Все записи
00:35  /  24.07.12

2355просмотров

"ПИРАМИДА" ЧАУСА

+T -
Поделиться:

Как и обещал, публикую три материала, которые были написаны мною в начале 2011 ода об Анатолии Чаусе и ГУКС УДП РФ.

Вылезает все больше информации о причинах катастрофы в Крымске. Все больше подтверждений, как пишут мне люди, того, что воду спустили, спасая объекты УДП РФ.

О том, что там творится и рассказывают эти материалы.

СОЗДАНИЕ «ПИРАМИДЫ ЧАУСА»

Написано 28.02.2011 г.

«Пирамида», когда мы говорим о способе незаконного обогащения, означает систему, которая позволяет ее организаторам при низкой доходности проекта или полном отсутствии реальных результатов труда получать высокие личные доходы. Это обеспечивается постоянным притоком денежных средств от новых участников пирамиды. Приток финансов делится три части: самая малая иногда вкладывается в реальные проекты, часть идет на выплату доходов участников с целью рекламы и привлечения новых, а самая значительная присваивается организаторами.Пирамида, построенная в Управлении делами президента РФ на базе Главного управления капитального строительства ( далее по имени начальника ГУКС – «пирамида Чауса») отличается от пирамиды, например, Мавроди или Мэдоффа тем, что среди участников «пирамиды Чауса», кроме субподрядных организаций, есть один основной участник, который изначально финансирует всю «пирамиду», и именно этому участнику предстоит понести самые большие потери. Этот участник «пирамиды Чауса» – бюджет РФ. То есть все мы - россияне.У меня сложилось впечатление, что «пирамида» строилась бессознательно. До 2007 года ГУКС выбивал нужное финансирование объектов (Чаус, Лещевский, Усачев). ФГУП «Дирекция по реконструкции объектов федеральных органов (ДСР)» (Смирнов, Ольшевский) «выстраивали» отношения с генеральными подрядчиками и заводили на объекты нужных субподрядчиков. ФГУП «Строительное объединение (СО)» был одним из генеральных подрядчиков, за которым были закреплены несколько объектов, например, Дом Правительства РФ. Выбор определялся связями генерального директора ФГУП «СО» С.В.Харитонова, который закрепился на Доме Правительства еще будучи хозяином и директором фирмы «Кирбет».В 2004 году Харитонов приходил ко мне в Государственный Кремлевский Дворец, где «Москонверспром» работал тогда генеральным подрядчиком и проектировщиком по реконструкции ГКД. В это время проходил тендер на реконструкцию систем кондиционирования Дома Правительства РФ. Харитонов понимал, что я, проработав шесть лет во главе российского филиала крупнейшей американской корпорации в области кондиционирования («Йорк Интернэшнл»), имел особые скидки на оборудование и хороших специалистов. «Кирбет» до этого никогда не участвовал в реконструкции систем кондиционирования такого круного объекта. Предложение нашей компании было лучше проработано и дешевле. Харитонов пришел ко мне и откровенно сказал, что у него есть поддержка, но я могу сломать игру. Он предложил не толкать друг друга, а согласиться, что он выигрывает тендер, а мы пойдем к нему на подряд по той цене, которую мы выставили на тендер. Кстати, его цена была 150 млн. рублей, наша 90 млн. руб., при этом мы имели по расчетам около 20% прибыли.Тендерный комитет признал победителем «Кирбет». Мы, в соответствии с договоренностью, скандалить не стали, ожидая, что с нами подпишут контракт на подряд. Харитонов обещал, затягивал, а потом переманил сотрудника, который был в курсе нашего предложения, в том числе по техническим решениям, подбору оборудования и закупочным ценам, и выполнил контракт без нас, нанимая мелких подрядчиков на отдельные работы. Через пару лет он был назначен на должность генерального директора ФГУП «СО» УДП РФ, а «Кирбет» стал одним из его подрядчиков. Беда Харитонова была в том, что он был слишком самостоятелен, имел покровителей, которые не позволяли Чаусу и Лещевскому заставлять его делать то, что им самим было нужно. Харитонов играл свою игру и смотрел из своего кармана.Для того, чтобы держать Харитонова в узде, а со временем и сбить его с должности, ему в первые замы назначили «смотрящего» от Лещевского – И.В.Бондаря. Тот, как я уже рассказывал в одном из материалов, попал в ближний круг Лещевского как раз на ГКД. Тогда он был хозяином и директором фирмы «Гранитострой» и получил подряд на поставку гранита и мрамора. На Лещевского он произвел впечатление, как говорили подрядчики, размером отката лично Лещевскому – 30 %. Для обеспечения такой доходности была выдумана легенда о срочности работ и необходимости доставки камня из Италии самолетами. Естественно основные поставки шли через посредника в Воронеже, а возили грузовиками из Украины, где на карьере отгружала камень «незалежная» компания брата Бондаря.Руководители ГУКС оценили способности Бондаря, и его решили использовать против Харитонова. Бондаря назначили первым заместителем ФГУП «СО» УДП РФ, его сын возглавил «Гранитострой», которому, видимо, за заслуги старшего Бондря, отдали подряд на реконструкцию пионерского лагеря «Орленок», попечительский совет которого возглавляет супруга В.В.Путина.Назначение Бондаря состоялось в важный момент – начиналось строительство Ангара для самолета президента РФ в аэропорту «Внуково». А на это было выделено 2 млрд. 700 млн. рублей. Чаус и Лещевский не хотели отдавать такой объект на откуп Харитонову. Назначение Бондаря и послужило началом создания «пирамиды», ибо подконтрольная коррупция с появлением Бондаря переросла в бесконтрольную, и «пирамида» стала закономерным результатом такого пути развития.Для того, чтобы обеспечить интересы Лещевского и команды, а также, естественно, и свои собственные, Бондарь превратил свой «Гранитострой» главным подрядчиком на объекте. Только прямых контрактов ФГУП «СО» УДП РФ заключило по президентскому ангару с компанией своего руководителя на 1 млрд. 556 млн. рублей. Больше, чем на полмиллиарда рублей, были закуплены металлоконструкции, которые в отсутствии интересов Бондаря в российским производстве металлопроката, были, естественно приобретены через свои же воронежские фирмы – посредники на Украине.В нормальном строительстве принято, что проект делают проектировщики, а конструкторскую документацию, проектирование оборудования – производители оборудования. Стоимость конструкторских работ, подбора и проектирования оборудования, естественно, включается в стоимость оборудования. Но на ангаре во «Внуково» поставщику камня с украинских карьеров заказывается разработка технической документации и выплачивается за это 43 миллиона 530 тысяч рублей.А еще «Гранитострой» получил за устройство кровли 57 млн. руб., пола основного ангара 181,5 млн. руб., за поставку оборудования почти 50 млн. руб., омоноличивание рельсов ангарных ворот 8,5 млн. руб. Так набралось работ на полтора миллиарда. То есть из продавца украинского камня компания Бондаря в одночасье превратилась в многопрофильную корпорацию. Правда, говорят, в ней по-прежнему кроме членов семьи Бондаря работает три-четыре человека, без которых и бухгалтерский отчет не составить, да и на телефонные звонки не ответить. 2,7 миллиарда рублей были израсходованы, но ФГУП «СО» и «Гранитострой» построить за выделенные деньги ангар для президентского самолета не смогли. В дело вступили Лещевский и Усачев, который отвечает за важное направление: пересмотр проектных решений, смет и согласование с Госэкспертизой по увеличению финансирования объектов. Заместитель Чауса Данилов решал эти же вопросы с минфином и минэкономразвития. В результате совместных усилий бюджет РФ выделил на ангар еще 1 миллиард 42 млн. руб. В результате был построен не только ангар, но и «пирамида Чауса», потому что ангар-то построили, но ФГУП «СО» получил убытков на этом объекте 400 млн. рублей. Это были убытки самого «СО» и долги перед построившими ангар подрядчиками.На гранях «пирамиды» заиграли солнечные зайчики. Харитонов к этому времени все понял и уволился. Генеральным директором ФГУП «СО» был назначен справившийся с заданием Лещевского Бондарь.«Пирамида Чауса» начала блистать в лучах Его Величества Бюджета РФ, призывно маня участников, обещая огромные доходы и прибыли. Но для этого нужно было закрыть дыру в 400 млн. рублей и обеспечить резкое увеличение объемов финансирования. Решение было найдено: решить проблемы за счет ОАО «Москонверспром», убрав его с объектов в Сочи, которые неожиданно стали в конце 2007 года олимпийскими и, естественно, получили зеленый свет Правительства РФ. Решено было, что объекты будут переданы ФГУП «Строительное объединение», и Бондарь сможет за счет новых денежных потоков закрыть старые дыры.

РАСЦВЕТ «ПИРАМИДЫ ЧАУСА»

Написано 03.02.2011

В 2008 году при росте оборота в несколько раз, прежде всего за счет строительства ангара для самолета президента РФ, ФГУП «Строительное объединение (СО)» Управления делами президента РФ погрязло в долгах. Если задолженность перед субподрядчиками за 2005-2007 гг. составила 7,8 млн. рублей, то за один 2008 год долги возросли на 45 млн. руб. В 2009 году кредиторская задолженность увеличилась уже на 195 млн. рублей и прирастала ежемесячно в геометрической прогрессии, увеличившись к началу 2011года до 600 млн. рублей.И как не прирастать? Государство выделило Управлению делами президента на строительство ангара 3 млрд. 721 млн. руб.: 2 млрд. 680 млн. руб. по первоначальному сметному расчету и 1 млрд. 41 млн. руб. в виде добавки, так как за выделенные деньги построить ангар не смогли (как только генсеки КПСС и Ельцин обходились без ангара?). Со своей стороны, ФГУП «СО» умудрилось подписать субподрядных контрактов и актов на сумму 3 млрд. 744 млн. рублей! И как было не уйти в убыток, если только частная компания И.В.Бондаря, назначенного в то время первым заместителем генерального директора ФГУП «Строительное объединение» и по совместительству «смотрящим» от Лещевского, получила на этом объекте контрактов на сумму 1 млрд. 556 млн. рублей. То есть Бондарь повел бизнес так, что только по субподрядным контрактам он заложил убыток ФГУП «СО» в 23 млн. руб. А ведь в бюджетных деньгах был заложен процент технического заказчика – ФГУП «ДСР» 74 млн. руб. А еще генподрядные и собственные работы «Строительного объединения». Таким образом, на одном объекте убыток, созданный Бондарем и Лещевским, как куратором объекта, составлял почти 400 млн. рублей. Надо было закрывать дыру.Участники «пирамиды» делятся на три категории: одни почти всегда получают деньги (ближний круг чиновников); вторые иногда получают, но в случае необходимости их кидают; третьи – только платят. К третьей категории относится бюджет РФ.На этот раз, в связи с тем, что бюджет уже дважды платил за объект, решено было закрыть дыру в финансах «пирамиды» за счет фирм-участников. В 2009 году задолженность ФГУП «СО» перед субподрядчиками взмывает вверх, как ракета – на 390 млн. рублей. Однако, одними субподрядчиками закрыть дыру оказалось невозможно. Нужно было найти новые источники финансирования, то есть новые контракты, причем такие, где минфин закроет глаза на любые превышения расходов.К этому времени на основных двух олимпийских объектах Управления делами президента РФ работало ОАО «Москонверспром»: санаторий «Сочи» (корпуса «Приморский», «Люкс», «Бассейн») и туристический комплекс «Дагомыс». Бюджет планировал выделить на реконструкцию олимпийских объектов УДП РФ почти 15 млрд. рублей. Принимается решение убрать ОАО «Москонверспром» с объектов и отдать их ФГУП «СО».Зная меня, Чаус, Лещевский и Бондарь понимали, что Морозов так просто объекты не отдаст. Поэтому, как мне рассказывали сотрудники УДП РФ, руководители ГУКС и ФГУП «СО» заручились поддержкой управляющего делами президента РФ В.И.Кожина и его заместителя Малюшина, получили гарантии, что в судах будет поддержка, а от силовиков – прикрытие.Не сработало так, как они хотели, по двум причинам: я узнал об их планах заранее, а Лещевский не удержал свою жадность и продолжал требовать откаты по выполненным работам. Это дало мне возможность подключить ФСБ и МВД до того, как прошла команда силовикам не вмешиваться в ситуацию. Лещевский и ГУКС оказались слишком «вкусными», и «особая группа» в ДЭБ МВД РФ, на которую меня вывели, решила воспользоваться ситуацией и «ошкурить» Лещевского и стать «крышей» для ГУКС. Мне же удалось «зацепить» ситуацию, а потом донести ее до президента Медведева Д.А. и выложить в СМИ, получив поддержку общественности.Тем не менее, с объектов ОАО «Москонверспром» убрали, причем убрали, не просто не заплатив, но и захватывая технику, инструмент, склады с запасами материалов на стройплощадке, офисные помещения, документацию, продавливая судебные решения, которые наносили максимальный финансовый ущерб компании. Захват собственности ОАО «Москонверспром» принес ФГУП «СО» около 300 млн. рублей, включая платежи за работу генподрядчика и строительство временных сооружений на стройплощадке.Кроме этого, ФГУП «СО» получила действующий контракт с остатком в 2 млрд. руб. (при себестоимости работ не более 900 миллионов) и контрактов на сумму более 15 млрд. рублей, которые планировалось подписать по объектам, на которых ОАО «Москонверспром» уже работал, но подписать не успел.Казалось бы, только это позволяло Бондарю закрыть все дыры, и сделать ФГУП примером благополучия и прибыльности. Однако «пирамида» существенно отличается от реального бизнеса, от реальной компании. «Пирамиде» не нужно экономическое благополучие и прибыль. «Пирамида» создается для воровства и распила. Сколько не дай, все будет мало. Так и получилось. Бондаря понесло и продолжало нести даже после возбуждения против Лещевского уголовного дела. Под прикрытием судов, деньги и собственность «Москонверспрома» исчезли в водовороте бесконтрольной коррупции, туда же и улетели заложенные в бюджете и сметах прибыли по контрактам, которые были переведены на ФГУП «СО». В феврале 2011 года на счету ФГУП «СО» минус превысил 67 млн. рублей, задолженность субподрядчикам 600 млн. рублей!И только тогда, видимо, Чаус понял, что именно он построил с Лещевским и Бондарем. Или что он позволил им построить. Теперь Чаус пытается убрать Бондаря и посадить своего человека, более разумного. Бондарь пытается усидеть и продолжить развитие «пирамиды». Сейчас платежи ФГУП «СО» прекращены. Бондаря пытаются заставить расплатиться с поставщиками из тех денег, которые «скопились» в частных бондаревских структурах. Тот терять «непосильно нажитое» не хочет. Пытается еще раз выдавить из УДП РФ и бюджета РФ необходимую для спасения «пирамиды» финансовую помощь.Отсюда такие уморительные планы по расчетам с субподрядчиками: при долге в 600 млн. рублей в планах ФГУП заплатить подрядчикам чуть более 600 тыс. рублей. То есть один рубль на тысячу долга! Мавроди отдыхает!На «Приморском», где раньше работал «Московнерспром», не имея задолженности и ежегодно принося по 50 млн. руб. прибыли акционерам, с которой платились налоги государству, ФГУП «СО», захватив офисы, склады с материалами и технику нашей компании на десятки миллионов рублей, создал за один год задолженность почти в 200 млн. рублей. Субподрядчикам планируется заплатить щедрых 84 тыс. руб. (Кстати, Бондарь должен и нашей компании, причем в десять раз больше, чем он сам выделяет на всех подрядчиков на «Приморском») В должники попали не только «чужие» компании, например, бывшего гендиректора ФГУП «СО» Харитонова (долг перед «Кирбетом» за работы на Белом Доме превышает 60 млн. руб.), но и компании из ближнего круга Лещевского (долг перед «Харвинтером» за работы на корпусе «Люкс» составляет 67 млн. руб.) Бондарь пытается погасить долг перед любимцами Лещевского и планирует на это найти аж 93 тыс. руб.Через полтора года после окончания строительства ангара президента во «Внуково» Бондарь все еще должен за работы на этом объекте 82 млн. рублей, а заплатить планирует 1 тыс. 600 рублей фирме «Петрокран», и то только потому, что «Петрокран» написал письмо Кожину, требуя вернуть долг. А один из главных законов «пирамиды Чауса» гласит: проблемы не должны доходить до руководства!Руководство Управления делами президента РФ должно быть прикрыто от всяких обвинений. Кожин, Малюшин, Чаус должны всегда иметь возможность сказать: «Мы ничего не знали! Какой наглец и проходимец забрался в наши ряды!» Поэтому «пирамида Чауса» представляется в отчетах руководству УДП РФ эффективным и доходным предприятием. Имея почти миллиардные долги, официально в 2010 году ФГУП «Строительное объединение» УДП РФ заявило о прибыли в 46 млн. руб., при этом в бюджет планируется перечислить 6,8 млн. рублей. Прибыльность похожая на грабеж. Надеюсь, теперь И.Д.Малюшин и В.И.Кожин не смогут сказать, что они ничего не знали. Прошу их рассматривать статьи о «пирамиде Чауса» не как попытку разоблачить группу коррупционеров, а как информационный материал, цель которого привлечь внимание руководства УДП РФ и КРУ РФ к ситуации в ГУКС, ФГУП «ДСР» и ФГУП «СО», инициировать проверку и заставить Бондаря заплатить подрядчикам. Обращение к нему и Копылову, заместителю Бондаря, который осуществлял захват собственности ОАО «Москонверспром» в Сочи, ни к чему не приводят. Приходится обращаться к руководству УДП РФ через СМИ. Пусть знают, какую пирамиду под ними соорудили. А ведь сидеть на пирамиде неудобно.

КОНЕЦ «ПИРАМИДЫ ЧАУСА» 

Написано 06.03.2011

Кроме описанных ранее способов обогащения создателей «пирамиды» Главного управления капитального строительства Управления делами президента РФ (см. «Создание «пирамиды Чауса» и «Расцвет «пирамиды» Чауса»), активно используется еще один. Фирме, которая выполнила работы на каком-то объекте УДП РФ, не выплачивается полная сумма под предлогом того, что деньги были «переброшены на другой объект». Конечно, даются объяснения, начиная с политической необходимости (мероприятия президента или премьера и т.п.) и заканчивая совсем наглыми: «Мы думали, что вам денег хватит». Далее подрядчику предлагают участвовать в работе на другом объекте, обещая, что деньги будут выплачены там, в том числе за счет дополнительной прибыли. Компании идут на это, не имея возможности остановить производственный процесс, понимая, что лучше получить работу с надеждой на оплату, чем идти в судебные разбирательства, закрывая для себя путь на бюджетные объекты. В 2008 году ФГУП «Дирекция по строительству и реконструкции объектов федеральных органов (ДСР)» не заплатило ОАО «Москонверспром» около 30 млн. рублей за выполненные работы в Доме отдыха «Архангельское». Причина: «Мы думали, что вам денег хватит, и перебросили  на «Волжский Утес». Мы с этим, естественно, не согласились и пошли на конфликт. При этом я отказался платить «откаты» и заместителю начальника ГУКС УДП РФ Лещевскому, и генеральному директору ФГУП «ДСР» Смирнову. Тогда они предложили на ту же сумму закрыть объемы работ, которые еще не были выполнены на корпусе «Приморский» в санатории «Сочи», а потом разобраться, что и как заплатить за «Архангельское». При этом деньги сразу должны были пойти, как требовали чиновники, прежде всего на «откаты». Деньги были перечислены, а работы мы эти так и не выполнили, потому что нас убрали с объекта. Эти же работы (плюс дополнение к ним) появились уже в контракте между ФГУП «ДСР» и ФГУП «Строительное объединение (СО)» УДП РФ, которое пришло на нашу строительную площадку. Поймать на этом ГУКС УДП РФ очень сложно. Во всяком случае, для Счетной палаты, которая проверяет не комплексно объекты, а по контрактам: В контракте есть эти работы? Есть. Выполнены? Выполнены.  А то, что эти работы повторяются в разных контрактах и разных сметах, нужно еще понять. А для этого нужна квалификация и желание. Да и при комплексной проверке у ГУКС и ФГУПов есть возможность для манипуляций: в Казначейство на оплату сдаются только КС-3, где не указаны конкретные виды работ. КС-2 остаются в УДП РФ, и в случае необходимости, могут заменяться и переделываться.  Кстати, генеральный директор ДГУП «ДСР» Смирнов проявил иезуитскую изобретательность, подав в суд иск к ОАО «Москонверспром» о выдаче исполнительской документации по не построенным объектам. Его представитель Антон Гараев сознательно солгал в суде, уверяя, что документация находится в ОАО «Москонверспром», и Морозовы просто не хотят передать документацию новому подрядчику. Суд удовлетворил иск, приставы начали исполнительное производство, угрожая возбуждением уголовного дела за неисполнение решения суда. Удивляет слабоумие чиновников, которым даже в голову не пришла мысль, что в суде они зафиксировали, что сознательно оплатили невыполненные работы и занимаются мошенничеством. Им в голову не пришло, что мы можем использовать документы выигранного ими суда и обратить внимание прокуратуры и следствия на нецелевое использование бюджетных средств, за что Смирнов и Лещевский отвечают по закону. Или это была их железобетонная уверенность, что следствие не полезет туда, куда лезть не нужно? Однако «кидание» подрядчиков и дублирование оплаты работ являются не основными, а дополнительными способами обогащения на бюджетных объектах. Основные – это увеличение стоимости оборудования и материалов, а также общей стоимости строительства. ОАО «Москонверспром» готов был закончить работы по реконструкции «Приморского» по графику в 2010 году за 1 млрд. рублей. Компания была не допущена до незаконного, надуманного тендера, якобы, на «завершение работ», и ФГУП «СО» получил контракт на те же объёмы, но уже на 2 млрд. руб. При этом увеличение стоимости Лещевский обосновал в письме заместителю начальника ФГУ «Главгосэкспертиза России» Левитиной В.В. тем, что корпус «Приморский» был внесен в список олимпийских объектов в соответствии с постановлением Правительства РФ от 29.12.2007г. №991 «О программе строительства олимпийских объектов и развития г. Сочи как горноклиматического курорта». К олимпийским объектам, приравненным к уникальным объектам строительства, предъявляются повышенные требования в части наружной и внутренней отделки, оборудования и меблировки помещений по согласованию с Заказчиком, убеждал Левитину Лещевский. Оба чиновника закрыли глаза на то, что писал Лещевский письмо через 2 года после принятия постановления, что объект, который два года строился как олимпийский объект, был закончен к тому времени на 60 %, проектные решения, том числе по оборудованию и материалам, утверждены управделами президента РФ Кожиным, и генеральный подрядчик был готов выполнить работы без увеличения финансирования, тем более на 100 %. Левитина согласилась с  Лещевским. 2 млрд. руб. были выделены ФГУП «СО» во главе с Бондарем И.В. и его сыном, который к этому времени ушел из семейной фирмы, видимо, решив, что дополнительная зарплата и другие источники финансирования в ФГУП «СО» будут не лишними. Наверное, он готовится через некоторое время встать у руля, когда отец, забрав из пирамиды «свое», решит передать «дело» младшему поколению (сотрудники ФГУП «СО» зовут младшего Бондаря ласково – «бондаренок»). Получив от Лещевского и Левитиной такие финансы, Бондарь естественно их тратил, совместно с подрядчиками, не ограничивая ни их, ни себя. Если мы планировали купить канальные фэнкойлы американской фирмы «Кэрриер» за 8,5 тыс. рублей, а поставить ФГУП «ДСР» за 11 тыс. руб., то ФГУП «СО» поставило те же фэнкойлы своему родственному ФГУП «ДСР» уже за 21 тыс. 300 руб. Таким образом, Лещевский, Бондарь и Смирнов позволили подрядчику поставить оборудование по кондиционированию на корпус «Приморский», заложив прибыль 250 %! И кому они теперь докажут, что не имели доли в его прибылях? И зачем нужно было увеличивать финансирование в два раза, если, как мы заложили «Кэрриер» в проект, так он там и остался? Еще более печальная для бюджета ситуация сложилась по лифтам. В проекте предусматривалась поставка лифтов без машинного помещения немецкого концерна «Тиссен».  Под эти лифты была спроектированы и построены лифтовая шахта и кровля, где не предусматривалось машинное помещение. Подрядчик поставил вместо лифтов «Тиссен» лифты из Санкт-Петербурга (куда нам без северной столицы?), причем обычные лифты, для подъема которых требовалось отдельное машинное  помещение, то есть еще один этаж. Пришлось ломать уже построенную ОАО «Москонверрспром» кровлю. Вот такое воплощение стремления построить уникальный олимпийский объект в условиях почти безграничного финансирования. Почему же Счетная палата, которая регулярно проверяет расходы УДП РФ на объектах строительства, допускает такие цены? Ответ прост: система так построена, а ломать ее у Степашина и его аудиторов, видимо, духа не хватает. Для согласования цены в смете требуется представить три коммерческих предложения. Чиновник вызывает доверенного подрядчика, предлагает ему представить коммерческие предложения от трех разных фирм. Подрядчик договаривается с дружескими фирмами, что сегодня они будут на 5% дороже, и передает предложения чиновнику, который, как заказчик, выбирает и утверждает предложения доверенного подрядчика. Потом эти «документы» представляются в Главгосэкспертизу и утверждаются там. Утверждением проектов и цен в Госэкспертизе занимается Усачев Ю.В. , начальник технического отдела ГУКС УДП РФ. Именно за умение решать вопросы с Главгосэкспертизой Усачев три года назад был награжден государственным орденом (как и Лещевский, против которого первого в ГУКС было возбуждено уголовное дело) и квартирой УДП РФ. Естественно, после утверждения смет в Главгосэкспертизе у Счетной палаты сомнения цены не вызывают. Квалификация у аудиторов такая. Не понимают они, что происходит, и не хотят понимать. Предлагаю Степашину создать независимую группу экспертов по проверке закупочных цен на бюджетных объектах. Чтобы эти эксперты могли, представляясь сотрудниками коммерческих фирм, производить контрольные закупки и в России, и за рубежом, а потом сравнивать цены. Вот будет обвал! Государство вернет триллион рублей за первый год. Кстати, могу помочь и сам заняться этим. Если Степашин этого не сделает, то сделает кто-нибудь другой, например, Навальный.   Именно наш отказ от беспричинного завышения цен, а также несогласие с желанием  заказчика видеть на объекте в качестве субподрядчиков   компании, которым нам надо было платить по «особым», заоблачным ценам, был одной  из причин конфликта между УДП РФ и ОАО «Москонверспром». До «Москонверспрома» я работал в американской корпорации «Йорк Интернэшнл» и привык знать границы ценообразования. В американской корпорации считалось недопустимым и незаконным, когда закладывается слишком высокая прибыль. Во многих странах Европы еще в 90-е докризисные годы филиалы международных корпораций продавали оборудование вообще без прибыли. Прибыль получали от монтажа, пуско-наладки и технического обслуживание техники. В 90-е годы в Великобритании «Йорк» имела оборот, кажется, в 750 млн. долларов в год, при этом 70 % прибыли корпорация получала от пуско-наладки и сервисного обслуживания. В  Австрии были годы, когда «Йорк Австрия» получала всю прибыль от продажи оборудования не по австрийским контрактам, а только по контрактам с заказчиками из Восточной Европы и стран бывшего СССР. Самая низкая доходность была в Чехии (работа там была очень престижной), самая высокая в Туркменистане (австрийцы ездили в Ашхабад только под угрозой увольнения). В Москве поставки оборудования «Йорк» в 1992 году, когда я возглавил компанию «Йорк Россия», могли приносить прибыль в 100 % и более. Цены держали югославские компании, которые тогда контролировали рынок поставок инженерного оборудования в России. «Йорк Россия» начал поставлять оборудование российским заказчикам напрямую, и за первый год работы мы сбили  стоимость оборудования в Москве на 40 %. Причем я действовал не только потому, что было обидно, что наши переплачивают, но и согласовав свои действия с американским руководством корпорации. Снижение цен принесло свои результаты: в 1997 году по доли на рынке «Йорк» в России, а также там, где мы имели филиалы, в том числе в Казахстане, Украине, Азербайджане, Беларуси, обогнал всех производителей и занял первое место (до 60% рынка; причем, в 1992 г. оборудование «Йорка» на территории бывшего СССР вообще не продавалось). Мы не завышали цены и на объектах УДП РФ, «Олимпстроя», или мэрии Сочи. Если оказывалось, что в бюджетные деньги было трудно вписаться, мы думали, как снизить затраты, а не садились с чиновниками «решать вопрос», как «пересогласовать»  сметы. Так, на «Приморском» планировалось установить окна и витражи немецкой фирмы «Шукко». В сметах на это было заложено около 180 млн. рублей. Чтобы вписаться в эти деньги и заработать прибыль, мы закупили у «Шукко» технологию и оборудование, обучили персонал и открыли производство витражей под Москвой. Это вызвало реальный гнев у чиновников ГУКС, которые требовали, чтобы мы заключили контракт на поставку и монтаж витражей с другими фирмами. Предложения этих «рекомендованных» фирм превышали выделенные средства на 30-40 млн. рублей. Мы установили витражи в пилотных номерах корпуса «Приморский», а также на нескольких объектах в Сочи (например, санаторий «Заполярье», который принадлежит «Норильскому Никелю») и в Москве ( например, новое здание «Медси» АФК «Система»). Мы показали установленные в «Приморском» витражи Кожину и другим руководителям УДП РФ, а также их друзьям (например, Юдашкину), получили  одобрение, писали письма начальнику ГУКС УДП РФ А.В.Чаусу, присылали к нему послов из числе его друзей, но Чаус стоял на своем, как хохол над салом, и денег на выполнение работ мы так и не получили. После захвата объекта и строительной площадки ФГУП «СО» заключил  контракт с «правильным» подрядчиком. Витражи обошлись государству в 380 млн. рублей. Но и  за двойную оплату Бондарь и его подрядчики закончить объект не могут. «Москонверспром»  готов был закончить строительство по графику в 2010 году. ФГУП «СО» сроки сорвал, отставание от графика почти год, а когда будет объект закончен неизвестно. За двойную цену государство получило задержку и второй срок строительства. (Кстати, раньше по нашей стройке В.В.Путин ходил почти каждую неделю. Его дача рядом. Неужели он не задается вопросом, почему стройка встала, а сроки строительства сорваны? И что ему рассказывает Кожин?)  Еще несколько лет назад у таких компаний, как «Москонверспром», была своя ниша: объекты, где для чиновников было важно не получить огромные откаты, а построить хорошо и без дополнительного финансирования. В последние годы государственные чиновники, особенно на олимпийских объектах, стали воспринимать  компании, которые были готовы работать за реальные цены, как врагов, обвиняя их в демпинге и делая все, чтобы они не смогли выполнить свои контракты. Защиту такие компании от государственных структур получить не могут: коррупция пронизала все ветви власти. Честные сотрудники ФСБ или МВД пытаются что-то сделать, но в определенные моменты их останавливают и убирают на другие дела, «гасят». Многие потеряли уверенность в том, что вообще могут что-то сделать. Недавно один высокопоставленный милиционер сказал моему сыну: «Я твоего отца уважаю, даже преклоняюсь, но сделать ничего не могу. Я обратился к своему начальнику, а он мне сказал не вмешиваться. Сказал, что принято решение из твоего отца сделать второго Ходорковского.  Так что извини, но открыто помогать не могу». Поэтому «пирамида Чауса» еще стоит. Она уже не функционирует, не получает денег. Ее создатели попали в ступор: тот, кого запланировали на смену Бондаря, отказывается принимать дела в компании, куда нужно влить, для того , чтобы она опять заработала, полтора миллиарда рублей. Где взять деньги никто не знает. Из бюджета деньги теперь не возьмешь, - слишком много шума вокруг УДП РФ и его ФГУПов. Надо сдавать Бондаря и сажать его. Или всему ГУКСу надо идти сдаваться.  Или оставлять все, как есть, и надеяться, что Бондарь найдет деньги, чтобы как-то закрыть дыру. Вот и сидит Чаус, и ничего не делает, потому что не знает, что делать. Чтобы «пирамида» посыпалась, нужен толчок. Я не хотел трогать святое. Лучше было бы разобраться в этом деле КРУ УДП РФ. Но КРУ, несмотря на смену руководства, смотрит на всё со стороны и молчит. Поэтому приходится говорить открыто. И речь идет о «Могиле неизвестного солдата» у Кремлевской стены. Конечно, возмущает тот факт, что в других странах гранитные плиты народных памятников лежат столетиями, а у нас решили все заменить через сорок лет. Может они не выдержали демократизации? Конечно, возмущает тот факт, что в России не нашлось достойного гранита, и пришлось покупать на Украине у брата Бондаря. Но больше всего возмущает то, гранит поставщику обошелся в разы меньше,чем заплатил бюджет. "Пирамида" коснулась святого места. Где вы, патриоты из Госдумы, партий и всяких антикоррупционных якобы комитетов и общественных палат? Где вы, руководители прокуратуры, Следственного комитета, ФСБ – защитники отчества и внуки защитников отечества?  Не сидите молча в квартирах и на дачах, которые вам предоставило УДП РФ.  Конец «пирамиде» в Управлении делами президента РФ должен быть положен. Не за это воевали деды.

 

Комментировать Всего 3 комментария
Пишите интересно,

как всегда.

Но зачем же повторять клевету про "спуск"?

Таким образом подрываете доверие и к прочим своим словам. 

Эту реплику поддерживают: Валерий Морозов

Про спуск написал по двум причинам: 1. Мне об этом пишут из Москвы; 2. Сам я этого не исключаю. Иогли спасать дачу Медведева, объекты ФСО и УДП, да и сам заповедник.

А то, что администрация Крымска разбежалась, это другой вопрос. 

Эту реплику поддерживают: Алексей Ярошевич

Валерий Морозов Комментарий удален автором

Текст читать довольно неудобно, так в процессе copy-paste пропала разбивка на абзацы. Я в таких случаях просто вручную "вычищаю" текст и восстанавливаю абзацы. Было бы здорово если бы редакция обратила внимание на эту "фичу" и нашло ей решение.