Все записи
МОЙ ВЫБОР 17:39  /  5.10.20

569просмотров

Арест Сергея Фургала. Причины и последствия, часть 10. Что будет с народными движениями в Хабаровске и Беларуси?

+T -
Поделиться:

О природе современных политических движений

Наступил важный этап в развитии массовых протестных движений на территории бывшего СССР. Некоторым кажется, что два самых значительных на сегодняшний день народных движений на постсоветском пространстве, в Хабаровском крае и Беларуси, постепенно затухают, но эта оценка ошибочна и неверно отражает происходящие в движениях процессы. В настоящий момент происходит их переход в новое качество, и это требует максимально глубокого анализа.

Протесты в Хабаровске и Беларуси, казалось бы, имеют разные цели, причины рождения, формы организации, а также факторы на них влияющие. Однако, это лишь кажется...

С одной стороны, почти три месяца назад в Хабаровске народ вышел в защиту своего губернатора Сергея Фургала, которого по приказу Кремля унизительно и грубо арестовали, лишили должности и этапировали в Москву без суда и следствия, а в тюрьме Лефортово на месяцы лишили возможности общаться с родными и близкими, СМИ, манипулируют адвокатами, с которыми общение Фургала ограничили, подвергли его шантажу и давлению, нарушая права человека и международные нормы.

В этой ситуации Хабаровский протест перерос из протеста против ареста Фургала в движение против существующего режима власти, за его смену. Это движение и решимость хабаровчан стали примером для белорусов и одним из источников силы антирежимного протеста в этой стране. В Беларуси народ вышел против своего правителя, который сидит во власти 26 лет, проиграл выборы, как считает большинство избирателей, но заявил, что выиграл именно он, власть не отдает, нарушая законы и международные нормы.

Оба движения объединяет то, что в основе протестных движений лежит требование уважения к своему мнению, права решать политические вопросы, в том числе вопрос о власти и смене элит, требование верховентства законов, а не интересов правящих клик,права выбора и смены чиновников, включая высших, которые надоели до возмущения, не просто примитивны, а бесконечно деградируют, не имеют ни идеологии, ни цели развития и жизни, кроме создания собственного богатства за счет людей  и ресурсов страны.

С другой стороны, Хабаровский край является внутренним регионом Российской Федерации, и влияние извне, в том числе иностранных государств и их спецслужб, на формирование и развитие народного движения до сих пор минимально, почти ничтожно. В отличие от Беларуси, где все международные игроки, которые имеют интересы в Беларуси и вокруг нее, активно, и уже не скрывая этого, вовлечены в борьбу за власть и будущее страны, пытаясь влиять на развитие и формирование народного протеста в своих политических интересах...

Именно второй фактор заставляет нас начать с анализа природы и характера народного движения именно в Хабаровском крае, ибо оно развивается в уникальных условиях определенной изоляции, самостоятельно, по своим внутренним законам, в борьбе, под воздействием и взаимодействуя с правящим режимом России, то есть внутри «родной» политической системы и в естественных условиях своего «обитания».

Сейчас важно понять, как должно и как будет развиваться движение, какие новые его формы могут возникнуть, как оно будет трансформироваться и организационно развиваться.

Рассматривая Хабаровское движение, я намерен проводить параллели с протестным движением в Беларуси, потому что эти движения являются течениями внутри одного политического процесса, одного исторического потока, который протекает на во многом до сих пор единой территории бывшей Российской империи и СССР. Эти два движения взаимодействуют и воздействуют друг на друга, питая и обогащая друг друга, влияя на ситуацию в других регионах России и странах бывшего СССР.

Очень вероятно (как говорится, highly likely), что именно эти движения и те, что за ними последуют, будут формировать политические системы не только стран на постсоветском пространстве, но и в других регионах мира.

Итак, начнем с главных характеристик массовых движений, появившихся на просторах бывшего СССР в 2020 году. Отмечу, что многие считают эти характеристики признаками слабости движений, их неразвитости. Однако, это не совсем правильно, скорее наоборот. Эти характеристики говорят прежде всего о том, что массовые народные движения в современном мире создаются и развиваются по особым законам, с ними нельзя иметь дело, опираясь на привычный опыт прошлых десятелетий, и это делает протестные движения уникальным явлением, которое обладает огромным политическим потенциалом.

  1.    Внеклассовый характер движений

Движения массового протеста против власти, которые были известны до сих пор, если мы отложим в сторону национально-освободительные и схожие им по природе и задачам движения, носили определенный классовый характер или были инициированы определенными классами или группами, которые выражали интересы этих классов. Например, буржуазные революции XVIII-XIX веков, крестьянские восстания в России 19 века или в период гражданской войны 1918-1922 гг., революционное движение в России в 1905 году, которое было инициировано рабочим классом, к которому присоединилось крестьянство, или буржуазная революция в феврале 1917 года в России и затем большевистский переворот в октябре того же года (о создании системы Советов мы поговорим отдельно и подробно чуть позже)...

Нынешние движение в Хабаровске носит изначально общенародный внеклассовый характер. Выделить класс или группу, которая выдвинула свои интересы, инициировала протесты, а затем его возглавила, невозможно, хотя попытки такие делаются.

Все попытки кремлевских политологов и пропагандистов приписать создание движения в Хабаровске «группе Фургала» с самого начала выглядели ущербными, примитивными и не произвели никакого эффекта. Движение родилось и действует как многоклассовый народный протест, который сразу объединил практически все классы и группы всего социального и возрастного спектра. В этом протестном движении участвуют рабочий класс, сельское население, интеллигенция, научные и технические работники, слои чиновников и политиков, не включенные в правящую элиту, а также бизнес, как мелкий и средний, так и крупный, который конкурирует или находится под гнетом провластных группировок.

При этом, число участников движения намного, многократно превышает количество людей, регулярно выходящих на демонстрации. Значительная часть тех, кто считает себя сторонникамми протеста, по разным причинам не может выходить на демонстрации, в том числе потому, что пока боится или не готова открыто демонстрировать свою поддержку протестному движению. Они делают это тайно, создавая его подпольное течение.

В число «подпольщиков» входят и предприниматели, которые боятся потерять контракты и лишиться своего бизнеса, но надеются в результате смены режима и системы освободиться от гнета «москвичей», и чиновники, которые неизбежно будут уволены, если их зафиксируют в числе протестующих, и правоохранители, часть которых вынуждена «сопровождать» и «фиксировать» демонстрантов, и сотрудники спецслужб, которые делают вид, что борются с протестом...

Многие из этих «подпольщиков» или исполняют подобие «испанской (итальянской) забастовки», то есть делают только то, что не делать им нельзя, а параллельно втихую занимаются поддержкой движения или блокируют действия властей, или подталкивают власти к ошибкам и действиям, которые демонстрируют глупость и некомпетентность властей.

Тут возникают два вопроса: В чем причина объединения всех социальных классов и групп в протесте? Против чего и кого именно родился этот протест?

Отвечая на эти вопросы, мы должны выделить главную цель протеста...

         2.  Цель – свержение существующей системы власти правящей бюрократии

Существующие режимы в России и Беларуси, как и в остальных странах бывшего СССР, представляют собой систему правления очень узкой группы высшей бюрократии, подчинившей себе руководство политических партий, спецслужб и правоохранительных органов, включая полицию и судебную систему, вооруженных сил, государственного сектора экономики, банковской системы, а также владельцев и управляющих крупнейших частных корпораций, использующих природные и интеллектуальные ресурсы страны.

Эта узкая группа бюрократов сформировалась на базе партийного руководства КПСС, государственных чиновников и сотрудников советских спецслужб, которые развалили СССР, разворовали и приватизировали государственную «общенародную» собственность в конце 1980-х и начале 1990-х годов, довели Россию до стадии полной деградации, криминализации и полураспада, а затем передали власть, которую не способны были сохранить в своих руках, одной из групп, созданной выходцами из КГБ и криминального мира Санкт-Петербурга, которая отличалась предельной жестокостью, исполнительностью, дисциплинированностью и действовала на моральных принципах чекистско-блатного мира 1990-х годов, - так называемым «питерским».

Именно «питерские» выстроили ту систему власти, которая управляет сейчас Россией, и создали тот режим, который называется «путинским» и с которым начали борьбу массовые народные движения, появившиеся в России в 2020 году.

Этот режим управляется и контролируется предельно узкой группой «неприкасаемых», которые формируют Центр власти, так называемый «Кремль». В этот Центр входят Владимир Путин и его ближайшее окружение из доверенных лиц. Именно этот Центр является правителем России.

Все, кто ниже этой группы, занимают разные ступени на лестнице власти и имеют под своим контролем «поляны» для кормления, но они не являются полными собственниками и независимыми владельцами тех ресурсов и богатств, которыми управляют и которыми распоряжаются. Их права на власть и собственность на землю, ресурсы или промышленные мощности не являются незыблимыми и безусловными, как у западной аристократии, бизнес и финансовой элиты, которых защищает система разделения властей на исполнительную, законодательную, судебную, информационную и общественно-политическую. И их защищает система законов, созданная и отработанная веками, обеспечивающая баланс интересов классов, влиятельных социальных групп и политических кланов.

Члены российских провластных группировок обладают правами и собственностью, пока они исполняют главный закон режима, который не записан ни в Конституции России, ни в своде законов РФ, противоречит им и гласит: «Делай, что хочешь, но выполняй безусловно любой приказ из Кремля и от его представителей и не создавай проблем для выше тебя стоящих».

Система управления Россией наделяет правами, возможностями и защитой только тех представителей классов и групп, которые непосредственно вписаны в вертикаль власти и наделены доверием Центра. Эта вертикаль отсекает, делает незащищенными и ставит под возможность неограниченной эксплуатации, притеснения и ограбления представителей всех социальных групп и классов, которые не вписаны и не закреплены на самой властной вертикали, исходящей вниз из Центра.

Придя к власти, «питерские» создали на базе постсоветской бюрократической системы наиболее законченную и доведенную до конечной формы систему правления бюрократии, которая разрослась и размножилась многократно. Бюрократия из социальной группы превратилась в класс, который использует законы, структуры правозащиты и обороны как инструменты и механизмы обеспечения собственной диктатуры.

Все классы и социальные группы оказались в подчиненном положении, лишенные возможности защиты своих интересов, жизни, прав и надежд на будущее, если они не совпадают с интересами правящего Центра системы. Создалась ситуация, когда большинство народа чувствует угрозу своей жизни и понимает свою зависимость от тех, кто «взял Кремль в 1999 году» и подменил собой государство российское, превратив все остальное население в подневольных, незащищенных государством, а часто ему и не нужных, лишенных прав человека и гражданина существ...

Именно это понимание своей зависимости, лишенности прав и возможности решать дела в государстве, чувство собственного протипоставления Центру власти лежит в основе народных протестных движений, появившихся на просторах бывшего СССР. Их цель – уничтожение существующей системы государственной власти, нынешнего политического режима. Именно эта цель определяет состав протестного движения.

 

        3.   Надпартийность протестного движения

Наиболее мощные протестные движения в современном мире возникают и развиваются независимо от существующих политических партий. На это уже обратили внимание на Западе, когда там возникли протестные массовые движения, в том числе «желтые жилеты», «Жизни чёрных важны», движение в защиту экологии и климата, новокоммунистические молодежные движения и другие.

Кроме этого, многие партии, которым насчитывается десятилетия (некоторые преодолели уже вековой рубеж), начали терять свою идентичность и деградировали настолько, что являются политическими экспонатами беспомощности и некомпетенции, а идеологические их платформы оказались размытыми и перемешанными. Левые консерваторы стали левее правого крыла и центра лейбористов, правые крылья левых, когда-то рабочих, партий сейчас по своим политическим взглядам оказываются правее многих консерваторов, а либералы и демократы по неприятию других взглядов сравнялись с профашистскими группами и националистами...

Становится все более очевидно, что время старых политических элит в форме партий прошло, во всяком случае в том виде, в котором они были созданы и действовали до ХXI века. Многие партии превратились в потерявших «ум и совесть» группировки, мафиозные кланы профессиональных политиков, отстаивающие и продвигающие частные интересы своей партийной бюрократии.

Неудивительно, что в России и Беларуси партий живых и способных создать новую, отвечающую потребностям времени идеологию и бороться за интересы народа и за социальную справедливость нет от слова «совсем». Есть только одна партия, которая активно вовлечена в современную политику, в том числе в протестное движение, но вовлечена она именно и исключительно как объект протеста, как объединительный образ врага народа, олицетворение ненавидимой власти, - это «Единая Россия».

Деградация партий проявляется в беспрерывных ошибках и политических спотыканиях, и часто проявляется в действиях, направленых против членов своей политической стаи, и в бьющей по глазам неспособности сопротивляться даже откровенно античеловеческим и психически больным хотелкам кремлевских правителей.

Большинство рядовых членов партий живут в политике своей жизнью. Они все чаще оказываются в рядах народного протестного движения, и остановить их партийные бюрократы не знают способа. Еще год назад коммунисты боролись с Фургалом и его сторонниками, выставили Платошкина, как свою главную ударную силу, и Платошкин действовал в Хабаровском крае против именно Фургала, а не единоросов. Теперь рядовые коммунисты выходят вместе со сторонниками Фургала, и их интересы, лозунги и требования ничем не отличаются. В одночасье большинство коммунистов Хабаровского края, особенно радикальная часть краевого КПРФ, молодежь, объединились с теми, кого их руководители считали (и считают сейчас) своими главными политическими конкурентами.

Беспартийный, внепартийный или надпартийный характер движений создает большие проблемы для Кремля. Если бы хабаровский протест возглавляла ЛДПР или КПРФ (о деревянной кукле скомороха деда Мирона в роли «справедливороса» говорить не приходится), Кремль бы легко взял весь процесс под контроль и направил бы его в нужное ему русло в тот момент, в который бы потребовалось. Но в существующей сегодня политической реальности Кремль не может понять, кого ухватить, как ухватить, кого купить, кого придавить, чтобы взять протестное движение под контроль. Не могут ему помочь ни спецслужбы, ни политологи, ни пропагандисты.

Отдельные политические группы и квази-партии, типа группы  Навального, тоже способны лишь на участие и присоединение к протесту и составляют в нем пока незначительное меньшинство. По существу, им нечего предложить протестному движени кроме информационной поддержки. Все их попытки забежать вперед, приписать себе или приватизировать движение, преподнося себя в качестве лидера, нынешнего или будущего, пока не дают результата, хотя, надо отметить, что последние события показывают, что крики «Меня - в Лидеры» Кремль реально пугают, так как Кремль и лидеры партий и политических группировок все еще мыслят в одной устаревшей и далекой от реальности парадигме...

Задача поиска новой технологии «обуздания и слива» массового протестного движения стала настолько важной и необходимой, что движение в Хабаровске рассматривается Кремлем в качестве не просто интересного, но жизненно важного «лабораторного эксперимента», который необходимо провести для отработки эффективной технологии подавления и уничтожения нового вида политических противников. Этим объясняется в некоторой степени «мягкость» кремлевских и лубянковских кукловодов, которые с интересом наблюдают за «хабаровской клеткой с мышами», сконцентрировавшись пока на создании удобных для Кремля условий для эксперимента.

     4.  Отсутствие лидеров движения

«Неспособность» выдвинуть явных лидеров и самоорганизация – важные две особенности современных массовых протестов. Они имеют группы наиболее активных участников, но лидеров у этих движений на первоначальном этапе нет. И быть не должно, - в этом особенность и природа децентрализованных политических движений.

Естественно, что попытки стать лидерами в том же Хабаровске предпринимались, но это были, в основном, безуспешные попытки политиков и представиителей «старых» партий, которые просто хотели капитализироваться за счет протеста в Хабаровске или приватизировать его, или слить его, как все это произошло с протестным движением в Москве в 2010-2011 годах.

Тогда у них получилось легко, теперь у них не получается. Попытки использовать отравление Навального для создания его образа в качестве безусловного лидера оппозиции, что сейчас активно предпринимает его окружение и некоторые другие оппозиционеры, считающие, что создание Лидера даст возможность объединить оппозицию и ускорит свержение путинского режима, в отношении народных массовых движений в регионах выглядят бесперспективными. Эти попытки не только не влияют на движение в Хабаровске, но встречаются хабаровчанами с некоторым неприятием и раздражением. Навального жалеют, но своим, тем более своим лидером, не считают.

Нынешняя политическая элита не понимает, что делать, не веря в такой противоречащий «политической науке» факт. Этому же не верят и в Кремле, где в растерянности смотрят на происходящее и опасаются, что нынешняя волна региональных протестов инспирированная и сгенерированная хабаровским движением, может получить сильного и бесбашенного общероссийского лидера, который направит протест на силовое свержение режима, получив поддержку части силовиков. От такой перспективы у обитателей Кремля иногда отказывает разум, и это становится заметно, шокирует зарубежных лидеров, которые еще недавно верили в возможность создания долгосрочных рабочих отношений с Москвой... 

Были попытки выдвинуться в лидеры и среди хабаровских демонстрантов. Точнее, это были не столько попытки стать лидерами, сколько совершение действий заметных и влияющих на развитие и ход протестного движения. Некоторые из этих действий, как, например, изобретение «фургаломобиля», вызвали бурную поддержку среди протестующих, но автора этого изобретения народная поддержка политическим лидером не сделала.

Другие действия, как, например, заявление Андрея Дуденока, одного из заметных демонстрантов первых недель, о решении подать заявку на вступление в Народный совет при Правительстве края, создание которого инициировал врио губернатора Дегтярев, вызвали у многих участников движения недоумение, разочарование и даже негодование. Дуденока обвинили в попытке расколоть движение...

Почему так происходит? Очевидно, что лидеры движения появятся, но современные движения отличаются именно тем, что они используют современные новейшие технологии для своего создания, формирования и развития. Это касается и формирования руководящих органов и выдвижения своих «вождей». Этот процесс уже происходит и будет происходить, но по совершенно другим технологиям, в том числе политическим, чем это делали и делают старые партии, время которых ушло.

Если взять Беларусь, то и там дело с созданием лидеров обстоит не просто. Некоторые провозглашенные лидерами самоназначены или назначены узкими заинтересованными группами, но в реальности настоящими лидерами пока не являются. И создание Координационного совета оппозиции тоже представляет собой слабую и неэффективную попытку создать управляющий орган. Таким образом, и белорусское протестное движение оказалось пока без реального лидера и эффективного руководящего центра...

По каким же законам и по каким технологиям будут созданы и могут быть созданы руководящие органы движения? Как будет развиваться управление и организационная структура движения в Хабаровске и ему подобных политических систем, время которых наступает неизбежно, а точнее, уже наступило?

На эти и другие вопросы я попытаюсь дать ответ позже...

А пока остановимся еще на одной отличительной характеристике движения...

          5.     Самоорганизация

Возникновение стихийных массовых политических движений с выше перечисленными характеристиками говорит о том, что гражданское общество в постсоветских странах разделилось на две противостоящие друг другу подсистемы:

  1. Центр или высшее звено государственных бюрократов, подвластные ему доверенные владельцы бизнес и финансовых структур, руководили политических партий, силовой, судебной и информационной ветвей власти.
  2. Все остальное гражданское общество, которое абсолютно не отождествляет себя с властью. Многие члены гражданского общества (их число постоянно растет) готовы единым политическим движением вступить в жесткий конфликт с властью при доведения противоречий в стране до неприемлемого народом предела.

Эта конфронтация с Центром значительной части, а точнее, почти всего гражданского общества, быстро превращает его в отдельную самостоятельную и самоорганизованную политическую систему, которая при определенных условиях может выступать как децентрализованное массовое политическое движение. Именно способность к эффективной самоорганизации и осуществлению скоординированных политических действий является одной из главных характеристик массовых движений нынешнего времени.

Что же обеспечивает этот уровень самоорганизации общественных политических движений XXI века? Почему такие движения, возникавшие в ХХ веке, а тем более ранее, таким уровнем самоорганизации не обладали?

Возьмем, например, рабочее революционное движение в России начала ХХ века. Основной партией рабочего класса была Российская социал-демократическая партия, которая в 1903 году разделилась на две фракции: меньшевиков и большевиков. В 1912 году эти фракции стали независимыми партиями.

Отметим, что изначальная разница во взглядах меньшевиков и большевиков состояла в том, что большевики считали, что партия дожна быть жестко структурированной организацией, членами которой должны быть только члены партийных местных организаций, исполняющих приказы сверху и связанные жесткой дисциплиной, что напоминает несколько нынешний режим, но со знаком минус. Меньшевики верили, что партия должна состоять из всех сторонников, разделяющих марксистские взгляды и поддерживающие партию, в том числе финансово, то есть они выступали за большую децентрализацию.

При этом обе фракции, а затем партии использовали одни механизмы организации, управления, привлечения новых членов и финансирования (за исключением «экспроприации экспроприаторов», то есть грабежа госбанков, чем увлекались большевики в 1906-1907 годах).

Выделим два основных элементов этого организационного механизма:

  1. Одним из организационных центров партии были газеты и журналы, которые являлись основными печатными и информационными органами. Центральный орган (ЦО), например, газета «Искра» или потом журнал «Пролетарий», рассматривался как главный и самый достоверный источник распространения революционных идей и решений партийных вождей. Издавались ЦО подпольно и в секрете.

Кроме главных печатных органов, вокруг которых создавались группы сторонников, так называемые «кружки», партийные «ячейки» и комитеты, важную роль играли книги, в том числе учебники, по которым учились привлеченные в партию рабочие и представители других классов и социальных групп. Главным автором учебников для РСДРП был Александр Богданов, на книгах которого воспитаны были практически все большевики с начала ХХ века и до середины 1920-х годов.

Печатные издания, газеты, журналы, книги, а также письма и другая корреспонденция, распространялись по почте или по специальным секретным каналам, в том числе курьерами. Доставка занимала много времени, а иногда и прерывалась полицией.

Распространение знаний и идей, формирование ячеек и кружков, а также их развитие, организация их действий осуществлялись партийными работниками, имевшими уже опыт, в том числе подпольной работы. Именно они были получателями и распространителями партийной литературы и писем от руководящих органов. Все они были завязаны напрямую с узкой группой руководителей партии – вождей. Именно вожди и отряд профессиональных революционеров составляли элиту партии, и эта элита имела беспрекословное влиние на всю партийную жизнь.

Партийные организации, в том числе кружки и ячейки, существовали в беспрерывном с трудом преодолеваемом разрыве друг с другом. Этот перманентный разрыв между всеми структурами партии и между всеми ее членами не позволял быстро выработать единую позицию с учетом мнения тысяч ее членов. И эта особенность и характеристика партийной системы начала ХХ века определяла способ организации партии и работы ее органов, в том числе руководящих.

2. Этот разрыв создавал необходимость в том, чтобы центральные органы управления: Центральные комитеты и съезды партии, то есть собрание делегатов от всех крупных партийных организаций для выработки политики, принятия программы и выборов членов ЦК и редакций ЦО, - играли не просто главную роль, но имели непререкаемый авторитет и почти неограниченные права в принятии решений.

Обсуждение и приятие решений всеми членами партии было невозможно организовать технически. Поэтому рядовые члены партии и низовые организации передавали свои права и свою часть властных полномочий наверх  руководящим органам: ЦК и съездам РСДРП.

Однако, такая система изначально имела существенный недостаток: Центральные комитеты и съезды при определенных усилиях можно было обойти или подменить. Такую возможность давал опять же разрыв между партийными организациями и членами партии, которые находились зачастую за сотни и тысячи километров друг от друга.

 Так, ЦО мог выполнять роль не только печатного органа, но и организационного центра, то есть роль ЦК и высшего органа власти в партии - съезда. Так, в 1912 году Владимир Ленин, сторонников которого было большинство в редакции журнала «Пролетарий», созвал в Праге «заседание расширенной редакции ЦО». Потом на базе этого «расширенного совещания» была организована конференция, на которую были приглашены сторонники Ленина из некоторых регионов России (например, с Кавказа и Урала - те же Сталин, Калинин, Свердлов и Орджоникидзе). Делегаты из тех организаций, в том числе из центральных промышленных районов России, например, из Москвы, Петербурга или Нижнего Новгорода, члены которых могли в споре поддержать не Ленина, а его противников, например, Богданова, Луначарского и Красина, на расширенное заседание ЦО и конференцию приглашены не были.

Собравшись в Праге, расширенная редакция «Пролетария», преобразованная в конференцию, наделила себя правами съезда партии большевиков и избрала новый Центральный комитет РСДРП(б), куда не попали главные конкуренты и противники Ленина, – тот же Богданов, Красин и другие. Более того, противники Ленина были из партии исключены, хотя их поддерживали многие партийные организации, находившиеся за сотни и тысячи километров от Праги и узнавших о состоявшемся съезде и его решениях постфактум, через значительное время.

Так Ленин, используя разрыв связей между партийными низовыми организациями, избавился от своих конкурентов, изменил природу и характер партии большевиков, определив состав ее руковдства и ее судьбу на многие годы...

Подведем итог: условия начала ХХ века требовали, чтобы руководство политической организацией осуществлялось узкой группой лиц, наделенных чрезвычайными правами и полномочиями. Почти все члены партии большевиков и большинство партийных организаций в России были отсечены от происходивших в центре процессов и не участвовали в них, а ведь эти процессы (избрание проленинского ЦК и исключение Богданова из партии) определили не только состав руководства партии на все последующие годы, но и сформировали идеологию, политику и нравственные принципы партийной жизни во время Октябрьской революции, а затем и всей Советской России, СССР и далее. Как мы видим, влияют и сейчас...

Именно эта система партийной организации, которая была вызвана и определена техническим уровнем развития цивилизации, создала основу для концентрации власти в руках партийной и государственной бюрократии в СССР, что стало одной из главных причин крушения советского социализма в ХХ веке.

В настоящее время повторить то, что сделал Ленин в 1912 году, можно только, если члены партии запуганы, коррумпированы руководством или потеряли всякий интерес к реальной политике и занимаются лишь своими частными интересами и делами.

Сейчас, в 2020 году, члены любой партии или движения могут получать информацию, обмениваться информацией, выступать с заявлениями и обозначать или защищать свое мнение и свою позицию в течение секунд, находясь за тысячи километров друг от друга.

При этом, обмен информацией и мнениями, выработка решений могут осуществляться в режиме и способами, которые провластным структурам практически невозможно заблокировать или взять под контроль.

Новые условия, нынешний уровень развития информационных технологий, искусственного интеллекта, средств связи и их защиты позволяют осуществлять поставку и предложение идей и планов не только сверху вниз (от руководства к простым членам партий или участникам движений), но и снизу вверх, то есть от простых людей, от народа к руководителям. Роль «вождей», ЦО и ЦК принципиально изменилась.

Более того, новый технологический уровень позволяет решать вопросы формирования руководящих органов и выдвижения идеологов и вождей в другом режиме и другим способом, совершенно невозможным для членов партии большевиков в 1903 году и далее вплоть до конца ХХ века.

Что это означает? Это означает, что эффективные политические организации в ХХI веке будут коренным образом отличаться от партий ХIХ и ХХ веков. Вместо демократического централизма, который легко трансформируется в диктаторский централизм, а затем в диктатуру, эффективне полические организации будут действовать и развиваться как самоорганизующиеся системы.  

В Хабаровске, и в Беларуси, в некоторых других регионах России и в других странах мы наблюдаем сейчас рождение новых, по настоящему современных политических организаций, которые принимают формы именно самоорганизованных народных движений...

Мы вернемся к вопросам организации политических движений в следующей части, в том числе о том, что надо делать на данном этапе в Хабаровске и Беларуси, а пока остановимся еще на одной характеристике современных движений, и это

                  6.     «Отсутствие» идеологии

Многие считают, точнее, привыкли считать, что появление идеологии, теории предшествует массовому политическому движению. Марксизм стал идеологической основой для создания политического рабочего движения. Гуманизм, просвещение и протестантизм заложили идеологические основы для буржуазных революций... И нынешние политики, в том числе в Кремле, ищут идеологию, которую можно было бы использовать в своих политических целях, или пыжатся создать «компот/бурду», который можно было бы выдать за идеологию.

Нынешние политики настолько привыкли верить в необходимость иметь четко сформулированную теорию, что без теории не могут разработать план практических действий. Это вырежено в словах Сталина, которые он сказал после победы в войне с фашизмом и начала холодной войны с объединенным Западом: «Без теории нам конец.»

Когда руководство КПСС и ее идеологи пришли к выводу, что идеи Маркса и Ленина использованы ими по полной и, как казалось им, исчерпаны, в Кремле наступил ступор. Тот же Сталин, а потом Андропов открыто говорили о том, что не понимают, что делать с Советской системой, куда идти Советскому государству, как строить коммунизм, каким конкретно этот коммунизм должен быть, какие формы будут иметь экономические предприятия при коммунизме, как будут организованы связи между ними, как должны трансформироваться государственные структуры и так далее... От этого «вечного запора», словами Леонида Красина, начались «застои», «волюнтаризм», «субъективизм», перестройки, предательство, коррупция и интриги... И все закончилось взятием власти в СССР высшим слоем бюрократии, состоявшим из залезших наверх болтунов и бездарей, которые не имели никакой идеологии, ни во что не верили и ни о чем не мечтали, кроме самообогащения, а это закончилось обрушением, приватизацией и разграблением страны...

Те, кто говорит о том, что современные массовые социальные движения не имеют идеологии, привыкли видеть в качестве идеологий социальные и политические теории, выражающие классовые интересы, в которых четко определены цели и методы их достижения.

Исключение составляет, как это не удивительно, марксизм, но он за последние сто пятьдесят лет был настолько огрублен, обрублен, извращен и мумифицирован, что оказался загнан в прокрустово ложе классового подхода и диктатуры пролетариата, а потом, искалеченный, выпал в капкан «общенародного государства», где власть оказалась в руках партийной бюрократии, и марксизм был выброшен этой бюрократией на обочину политического развития.

Марксизм тащится, ползет по этой обочине, надеясь дотянуть до того момента, когда он опять окажется нужен, что найдутся силы, которые почувствуют в нем необходимость, которые вернутся к его основам, сбросят с него все временное, наносное, очистят от ржавчины и грязи, используют для создания новых идей, которые будут учитывать опыт последних двух веков, разовьют его и поднимут до современного уровня знаний, до политических реалий нынешнего времени, новых задач и потребностей, сделают из него часть новой идеологии, которая будет более широкой и отвечать современному технологическому развитию человеческой цивилизации, новым вызовам и протребностям народов, государств и международного сообщества.

  Кажущееся отсутствие идеологии в Хабаровском движении объясняется просто. Во-первых, те, кто об этом говорят, просто не видят идеологии, которая уже родилась, которая сейчас формируется, питает, поддерживает, дает силу этому движению. Они привыкли получать готовый продукт, снабженный объяснениями политологов и блогеров и освещенный авторитетом власти.

Во-вторых, они не понимают, что политические процессы огромной силы и потенциала, определяющие развитие цивилизации, развиваются не на основе одной идеи, готовой и кем-то сформулированной навечно. Одна теория, идея, пускай и гениальная, если она превалирует и подавляет все вокруг себя, приводит к тому результату, который мы видим в истории с марксизмом.

Идеи и идологии живут в том же процессе развития, что и человеческое общество. Политическое развитие общества, народа и государства протекает как процесс, внутри которого создаются различные идеи, позиции, мнения, и они взаимодействуют друг с другом и в этом взаимодействии рождается то, что опредляет мысли и мировоззрения миллионов.

В основе такого процесса выработки нового мировоззрения, который начался в Хабаровском крае лежит идея Народовластия, то есть создание новой системы государственного и общественного управления, обеспечивающей на деле, а не на бумаге, на которой напечатана Конституция РФ, механизм осуществления властных полномочий народом России.

Интересы народа должны безусловно превалировать над интересами отдельных классов, групп и элитных кланов. Бюрократия и высшее чиновничество, в том числе избираемое народом, - на короткое время и  под конкретные жесткие обязательства,- должны быть лишены любой возможности манипулировать мнением народа, использовать свое положение в корыстных интересах.

Народовластие в понимание тех, кто выходит на улицы Хабаровска в поддержку Сергея Фургала, - это не заявление, не требование признания прав народа (эти права признаны еще при Ельцине и закреплены в Конституции РФ). И «желтые жилеты» во Франции выходят не ради изменения Конституции Франции, белорусы не требуют от Лукашенко очередного обещания, а болгары, которые выходят на ежедневные многотысячные демонстрации уже несколько недель в практически полной информационной блокаде, в том числе СМИ Евросоюза, не просят свою власть и Брюссель выслушать их и успокоить обещаниями, а участники демонстраций движения «Жизни черных важны» не требуют от Конгресса и Президента США выступить с очередными заявлениями о равенстве черных и белых американцев или увеличить количество чернокожих выпускников колледжей и университетов. У всех их другая цель.

Все эти народные децентрализованные движения хотят и требуют изменить жизнь, систему взаимодествия между классами, группами и поколениями. Они требуют изменить системы. Они хотят, чтобы они жили в принципиально других государствах и обществах. Они хотят, чтобы они могли изменять общества так, как они считают нужным, чтобы элиты испоняли то, что народы им поручают исполнить. И чтобы элиты делали это безусловно, без говорильни, манипулирования и обмана. Это их главная Цель.

В Хабаровске происходят несколько процессов, в том числе политический и мировоззренческий. Там началось и происходит сейчас формирование мирвоззрения и создание основ системы государственного управления, которые обеспечат исполнения принципа, закрепленного в Конституции, но не исполняемого Кремлем и его правителями, - принципа и механизма Народовластия.

И тот же процесс, формирование того же мировозрения, той же идеологии происходит в Беларуси, и это выливается в народное протестное движение потому, что Лукашенко и его элитная бюрократическая прослойка не слышат, не понимают народ и ничего толком не хотят менять или не способны понять, что надо менять и как...

Идеология не рождается сформированной и сформулированной. Ей требуется время и активный политический процесс, борьба и взаимодействие с другими политическими движениями, силами и идеологиями. Без развития, без борьбы без взаимодействия любая идеология умирает, костенеет и остается в прошлом. Так произошло с марксизмом и другими идеями, возникшими в прошлых веках, казавшимимся незыблемыми и вечными, «ибо они были верны».

Нынешнюю идеологию, зарожденную Хабаровским протестом, нужно рассматривать лишь как идеологического «ребенка» с зачатками политического гиганта.

Конечно, возникает масса вопросов, прежде всего практических. Как правильно организовать развитие и «взросление» этого «ребенка»? Что надо делать хабаровчанам сейчас, чтобы не повторять ошибки свои и белорусов и преодолеть «застой» в протестном движении? Как формировать руководящие органы и трансформировать народное движение в эффективную политическую организацию, не потеряв ее главные принципы: самоорганизацию, децентрализацию, демократичность и внеклассовый характер? ...

Об этом обо всем в последней части этой серии.

(Продолжение следует)