младореформаторов принципам: главное, чтобы менеджеры умели добывать прибыль и выкачивать ее в кошельки акционеров и их «крыш». Производство, а тем более его «развитие», было подчинено именно этой цели.

Бальский задачу выполнил, и на «Амурстали» появился производственник Сергей Кузнецов, Инженер, потомственный металлург, один из авторов изобретения «Способ многоручьевой прокатки арматурной стали периодического профиля». Раньше он возглавлял завод «Энергомаш» в подмосковном Чехове. Кузнецов с радостью принял предложение работать на комбинате, где от него требовалось реальное развитие производства.

К сожалению, Кузнецов не подозревал, что это назначение приведет его в тюрьму. Система Путина, как и система Ельцина, таких директоров отторгает, как и отторгает таких как Фургал и Мистрюков, тех, которые идут новой волной...

Союз начал распадаться быстро, неожиданно для самих участников. Их интересыстали входить в антагонистические, то есть непримиримые, противоречия. Сначала в политике, а затем и в бизнесе. И значительную роль в этом сыграла ошибка Трутнева, которая была вызвана непониманием того, что обстановка в России начала резко меняться, и система созданная Ельциным и приватизированная Путиным и его группой «питерских» стала несовместимой с «глубинной» Россией...

                                Ошибка Прокуратора

2017 год был наполнен радостными перспективами и надеждами, вызванными тем, что союз смог быстро реанимировать производство, и «Амурсталь» начал четко расплачиваться с кредитами, поднимать производство и выходить на прибыль...

(Продолжение следует)

Комментировать Всего 3 комментария
Приоритет интересов народа над интересами элитных групп?

Как лозунг заманчиво.

Но практически более разумно было бы говорить о балансе интересов.

Это к вопросу о "Движении Народовластие".

Обозначить цели и динамику решения проблем народа, декриминализацию во всех сферах, но не трогать возможности честного попадания в элиту и комфортного существования в ней тех же выходцев из народа (социальные лифты).

Например, конкретный населенный пункт. Условная местная элита работает честно, "в белую", жизнь улучшается. Ее интересы точно следует принести в жертву интересам тех, кто особых усилий к изменению собственной судьбы усилий не прилагает и даже наоборот?

Странно, что у вас народ это те, "кто особых усилий к изменению собственной судьбы усилий не прилагает и даже наоборот"

Народ - это те и другие

И те, кто прилагает усилия к изменению собственной судьбы, и те, кто не прилагает.