Все записи
МОЙ ВЫБОР 14:03  /  24.08.11

4202просмотра

НЕ ЭКОНОМНАЯ ЭКОНОМИКА КОЖИНА

+T -
Поделиться:

          Интервью Кожина в последнем номере журнала "Итоги" у меня и моей жены вызвало похожее удивление, хотя и разную реакцию. "Куда смотрит Юдашкин?"- сказала Ирина, увидев портрет Кожина на обложке журнала "Итоги", где управделами президента изображен в своем кабинете, в голубой рубашке с короткими рукавами и голубым галстуком. - "У него что, кондиционеры не работают, что он пиджак не мог надеть или хотя  бы рубашку с длинными рукавами? А то как в белых ботинках с черными носками." Ну, что с нее взять? Женская логика и женский взгляд.

            Меня же в интервью поразили несколько заявлений Кожина. Чиновник любого ранга не дает интервью без причины, без цели. Вопросы и ответы готовятся заранее. На уровне Кожина, в каждом заявлении должен быть заложен смысл, его заявления должны способствовать решению стоящих перед ним задач: личных, например, карьерных, или ведомственных. С этой точки зрения, интервью производит странное впечатление.

            Во-первых я ожидал прочитать что-то о борьбе с коррупцией в УДП РФ. Два с лишним года управление делами президента сотрясают коррупционные скандалы. Отстранен от работы заместитель начальника Главного управления капитального строительства УДП РФ В.М.Лещевский, уволены директора ФГУПов, которые занимаются строительством объектов, Смирнов  и Бондарь. В отношении Лещевского заведено уголовное дело, которое длится уже больше года. Регулярно в прессе появляются разоблачительные статьи о разных объектах УДП РФ.

            Год назад Кожин также в интервью "Итогам" коснулся этой темы, но тогда ситуация и настроение у него были другими. Он выразил уверенность, что "следствие разберется", никакого уголовного дела возбуждено не будет, а с Морозовым УДП РФ разберется в судах. Прошел год. Уголовное дело возбуждено, разрослось и, я уверен, будет разрастаться.

            И дело не во мне. Эти странные чиновники, защищаясь, не заботятся о своей репутации и не  думают о последствиях своих действий. Они озабочены одним: как наказать Морозова и как возбудить на него уголовное дело, как засадить его в тюрьму. И копают, копают. На меня. А накапывают на себя. Ну что за глупейшие идеи нас банкротить или пытаться возбудить уголовное дело через налоговиков по компаниям, через которые платились чиновникам откаты?! Нынешнее следствие всеми силами пытается ограничить себя взятками на корпусе "Приморский" и 2006-2008 годами. Когда начинаешь говорить слова "Дагомыс", "Кремль", нас обрывают : "Это к делу не относится!" Казалось бы, такая ситуация должна устраивать прежде всего чиновников-коррупционеров, ведь именно они заинтересованы, чтобы дело гасилось. Нет. Чиновники заводят банкротство и втягивают "Дагомыс", они пытаются завести уголовное дело по линии налоговой и втягивают, например, 14-й корпус Кремля, собственный ФГУП "Строительное объединение" и других подрядчиков скопом. И это им надо? Или это надо другим подрядчикам? Тем, кто получал от них откаты, но пока в деле не засветился? Как сказал когда-то старый мудрый еврей Ротшильд: "Деньги  любят тишину". В кого же превратила наша система когда-то мудрого еврея Лещевского? Говорят, когда пуля попадает гиене в живот, гиена от боли пожирает свои кишки.

            Кстати, о 14-м корпусе Московского Кремля, где сидело до недавнего времени администрация президента, руководство ФСО и Комендатуры. Этому объекту Кожин уделил в своем интервью особое внимание. Он связал тему реконструкции в Кремле с горячей сегодня темой расширения Москвы и перевода правительства, управления делами и администрации президента в новые места по калужскому направлению. Кожин неожиданно дал понять, что в Кремле нет единства по этому вопросу. "Кремль останется официальной резиденцией президента России. Соответственно, никуда не денется президентская администрация", - заявил Кожин.

            Что тогда стоят заявления представителей президентской администрации и мэра Москвы Собянина? Они что, желаемое выдают за действительное, попугать население решили, организовать пиар компанию или поднять стоимость сотки в Коммунарке? Или есть два решения, каждое из которых противоречит другому? Неудивительно, что через пару дней после выхода интервью Кожина в Газета.ру не названный источник в Кремле передал раздражение Городской Крепости: "... не хозяйственнику решать подобные вопросы".

            О самой реконструкции 14-го корпуса Кожин говорит как о достаточно новом деле: создан штаб во главе с ним самим, УД "приступило этим летом к реконструкции..", "недавно все подразделения администрации президента, размещенные в 14-м корпусе, переехали на Старую площадь, что позволило нам, наконец, развернуть полномасштабные работы ... Перед нами стоит очень сложная задача, по мере знакомства с фронтом работ, возникают все  новые инженерные проблемы." Вот тут и возникают вопросы: зачем все это говорит Кожин? Он что не знает, что реконструкция 14-го корпуса идет уже более шести лет ("Москонверспром" заключил первый контракт на работы по 14-му корпусу в 2006 году)? За эти годы только ленивый или сам себе оплачивающий из чужого кармана и не имеющий лимитов финансирования мог умудриться не "познакомиться" с фронтом работ. За эти годы было "сделано" два проекта, получено две государственные экспертизы этих проектов, утвердившие, естественно растущие сметные расходы, выделены и "освоены" миллиарды рублей. А теперь вдруг очередная "песня", что "мы столкнулись..." Видимо, третий раз пересматривать проект и сметы собираются, а тут переезд. Идет борьба за деньги.

            В управлении делами Кожина (я думаю, что президент мало осведомлен о механике этих "реконструкций"и не контролирует то, что происходит в его хозяйстве, поэтому в определенном смысле УД можно назвать "кожинским") принято пересматривать проекты, каждый раз сполна их оплачивая. На корпусе "Приморский" проведены были две экспертизы и минимум дважды переделывался проект (не исключаю, что был и третий). За это время стоимость строительства увеличилась с 1.5 млрд. рублей до 3.5 млрд. рублей, при этом на один миллиард в 2009 году за счет того, что УДП РФ "столкнулось" с необходимостью провести, например, повторные работы на 800 млн. рублей, типа второго фундамента под построенным зданием. А чтобы "Москонверспром" не мешал правильной организации этого "столкновения", наша компания была с этого объекта удалена.

            Дважды пересматривался проект и стоимость на ангаре президента во Внуково. Там тоже истратили 2.5 млрд. рублей и вдруг "столкнулись". Пришлось выделять еще полтора миллиарда.

            И на Могиле Неизвестного солдата у Кремлевской стены "столкнулись". Пришлось дважды оплатить стоимость работ и материалов, причем второй раз контракт на проектирование и работы пришлось заключать после окончания реальных работ и после возложения венков президентами России и Беларуси на восстановленной Могиле.

            И таких объектов - целый список можно набрать, если организовать независимую проверку деятельности ГУКС УДП РФ за последние десять лет. Есть такой у них специалист по мутным водам и повторных проектам и экспертизам - Усачев Ю.В., начальник отдела ГУКС УДП РФ. Экспертиза и взятки в экспертизу - это все на нем (соответствующее заявление находится в Следственном комитете). Очень его Чаус, начальник ГУКС, за это уважает. Несколько лет назад орден дали, новую квартиру от УДП РФ. Он умеет организовать "неожиданное столкновение" с трудностями на объектах.

            Окруженный со всех сторон "все новыми инженерными проблемами", с которыми неожиданно приходится "сталкиваться", Кожин, естественно. выступает против режима экономии, которая, по его мнению, ведет к "стагнации, застою".

            Дальше в интервью Кожин делает заявления о том, что мост на остров Русский для саммита АТЕС, возможно, построен в срок не будет (а тогда на кой хрен были истрачены на этот мост миллиарды или  десятки миллиардов?!), что теперь прорабатывают альтернативные способы доставки участников и гостей (закупают яхты, что ли?). Насмешкой после этого звучат слова Кожина: "Этому предшествует большая, серьезная подготовительная работа. которая как раз и направлена на то, чтобы правильно рассчитать силы, не надорваться".

            Не надорваться и не экономить, - вот главный тезис интервью.  

            Вообще-то Кожин производит впечатление человека, который плохо знаком с реальностями страны, даже тех городов, где он регулярно бывает. Заявить о том, что "не будь Олимпиады, город Сочи... так бы и влачил жалкое существование", это показать, что Кожин совсем не знает реальности: в Сочи в этом году приехало вдвое меньше туристов, канализационные стоки стекают в море и растекаются по побережью, строительные работы в городе практически не ведутся (за исключением олимпийских объектов в Адлере и Красной Поляне), люди предельно недовольны, не зная, куда уходят деньги, которые якобы "льются" из Москвы в Сочи. Город реально влачит жалкое существование, более жалкое, чем пять лет назад.

            Кожин находится так высоко, что неудивительно, что ему не видна российская действительность. Это естественно для человека, который может сказать о будущем президенте России: "После того, как страна выберет президента, приду к нему, и мы поговорим о том, чем буду заниматься дальше". Пока никто из российской элиты не отважился так снисходительно говорить о будущем президенте. Невозможно представить, чтобы заведующий хозяйством, например, администрации американского президента мог сказать: "Я приду к следующему президенту США, и мы поговорим, что я буду делать". Или завхоз ЦК КПСС о своем заходе к Сталину, или к Брежневу. Даже к Горбачеву. А тут - пожалуйста. Может, все эти заявления нужны, чтобы показать свое значение, неуязвимость?  Или для того, чтобы дать понять недругам, что до президентских выборов Кожин останется на своем месте при любых обстоятельствах?

            Кстати, в том же номере "Итогов" Ирина нашла фотографию Горбачева, сделанную во Франции двадцать пять лет назад. На фотографии Горбачев сидит в компании французского президента Миттерана. На Горбачеве черные носки и белые ботинки. "Ну, лохи,- сказала она.- Хотя Горбачев никогда из себя денди не строил". К Горбачеву, несмотря ни на что, она относится с уважением.