Все записи
03:57  /  9.01.13

2698просмотров

Конец эпохи "кошельков" и Березовского, часть 40 Эпоха моральных революций

+T -
Поделиться:

В конце прошлого года исполнилось два года с начала арабских революций. То, что произошло в Тунисе, Ливии, Египте, Йемене, других арабских странах, а сейчас происходит в Сирии, конечно, привлекло внимание общественности в России. Обозреватели отмечают, что подобное может произойти в нашей стране, а Путина может ждать судьба арабских правителей.

И все-таки, я уверен, что мы недооцениваем взаимосвязь событий в арабском мире с общественно-политическими процессами в России. Фактически, это один и тот же процесс, имеющий в  каждой стране свою национальную специфику. 

Особенно важно нам понять, что происходит в арабском мире, потому что арабские революции по своим результатам оказались не просто контрпродуктивными, но разрушили экономики, обрушили уровень жизни народа, привели к росту влияния экстремистских религиозных организаций. Некоторые государства стоят на пороге распада. И никто не видит и не предлагает выхода из сложившейся ситуации. Те, кто помогал этим революциям,  или устранились от решений проблем, как, например, США и Европа, или усмехаются, корча из себя умных: «Мы предупреждали…, вы нас заставили», как Россия.

Тунис, Ливия, Египет, Саудовская Аравия, Йемен, Сирия еще недавно казались незыблемыми. По сравнению с другими странами региона, они выглядели достаточно благополучно: относительно высокий уровень жизни и социальной защищенности населения, природные ресурсы, в том числе нефть и газ, развитые экономики, мощные силовые структуры и армии, способность оказывать существенное влияние на международные дела.

И вдруг – мощный народный протест, во главе которого встали не коммунистические или леворадикальные партии, или дисциплинированные и организованные исламские экстремистские группировки, а широкие неорганизованные демократические силы, представленные, прежде всего, интеллигенцией, молодежью и самостоятельным, в основном мелким и средним, бизнесом.

Казавшиеся преданными тиранам и их режимам высокооплачиваемые государственные служащие, сотрудники силовых структур и военнослужащие в течение нескольких недель и даже дней «предали» руководителей режима и перешли на сторону протестующих, выступления которых быстро превратились в восстание.

Исключение составляет Сирия, но исключение только с точки зрения времени и интенсивности сопротивления режима. Особенность Сирии заключается в том, что правящий режим представляет собой национально-религиозное меньшинство, которое вынуждено воевать до конца, понимая, что речь идет не о жизни Ассада, его семьи и ближайшего окружения, а о жизни, влиянии и богатстве всей национальной группировки, составляющей костяк режима. Имеющие власть, финансовые и промышленные ресурсы, военизированные 10 % населения были подготовлены организационно и морально к возможному кризису. Они могут долго сопротивляться, но чем дольше и отчаяннее сопротивление, тем большему уничтожению будет подвергнут режим Ассада.

Характерно, что именно Путин оказывает поддержку Ассаду, чувствуя свое родство с сирийским режимом и по сути, и по судьбе. Попытки Путина объяснить мировому сообществу российскую поддержку Ассада тем, что свержения режимов в Тунисе, Ливии и Египте привели эти страны к полномасштабному политическому и экономическому кризису, показывают не только нарушения логики, но и непонимание Путиным природы арабских революций.  По его логике, без участия самих тиранов освободить страны от тирании невозможно. Естественно, это «логика» самого тирана. Защищая права Ассада на Сирию, Путин защищает свои права на Россию.

Но остается один вопрос, без решения которого, России придется повторить судьбу Ливии и Египта. Почему арабские революции привели к глубокому социально-политическому и экономическому кризису в этих странах, к хаосу и началу процесса развала государств?

Ответ на этот вопрос проявляет ту связь между процессами в арабском мире и России, которую оппозиция в нашей стране еще до конца не осознала.

  1. Освободительные процессы в этих странах начались резко, неожиданно бурно и мощно для самого населения, режима и внешнего мира. Народ накопил недовольство, презрение, чувство унижения и оскорблённости в таком потенциале, что это выплеснулось на улицы, в интернет, в СМИ и нарастающей волной захлестнуло страны неожиданно быстро и для правителей, и для самого народа.
  2. У выступавших не было ни программы действий, ни программы реформ, ни структур управления протестным движением, ни структур, способных взять на себя контроль над государством в первый же период после свержения режима, чтобы не допустить усиления кризисных и центробежных процессов в обществе и экономике.  Основные требования формировались вокруг двух идей: «Долой прогнивший, коррумпированный режим!» и «Даешь свободу и честные выборы!». Не было ни одной программы действий или преобразований.
  3. Во главе протестного движения оказались не те, кто мог предложить конкретные действия по реформированию общества и политической системы (в некоторых странах таких общественных деятелей вообще не оказалось), а наиболее известные широкой публике и критически настроенные в отношении режимов политические деятели, писатели, публицисты. Часто на гребень волны забирались те, кто сумел громче всех кричать, выше всех прыгать на демонстрациях и наиболее активно участвовать в боевых действиях. Эта «популярная» ватага забежала вперед колонны и попыталась представить себя выразителями всего протеста, что могло показаться соответствующим действительности на этапе войны и разрушения. На этапе созидания колонна народного протеста, возглавляемая «популярной» ватагой, просто начала разваливаться.
  4. В военизированные структуры, а затем и в создающиеся политические структуры управления протестом тихо, а затем и открыто, вошли те силы, которые представляли интересы западных стран, заинтересованных в свержении «недемократических» режимов, как антагонистических по своей сущности западным демократиям, имели экономические интересы (например, ливийская нефть, в добыче которой все большее место занимала Россия, что не устраивало западные корпорации). Эти силы, по своему мировоззрению, либерально-демократические, были не особенно озабочены будущим арабских стран, по привычке считая, что демократический  переворот сам по себе благо и приведет практически автоматически к расцвету экономик и социальных структур новых арабских демократий.
  5.  Протест широких слоев народа довольно умело взяли под контроль традиционные, существовавшие на момент начала революций, партийные и общественные организации, которые собственно к толчку, создавшему протест, имели не всегда прямое отношение, а иногда и работали на режим, являясь его системной и внесистемной оппозицией, которая так долго готовилась к борьбе за власть как далекой перспективе, что забыла, что после захвата власти с этой властью надо что-то делать. И делать нужно разумное, нужное, отвечающее объективным потребностям общества и экономики. Более того, многие общественные организации в той или иной степени страдали теми же недугами, что и режим: коррупцией, семейственностью, озабоченностью собственным обогащением и стремлением к роскошной жизни.
  6. Главное – в арабских странах массовый процесс по своей сущности представлял собою МОРАЛЬНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ, главным требованием и целью которых было нравственное очищение не режимов (тут требовалась замена, уничтожение), а общества и страны в целом.  Это требование объединяло людей разных верований, мировоззрений, профессий и социального статуса. Оказалось, что есть моральные и нравственные ценности, которые едины для всех! В этот момент различия были отодвинуты на задний план. Однако, движение за возрождение морали и нравственности в государстве и обществе было загнано, сведено, искусственно ограничено руководителями этого движения к одной цели: свержение тирана и демократизации. Более того, в ходе революций, неограниченного насилия в арабских странах произошел выплеск самых низменных страстей. Многие моральные и нравственные ценности, за восстановление которых поднялся народный протест, были отвергнуты и забыты в ходе открытого насилия, грабежей, боев. Моральные революции, не имея своих духовных и организационных лидеров, превратились в свою противоположность. Они переродились усилиями тех, захватил контроль над народным протестом, в набор требований и лозунгов, рожденных западными демократиями. В революционном хаосе власть стала переходить в руки тех, кто оказался лучше организован, беспринципнее, хитрее, способнее эффективно использовать в своих интересах «демократические» механизмы, в том числе «честные и свободные» выборы. Интересы группировок возобладали над интересами общества и страны в целом.  

 

В этой ситуации, наиболее честными оказались националистические и исламистские организации, которые изначально отстаивали свои традиционные моральные и нравственные ценности. Они их продолжали отстаивать в ходе революций и в послереволюционный период. Это не только укрепило ряды их сторонников, но позиции самих движений в политической системе, то есть привело к усилению их влияний в «новых арабских демократиях», что, наверняка, не входило в планы ни народного протеста, ни Запада, поддержавшего этот протест.

Итак, в результате арабских революций руководство общественными и политическими процессами оказалось в руках тех, кто мог и хотел разрушать ненавистные режимы, но не был готов совершить моральное и нравственное возрождение арабских стран и провести реформы, которые объективно и часто неосознанно требовали народы.

А что же происходит в России?

  1. 1.     Народный протест в России, как и в арабских странах, носит спонтанный и неожиданный характер. Еще летом 2011 года никто не ожидал, что на улицы Москвы выйдут сотни тысяч человек. Протестный потенциал сейчас не просто не спадает, но и нарастает, хотя в настоящий момент он не имеет выплеска. Тем не менее, все понимают, что вертикаль путинской власти может развалиться в любой момент. Точно сказать, когда это случится и что станет детонатором, никто не может. И не сможет. Революции порождаются Большим взрывом, который отдельными личностями может быть подготовлен, но точно запланирован быть не может.
  2. 2.     Протестное движение в России несомненно имеет характер МОРАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ. Чтобы ни говорили о чиновническо-капиталистической собственности, коррупции путинского режима, чуровских выборах, - все это вторично. Это отдельные черты и характеристики нынешнего российского общества и государства. Протестный же потенциал направлен не только на изменение отдельных элементов российской общественно-политической системы, отдельных черт и характеристик, а всего общества и государства. Народный протест, независимо от того, к какой национальности, религии, конфессии или профессии принадлежит гражданин России,  направлен на возрождение моральных и нравственных ценностей, общих для всех. На то, чтобы за воровство презирали, за преступления наказывали, личность и достоинство человека уважали, чтобы государство работало на народ, а не на банду, которая заняла чиновничьи кресла и превратила народную собственность и достояние в средство  собственного обогащения и т.д.
  3. 3.     В руководство и первые ряды протестного движения и в России забежала «популярная» ватага, которой, по большому счету, сказать нечего. У них нет программы действий, нет политической или экономической платформы. Они и не хотят это иметь. Им нужна «оппозиция без мозгов». Они захватили трибуны и микрофоны, быстренько создали и раскрутили систему сбора денег на собственные расходы, подчинили протестные СМИ и заручились поддержкой западных политиков, спонсоров и российской эмиграции. И они ограничили протест двумя требованиями: «Долой Путина и партию жуликов и воров!» и «Даешь честные выборы».
  4. 4.     Протест уже взят под контроль структурами, типа пресловутого уже Координационного Совета, за которыми стоят олигархи, «кошельки», несущие большую вину за создание режима Ельцина-Путина, а также традиционные партийные и общественные структуры. При этом, эти структуры поражены, в той или иной степени, теми же недугами, что и сам режим. Критикуя Путина, они забывают о себе. Или помнят, но считают себя хитрее и проворнее других. Они думают о власти, а не о судьбе России, надеясь, что их хитрость, деньги и проворство приведут их в Кремль. А там само собой как-то все образуется: демократизация, «честные» выборы и т.п. бла-бла-бла. Глядишь, и народ успокоится, и порулить и повладеть Россией удастся.
  5. 5.     Наиболее честными в этой ситуации оказываются лево-радикальные и националистические группировки и движения. Они открыто говорят о своих целях и ценностях и отстаивают их, что привлекает в их ряды новых сторонников. Именно поэтому сейчас происходит резкое усиление русских националистических организаций, исламистских группировок, нацболов, коммунистов-анархистов и других организаций, еще недавно находившихся на периферии политической борьбы. Эти организации готовятся к войне и открытому силовому конфликту с режимом. Практически все они готовы отбросить мораль и нравственность на период борьбы за власть. Да, и мораль их не очень ограничивает. Бей, уничтожай, захватывай, - это для них нормально.

Неужели не понятно, что мы идем по пути арабских революций? Неужели не видно, что нас ожидает? Арабские революции показали нам один из вариантов нашего будущего. И от нас зависит, воспользуемся ли мы их уроком, или тупо и обреченно, с криками и матерщиной, пойдем их дорогой.

Надо искать выход. Надо создавать и готовиться. Правильно понимая свои задачи и приоритеты. Надо менять моральные и нравственные основы общества и государства, создавать структуры параллельной экономики и общественного управления, а не надеяться, что все само образуется, как только кто-то новый захватит Кремль.

Бог, История, Судьба (для каждого по его взглядам) дали нам возможность подготовиться и использовать шанс для возрождения и преображения России. Как это сделать? Что для этого нужно делать сейчас?

Но это проблема выходит за рамки серии аналитических очерков о «кошельках». Их эпоха закончена. Надеюсь.   

Комментировать Всего 7 комментариев
Неужели не понятно, что мы идем по пути арабских революций?

То, что Вы описали на примере арабских революций - это любая революция.

Народный протест всегда имеет нравственную природу - и именно к нравственности (справедливости и честности) обращаются все и всяческие поджигатели революций ЛЮБЫХ политических мастей.

И всегда в революциях получается так, рано или поздно, что власть захватывает какая-то из стремившихся к ней сил. И всегда эта сила сама немало не лучше своих дореволюционных предшественников, и всегда она образует новую власть, которая нисколько не нравственнее и не справедливее, и для народа не лучше (чаще всего много хуже) дореволюционной.

Это - закон истории и революций. Если и есть исключения - припомнить не могу. 

Именно поэтому революции крайне вредны - а ещё и опасны, так как сопровожаются, до утверждения нового порядка, большим числом убийств, насилий, уголовщины, голодом, личными трагедями, безнадёжностью...

Необходима постоянная  и некротимая пропаганда против революций и против негодяев, которые рискуют втягивать народ в эти для народа заведомо проигрышные мероприятия. 

Все революционеры -  НЕГОДЯИ И ОБМАНЩИКИ, ищущие на народный счёт поправить свои дела и утолить свои амбиции. Любые разговоры про плохую власть - лишь способ разжечь пожра народного гнева, и ничто иное: сами революционеры всегда хуже тех, кого они свергают. 

Очень хорошо, Владимир Владимирович!  Вы просто несравнены! Давайте говорить власти (любой) комплименты, чтобы они не делали, а то "хуже будет".  Вот только куда прикажете девать сам "народный гнев"? А может начать "по-немногу"  отлавливать его носителей (ну, наиболее недовольных), тех кто открыто недоволен коррупцией, мздоимством, казнокрадством, низкими пенсиями, рассказывает скабрезные политические анекдоты (иными словами разрушает "авторитет" власти), Ведь, по-Вашему, все недовольные (а это несомненно скрытые революционеры) - НЕГОДЯИ И ОБМАНЩИКИ. Или их можно как-то класифицировать? Вот этот, в очках,  вроде НЕГОДЯЙ И ОБМАНЩИК, а этот, который с бородой, скорее КОНСТРУКТИВНЫЙ КРИТИК. Вы нам подскажите, многомудрый Владимир Владимирович.... А то как пойдем косить всех скрытых революционеров (обманщиков и негодяев), так у нас и народу-то не останется. Тогда уж точно придут не только "арвбские революции", а сами арабы и поселятся на наших землях и придется Вам опять переучиваться уже не с марксизма-ленинизма на "Самодержавие, Православие и Народность", а на "Аллах Акбар!". Если, конечно, до этого и у Вас лично не обнаружат явные признаки скрытой революционности. Вот Вы тут (на сайте) прямо-таки на одной платформе с Навальным стоите, фотографии распротраняете одинаковые и очень созвучны по комментариям к ним.....

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Сушков

А то как пойдем косить всех скрытых революционеров (обманщиков и негодяев), так у нас и народу-то не останется.

А Вы если не умеете, так и не беритесь вовсе. А то Вам подскажешь - а Вы сделаете не то. И кто окажется виноват?

А Вы тогда не подстрекайте нас на борьбу с НЕГОДЯЯМИ и ОБМАНЩИКАМИ.  У Вас прекрасный дар убеждения, а стоять в стороне настоящим патриотам , когда страна, по Вашим словам, подвергается смертельной опасности со стороны смутьянов, тоже "не с руки". Так что давайте нам ясные и  четкие признаки "врагов народа" и "обманщиков". А то , не ровен час, и себя покалечим и особо речистых вдохновителей....

А Вы тогда не подстрекайте нас на борьбу с НЕГОДЯЯМИ и ОБМАНЩИКАМИ.

А Вас и не подстрекаю.

Куда важнее читатели Сноба со стороны, чем уже мало на какую революцию годные подписчики или члены клуба.

От этих последних никакой угрозы, кроме как словом, и не существует.

Ни на какую борьбу вообще никого не зову: просто добиваюсь, чтобы либеральный морок уходил из не вполне зрелых молодых умов. Ну и не очень молодых, если получится.

Тема сложная. В комментарии не ответишь. Надо написать отдельный материал. Но коротко:

- Революции неизбежны. Их создают не революционеры, а правители. В России режим настолько погрях в воровстве и аморальности, что шансов у него протянуть долго нет.

-Революции приобретают разные виды. Иногда это просто слепой бунт без конкретных политических целей, кроме свержения неугодного правителя.

- Революции-перевороты-бунты иногда затягиваются, приобретают вид ползущей смуты, или вариант "перманентной революции", идею которой выдвинул Троцкий (у того были, правда, свои интересы, в том числе денежные)

- Если революции готовятся, если находятся их духовные лидеры с высоким моральным сознанием, если революции получается организовать, а процесс контролировать, то революции проходят с меньшим хаосом, насилием и жертвами.

Пример: национально-освободительная революция в Индии. Роль Ганди, Неру и Национального Конгресса. Насилие захлеснуло страну и кровь пролилась уже после освобождения Индии, когда по требованию религиозных экстремистов, националистов и англичан Индия была разделена на два государства по религиозному признаку.

Выбора у нас нет: или правильно пытаться организовать процесс смены коррумпированного режима, или хаос и насилие по примеру арабских революций, которых в полном смысле слова "революциями" назвать сложно.  

Негодяи, мошенники, преступники всегда пытаются "оседлать" или хотя бы использовать революцию в своих интересах. Но считать всех, кто требует смены режима, превратившего россию в третьеразрядное, экономически и культурно отсталое, зависимое государство, конечно, неправильно.

Другое дело, что люди с совестью и нравственными принципами оказываются часто в конце колонны при захвате народной собственности, а потом при ее переделе.

Поэтому задача состоит в том, что моральные революции необходимо защищать от преступников и мошенников, "негодяев", которые пытаются ее приватизировать и исплдбзовать в своих интересах.

Владимиру Владимировичу надо бы не рубить в капусту всех противников режима, а участвовать в создании правильной и достойной организации, способной возглавить оппозицию инаправить ее в правильном направлении. Такие, как он, и выступают иногда гарантами того, что руководство оппозиции не превратится в шайку бандитов и мошенников. 

Эту реплику поддерживают: Владимир Невейкин, Дмитрий Сушков