Все записи
22:01  /  28.01.12

9150просмотров

ПРИНЦИП ПЕРВЫЙ: АНТИКОРРУПЦИОННОСТЬ

+T -
Поделиться:

Когда я в начале 2009 года в очередной раз выступил с заявлением о коррупции в Кремле, о попытках чиновников задавить и захватить «Москонверспром», теперь уже открыто, о коррупции говорили тихо, а о коррупции в Кремле вообще молчали. Ни одна газета не взялась тогда опубликовать об этом мой материал. Пришлось начинать публикации из Великобритании (в борьбе с коррупционерами я второй раз в жизни использовал заграницу; первый раз в 1995 году против ФСО; тогда помогло быстро, от меня отстали мгновенно).

Сейчас все изменилось. О коррупции не говорит только ленивый. Все стали борцами с коррупцией в России. Сейчас бы ни один блогер на этой теме не смог раскрутиться. Запоздай Навальный со своей раскруткой на несколько месяцев, сейчас был бы одним из тысяч.

Однако, как проблема, коррупция никуда не ушла. Более того, она разрастается неконтролируемым потоком. До каких размеров она дойдет, когда чиновники поймут, что им придется бежать из России, думать не хочется.

И все-таки, анализируя влияние коррупции на экономику и конкурентоспособность России и пытаясь найти конкретные пути выхода, надо оперировать конкретными числами и соотношениями. Поэтому один случай я хочу разобрать в цифрах и в динамике их роста.

Итак, возьмем строительство корпуса «Приморский» санатория «Сочи» УДП РФ. Стоимость его строительства по федеральным сметам в расценках 2005 года составляла 1,5 миллиарда рублей. В 2009 году, когда строительство должно было завершиться, сумма, с пересчетом по инфляционным коэффициентам, которые утверждает Министерство экономики РФ для бюджетных объектов, выросла до 2,5 миллиардов рублей.

Сумма была приблизительной, потому что проект был выполнен меньше чем на половину: отсутствовали подъездные пути, сети, больше половины инженерии, дизайн и проект номеров и других помещений корпуса. А то, что присутствовало в проекте, можно было назвать «хоть смейся, хоть плачь». На чертежах, например, арматуры несущих конструкций корпуса стояли печати, на которых было написано: «Кремлевский Дворец Съездов»! Автор — «Моспроект»!

Я эти чертежи хорошо знал. Когда мы в 2003 году начали работать в Государственном Кремлевском дворце (теперь он так называется, потому что съезды в нем не проводятся) в качестве генерального проектировщика реконструкции, то вопрос встал о получении старых чертежей, то есть чертежей, выполненных «Моспроектом» в 60-х годах, по которым КДС был построен. 

В самом ГКД чертежи отсутствовали. «Моспроект» свой комплект передавать или копировать отказался: Михал Михалыч Посохин не мог мне простить, что я зашел на объект, который проектировался командой под руководством его отца, решившегося сломать Чудов монастырь в Кремле и за это получившего не только проект ГКД, но и должность главного проектировщика Москвы. Кремль так и считался вотчиной Посохиных. Вместо помощи он заявил, что раздавит любого, кто мне будет помогать, а лично мне прошептал на ухо: «Моя месть будет страшна!»

Чертежи мы достали в ФСО. Заместителем у меня в то время работал бывший заместитель коменданта Кремля Валерий Павлович Горелов, который нашел чертежи и вывез их из Кремля в наш офис в своей личной подержанной «мазде», не оформляя, как потом оказалось, вывоз. Когда мы закончили работу по этим старым чертежам, ФСО принимать чертежи отказалась, и мы передали их в УДП РФ начальнику отдела по проектированию объектов Ю. В. Усачеву. Затем он, видимо, отдал их проектировщикам «Южкоммунпроекта» в Сочи, которые работали по проектированию корпуса «Приморский». 

В середине 2000-х было принято решение о проектировании в Сочи объектов под землетрясение в 9 баллов. Проектировщики не могли или не хотели тратить время и деньги на проектирование и расчеты для подобных сооружений. Попросили Усачева дать что-либо подобное. Тот дал чертежи КДС, который был рассчитан, чтобы выдержать бомбежку. Деньги, сэкономленные на чертежах, как и на не выполненных вообще разделах, были, естественно, распилены.

Поэтому сметы были довольно приблизительные. Более того, Госэкспертиза, получив не проект, а огрызок, отказывалась его утвердить, что не позволяло открыть бюджетное финансирование. 

Я к этому времени уже выиграл тендер, подписал контракт, в котором были обозначены сроки выполнения работ. Надо было начинать, а финансирования не было. Время шло. Начали заходить на объект за свои деньги.

Усачев предложил дать ему 600 тысяч рублей для взяток в Госэкспертизу, чтобы утвердить контракт. Я сначала отказался: пусть платят проектировщики. Однако проектировщики грубо послали всех, кто предложил им этот вариант выхода из тупика. Мне на это пожаловался сам Усачев. Стало понятно, что деньги были обналичены и ушли на откаты в Управление делами президента. Поэтому проектировщики имели моральное право «послать» чиновников. Чиновники же полученные взятки и откаты отдавать не привыкли. Был тупик. Пришлось подарить Усачеву свои деньги, чтобы он выкрутился. А то он, как отвечающий за прохождение проектов и смет в Госкспертизе, мог и нагоняй получить. А он как раз в то время пошел на повышение, в любимчиках Чауса ходил, орден получил государственный за отличную работу на благо Родины и квартиру от Управления делами президента. 

Усачев отнес деньги в Госэкспертизу (какую часть, не знаю, говорил, что все). Проект был утвержден, мы получили финансирование.

Убрали нас с объекта, когда корпус стоял уже под крышей, несколько номеров были выполнены в натуре. Все это было утверждено управляющим делами президента Кожиным, а нами осмечено, поэтому я могу с точностью до десятков тысяч рублей называть суммы и стоимости строительства.

Итак, реальная стоимость строительства корпуса составляла приблизительно 2,1-2,150 миллиарда рублей. Это если исходить из того, что генеральный подрядчик будет работать исключительно за генподрядные 4-5%, через субподрядчиков, имея на объекте как свои службы только технадзор, сметный отдел и вспомогательные подразделения. Сумма эта была нами проверена через Китайскую строительную корпорацию, которую я планировал взять в качестве основного субподрядчика для выполнения работ, для которых требовалось большое количество рабочих. Правда, Лещевский взять китайцев мне не дал, навязав своих подрядчиков, которые были на 20-4 % дороже: сочинский «Спецморстрой», югославский «Харвинтер» и других.

В этой ситуации я мог вписаться в деньги, сокращая объемы работ навязанных нам субподрядчиков, используя собственную технику, производя бетон, осуществляя прямые закупки оборудования и материалов для корпуса.

В итоге стоимость строительства могла быть ограничена 2,15 миллиарда рублей. Выделено было в ценах 2009 года 2,5 миллиарда рублей. Откатов с меня требовали 15%. Таким образом, мне удавалось вписаться в стоимость без ее завышения.

После того как нас удалили с объекта и на объект зашло подконтрольное чиновникам и возглавляемое вором без тормозов Бондарем ФГУП «Строительное объединение» УДП РФ, тот же «Харвинтер», стоимость строительства (при наличии здания под крышей и не освоенного нами 1 миллиарда рублей) была увеличена еще на один миллиард. Для этого в тендерную документацию для выделения этих средств были включены работы, которые нами были уже выполнены и государством оплачены, например, фундамент здания. Всего на 840 миллионов рублей.

То есть мы имеем следующие расчеты:

- нормальная цена, сравнимая с мировой, — 2,15 миллиарда рублей;

- цена со среднестатистическими откатами, принятыми в УДП РФ в середине 2000-х годов, — 2,5 миллиарда рублей;

- цена с уровнем коррупции в 2009 году — 3,5 миллиарда рублей.

Если принять реальную, справедливую цену за единицу, то получим:

1 - 1.163. - 1.63

И это с учетом того, что здание на 70% было построено по старым размерам коррупционного налога. Таким образом, мы можем предположить, что к концу 2009 года коэффициент коррупционного роста стоимости продукции в бюджетном строительстве составлял не менее 2-2,5. Сколько он составляет сейчас: 3, может быть 3,5, 4?

Не знаю. Уже три года с меня откатов не требуют.

О чем это говорит? О том, что российская экономика, во всяком случае в ее части, связанной с финансированием из бюджета, стала абсолютно неконкурентоспособной! Мы не можем конкурировать ни с кем! 

Это касается не только ФГУП и госкорпораций, но и частных компаний, которые привыкли работать с бюджетом.

В 2010 году был небольшой шторм в 5 баллов. Нигде и никому он не создал проблем. В Адлере нанесло гальку на дорогу, которая идет вдоль пляжа и ничем не защищена. Случилось лишь одно: смыло порт, который строительные компании Дерипаски сооружали для Олимпиады в Сочи. Путину перед камерами телевидения, то есть для вещания на народ, Козак озвучил идиотскую версию о небывалом шторме, который случается раз в десять лет. Что он говорил без камеры, не знаю: нашел особую кривизну и разрушительную силу волн или еще что-то. В реальности дело объяснялось просто: проектирование предполагало проведение изысканий в зоне строительства, в том числе работу водолазов, бурение для определения глубины залегания твердых пород, на которые должны были встать, забурившись, опоры портовых сооружений. Деньги для этого были выделены немалые: эти работы по расценкам очень дорогие. Но изыскания не были выполнены, деньги были или распилены, или пошли в дополнительную прибыль, закрывая прежние убытки и долги структур Дерипаски, что в принципе означает одно и то же. Опоры воткнули в гальку, которая их не держит, а в шторм, болтаясь и перемещаясь вместе с волнами, валит такие опоры и портовые сооружения, будто они построены из спичек.

Так строят при Путине. И изменить что-либо он уже не в силах! Уровень коррупции, который достиг режим, требует вести работы и управлять экономикой по определенным технологиям, а эти технологии сами по себе затратны. Даже без учета воровства.

Олимпиада обойдется российскому народу, по разным западным данным, до 20 раз дороже, чем, например, Олимпиада в Ванкувере. В 6-8 раз дороже, чем Олимпиада в Лондоне. А ведь в Лондоне пройдет не зимняя Олимпиада, а летняя, что само по себе требует в разы больших капиталовложений!

Для того чтобы построить олимпийские объекты Ванкувера, была создана специальная программа, но не в нашем понимании. Не правительственная программа в сотни страниц, утвержденных правительством, на которых  расписано, кто и что будет делать и какие цели преследовать, сколько будет выделено средств и каким бюрократическим структурам, чтобы потом все это не раз пересматривать, увеличивать или уменьшать в зависимости от политического влияния группировок и состояния дел (причем, завалив дело, часто в нашей стране можно получить дополнительные деньги быстрее, чем правильно выполняя задачи и эффективно расходуя средства). 

В Ванкувере, а затем в Лондоне были созданы компьютерные программы, которые делали ненужными такие громоздкие, супертормозные и затратные структуры, как Государственная корпорация «Олимпстрой». 

Такая программа включает в себя все, начиная с планирования территории, проектирования объектов и инфраструктуры и заканчивая проведением Олимпийских игр и использованием жителями города олимпийского «наследия». Каждый подрядчик, будь то проектная организация, которая ведет группу объектов, или фирма, которая проектирует систему кондиционирования или канализации небольшого объекта, поставщик материалов и производитель любых работ, имеет доступ к этой программе и обязан работать только через нее, а не с чиновниками из правительственных структур и даже не с сотрудниками генподрядчика. Договариваться не с кем.

Подрядчик пишет письма, согласовывает решения, вводит изменения и корректировки только через программу и внутри ее. Никто не имеет возможности что-то изъять, изменить задним числом. Все действия, все решения, вся работа идет через эту программу и в этой программе остается. Технический заказчик, он же компания, управляющая проектом, через программу контролирует сроки и график выполнения работ, выставляя флажки-напоминания за минуты отставания от графика. 

Проект выполняется не просто в 3D, как «Аватар», а в 4D и 5D. То есть проектирование объекта осуществляется в трехмерном измерении, от основы, например, подготовки строительной площадки, городка строителей, подъездных дорог, котлованов, арматурного каркаса, до окраски внутренних стен и расстановки мебели. 4D требует выстраивания проекта в рабочей последовательности и с учетом рабочего времени, включая трудозатраты и необходимые ресурсы: трудовые и материальные. То есть если вы хотите иметь проект стадиона в 4D, то проектировщик и подрядчик должны выстроить весь процесс строительства, начиная с первого дня, указывая, что и в какой последовательности делается, сколько нужно для этого материалов, сколько нужно людей и каких специалистов. То есть весь процесс строительства разбивается на кадры, каждый из которых фиксирует один день строительного процесса.

5D переводит весь процесс и весь проект в денежное выражение по текущим ценам. Все, круг замкнулся! Попробуй своруй или попили. Любое изменение фиксируется, любое письмо остается навечно. Допуск к программе ограничен уровнями: для каждой фирмы, для каждого специалиста свой. 

Лондонские проектировщики создавали эту программу почти два года. А потом началась стройка. Если кто-то задерживает график хоть на один день, программа выдает предупреждение. Программой руководит управляющая компания, которая отслеживает весь процесс строительства. Фактически эта компания выполняет роль нашего «Олимпстроя», а здесь, как говорится, почувствуйте разницу! В 2009 году в управляющей компании на лондонской стройке работало 32 человека. Правительство Ее Величества оплачивало компании только трудозатраты из расчета работы 32 специалистов. И все! Они даже ездят на работу на своих личных автомобилях и сами платят за бензин. Да, эта компания получает еще 15% от экономии средств, которая будет достигнута благодаря найденным этой компанией решениям, повысившим эффективность строительства и сократившим затраты. Естественно, такие решения уже найдены и позволят заработать управляющей компании миллионы фунтов прибыли, а бюджету Великобритании — десятки миллионов. 

Я не буду сейчас говорить об «Олимпстрое», где более тысячи сотрудников, только вице-президентов 8 человек. 35 департаментов, которые имеют право на согласование документов и этим правом вовсю пользуются, пытаясь доказать свою нужность. Десятки служебных автомобилей и водителей, как в Сочи, так и в Москве. Содержание этого монстра обходится в 10% от расходов на олимпийское строительство, а это десятки миллиардов рублей. Этот монстр порождает горы бумаг, счетов за гостиницы, производит задержки в платежах и пробуксовки с решением любого вопроса, если в нем нет личных заинтересованностей олимпстроевских чиновников. 

Я говорю о другом: о системной технологической отсталости России. О неспособности путинской группировки вытащить Россию из этой отсталости. Воровство, коррупция, как раковая опухоль, переродила экономику России, не дала ей возможность воспользоваться технологическим рывком.

Мы вошли в другое технологическое время. Мы живем, когда интернет автоматически записывает и сохраняет наши действия, спецслужбы записывают автоматически, как мы ходим по улицам, магазинам и метро, наши разговоры по мобильным, как только мы называем кодовые слова; Путин, Кремль, правительство, оппозиция, Болотная и т. д. Если наши телефоны не на постоянной прослушке.

Мы все живем уже в программе 6D. Шесть потому, что она не нами создана. Это какая-то новая сущность, новая реальность. Эта программа прощупывает и просвечивает тебя. Информация перетекает из одного уровня в другой, независимо от конкретного человека. Сейчас невозможно сесть, подумать а-ля Шерлок Холмс и просчитать шаги и действия наперед. 

Сейчас самое главное надо держать только в себе, до того как это станет реальностью. Выявлять и учитывать тенденции и стремиться двигаться вперед, учитывая эти тенденции, которые постоянно видоизменяются. Но свои самые важные планы вы должны держать только в себе.

Мир старается где-то противостоять новой реальности, где-то ее использовать. И только Россия не может ей ни противостоять, ни толком использовать. Россия пытается  остаться вне этой реальности, потому что коррупция и новая прозрачность бытия не совместимы. Или прозрачность, или коррупция, отсутствие свободы слова и мысли, обман, унижение достоинства людей, пренебрежение их мнениями, желаниями, судьбами и жизнями.  

Конечно, режим приспосабливается, но путь приспособления и видоизменения опять же выбирается извращенный: свои затраты режим пытается не снизить, а оправдать. В строительстве это делается за счет смет. 

Для определения в сметах стоимости материалов и оборудования используются протоколы выбора оборудования. Предоставляются коммерческие предложения трех компаний. Соответствующая комиссия определяет из трех поставщиков того, с кем и будет заключен контракт. При этом можно неограниченно увеличивать стоимость. Приглашаются известные друг другу фирмы, которые заранее знают, кто победит и в каком тендере, выставляют они оборудование по заранее оговоренным ценам. 

Созданы электронные торги, но и на них разработана технология обмана. Если торги идут не под контролем, происходит их срыв, отмена, а затем повторное проведение, но уже так, чтобы мешающая сторона в новом этапе не участвовала. 

Хотя введение торгов сбило цену, но бюрократы сразу же начали кампанию о том, что торги выигрывают те компании, которые не могут выполнить работы. Более того, такие компании создаются самими чиновниками, для того чтобы участвовать в торгах, если известно, что торг будет жестким. Эти компании демпингуют, выигрывают тендер, а потом отказываются подписать контракт. Тендер объявляют заново, но проводят уже тихо.

Российские сметы также имеют свою особенность. Во-первых, они делаются частными компаниями, которые принадлежат чиновникам, контролирующим ценообразование. Федеральные чиновники имеют свои сметы. Московские чиновники делают свои. Областные сметы делаются под контролем областных чиновников. И т. д. Ведь за использование смет все строительные и проектные фирмы платят. Эти чиновники и компании — производители смет непрерывно воюют друг с другом за рынок. Ищут поддержку своих федеральных, городских или областных руководителей, а следовательно, с готовностью решают проблемы. Например, если нужно увеличить цены на строительство какого-то объекта, сразу находят причины, вводят новые коэффициенты и т. д.

В нормальном мире применяются ресурсные сметы: стоимость материалов определяется по данным статистики, в том числе на стоимость оборудования и материалов. Информацию эту предоставляют не поставщика, а производители. Фирмы открыто заявляют цены на свою продукцию: для дилера, для поставщика оборудования, для генподрядчика (рекомендованные). Меняются цены редко, обычно один раз в год. Обычно не более чем на пять процентов. А у нас нередко заказчик-госкомпания не дает производителю назвать цену на  оборудование. Спрашиваешь: почему не даете? А производитель отвечает: не могу. Мне заказчик запретил давать пока цену. Он требует, чтобы цена была с ним согласована. 

То есть сидит чиновник во ФГУПе, например, «ДСР» Управления делами президента РФ и диктует производителю, какую цену ему давать поставщику, то есть какой размер отката надо заложить в цену. Так было у меня и на «Приморском», когда «Союзлифтмонтаж» не мог дать цену, потому что Ольшевский, заместитель директора «ДСР», должен был поставить эту цену; или на корпусе 14 Кремля, где российская компания «Флект» предлагала нам финское оборудование по цене в 3,5-4 раза выше, чем европейские поставщики, а те же Ольшевский и его директор Смирнов настаивали на покупке оборудования только через «Флект» и только по этим завышенным ценам.

Сейчас Ольшевский и Смирнов продолжают пилить деньги в Кремле и на других объектах УДП РФ. Как и Лещевский. Несмотря на уголовное дело, которое я на них возбудил больше полутора лет назад.

Стоимость труда и производительность труда, то есть трудозатраты, определяются в Европе, например, специальными нормами, которые оформлены в виде справочников, утвержденных государственными органами. Они применяются всеми фирмами и меняются крайне редко. В некоторых странах для упрощения приняты немецкие нормы трудозатрат, а потом к ним применяют коэффициенты для пересчета: производительность австрийского сервисного специалиста в американской транснациональной корпорации «Йорк Интернэшнл» определялась в 80% от производительности немца. Для России в 1992 году был предложен коэффициент 0,3. Через два года мы вышли на немецкий уровень, а потом по отработке превысили его. В 1997 году полтора десятка сервисников «Йорка Россия» принесли 3 миллиона долларов дохода. 

Я это все вспоминаю по одной причине: мы должны понять, что без антикоррупционных мер, причем конкретных, мы ничего в России уже не сделаем! В программе реформ антикоррупционная часть должна занимать главное место.

Ну вот. Общие рассуждения я закончил. К тому же надо соблюдать объем материала. Обещаю, что со следующей части буду говорить только о конкретных предложениях.

                Продолжение следует.

Комментировать Всего 16 комментариев

Сами "технологии" откатов достаточно примитивны и, конечно, разрушительны для реализации проектов (не только строительных). Они не позволяют применять наилучшие достижения людей. Какой там PM BOK (Project Management Body of Knowledge) или другие "наработки"!

Однако они вызваны вполне определенными алгоритмами социального взаимодействия. Коррупция не является нашим "изобретением", более того,  мы еще не достигли в ней исторических мировых рекордов, когда "мимо цели" осваивались 99,99% выделенных бюджетов. Рано или поздно (скорее рано) все это ведет к социальной декрадации и распаду. Но одними разоблачениями и моральными стенаниями ее нельзя победить. Более того, она не уничтожается и крайними мерами (расстрелами) как это практикуют в Китае. Размеры, конечно, становятся меньше, но побочным эффектом становится деловая апатия и формальный подход. Что не менее опасно для общества с точки зрения все той же конкурентоспособности.

Ведь в основе "коррупции" лежат простые человеческие желания - заработать деньги, обеспечить семью, получить высокий социальный статус, как-то доминировать над окружающими. Вот только в нашем социальном алгоритме это можно (в основном) достичь через паразитирующие, скажем так, затратные механизмы, которые ведут к критическим упрощениям и совсем не способствуют каким-либо "прорывам" как организационным, так и технологическим. А зачем? За это совсем не платят... Вернее, платят, но не сопоставимо от того, что можно "заработать" на откатах, где и голову сильно не надо напрягать. 

Вы правильно отметили про лондонскую олимпиаду, где правительство экономит на "всем", даже на бензине, а при этом  все также стараются "зацепиться" за такие контракты. А дело в том, что они используют абсолютно те же самые мотивы людей, что у нас лежат в основе коррупции. Вот только направляя их в позитивное русло. Люди могут заработать очень много на своих знаниях. Не меньше, чем на "откатах", но без страха быть пойманным и осужденным. Скажем, что это второе обязательное условие борьбы с коррупцией. Мы не можем переделать людей (в том числе и себя), но можем создать среду, где можно достичь богатства, славы и почета (социального доминирования), двигаясь в позитивном ключе. Например, сэкономил с помощью умной организации работ от того, что было заложено в бюджете - получи экономию себе в карман (а не премию в размере месячного оклада) и т.д. Одним словом, социальная система взаимодействия должна  не подавлять естественные желания людей (это невозможно), а направлять ее в русло, положительное для всего общества в целом. Тогда вместо разрушительного эффекта мы можем получить существенную синергию от стремлений людей к "хорошей жизни" в самом обывательском смысле этого слова.

Первым же обязательным условием остается страх наказания, подкрепленный горьким опытом тех, кто все-таки вступил на путь подкупов и откатов.

Но хочу еще раз подчеркнуть, что без второго обязательного условия первое работать не будет. Вернее, визуальный эффект случится, но сама коррупция никуда не исчезнет. Коррупционеры станут менее публичными и кичливыми, но более жесткими.  Общество "подморозится" и начнет стагнировать. И еще не ясно, что лучше...

Полностью согласен со вам написанным. Вот и давайте со следующего материала выстраивать комплекс мер.

Эту реплику поддерживают: Сергей Чекинов

Владимир, я о том же самом подумала. Сейчас в стране коррупция - это единственный по сути способ разбогатеть, да и не чтобы совсем, а просто купить хорошую квартиру, машину...

Пока не появится других способов с лучшим соотношением риска и потенциальной доходности коррупция будет самовоспризводиться.

Эту реплику поддерживают: Валерий Морозов

Алена, печально и то, что "самовоспроизводство" связано еще и с самими коррупционно (в нашем случае социально) успешными людьми. Они своеобразные чемпионы в конкурентной борьбе среди других коррупционеров (или мечтающих ими стать). В этом они профессионалы и по-праву занимают ряды наиболее преуспевающих граждан в нашей текущей социальной парадигме. А если она изменится? Многим уже поздно переквалифицироваться в "эффективных менеджеров" другой формации. Дело даже не в деньгах. А в социальном статусе, который они адекватно занимают именно в таком обществе. И терять его не хочется... Они попытаются его воспроизвести и дальше только потому, что не умеют управлять (быть элитой) в другой среде. А у них для этого есть, как говорят,  и время, и средства, и власть.  

Поэтому необходимо и им предоставить возможность более мягкого выхода из ситуации куда "загнала их жисть". Среди них очень много действительно талантливых и неглупых людей. И сами они понимают, что их "успех" совсем не равен успеху общества и, более того, несет серьезную опасность и им лично в будущем.  

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Не только, еще они банально не знают куда после определенного уровня достижений деньги инвестировать причем так, чтобы не попасться.

Психология там часто такова, что человек выставляет себе определенную планку накоплений, но когда ее достигает, ему неясно как их сохранить...

Алена! В регионах чиновники давно деньги вкладывают в землю:сельхоз угодья , леса ( переводят из категории в категорию) , реки, овраги, скупают пригородные земли . Откат главе земельного комитета и главе администрации района достигает до 30 % в земельном эквиваленте. Наступит день, когда нам скажут , что основное богатство России-земля , вся распродана!

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Российские латифундисты до 1917 года тоже думали, что они и есть "хозяева" земли. Не спасли их и три оригинальных копии на право владения землей, хранящиеся в трех разных местах, в том числе и во Франции. Все крайне относительно...

К сожалению , история по спирали развивается "- земля народу" может перейти с большей кровью, не дай Бог!

В этом и состоит ответственность "элиты". Только ее самоуверенность, внутренняя безответственность, эгоистичность и ... элементарная историческая глупость (слепота) приводит к разным кровавым революциям как в прошлом, так и в настоящем. На ней лежит исключительная вина в этом вопросе.  

А вот это реальная проблема, которую закрывать нельзя. В Краснодарском крае практически 90 % земли принадлежит или контролируется семьей Ткачева. Это взрывоопасно и не может быть оправдано никакой талантливостью семьи.

Земли Аллена и Имеритинки купили за копейки за сотку, потом прожили не нужную России олимпиаду, а потмом Олимпстрой, то есть бюджет, то есть мы - налогоплательщики, купил эту землю у новых хозяев за 100 тыс. Долл. За сотку. И это нам надо ?

То же происходит в других регионах.

То , что я видел и знаю , делается неуклюже и нагло! У чиновников столько земли , что не знают , что с ней делать. Все оформлено открыто. Земли выводят из сельхозугодий , а после оформления покупки за копейки , их переводят под строительство... В 90-е годы коренное население крайнего Севера ( нефтяного) представлял какой- департамент. Интересно бы узнать , кому сейчас Север принодлежит и куда уходит роялти?

Когда-нибудь денег станет не хватать, начнут сворачивать "амбициозные" проекты, затем сокращать основные расходы, затем искать "врагов народа", потом вытаскивать из "заначек" свои деньги, пытаться "тихо смыться" и т.д.   Здесь совсем не надо быть Кассандрой. Пора меняться, пока не поздно.

.... А земли надо вернуть, раздать как можно большему числу граждан России. И пусть даже какому-то москвичу "перепадет" земля  далеко от столицы. Но он будет знать, что и ему принадлежит (в прямом юридическом смысле) часть его Родины, а не тольку сотни другой "приближенных".

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Сушков

Спасибо большое за материал!!!!

Беда не в самой коррупции - она, судя по всему, в сфере господрядов есть в том или ином виде везде. Проблема в том, что у нас это давно не "агентские" 3-5% от сметы и в том, что большинство проектов и затеваются затем, чтобы попились деньги, а результат никого не интересует. Один из профессоров ведущего экономического вуза рассказывал моему другу: раньше у нас (экономистов) был хороший приработок - составление аналитических материалов для МЭРТа или Минфина. Мы уже несколько лет не беремся за эти работы, так как откаты стали 80%. А результат: "Да Вы там из интернета скачайте что-нибудь и подпишите..."  Это относительно безобидно, но они же и мосты так строят, и самолеты....  

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Валерий Морозов

Коррупция, это одна из самых больших проблем в нашей стране... И все это знают... И никто не спорит... И все, что сказано выше, правильно... Но..

Никто ничего не сделает, пока самый первый человек в стране не перестанет воровать, сам лично и запретит это своему ближайшему кругу.

Преступление нынешней власти не в том, что у нас есть коррупция (хотя есть государства, где ее практически вообще нет), а в том, что она стала системной.

Почему Гаишники спокойно берут на дороге и никого не боятся? Потому, что делятся.... Я думаю до самого самого верха... Чего бояться??? Все в одной упряжке.... Система...)

И пока там что то не поменяется... К моему большому сожалению, наши разговоры... только разговоры.. Увы..

Эту реплику поддерживают: Сергей Чекинов, Сергей Любимов

По поводу коррупции как системы и ее заразности, хотелось бы добавить. Я тот самый подрядчик, который своими силами непосредственно изготавливает и создает части того,  что выиграл и за что в целом несет ответственность  генподрядчик. Такая система действует во всем мире, она логична, т.к. невозможно быть гигантом способным на все, при этом профессионалом во всех отраслях. Это безумно затратно, т.к. не всегда есть заказы. Неэффективно, т.к. решения по «монстру» идут медленно. И фактически возможно только, если «монстр» живет по тарифу. Т.е. за счет одобренного госчиновниками «грабежа» потребителей. С Москонверспромом я не работал, но работал со многими другими инжиниринговыми/генподрядными организациями и достаточно долго. Со многими сложились если не дружеские, то вполне себе человеческие отношения. Могу сказать, как изменились они на периоде последних 5-7 лет. Изначально – это команды людей с серьезным техническим потенциалом + с купеческой жилкой. Вокруг них формировались коллективы таких же готовых «горы свернуть». Когда 2-3 проектировщика за 2-3 бессоных суток создавали серьезный проект (причем по меркам нынешних – практически без изъянов), когда снабженцы боролись «насмерть» за каждый процент скидки у поставщика, каждый день сроков. Далее система, как заказов, так и выполнения менялась. Росли аппетиты «эффективных менеджеров» заказчиков. Если раньше они довольствовались 10-15%, были требовательны к качеству, то постепенно приоритеты смещались. Возможно это и из-за того, что в монополиях к управлению пришли юристы-финансисты, ничего не смыслящие в технике, можно только догадываться. Но.. Формирование цены стало смещаться в сторону того, что «эффективный менеджер» заказчика получал уже больше, чем исполнитель, при нулевой ответственности. Дальше – больше. Цена начала формироваться по принципу: рыночная стоимость, умноженная на (2 до большего количества раз), причем 90% из «добавленной» стоимости нужно принести им в клювике (налом или на счета помоек). Т.е. прибыльная часть генподрядчиков уменьшилась и добавилась уголовная ответственность за схематоз и неуплату налогов помойками. Естественно, подобное положение многих не устраивало, заказчики стали менять генподрядчиков, на псевдогенподрядчиков. На смену инжиниринговым компаниям пришли прокладки, технические компании (технические не в плане техники, а в плане техники увода бабла), котрые при нулевой компетентности стали «выигрывать» тендеры. Которые, естественно, умственно не могли нести ответственность ни за какой проект, да это и не требовалось. Их задача была «поставить» указанное в тендере оборудование и чтоб недорого ( чтобы в раскладке цены - стоимость реального производства была минимальной). Главное стало – прессовать изготовителей/субподрядчиков по цене, качество – вообще неважно.  Почему? Да потому что сеюмоментное предназначение «эффективного менеджера» выполнено – «дешево» же, а там, если «обосрался» и не работает – дадим еще денег доделать или купить новое на замену. По большому счету низкая цена – антогонист качеству продукции, если это единственный критерий. Соответственно производство, основные средства, технологии и проч. развивать производителю не на что, да и незачем. Требуется дешевое г..но, рынок диктует. Из-за технической некомпетентности, доделок-переделок, неорганизованности плана ведения работ все глобальные проекты государства проваливают сроки в разы. Но кого ж это волнует. Таким образом, зараза коррупции уничтожает производство в нашей стране, систему  инженерно-технических знаний.

Кроме того, о чем хотелось бы сказать. Коррупция, роспил – это мощный источник халявного бабла для  чиновничества и Ко. Я лично считаю, что у такого явления как инфляция есть как физические причины (все кто изучал экономику – знают), так и метафизичесикие – стоимость денег, для того кто их получил. Какими трудами они ему достались. Если на халяву – то и отношение к ним соответственное. А это имеет эффект цепной реакции. Т.е. к примеру. «Реорганизовал» Чубайс РАО ЕЭС (дурь якобы «рыночности» этого обсуждать не буду). На выходе выплатил своим топ-менеджерам в виде золотых парашютов 500 млн. руб и столько же всяким «ведущим специалистам и проч» (из расчета 10-12 окладов по 250-300 тыс в месяц). Понятно, что это просто огромное количество денег, которое впрыскнули в нашу денежную систему, это физический вклад в инфляцию. Но…! Это халявные деньги! Т.е. эффект усиливается в разы. Ну, например, зачем какому-нибудь застройщику упираться и гоняться за единичным клиентом? Придет роснанист или чиновник какой и купит целый подъезд. И так во всех сферах, такой дорогой одежды, услуг и проч. как в Москве – не сыскать. Коррупция уничтожает саму ценность труда, прославляет Вань-дурачков и низводит пахарей. Это, конечно, свойственно не только России, а и США и Европе, но у нас это приобретает форму гротеска и стало нормой. Увы.

На выходе выплатил своим топ-менеджерам в виде золотых парашютов 500 млн. руб

   Именно поэтому состоялся мировой кризиз 2008 года, когда надутые, таким образом, "мыльные пузыри" лопнули, не имея под собой, вновь созданных материальных благ, новых средств производства и товаров.

   И, в мировом сообществе, в том числе и России, полагаю, происходит это потому, что такие условия диктуются мощнейшим мировым экономическим лидером - США (и, думаю, не без определенного умысла в отношении России, сделав для себя уже определенные выводы ошибочности экономической политики).

   При этом, руководство экономическим процессами осуществляют не опытные производственники-профессионалы, и, даже не теоретики-экономисты, а финансисты, думающие только о денежной прибыли, но не производстве,  его оптимизации и экономическом развитии.