Все записи
22:02  /  13.05.13

1758просмотров

Оппозиция после Березовского и Суркова. Заграничное наследие Березовского

+T -
Поделиться:

Гибель Бориса Березовского и уход создателя кремлевской системы управления политическими процессами Владислава Суркова вызвали процессы, которые ведут к стремительным переменам в структуре политической жизни России.

Главная причина стремительности процессов изменения – это тот вакуум, который оставили после себя Березовский и Сурков.

Место Березовского в эмиграции были уникальным не только потому, что он финансировал оппозиционные программы многие годы, оказывал поддержку выехавшим из России, просил других олигархов выделять средства на проекты, давал деньги сам даже тогда, когда уже был в долгах. Березовский, с момента своего отъезда из России, стал организационным и идейным центром эмиграционной оппозиции, которая превратилась в довольно устойчивую систему, состав и взаимосвязи которой определялись характером и личностью самого Березовского.

Эта была в огромной степени криминализированная оппозиция, в состав которой могли войти все, кто выступал против режима Путина, независимо от взглядов, убеждений, своего прошлого. Место в оппозиции определялось только степенью активности и послушания. Бывшие преступники, мошенники, воры, как правило, более активны, чем обычные граждане, и слушаться Березовского, который был в их глазах несомненным авторитетом, им было легко и понятно. Именно поэтому в оппозиции вокруг Березовского был такой высокий уровень криминала. Как сказал мне один такой «оппозиционер»: «Сейчас нужны все. Даже если он мошенник, то он имеет право на участие в оппозиции. Главное, чтобы был послушен».

В сохранении эмиграционной оппозиции, в той части, которую контролировал Березовский, как системы с единым организационным центром, заинтересованы слишком многие, как за рубежом, так и в России, Березовскому постараются найти замену в ближайшее время.

Это может быть как отдельная личность, так и группа, оформленная в организацию. Среди деятелей оппозиции на роль центровой фигуры в эмиграционной оппозиции – наследия Березовского - могут претендовать довольно многие, начиная от Каспарова, и заканчивая Пономаревым и Навальным. Обязательное условие – эмиграция и жесткий, хотя бы для публики, конфликт с Кремлем. Дальше – дело денег и политического пиара.

Каспарову стать новым центром и позиционировать себя как лидера оппозиции за рубежом в глазах западной общественности будет, естественно, легче всех. Его не надо особо раскручивать. Достаточно будет, если его поддержат основные фигуры в оппозиции за рубежом и в России. Проблема Каспарова – в самом Каспарове. От него потребуется высокая активность и готовность иметь дело с большим количеством сомнительных личностей.

Однако, это проблема решаемая. У Каспарова есть возможность выстроить свою систему связей и взаимоотношений, ограничив свои контакты теми людьми, с кем он может психологически работать.

Если Каспаров станет лидером зарубежной оппозиции, то основными источниками финансировании оппозиционных проектов станут западные правительственные источники. Доля бывших олигархов и других эмигрантов из России резко сократится. Фигуры, связанные с криминалом, также будут, по требованию западных правительств и политиков, оттесняться на периферию оппозиции.

На место Березовского может претендовать и Немцов, хотя для него отъезд из России будет означать потерю статуса. Как повернутся у него дела за границей еще неизвестно, но в России он влияние на процессы в оппозиции может потерять, а следовательно, потерять политический вес в глазах западных покровителей.

Навальному стать центровой фигурой в заграничной эмиграции будет сложнее. Во-первых, ему надо бежать из России, нарушив подписку о невыезде. Он будет объявлен в международный розыск, и законодательства зарубежных стран, как и система международных соглашений, будут направлены против него. Во-вторых, ему придется бежать с ворохом-грузом обвинений в преступлениях, которые в европейских странах и США караются длительными сроками тюремного заключения. Разыскиваемый, с подмоченной репутацией, в том числе со скандалом, в который втянута известная европейская компания «Ив Роше», Навальный вряд ли может рассматриваться как достойный лидер российской оппозиции за рубежом. Он может быть очень удобной мишенью для кремлевских служб. Для Навального возможен единственный вариант: создать с Каспаровым и другими более чистыми в глазах Запада фигурами организацию, которая станет центром зарубежной оппозиции.

Думаю, что создание организации как центра эмиграционной оппозиции станет главной задачей для наследников Березовского в ближайшее время. В этой структуре может быть заложен серьезный потенциал: в случае, если обстоятельства и общественное мнение на Западе (прежде всего, в правительственных кругах) сложатся благоприятно, на базе этой структуры наследники Березовского постараются создать «Правительство в изгнании», что будет в политическом плане огромным ударом по режиму Путина и взлетом их политических карьер.

Однако, планам по созданию такой структуры, способной стать не только центром эмиграционной оппозиции, но и реальным прообразом нового Правительства постпутинской России, мешают две неотъемлемые характеристики организации, которую все эти годы создавал Березовский:

  1. Криминальность, неотъемлемая связь  с теми, кто создал сам путинский режим, с героями приватизации 90-х, дефолта 98-го, превратившими Россию в сырьевой придаток мировой экономики с остатками ядерного потенциала СССР (еще не распроданного), то есть с самим путинским режимом. Березовский – это старый лев, изгнанный молодыми львами из прайда, который всеми силами пытался вернуть прайд себе. И наследники его – команда таких же «старых» львов. Старых, не только по возрасту, но прежде всего по пониманию и восприятию мира, моральным и нравственным установкам и устремлениям.
  2. Отсутствие идей, концепции развития России, программы, которая бы нашла поддержку населения России. Эта «безмозглость» отличает не только «стариков», но и молодых «лидеров оппозиции». В 2011 году  в здании СОТВ состоялось первое заседание комитета по организации митингов оппозиции. На заседании решили создать несколько экспертных советов по основным направлениям. Незадолго до этого было создано Христианское общественное движение (ХОД). Меня избрали председателем движения. На заседании от ХОДа присутствовали я и Дмитрий Вайсбурд. Я попросил Вайсбурда, которого знали многие из тех, кто занял места за центральным столом и вели собрание, выступить от нас с предложением о создание экспертных групп по подготовке экономической и социальной программ оппозиции. Он выступил с этим предложением. В итоге были созданы различные «экспертные советы»: по подготовке демонстрации, по оформлению списка выступающих на митинге, по концертной программе и т.п. Отказали лишь в создании группы по экономическим и социальным вопросам. Объяснения: это может расколоть оппозицию (подробнее смотри «Оппозиция: без опоры, без мозгов» https://valerymorozov.com/news/88 ).

На Болотную и Сахарова мы, конечно, пошли, но на заседаниях комитета я больше не ходил. Что это за оппозицию можно было создать, не предлагая ничего по решению социальных и экономических проблем?! Абсолютно аморфную, готовую к расколу и дрязгам в любой момент, абсолютно «безмозглую» оппозицию, в лидеры которой выбьются не те, кто что-то может предложить и сделать, а те, кто громче кричит и наглее себя ведет. За кем деньги. Так и получилось.

Теперь не получится! Главная потребность оппозиции, как в самой России, так и за рубежом, состоит в создании политических и экономических платформ, программ. Если раньше значительная часть оппозиции за рубежом объединялась вокруг личности Березовского, то теперь личности нет. Теперь вакуум. И в этом вакууме зреет понимание, что объединяться нужно не вокруг Березовского, или Каспарова, или Навального, а вокруг идей, программ, целей, идеалов.

Это не может быть одна платформа и одна программа, потому что оппозиция не едина и состоит из групп, антагонизм и противоречия между которыми часто не менее острые, чем у самих оппозиционеров с режимом Путина.

На это нельзя закрывать глаза. Это надо признать и четко заявить: Да, мы разные! Мы будем бороться за разное будущее России! Мы не готовы отдать наше будущее в руки наших противников, даже если они называют себя оппозиционерами, даже если они являются оппозиционерами. Наш союз может быть, но он будет временным и зависеть от тактических соображений.

Оппозиции, в том числе эмигрантской, надо разделиться, оформиться и предложить свои программы общественности. Борьба программ и идей - вот     главная черта нынешнего этапа общественного развития России! Те, кто программу не будут иметь, те, кому нечего, кроме криков и воплей, предложить России, окажутся выброшенными на периферию политической жизни.

Комментировать Всего 2 комментария

Все четко и понятно, спасибо. Так сказать инструкция для опозиционеров без Березовского . Только ведь оно им не нужно, кричать громко и бурагозить гораздо легче чем думать над программой, будущее их не интересует, их интересует бабло здесь и сейчас. Создать программу -тяжелый труд, который может многих поссорить в процессе обсуждения , ведь это удел очень уникальных людей- рисовать будущее и заставить поверить в него миллионы, тем более добровольно...

Слвершенно правильно. Поэому после следующей части "... Российская оппозиция" , я планирую написать ".... Другая оппозиция."