Все записи
18:16  /  8.10.12

2775просмотров

Конец эпохи «кошельков» и Березовского, часть 21

+T -
Поделиться:

                 О В.В.Путине (продолжение) или За российско-немецкую дружбу!

                                      

Рудик обрадовался, что я решил вопрос о его месте за одним столом с бывшим премьер-министром СССР Николаем Ивановичем Рыжковым на приеме Святейшего  Патриарха и удивился, что я решил вопрос с легкостью. Все эти приемы, о которых он слышал от нас до этого, представлялись ему мелкой светской тусовкой с участием священников, а тут его сажают за стол с Рыжковым, который в его сознании ассоциировался с Властью в Супердержаве.

- Там за столом с вами будет сидеть Путин,- сказал я Рудику и Милочке. – Он начальник Контрольно-ревизионного управления Администрации Президента. Близкий и доверенный человек семьи Ельцина. Я даже слышал, что он будет президентом.

Но Рудик с Милочкой Путиным не заинтересовались.

Сначала я тоже хотел сесть вместе с ними, но потом решил, что за одним столом будет слишком много родственников. Сам я решил сесть за стол вместе с Ниной Ивановной Китаевой, начальником Секретариата руководителя строительного комплекса Москвы Владимира Иосифовича Ресина, и Людмилой Абрамовной Зверевой, генеральным директором «Мост-Девелопмент», одной из основных структур Гусинского. Обе они пришли на прием по приглашениям от моего Фонда. Они, во-первых, активно звали меня к себе (за их столом было одно свободное место), во-вторых, я понимал, что  мне придется передвигаться между столами, и было непринципиально, за какой стол меня запишут, и где я подниму первую рюмку.

Моя жена Ирина выбрала себе место за столом, где сидел Сергей Васильевич Стрыгин, комендант Кремля, с женой Наташей, с которой она была дружна, и Ирина Родимцева, в то время директор Музеев Кремля.  

Два оставшихся места за столом Рыжкова и Путина я предложил Мише Дягилеву, представителю президента в Новгородской области,  с которым я учился вместе в аспирантуре Академии общественных наук при ЦК КПССС. Он был знаком с Рудиком и Милочкой. За год до этого мы все вместе отдыхали на Новый год в Доме отдыха «Валдай», куда нас устраивал Дягилев.

Но Миша отказался сидеть за этим столом.

- Рыжков мне не интересен,- сказал он.- Путина я знаю по Петербургу. А стол этот стоит близко от Президентского стола. Мне там сидеть как-то неприлично. Посади меня подальше, а за этот стол, если ты не против, посади Сашу Акульчева.

Адександр Акульчев был заместителем начальника Департамента по работе с территориями Администрации Президента. Этот Департамент руководил представителями президента в регионах. Миша с ним учился в Высшей комсомольской школе. Один раз во время учебы они вдвоем попали в неприятную историю и чуть не были исключены из ВКШ за конфликт в пьяном состоянии  с представителем молодежного крыла коммунистического движения одной из африканских стран, с которым столкнулись на лестнице в здании общежития ВКШ поздно вечером. Кто-то из них нес гитару, которой и был ударен чернокожий молодой коммунист. Кто его бил гитарой и за что, они точно не помнили. Во всяком случае, каждый из них давал мне противоположные показания.  В комсомоле у Саши Акульчева была кличка «Кошмар».

Спас их секретарь парторганизации курса Владимир Шамахов, который потом стал начальником Северо-Западной таможни и другом Владимира Путина, курировавшего работу питерской таможни на посту начальника Департамента по внешнеэкономической связям Мэрии Санкт-Петербурга.

Именно Акульчев помог Мише Дягилеву, бывшему первому секретарю Обкома ВЛКСМ в Новгородской области,  получить должность представителя Президента. До этого, в течение нескольких лет Миша оставался практически без работы, расплачиваясь за свое партийное и комсомольское прошлое.

Ельцина Дягилев сильно не любил, и когда стал его представителем, то сказал мне крылатую фразу: «Он даже не представляет, кто его представляет!» При этом, Миша хорошо отработал для Ельцина на выборах, за что был Ельциным награжден орденом. После вручения ордена он подъехал ко мне и подарил фотографию: он и Ельцин стояли вдвоем после награждения. На обратной стороне Миша написал: «Валерию Морозову от Друзей».

Правда, приехал он с награждения расстроенный.

- Блин, бежать надо,- сказал он.- не хочу во второй раз, чтобы давили, как после коммунизма… Достаточно просидел без работы. Пока не поздно, надо куда-нибудь переводиться. На нейтральную зону.

- А что случилось?

- С начала все наоборот было хорошо. Вышел Ельцин. Нас ему представляют. Он такой здоровый на вид, аж светится. Руку пожал так сильно, что я даже не ожидал. Вот, думаю, гады, измышления и вранье публикуют о том, что Ельцин болен, пьет там и так далее. Наградил нас. Все вокруг него собрались. Я тоже подошел. Ельцин говорит: «Раньше все фотографировались с Президентом вот там… на лестнице… все вместе. А теперь будем сниматься вот там (показывает рукой), каждый с Президентом отдельно». Все радостно зашумели. Я пошел, походил по залу, выпил шампанского. Смотрю, вокруг Ельцина опять народ собрался. Подхожу, слышу:   «Раньше все фотографировались с Президентом вот там… на лестнице… все вместе. А теперь будем фотографироваться вот там (показывает рукой), каждый с Президентом отдельно». Ну, я пошел, опять походил. Опять выпил шампанского. Смотрю, опять народ вокруг Ельцина собрался. Ну, думаю, на этот раз президент, наверное, что-нибудь интересное скажет. Подхожу, а он с тем же выражением на лице, так же указывая руками: «Раньше все снимались с Президентом вот там… на лестнице… все вместе. А теперь будем фотографироваться вот там…, каждый с президентом отдельно». Блин, мне страшно стало. Ну, не может такой у власти усидеть. Точно, надо бежать…

Через полгода Миша был начальником Новгородской таможни. Правда и из таможни скоро подался: «Работать невозможно. Не будешь воровать, подставят.. будешь воровать, посадят… Куда податься?» Из таможни ушел директором проектной фирмы, которую я под него сделал… И через пару лет оказался в войне между УДП РФ и моим «Москонверспромом»… Вот такие перемещения…

  

Я позвонил Акульчеву и пригласил его с супругой на прием, сказав, что за столом будут сидеть тесть с тещей. Чтобы он за ними приглядел.

- Валерочка, все будет в лучшем виде,- бодро гарантировал Александр Акульчев, по кличке Кошмар…