Все записи
03:35  /  29.11.12

7044просмотра

УБИЙСТВО В ЛОНДОНЕ И ДЕЛО СЕРДЮКОВА

+T -
Поделиться:

 

Лондонская газета The Independent сообщила сенсационную новость: две недели назад в городке Уэйбридж, в графстве Сарри, недалеко от своего дома было найдено тело российского гражданина Александра Перепеличного, который был основным источником информации о каналах вывода денег, похищенных сотрудниками ФСБ, Налоговой службы и МВД России в рамках расследуемого на Западе «дела Магнитского».

Британская полиция скрывала факт смерти в течение двух недель. Вскрытие тела не дало результатов. Полиция не смогла определить причину смерти молодого (44 года) и здорового, до момента смерти, по уверению врачей, человека. И это привело к подозрению, что Перепеличный был убит каким-то изощренным способом.

Перепеличный стал пятым внезапно скончавшимся участником запутанной истории о воровстве НДС в рамках «дела Магнитского»: сам Сергей Магнитский, Валерий Курочкин (гендиректор одной из компаний, через которую похищались средства, умер в Борисполе от остановки сердца в 2008 г.), Октай Гасанов (организатор схемы хищений, по версии российского следствия, умер в Москве в 2007 г. от сердечной недостаточности) и Семен Коробейников (руководитель Универсального банка сбережений, через который происходил основной объем хищений НДС, выявленных Магнитским. Коробейников выпал из окна при осмотре недостроенного дома в Москве в 2008-м). И теперь — Александр Перепеличный, которого британцы называют «ключевым свидетелем» в швейцарском расследовании дела так называемой «группы Клюева». Речь идет о «преступной», по версии европейских спецслужб, группы под руководством бывшего владельца Универсального банка сбережений (УБС) Дмитрия Клюева.

Европейцы считают, что именно эта группа похитила средства из российского бюджета, а затем организовала арест Сергея Магнитского, который вскрыл это хищение. Во всяком случае, такая информация выдается прессе и публике.

Однако в этой истории больше вопросов, чем ответов. Причем вопросов, которые упорно не замечаются, становится все больше. И смерть Перепеличного только добавила, но не дала ответов на них.

Я убежден, что история хищений российского НДС в реальности до сих пор не получила не то что полного, но даже более или менее достойного анализа. Мне кажется, что есть силы, которые до сих пор не заинтересованы в объективном расследовании, которых устраивает «каша» из взаимных обвинений, подозрительных смертей и «списка Магнитского», который напоминает «список стрелочников».

Информация об обогащении налоговиков, в частности бывшего начальника ИФНС №28 Ольги Степановой, ее мужа Владлена Степанова, заместителей Степановой Елены Анисимовой и Ольги Царевой, была предоставлена Перепеличным. Он обладал этой информацией, потому что основная часть денег была выплачена налоговикам через его фирмы. То есть им самим. Таким образом, именно он должен был быть основным участником схемы вывода денег за рубеж.

Почему Перепеличный все это время странным образом оставался в тени? Браудер и его ребята молчали о Перепеличном. Они рассказывали о проведенном расследовании и замалчивали тот простой факт, что основную информацию о деньгах Степановых они получили, как слив, от партнера Степанова по бизнесу — Александра Перепеличного.

Я  сам неоднократно интересовался у них, откуда они получили информацию. Мне нужен был источник, потому что в деле Магнитского было до десятка человек, которые проходили и по делу Управления делами Президента РФ, то есть тех, кого я сам обвинял в коррупции. Я надеялся, что могу получить информацию, которая поможет и в моей войне с Кремлем.

Получить доступ к источнику информации я не смог, хотя, как теперь оказалось, он жил и умер в десяти километрах от моего дома.

Я понимаю, что есть секреты, есть договоренности. Но что-то слишком часто «борцы с коррупцией» скрывают реальную ситуацию по своему делу, замыкаясь в нем, как в скорлупе. Получается так, что каждый борется поодиночке. Ну, да ладно. Я привык, что мне тут никто не помогает. В лучшем случае.

Однако скрывать тот факт, что источником информации является Перепеличный, не имело никакого смысла. Эту информацию можно было скрыть, например, от меня, но не от тех, кого обвинял Браудер и о ком информацию давал Перепеличный. Нельзя это было скрыть от Степанова, так как он ЗНАЛ, кто был источником. Степановым не было нужды напрягать мозги, чтобы вычислить Перепеличного: должен был деньги, бежал за границу, выложена информация исключительно по его компаниям и их финансовым операциям. Что еще нужно? Как сказал сам Степанов, он был уверен на 100%, что именно Перепеличный был источником информации.

Фамилия Перепеличного выплыла тогда, когда к информационной войне против налоговиков и группы ФСБ-МВД подключился Навальный. Владлен Степанов, обвиняемый в материалах Hermitage, которые разместил в своем блоге Навальный, в выводе и присвоении похищенных НДС, обратился в суд и доказал, что деньги выводились именно через компании Перепеличного, который и предоставил материалы через Hermitage Навальному. Связь этих денег с похищенным НДС Навальный доказать в суде не смог. Степанов выиграл суд, и Навальный заплатил 100 тысяч рублей.

Почему Навальный и Браудер не обвиняли Перепеличного, который, по имеющейся в СМИ информации, управлял в 2008–2009 годах активами в 200 миллионов долларов США? Защищали источник информации в соответствии с достигнутым с ним соглашением?

Чьи были деньги, которыми управлял Перепеличный? Только Степановых? Или это были деньги и других людей, которых нельзя светить, а поэтому Перепеличный должен был оставаться в стороне от обвинений? Или деньги, которые «потерял» Перепеличный в 2008–2009 годах, ушли куда-то и не были потеряны?

Не ответив на эти вопросы, следствие не сможет ответить и на вопрос, кто убил Перепеличного. Если, конечно, это было убийство, а не смерть от болезни, которую ни российские, ни британские врачи не смогли заметить за 44 года.   

Кроме Перепеличного, в истории с воровством российского НДС и гибелью Сергея Магнитского есть еще несколько человек, которые все время остаются в тени и избегают попадания, например, в тот же «список Магнитского». О причинах этого я спрашивал и в России, и в Лондоне, в том же Hermitage, но так и не смог получить ответа.

По своему служебному положению эти люди должны были играть ключевые роли в схеме воровства НДС. И играли. Это уже доказано. Но вот уже два года о них хранят молчание.

Еще в 2011 году, приезжая в Лондон, я встречался и с ребятами из команды Браудера, и с теми, кто просто интересовался историей с воровством НДС и убийством Сергея Магнитского, и спрашивал их о том, почему нет среди обвиняемых основных, с моей точки зрения, участников дела. В Hermitage мне говорили: дайте доказательства их причастности, то есть подписанные ими документы, и мы с готовностью внесем их в список.

Документы с подписями — это, конечно, хорошо. Но как можно обвинять исполнителя, который не может ничего сделать без приказа или хотя бы согласования со своим непосредственным начальником, и оставлять этого начальника за скобками расследования? Как можно оставлять за скобками расследования подразделение в структуре МВД, которое обязано бороться с преступлениями в сфере налогов и банковской деятельности? Как можно закрывать глаза на то, что именно в это подразделение приходили многочисленные жалобы Магнитского, в том числе из тюрьмы, по которым ничего не делалось? Только потому, что нет на руках приказа, подписанного этим самым начальником?

Вот, например, Дроганов и другие оперативники его группы, которые делали обыск в квартире Магнитского, а потом обвинили его в оказании сопротивления и задержали, они в списке. А вот ни одного руководителя  ОРБ 7 ДЭБ МВД РФ, которое занимается расследованием преступлений в сфере банковской деятельности и налогов, в «списке Магнитского» нет. И ДЭБ МВД тоже нет. Нет того же Хорева, который лично курировал в ДЭБ МВД преступления по налогам и в банковской сфере. Нет Дамира Фейзуллина, который через некоторое время был все-таки уволен за попытку совершения преступления именно в сфере возврата НДС.

Именно к ним поступали все заявления Магнитского и просьбы его о помощи. Именно они оставляли эти заявления пылиться в папках или направляли для проверки тем, кого обвинял Магнитский. Как говорят менты, «клали под жопу».

После ареста и убийства Магнитского в тюрьме Дроганов со товарищи был переведен, так сказать, на повышение, именно в ОРБ №7. Дослужились. И первым делом, которым он стал там заниматься, стало дело о коррупции в Управлении делами Президента РФ. Это было первое дело такого уровня не только в ОРБ, не только в ДЭБ, но и во всем МВД. Кому поручить? Конечно, самым проверенным, которым отступать некуда. Поручили Дроганову.

И Дроганов свое дело сделал. Собрал с моей помощью улики на Лещевского, Ольшевского, Смирнова, Чауса, Малюшина и Кожина, а потом благополучно позволил начальству их ошкурить. Заняться привычным — вымогательством и шантажом, крышеванием воров.

А когда я все-таки довел дело до скандала, куда подался Дроганов со товарищи? В ОРБ №10, куда в 2009 году перевелся бывший заместитель начальника ОРБ №7 Денис Сугробов. К нему под крыло. И просидели они там тихо, пока шло следствие, возбужденное по моему заявлению через полтора года войны после его подачи тому же Дроганову. И досидели они до конца следствия, которое хоть и установило, что Дроганов умудрился сделать так, что исчезли в карманах Лещевского и его начальников деньги, которые я выделил по просьбе Дроганова и его начальства на оперативный эксперимент, и улики, включая записи передач этих денег Лещевскому. Все улики исчезли, а Дроганов остался под крылом Сугробова, пока тот не стал начальником ДЭБ МВД, или, как теперь называется, ГУЭБиПК МВД России. Теперь Сугробов возглавляет войну с экономическими преступлениями в России, в том числе в сфере налогов, в том числе возврата НДС. А почему бы и нет? Он блестяще прошел переаттестацию. Его же нет ни в каких списках. Ведь он же кадр Медведева. По слухам, даже родственник Чуйченко, начальника Контрольно-ревизионного управления Администрации Президента РФ.

Медведев дал указание начать разбираться с заявлением Морозова. Всех в этой разборке поувольняли из «гвардии Путина»: и того же Хорева, и Скворцова, и Шалакова, и Школова, а сели потом на их места свои, во главе с Денисом Сугробовым. И дело загнобили, закрыли. Ну, хотя бы сильно пытаются. Выполнило оно свое предназначение. А из окружения Сугробова мне передают, что он сильно недоволен, что Морозовы никак не замолчат.

А Дроганов со товарищи при Сугробове остались при деле. Вот такая «загагулина», как говорил Ельцин, не к ночи будь помянут.

И получается странная вещь. Из всех, кто реально по своим служебным обязанностям должен был бороться в МВД и ФСБ с налоговыми преступлениями и разбираться с обвинениями Магнитского, в «список Магнитского» попала избранная группа.

И из тех, через кого уводились деньги за рубеж, тоже в список попала избранная группа. Что, только Перепеличный деньги уводил за рубеж и переводил на счета налоговиков? А Хореву во Францию на покупку особняка на Лазурном берегу кто перевел? А Фейзуллину в Арабские Эмираты? А Сердюкову и его дамам? Не один десяток особняков только на юге Франции скупили кандидаты на включение в «список Магнитского». А миллиард долларов, который вырос из НДС и переправлен в британские отмывочные компании? А если Перепеличный об этом что-то знал конкретное? И собирался ли он давать информацию правоохранительным органам Великобритании?

И из налоговиков, которые создали механизм незаконного возврата НДС, тоже попали под обвинения избранные.

Ведь вся эта схема по незаконному возврату НДС была отлажена в то время, когда во главе Налоговой службы стоял Сердюков (так и хочется написать: куда сегодня без Сердюкова?!). А руководителем Федеральной службы по финансовому мониторингу, то есть контролировал потоки в это время, был тесть Сердюкова — Виктор Зубков.

И все эти годы все продолжали делать вид, что этого не замечают.

Ольга Степанова (супруга Владлена Степанова), Ольга Черничук и другие сотрудницы Налоговой службы, которые занимались возвратом НДС, принося миллиардные потери для российского бюджета при Сердюкове, не просто составляли ближайшее окружение тогдашнего руководителя Налоговой службы. Они были его доверенными лицами. Именно их Сердюков забрал с собой, чтобы «реформировать российские вооруженные силы».

К чему привели реформы бывших налоговиков, мы уже знаем. Но почему Сердюкова нет в «списке Магнитского»? На этот вопрос мне никто не мог ответить два года! Хотя ответ я на него давно знаю: потому что никто его туда не поставил!

Вот такая избирательная компания. Но при таком избирательном подходе есть всегда угроза не выдержать границ отбора. Что-то может произойти, и полетит весь отбор … неизвестно куда. И неизвестно, кого потащит на свет Божий. И тогда кому-то, чтобы сохранить избранность, четкие и узкие границы обвинения, придется рубить по живому, чтобы остановить процесс. Вплоть до убийства участников и свидетелей.

Так что же случилось в последнее время, что дернуло ситуацию? Что заставило срочно зачищать поле, устраняя ключевых людей? Ведь если допустить, что Перепеличный был убит, то он был именно таким ключевым свидетелем.

Именно он сказал то, что Hermitage  и швейцарская полиция поставила в основу своих расследований. Однако, несомненно, что он мог и изменить ситуацию, выдав теперь уже новую дозу информации.

Я не могу ответить на этот вопрос сейчас. Но нельзя обойти тот факт, что за последний месяц произошли события, которые не могут быть не связанными:

- увольнение 6.11.2012 Сердюкова с поста министра обороны;

- смерть 10.11.12 г. ключевого свидетеля преступлений в области налогов Александра Перепеличного;

- возобновление 14.11.2012 г. уголовного дела по незаконному возврату НДС, по которому проходит Ольга Степанова и другие ближайшие помощницы экс-министра обороны и экс-руководителя Налоговой службы;

- проведение обысков в офисах Черничук, Степановой и других бывших руководителей Налоговой службы из команды Сердюкова, десантированной в Министерство обороны, а затем уволенных;

- отъезд за рубеж в конце ноября Степановой и других.

Теперь началось следствие. Британцы очень неохотно начинают расследования, но если вцепятся, то доберутся «до томатов». Будем надеяться.

Комментировать Всего 2 комментария

Прочтя такое, как-то стыдишься писать о ерунде...

Приходится не писать вообще.