Все записи
16:52  /  29.04.13

2737просмотров

Путин сказал слишком много. О Сердюкове и Медведеве

+T -
Поделиться:

Путин отличается тем, что говорит очень мало о том, что намерен делать в будущем. И даже если он что-то говорит, то старается скрыть истинные цели и мотивы, лишь иногда намеком обозначая линию будущих действий, лишь в ограниченном, необходимом объеме подготавливая общественность к своему дальнейшему шагу. Это черта его психологического генома, характеристика врожденная, а в дальнейшем закрепленная во время учебы и службы в КГБ. Поэтому так важно внимательно анализировать то, что он говорит.

В данном материале я постараюсь проанализировать ту часть его прямого эфира, которая была посвящена делу Сердюкова и «Оборонсервиса».

В качестве вводной информации, необходимо учитывать, что Сердюков оказался на должности министра обороны не по своей воле. Однажды я спросил человека, который был близок к Сердюкову до его прихода в Министерство обороны: «Зачем ему это было нужно? Он что, не понимает, что военные его никогда не примут? Что они сделают все, чтобы его убрать?»

Разговор произошел в годы президентства Медведева. Никто ни о каком уголовном деле тогда не думал.

Знакомый Сердюкова, работавший с ним вместе, в его «ближнем круге» несколько лет, ответил: «А это не был его выбор. Его никто не спрашивал. Ему приказали, и он пошел работать туда, куда приказали».

Второй момент: Приказал Сердюкову идти на МО именно Путин, который назначил Сердюкова перед своим уходом с поста Президента РФ. То есть он назначил Сердюкова министром МО для президента Медведева.

Это можно объяснить прежде всего тем, что Сердюков, как зять Зубкова, которого Путин взял в качестве своего зама в Правительство, то есть поближе, под контроль, никогда не мог бы поддержать личные амбиции президента Медведева ресурсами Министерства обороны, именно в силу своей непопулярности среди военных.

Третий момент: Путин, как и Медведев во время его президентства, получал информацию о ситуации в Министерстве обороны, как по каналам спецслужб, Счетной палаты, так и через Зубкова.

Ситуация в МО, повальное воровство и хищения должны были быть известны Путину до его возвращения на пост Президента РФ и Главнокомандующего.

А теперь, исходя из того, что было сказано выше, проанализируем ответы Путина в прямом эфире на вопросы о Сердюкове.

Первое и самое главное: Путин впервые заявил публично, на всю страну, что именно он дал указание о начале следственных действий в отношении Сердюкова и его окружения. Цитирую:  «Понятно, что никто не мешал их (уголовные дела – ВМ) возбуждать. Если не сказать больше… Если не сказать больше: что правоохранительным органам не было указано (оговорка, следует понимать «было указано» - ВМ) на то, что там есть проблемы…»

Далее: «Я уже сказал, что главнокомандующим-то я стал 7 мая прошлого года. Смотрите, когда дело было возбуждено? Как только я стал знакомиться с делами, как только мне показали результаты работы следствия (невольная оговорка, подтверждающая получения Путиным информации ФСБ и МВД; Путин оговорился так в течение десяти минут дважды – ВМ)… результаты работы Счетной палаты, стало ясно, что одной Счетной палатой там не обойтись. Там ее одной недостаточно.  И надо передавать в правоохранительные органы. Мне доложили. Материалы сразу же были переданы в Прокуратуру и Следственный комитет…»

Еще через пару минут: «Появились результаты проверки Счетной палаты, в это же время я стал главнокомандующим, и я тут же дал команду передать это в Следственный комитет».

Путин заложил в общественное сознание: Именно он – инициатор дела Сердюкова, именно с именем Путина будут связаны результаты расследований растущего ряда уголовных дел.

 

Второе, но не менее главное: Путин связал Сердюкова с Медведевым и его окружением.

Сам факт того, что Путин взял на себя и трижды подчеркнул ответственность за принятие решения о возбуждении целого вала уголовных дел в отношении одного из главных министров, лично подчиненного Медведеву, означает многое. Подчеркивая свою ответственность за принятие решения, Путин, тем самым, указывает на ответственность Медведева за не принятие решения, создание для команды Сердюкова условий для хищений.

Более того, все было выстроено таким образом, что естественным оказался сначала вопрос ведущего: «Почему Главнокомандующий не знал, что делает министр обороны?», а затем другой вопрос: «Я правильно вас понимаю, что в предыдущий срок этому делу не давали ход?»

Учитывая тот факт, что вопросы и сценарий прямого эфира Путина готовятся заранее и тщательно прорабатываются, такое повторение, такая концентрация внимания аудитории на ответственности бывшего президента за действия Сердюкова говорит о многом.

Нас не должно обманывать то, что, отвечая на первый вопрос, Путин проявил показушную «несообразительность». Он якобы не понял, что речь идет о президенте, который являлся главнокомандующим именно тогда, когда команда Сердюкова совершала преступления. Путин просто использовал этот вопрос и свою «несообразительность», чтобы, с одной стороны, еще раз подчеркнуть то, что именно он дал зеленый свет арестам и следственным действиям, а с другой стороны, вопросами обозначив ответственность Медведева, все-таки пока избежать четкого возложения вины на бывшего президента. Просто, не пришло время.

Но ход Путиным сделан.

Следует учесть, что Главнокомандующему докладывают о положении дел в министерстве обороны регулярно. Счетная палата проверяет не раз в пять лет, а постоянно, по направлениям и отдельным структурам МО. Оборонный блок курирует отдельный аудитор Счетный палаты в ранге министра. Претензий к аудитору и самой счетной палате нет. Это означает, что  Медведев знал о том, что происходит в МО и окружении Сердюкова.

Однако, Сердюков Медведева, по каким-то причинам, устраивал. Другими словами, Медведев его прикрывал. То есть они были связаны. Напрямую или через кого-то в ближайшем окружении Медведева.

Делился ли Сердюков с Медведевым «доходами» с «поляны» или выполнял задание последнего по финансированию и обеспечению особых, личных, скорее всего политических проектов Медведева? Ответ на этот вопрос очень важен. Если это были личные, шкурные интересы, то, я думаю, что Путин вряд ли бы вытащил это дело на обзор общественности. Значит, у Медведева были личные политические или финансовые проекты, для которых он выстраивал свою «вертикаль», не подконтрольную Путину. И Сердюков оказался звеном в этой «вертикали».

А это уже принципиально: таких независимых от Путина вертикалей, исходящих из Кремля, не должно быть.  За это, по правилам нынешнего режима, следует жесткое наказание. Более того, в нынешней социально-политической ситуации, при быстро растущем недовольстве населения коррупцией и неэффективностью государства и экономической системы, Путину нужно показательное наказание. Не только для того, чтобы успокоить население, но и чтобы тому, кто последует за Медведевым и станет следующим «выбором» Путина в качестве преемника, и его будущему окружению стало ясно, что независимых от Путина кремлевских вертикалей власти и денежных потоков не должно быть.

Дело Сердюкова, во время прямого эфира Путина, стало делом политическим. Совершенно ясно, что дело завершится громкими разоблачениями, причем не очевидно, что главной фигурой будет именно Сердюков.

Путин настойчиво повторял:  «И это расследование идет объективно. И будет доведено до конца. И объективно будет сделано…будет сделан вывод о том, кто объективно виноват, а если виноват, то в чем, и будет принята соответствующая мера, предусмотренная законом… Дело будет доведено до конца… Если виноваты, то будут наказаны, а если не виноваты, а если в какой-то части будут невиноваты, то это надо сказать ясно и понятно. И объяснить людям и показать это… Пусть люди знают, что происходит. И чиновники может быть, поймут, что у нас нет людей, которые могут действовать вне рамок закона.»

Путин повторяет, словно мантру: «будет расследовано объективно», «пусть люди знают, кто виноват», «будет сделан вывод о том, кто виноват и в чем именно».

Естественно, речь идет не о Васильевой, и не только о Сердюкове. Путин говорит о других чиновниках из ближайшего окружения Медведева. Если не о нем самом.

В любом случае, смысл заявлений Путина ясен: в  деле Сердюкова появятся новые фигуранты политического уровня, и дело выйдет за рамки Министерства обороны.