Все записи
21:47  /  16.02.21

1473просмотра

Неудобная правда о "Дворце Путина", часть 4 Как делать деньги на дворцах?

+T -
Поделиться:

 К читателям,

 В последние дни тема «дворца Путина» ушла на второй план, но это не означает, что она потеряла актуальность. Люди сталкиваются с подобными «творениями» современной российской системы постоянно и повсеместно, во всех сферах жизни.  Люди просто не осознают тот факт, что то, что они видят, что их возмущает или вызывает их протест, является не разрозненными явлениями, а товаром серийного производства одной системы. И в этой части истории я продолжаю раскрывать структуру этой системы, которая создала феномен, получивший обозначение «дворец Путина».  

                                            1

   «Делаешь под себя, а решения согласовываешь...»

На тендере по подряду на строительство корпуса «Приморский» санатория «Сочи» УДП РФ я впервые за четырнадцать лет моей работы в строительстве столкнулся с ситуацией, когда государственным заказчиком такого уровня в условия тендера, а затем и  в контракт были изначально заложены обман и ошибки, причем такие, за которые полагалась уголовная ответственность.

Проектные работы, в том числе изготовление рабочей документации, в условия тендера не входила. Как было заявлено, проектные работы были выполнены в полном объеме одной из проектных организаций города Сочи. Контракт с ней был заключен более года назад, и этот контракт был выполнен и оплачен.

Перед тендером мы получили только рисунок, эскиз, и информацию по основным характеристикам будущего здания. По ним мы и рассчитали бюджет стройки.

Когда контракт между ФГУП «ДСР» и ОАО «Москонверспром» был подписан, то мы должны были получить полный комплект проетной документации, включая рабочие чертежи. Однако, мы получили тот же рисунок и те же характеристики. Остальное, сказали нам, мы получим от главного инженера санатория «Сочи» Владимира Кияшко.

Приехав в Сочи, я и Каминский пришли к Кияшко и попросили у него имеющуюся документацию. Он начал говорить что-то невразумительное, и через некоторое время я выяснил, что документации у него нет и, как я понял, возможно ее не было вообще. Я попросил его срочно затребовать документацию у проектной организации и вызвать архитектора и главного инженера проекта.

- Ты чего? Документацию не проверил? – строго спросил его Петрович. У них были свои отношения. Сын Кияшко служил в сочинском ФСО, был когда-то под командой Петровича, а теперь, как понимал Каминский, младший Кияшко снимал информацию по нашему объекту через отца, в том числе по самому Каминскому, и докладывал ее руководству местного ФСО.

- Да кто мне ее показывал? – воскликнул Кияшко. - Все в Москву уходило. Мне только рисунок показали. Сказали, что так будет, и мнения моего не спросили... Я архитектора вызову, завтра утром здесь у меня все встретимся. Я попрошу его принести всю документацию, которая у него есть...

На следующий день в кабинете Кияшко я встретился с главным архитектором, и после десяти минут «разводки» архитектор передал мне кипу старой документации. Бумага была темная, на такой делали чертежи в давние советские времена, когда бумажные носители информации предназначались для хранение веками. Увидев кипу, я подумал, что мне пытаются всучить старую проектную документацию, по которой строился «Приморский».

Я начал рассматривать чертежи и чуть не упал со стула. На чертежах в углу стоял штамп изготовителя: «Моспроект», а в штампе был указан объект – «Кремлевский Дворец Съездов»... Чертежам было полвека. И к Сочи они никакого отношения не имели...

- А вы знаете, какой был последний крупный объект перед «Приморским», на котором «Москонверспром» работал в качестве генерального проектировщика и генерального подрядчика? - спросил я Кияшко и сочинского архитектора.

Они смотрели на меня, и я понял, что Кияшко ответ знает, но показывать этого не хочет. Он хочет насладиться моим ответом и реакцией архитектора. Петрович сидел тоже молча, раскрыв рот в широкой улыбке, выставив на обозрение все зубы и язык, ожидая...

- Объект называется «Государственный Кремлевский Дворец», а раньше, в советское время, когда его проектировали и строили, объект назывался «Кремлевский Дворец Съездов», а проектировщиком был «Моспроект», - я показал пальцем на штамп в углу чертежей. – У меня комплект старой документации есть в офисе, в Москве. Передали мне этот комплект для работы в Кремле сотрудники ФСО. А вы откуда копию этих чертежей взяли?

Архитектор насупился.

- Мне чертежи из Москвы привез заказчик, - сказал он. – У нас тут объекты теперь должны быть рассчитаны на девять баллов землетрясения. Новые нормы приняли. КДС проектировлся на соответствующие нагрузки...

- Так вы же должны были свою документацию выпустить, – удивленно сказал я. – КДС и «Приморский» разные объекты и ничем не похожи... Вам же деньги заплатили по контракту... Несколько десятков миллионов рублей, если судить по стоимости строительства объекта... Или что?

Наш контракт был на полтора миллиарда рублей и не включал проектирование. При этом, основной претендент на победу в тендере, югославская компания, за которой стоял Лещевский, выступила с ценой свыше двух миллиардов. Значит, в бюджете была заложена и выделена именно эта сумма. Обычно за проектирование брали от 3 до 5 процентов от стоимости строительства...

- Какие десятки миллионов?! – с обидой закричал архитектор. – Заплатили копейки!...

Когда я вернулся в Москву и зашел к Лещевскому, то он на мой вопрос о проектной документации ответил:

- Палыч, тебя что учить надо? Делаешь под себя, а решения согласовываешь с проектировщиком. Ты даешь решения, он подписывает и выпускает документацию. Решай вопросы! Аванс ты уже получил!...

Так я остался с авансом, который заказчик нам заплатил по контракту, но без проекта. Аванс надо было закрывать работами. Работы надо было выполнять по утвержденному графику. Проекта не было. И Лещевский помогать не намерен был, а наехать за невыполнение плана был готов в любой момент. И не только сам наехать, но и спустить всю свору...

Это был первый круг пирамиды“Счеты», о которой я писал в предыдущей части. Круг этот представляет собой следующий принцип действия: проект выпускается не просто куцым, а в объеме эскизного варианта - заказчик его принимает и полностью оплачивает - деньги распиливаются, при этом основная доля распила идет заказчику и наверх.

Далее – второй круг пирамиды. По несуществующему проекту и в отсутствии реальной сметы утверждается размер финансирования строительных работ. Размер превышает реальную стоимость, например, в случае с «Приморским» это была стоимость, которая была представлена на тендере в предложении югославской компании, то есть на 40 % выше реальной стоимости строительства объекта. Согласовываются интересы тех, кто принимает это решение и будет отвечать за обеспечение финансирования и за результат, то есть выполнение договоренностей.

Далее – третий круг. Необходимый размер финансирования представляется в министерство экономики и министерство финансов, согласовывется там, и министерства, а в случае необходимости, вице-премьер или премьер-министр, выделяют эту сумму из бюджета. Таким образом, в этот круг уже втягиваются интересы финансистов, тех, кто распределяет бюджет государства, а также контролирует расходы.

Далее – четвертый круг. Заключается контракт с генподрядчиком, который выполняет работы не так, как могло быть задумано архитектором, который обладал бы правом авторского надзора и творческой свободой, не по его возможным идеям и замыслам, а по эскизу или его подобию, то есть так, как удобно работать исполнителю замысла, то есть генподрядчику, и так, чтобы максимально заработать или сэкономить деньги, или создать условия для обращения за дополнительным финансированием...

Здесь мы пока прервем наш анализ пирамиды, к ней мы вернемся позже. А пока отметим, что все выше перечисленные круги пирамиды подтверждают истинность трех уже названных в предыдущих частях трех «реперных точек», составляющих «багровую нить» нашей истории.

Напомню, что первые три «реперные точки представили перед читателями следующие особенности системы управления особо важными государственными объектами: 1) разделение функций, подчиненности и организация взаимодествия между ФСО РФ и УДП РФ, 2) разделение отвественности перед законом между чиновниками УДП РФ и сотрудниками коммерческих структур того же УДП РФ, специально созданных для защиты чиновников от уголовной ответственности, 3) структуру пирамиды теневых финансовых интересов, расширение и развитие которых уперлось в границы, устновленные государственными сметами и разценками. Уже в середине 2000-х годов дальнейшее развитие пирамиды стало возможным только за счет неисполнения оплаченных бюджетом работ, выхода финансирования за пределы реальных объёмов и реальной стоимости объекта или неоплаты работ исполнителям.

Теперь следует новое заключение. Итак,

Реперная точка 4: Система согласования теневых финансовых интересов чиновников высшего уровня власти неизбежно втягивает руководителей министерств и ведомств, обеспечивающих расширенное финансирование объектов. А для прикрытия этого «круга» в систему в качестве рабочего элемента втягивается или входит контролирующая организация – Счетная Палата РФ.

Таким образом система расширяется, развивается, втягивая в свою сферу все внешние структуры, с которыми системе приходится взаимодействовать, если они необходимы для «решения вопросов».

                                              2

                           Взрывать - не строить

Но кроме отсутствия реального проекта была еще одна серьезная проблема, которая делала работы по демонтажу и строительству корпуса «Приморский»  критически сложными и длительными по срокам, что меня совершенно не устраивало.

Корпус «Приморский» стоит на берегу моря, прямо на пляже. Фасадом он смотрит на море, а задним фасадом примыкает к крутому склону высотой в 30-35 метров над уровнем моря. Вход в корпус был расположен на десятом этаже, прямо из парка санатория. Входили отдыхающие сразу на десятый этаж, а затем на лифтах спускались на нижние этажи, в том числе на первый этаж, где из лифтов выходили сразу на пляж к морю.

 

На фото: Корпус «Приморский» санатория «Сочи» после реконструкции

Корпус был построен в 1960-е годы. Работы велись тогда на берегу сразу на нескольких объектах. Во-первых, на берегу санатория «Сочи», который тогда принадлежал ЦК КПСС, строился корпус «Приморский». Если смотреть с моря, то слева от «Сочи» строился санаторий «Родина», который в советские времена был санаторием Совета Министров СССР. Именно по территории санатория «Родина» советскими строителями была проложена дорога из города к морю на пляж. По ней шли поставки материалов, оборудования не только для строительства объектов санатория «Родина», но и для «Приморского». В 2000-х годах «Родина» попал в управление компании "Отель Менеджмент" Олега Дерипаски, а в 2003 году "Родина" была приватизирована и стала 6-ти звездочным отелем Дерипаски.

Кроме этого, одновременно с двумя санаториями, справа от «Сочи», если смотреть с моря, строилась Госдачи №4, которая в описываемые времена была дачей премьер-министра Д.А.Медведева, а с 2008 по 2012 год в этой резиденции жил премьер-министр В.В.Путин (это я советую читателю запомнить для понимания дальнейших событий - ВМ).

Так вот, проблема состояла в том, что дорога, по которой возили материалы и оборудование советские строители в 1960-е годы, оказалась теперь полностью на территории гостиницы Дерипаски «Родина», и на пляж санатория «Сочи» спуск был только лифтами в самом центре здания или лифтом в метрах тридцати слева от корпуса. Этим лифтом можно было спуститься из парка санатория «Сочи» сразу на пляж и предназначался он для отдыхающих, которые жили в другом корпусе санатория, в корпусе «Люкс», или на отельных дачах, расположденных в парке.

 

На фото: Корпус «Люкс» санатория «Сочи» УДП РФ

В условиях тендера было записано, что во время стройки нам следует использовать дорогу, которая проходит по территории гостиницы «Родина». Никто из Управления делами Президента с Дерипаской не договаривался, а когда начали договариваться после тендера, то сразу поняли, что не договорятся. Следовательно, мне нужно было строить новую дорогу, то есть сначала сделать проект, а потом построить дорогу, которая по краю парка по границе с территорией «Родины» Дерипаски спускалась бы на пляж, чтобы по этой дороге грузовики могли бы вывести обломки старого здания после его демонтажа, а затем завезти материалы и оборудование для стройки.

 Это требовало времени и денег, которые в смету заложены не были. Все это надо было делать и параллельно решать вопросы в ГУКС, прежде всего с Лещевским, который спал и видел, чтобы на объекте вместо «Москонверспрома» появились югославы...

В это ситуации я принял решение строить дорогу и, не дожидась окончания строительства дороги, взорвать старое здание корпуса «Приморский».

Мы решили разрезать здание на три части: левое крыло, центральная часть, где была лестница, по котрой рабочие смогут подниматься и спускаться, а также правое крыло. Оба крыла должны быть взорваны направленным в сторону моря взрывом, а центральная часть, то есть лестница с пролетами, остаться.

Мое решение было встречено всеми с испугом, но некоторые вместе с испугом выразили и радость. Бало понятно, что взрывать большой корпус в десять этажей и двести метров в длину, имея слева шестизвездочную гостиницу (или какая она там была), а справа Госдачу премер-министра, это был риск, на который ни один чиновник не пойдет. Но это давало возможность войти в график, несмотря на прежние проколы в проекте и смете работ, а если где-то что-то треснет или кто-то испугается и пожалуется, то это все можно будет списать на меня и похоронить «Москонверспром», сделав на этом еще и деньги...

Из Кремля мне позвонили стрые знакомые из ФСО и спросили:

- Палыч, ты что там взрывать собрался? Тут на тебя уже письма с жалобами получили. Дерипаску можешь без проблем, а вот с Госдачей поосторожней...

- Вы мне лучше взрывников дайте потолковее и поопытнее, - сказал я. – С опытом советской работы...

В Сочи тоже все на меня написали, однако сказал мне об этом только Кияшко.

- Валерий Павлович, на вас все написали. На всякий случай. Никто не против, останавливать не хотят, но написали все. Если у премьер-министра треснет стекло или что похуже, то виноваты будете вы...

Остальные писали молча...

Читателям советую зайти по ссылке и посмотреть видео, которое мы сняли с моря, с катера ФСО во время взрыва. Запись была отправлена в УДП РФ. Там она произвела впечатление, и ей решили похвастаться перед большими начальниками. Для этого запись отредактировали (я отправил запись в оригинальном виде, так эмоции передавались полнее). Для показа самым большим начальникам звук голосов за кадром убрали, наложив торжественную музыку. Собственно говоря, там был только голос Каминского, у которого от увиденного, вырвался неконтролируемый словесный поток. Его первое воклицание, как изюминку на торте, оставили. Так голос Петровича сохранился для истории...

Видео можно посмотреть здесь https://valerymorozov.com/news/2056   Заходить из РФ, если будут проблемы, надо через VPN или Opera.

(Продолжение следует)