Все записи
МОЙ ВЫБОР 21:03  /  10.09.11

7413просмотров

Кто контролирует систему обнала в РФ

+T -
Поделиться:

Меня спрашивают, почему я продолжаю сопротивляться два с половиной года? Почему я сижу в Москве и стараюсь отвечать на каждое обвинение, на каждый наезд, удар со стороны чиновников и силовиков? Почему не уеду? 

Скажу откровенно: я заинтересован в каждом конфликте. Чем больше Кожин-Малюшин-Чаус-Лещевский на меня наезжают, тем больше возможностей и информации для борьбы с ними они мне предоставляют.  Вот вам пример, который объясняет, хотя бы частично, механику этой борьбы.

13 сентября в Московском арбитражном суде состоится суд по нашему иску к налоговикам - ИФНС #3 по г. Москве. 

Краткая история: в 2009 году я выступил с обвинениями в адрес чиновников Управления делами президента РФ Чауса, Лещевского, Смирнова и других. Я подал заявление в ДЭБ МВД о попытке рейдерского захвата и разорения компании, хищениях и взяточничестве со стороны чиновников со Старой площади.  По моему заявлению были проведены оперативно-розыскные мероприятия, но полученные доказательства были использованы силовиками не для возбуждения уголовного дела, а для шантажа и ошкуривания чиновников Управления делами президента ( ну, никакого уважения к власти!).

 Я не стал молчать, пошел в суды. Тогда ДЭБ МВД пришел с обыском в  офис нашей компании, ОАО "Москонверспром", а затем привел с внеочередной проверкой налоговую инспекцию - ИФНС #3 по г. Москве.  Проверка проводилась в течение восьми месяцев и показала, что ОАО "Москонверспром" работало "в белую", правильно платило и начисляло налоги. 

И все же обвинения были выдвинуты: при начале проверки, в том, что в числе наших субподрядчиков была компания "Техстройинвест", которая, по мнению налоговиков, "имела признаки "однодневки". Затем в ходе проверки налоговики прибавили в список "однодневок" еще три компании: "Инвестком" , "Дорстроймонтаж", "Монтажстройпроект". Налоговики заявили, что эти фирмы не платили налогов с тех денег, которые мы им перечислили, поэтому мы должны  не выплаченные этими фирмами налоги теперь заплатить в бюджет, плюс к ним заплатить штрафы, пенни и тд., всего на 141 млн рублей.

Наши заявления о том, что имено эти фирмы названы в моем заявлении в МВД в списке фирм, которые были навязаны нам Лещевским и Ко, что именно через эти фирмы платились откаты, что кроме этих фирм мы назвали еще несколько ( "Спецморстрой", "Харвинтер", "Проектстройсервис", например), что именно эти фирмы фигурируют в уголовном деле, которое мы сумели возбудить в отношении Лещевского,- все наши заявления были проигнорированы налоговой службой. Налоговики хотели представить дело так, что они получили сведения из ДЭБ МВД и тупо сделали свое дело: нашли нарушение, попытались вернуть деньги в бюджет и возбудили на Морозова уголовное дело.

И вот теперь наш иск в суде. Конечно, мы хотим выиграть дело и отбить 141 млн рублей несправедливых платежей, а я хочу заставить налоговиков отказаться от идеи возбуждения натменя уголовного дела. Но, возможно, это не главное. Основные наши цели в борьбе с налоговиками в суде следующие:

1. Доказать в суде, что частные компании не должны отвечать за невыплаты налогов компаниями "однодневками", если эти компании навязаны чиновниками для оплаты им взяток и откатов. Мы хотим, чтобы бизнес знал свои права, чтобы было раз и навсегда зафиксировано в судебном решении: если компания заявила о вымогательстве со стороны чиновников, то с этого времени попытки чиновников задавить эту компанию наездом налоговиков обречены на провал. За обналичку должны отвечать те, кто ее организовывал, а не те, кого в нее загнали.

2. Мы хотим показать бизнесу, что наезд налоговиков (как и ментов, кремлевских, фэсбэшников и всякой другой швали не зависимо от ксивы, которой они размахивают) - еще не конец света.   Что нужно бороться и можно отбиться. Мы хотим показать, как это делать, технологию защиты бизнеса.

3. В ходе судебного разбирательства мы хотим получить информацию, которую ни следствие, ни МВД, ни налоговики нам не дают, то есть информацию против них самих.

Этот способ использования судов для получения важной для нас информации мы уже опробовали, когда Лещевский подал на меня, "Новую газету" и "Совершенно секретно" иск о защите его "совести и чести", обвиняя меня в клевете. В тот момент я не мог получить текст постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Лещевского. Следователь не давал, отсылая меня на сайт Следственного комитета, где была размещена информация о том, что дело возбуждено, но текст самого постановления опубликован не был. А ведь именно в тексте должно было быть записано на основании чего, каких доказательств и улик это дело возбуждено. Адвокаты Лещевского, Кожина и Смирнова на суде уверяли, что никаких доказательств вымогательства и взяточничества со стороны Лещевского нет, что дело возбуждено на основании публикаций в прессе интервью Морозова, а это интервью - клевета. Если бы суд с ними согласился, то на основании судебного решения можно было бы закрыть и уголовное дело. Учитывая административный ресурс Управления делами, они сделали бы это мгновенно. Поэтому мы в суде запросили постановление следователя о возбуждении уголовного дела. Причем представить это постановление должен был сам Лещевский, так как ему копия была вручена как подозреваемому, и отказаться от этого он не мог.  Судья получил постановление и зачитал его, передав нам копию. Все стало ясно. В постановлении было записано, что проверкой было установлено, что Лещевский вымогал и получал деньги. Все! Вопрос был решен. Суд признал, что у Лещевского и Смирнова честь и совесть вымогателей и взяточников. Закрыть уголовное дело они не смогли.

4. Мы хотим использовать информацию, которую получим через суд для расширения борьбы и, возможно, использовать эту информацию для поддержки своих обвинений в уголовном деле. Мы хотим заставить Следственный комитет признать Морозовых и "Москонверспром" потерпевшими.

Самое главное для нас на этом этапе было получить и иметь возможность проанализировать информацию по фирмам - "однодневкам": каковы их обороты, сколько процентов от оборота составляли платежи "Москонверспрома", кто был заказчиком у этих фирм кроме нас и кто платил им деньги, платили ли они налоги? И очень важное для нас: каковы были взаимоотношения этих фирм с УДП РФ? И в каком состоянии находятся сейчас эти фирмы и те, кто платил им и кому платили они? 

31 августа прошло предварительное заседание суда, и налоговики были вынуждены предоставить документы. Конечно, не все. Рассматривается период действия компаний за 2007-2008 годы. Налоговики, например, по тому же "Техстройинвесту", дали документацию только за четыре месяца 2007 года.

 Конечно же, нам не дали нормально подготовиться, то есть налоговики "забыли" предоставить нам документы на ознакомление до судебного заседания, а великодушный судья Фадеева дала нам девять рабочих дней на ознакомление с восемью представленными томами. 

Конечно же секретарь суда отсутствовала, именно в это время оказалась в отпуске,  и нам потребовалось несколько дней, чтобы получить доступ к документам и попытаться успеть скопировать тысячи страниц бухгалтерских отчетов, чтобы потом вне здания суда за пару оставшихся до суда дней проанализировать то, что налоговики соизволили нам показать. 

Но тем не менее, это стоило потраченных усилий. Если ты упираешься даже там, где противник тебя давит и кажется должен задавить наверняка, бог делает его слепым, и противник дает тебе то, что нужно.

Например, по "Техстройинвесту" мы выяснили, что компания существовала с 2004 года, существует до сих пор и к ней у налоговой службы претензий не имеется. 

Оборот компании за четыре месяца 2007 года составил около 400 млн рублей. Поступления от "Москонверспрома" составили около 3 процентов. Каким образом тогда налоговая инспекция установила, что "Техстройинвест" не заплатил налоги именно с сумм, поступивших от "Москонверспрома"? 

Мы выяснили, что  партнерами и заказчиками услуг "Техстройинвеста" были уважаемые бизнес структуры, например, "Крокус -Сити", владелец которого Агаларов является не только свекром дочери президента Азербайджана Алиева, но и явлЕтся главным по строительству объектов на Дальнем Востоке для приема делегаций на саммите АТЕС. Или ФГУП "Ремонтно-эксплуатационное управление министерства обороны РФ". Или ФГУП  "Строительное управление при Федеральном агентстве специального строительства РФ",  которое, по материалам СМИ, имеет непосредственное отношение к строительству дворца Путина в Геленджике. Или тот самый, уже знаменитый ФГУП "Строительное объединение" Управления делами президента РФ, которое непосредственно участвовало в захвате нашей собственности и объектов в Сочи.

Мы выяснили, что налоговая инспекция лжет, когда в качестве доказательства того, что компания является "однодневкой", заявляет, что фирма не платила такие естественные для бизнес структуры платежи как оплаты связи, покупка материалов, аренда техники и тд. Мы нашли в эти месяцы платежи за телефонную мобильную связь, и за материалы, и за аренду. Так, например, фирма, получив от нас деньги, заплатила за материалы, в том числе за бетон, а в нашей бухгалтерии имеются документы подтверждающие получение этого бетона.

Мы выяснили, что эта фирма выпускала векселя, и один из векселей на сумму 14 млн  рублей был куплен фирмой "Ространс-Юг",  генеральный директор которой Чупалав Омаров является членом, естественно,  партии " Единая Россия " и входит в список будущих членов парламента Дагестана.

И самое важное: мы выяснили, что до получения первого платежа от "Москонверспрома" эта фирма заключила контракт и получила платеж за выполненных работу от ФГУП "Строительное объединение" Управления делами президента РФ. И самое смешное: "Техстройинвест" заплатило (!) ФГУП "СО" 100 тыс рублей в качестве возврата генподрядных, то есть между руководством, в том числе бухгалтерий "Техстройинвеста" и строительного подразделения Управления делами президента РФ, существовали личные рабочие отношения. Ну, и что им теперь заявлять на следствии?! Теперь сказать, что чиновники не знали "Техстройинвест" , что эта фирма выполнила работы на миллионы рублей на ангаре для самолета президента РФ, не оставив следов ни в списках на пропуска ФСО, ни в документации, что никто в УД не знает никого из фирмы, а лишь один человек видел один лишь раз какого-то парня  Непомнюкакегозовут , будет сложно, хотя наши следователи слушают все, что им говорят, а понимают и воспринимают так, как велит им Бастрыкин. Пусть они попробуют заявить, что "Техстройинвест" пришел к ним от Морозова!

Сейчас уменя нет возможности дать всю информацию, которую мы получили в рамках судебного дела. Это предстоит сделать в следующих сериях. Важно одно: надо бороться и сопротивляться, тогда чиновники сами дают материал на себя.

Для меня борьба с налоговиками имеет еще один большой смысл: я начинаю понимать, как работатет система обналичивания, рейдерских захватов частных независимых от чиновников  компаний, как эта раковая опухоль захватывает и поражает всю Россию. Я раньше думал, что есть чисто обналичивающие компании и компании, которых чиновники заставляют платить откаты и взятки, а также компании, которые фактически принадлежат чиновникам и которые платят не откаты, а просто финансируют коррупционеров и создают основу будущих финансовых империй удалившихся на покой Кожиных-Малюшиных-Чаусов-Лещевских. Теперь я понимаю, что наиболее эффективными в обеспечении финансовых интересов чиновников являются не просто обналичивающие компании, а компании, которые частично работают, а  частично обналичивают. Эти компании создают себе историю в десятки лет "плодотворной" работы, миллиарды освоенных средств, что позволяет отсекать на  тендерах конкурентов, пусть это будут честные, "белые" компании, которые реально работали и реально развивались, инвестируя в себя заработанные средства.

Остается вопрос: кто может годами сохранять и контролировать такие компании? Кому они реально прннадлежат?

Ответ: это должны быть люди, которые контролируют регистрацию компаний. Это должны быть люди, которые могут в течение десятка лет не замечать обналичку, проходящую через эти компании. Это должны быть люди, которые могут в случае необходимости наехать на любого партнера этой компании, при этом обеспечив ее интересы и сохранность, чтобы она не пострадала. Это должны быть люди, которые могут использовать эту компанию в качестве орудия борьбы с непокорными и независимыми частными фирмами. Это должны быть люди, которые могут не думать ни о какой проверке, а в случае, если найдется какой-нибудь Морозов, легко закрыть счета и кремировать компанию без следов, а если следы все-таки придется предъявить, то иметь возможность предъявлять их выборочно, по своему желанию.

Ну, и  каков ваш ответ на вопрос: кто они?

Я пока даю такой ответ: это сами налоговики, а в некоторых случаях - налоговики в сговоре с силовыми структурами, которые могут им испортить игру: ФСБ и ДЭБ МВД. А над ними должны стоять политические небожители, ибо такую коррупционную пирамиду без политической крыши оставить нельзя!

Но крыши сносит. Вопрос в ветре. Насколько он будет силен. А пока ветра нет нанайская борьба мальчиков из Налоговой службы будет продолжаться.

Комментировать Всего 1 комментарий

  Но, по-моему, Валерий, "акита ину" все еще находится в самой начальной стадии удивления. 

Честно говоря, тоже считал. что "однодневки" - это субстанции на несколько отчетных периодов, ну до трех лет - точно. Кстати транзакции явно отслеживаются финмониторингом (или как там они правильно называются). Т.е. уровень на котором "все знают".....