Все записи
20:52  /  2.06.13

2590просмотров

"Ой, мне плохо! Держите меня" или Что стоит за событиями вокруг управделами президента

+T -
Поделиться:

«Ой, мне плохо! Держите меня!» - воскликнула при виде оперативников Лариса Малахова, которая была посредником в организации передачи взятки первому заместителю директора ФГУП "Центр финансового и правового обеспечения" Управления делами президента РФ Олегу Самотину. Взятка в размере 10 млн. рублей вымогалась с коммерческой структуры за решение вопроса об аренде помещений на улице Варварка.

Варварка – улица спецобъектов. Все здания на Варварке принадлежат УДП РФ или ФСО, или контролируются ФСО и ФСБ. Даже церкви на Варварке и в Кремле имеют одного благочинного – отца Владимира, который в миру дослужился до полковника, правда, ракетных войск.

Дама имела причины упасть в обморок. Идешь на дело, не первый раз, все схвачено, участвуют не последние люди в системе Управления делами Президента, которые решают все вопросы с ФСБ, ФСО и руководством УДП РФ. Идешь по проторенному, системному пути. Чего тут бояться? А тут, на тебе: оперативники, все официально, задержание, то есть затушить, отмазаться уже будет сложно. Живешь в тени Кремля, все тихо, а тут такой поворот в жизни, и из кремлевской тени неожиданно «телепортируешься» в место предварительного заключения!

Действительно, организовать спецоперацию, официальный оперативный эксперимент, выделить государственных 4 млн. рублей для передачи руководителю одного из структурных подразделений УДП РФ, первого заместителя директора ФГУПа, который занимается юридическим обеспечением и прикрытием большинства светлых и темных дел и связей Управления делами президента, очень сложно. Могу об этом свидетельствовать как единственный человек, которому удалось добиться проведения спецоперации в отношении высокопоставленного чиновника УДП РФ. И то, оперативный эксперимент «засекретили», задержания не было, а попавшиеся на взятке и вымогательстве были всего лишь «ошкурены» и получили еще одну «крышу», с которой им предстояло делиться на объектах строительства УДП РФ в Москве, Сочи, Владивостоке и т.д. (http://www.novayagazeta.ru/inquests/49040.html) .

Так почему на этот раз оперативный эксперимент был не только реальным, но и информация, в том числе часть видеоматериалов, оказалась в тот же день в СМИ? Кто принял решение? Что стоит за последними событиями вокруг УДП РФ? Почему в течение месяца сначала арестовывают генерального директора одной из главных подрядных компаний УДП РФ – «Неймар Инжиниринг» (https://valerymorozov.com/news/1704)  , а затем берут на взятке целую группу сотрудников ФГУП УДП РФ?

Для того, чтобы ответить на эти вопросы, нужно понять, как технически может быть организована такая операция, и посмотреть на события, которые стали фоном для очередного коррупционного скандала в УДП РФ.

  1. Управление делами президента подчиняется непосредственно Президенту РФ, и это определяет статус организации, ее сотрудников, режим охраны зданий, порядок действий правоохранительных органов.
  2. УДП РФ тесно связано с ФСО (именно Муров, начальник ФСО, выдвинул Кожина на пост управделами президента). Сотрудники ФСО не только охраняют комплекс зданий УДП РФ на Старой площади и прилегающих к ней улицах, в том числе Варварке, но и занимают руководящие места в аппарате УДП РФ.
  3. Курирует УДП РФ, контролируя ситуацию и сотрудников с точки зрения благонадежности и  безопасности, защиты интересов государства, - Федеральная служба безопасности, Управление «К». Именно сотрудники этого Управления составляют основной костяк Контрольно-ревизионного управления УДП РФ.
  4. Управделами Кожин является человеком ближнего круга Путина, поэтому решения о проведении мероприятий, которые могут негативно сказаться на имидже УДП РФ и самого Кожина (или даже Путина), в системе, созданной Кремлем, не могут не согласовываться с Кожиным. Исключением может быть только случай, когда команда поступила от того, кто выше и ближе Кожина «к телу».

В 2004 году, когда при реконструкции ГКД мой конфликт с генеральным директором ГКД Шаболтаем перерос в «горячую» стадию, я обратился в КРУ УДП РФ с просьбой найти на Шаболтая узду. Тогдашний начальник КРУ УДП РФ генерал ФСБ Михеев обратился к Кожину. Как мне стало известно, Кожин сказал: Шаболтая не трогать. И мне пришлось стать первым, кто пошел судиться с Кремлем (https://valerymorozov.com/news/1596 ). ФСБ и ФСО заниматься Шаболтаем не стали.

  1.  ФГУП «Центр финансового и правового обеспечения» было основано в 1998 году для организации финансовых расчетов, контроля за расходованием средств, закупочными ценами и строительными сметами, решения вопросов по задолженности подведомственных УДП организаций, анализа их финансово-хозяйственной деятельности, создания новых структур в РФ и за рубежом и т.д. То есть этот ФГУП является ключевым, контролируя финансовые потоки, прикрывая «финансовые дыры», завышения цен и тому подобные чувствительные вопросы. Продана земля не тому и не за те деньги (http://patriot-imperii.livejournal.com/365832.html ), сделка не могла пройти мимо ФГУПа. Завышены в несколько раз цены на проектирование и строительство, на закупку оборудования (http://www.novayagazeta.ru/inquests/5750.html )? И это возможно, если ФГУП сидит, прикрыв глаза и заткнув уши. Нужно тихонько провести «дело» в РФ или за границей, найти «консультантов», тихо отработать «тему»  и обеспечить юридическое прикрытие? И эта задача решается через ключевой ФГУП.

Бить по нему, это для УДП РФ – удар ниже пояса при всех вариантах сексуальной ориентации.

  1. ФГУП «Центр финансового и правового обеспечения» курирует первый заместитель Кожина – Ковалев Сергей Петрович. В УДП РФ он попал не через Кожина и не считается его доверенным человеком. Ковалев, по образованию инженер электрик, пришел в УДП РФ, почти одновременно с Кожиным. До этого он работал в Федеральной службе по валютному и экспортному контролю, а потом в системе Центробанка. Работа в сфере валютного и экспортного контроля дало ему возможность обрасти связями с ФСБ. Все это означает, что он «приглядывает» за Кожиным.

Кожин не считает Ковалева полностью «своим» и, когда Кожин планировал перебраться из УДП РФ на более политическую должность, например, на место московского градоначальника или питерского, то он планировал оставить на «хозяйстве» более близкого и доверенного человека, другого своего заместителя И.Д.Малюшина.

В 2009 году Ковалев был в курсе того, что у меня назрел конфликт с Главным управлением капитального строительства УДП РФ, прежде всего с Чаусом и Лещевским. Документы о ситуации на объектах УДП РФ, на которых работала компания «Москонверспром», я передавал Ковалеву по двум каналам (оба канала шли через ФСБ). В итоге мне было предложено «перейти в команду Ковалева» и тем самым решить свои проблемы.

Мне это не подошло. Во-первых, я не был ни в чьей команде и не хотел быть. Во-вторых, переход в команду Ковалева означал, что мне придется платить группе Ковалева то, что мне приходилось платить группе Малюшина, Лещевского и Чауса, при этом шансов на то, что я освобожусь от платежей последним, у меня практически не было. Единственное, чего я мог добиться, приняв это предложение, это остаться на объектах УДП РФ, удвоив свою зависимость от чиновников. Об освобождении от зависимости не было и речи. Я понимал, что, если мне придется бунтовать открыто, то я столкнусь с «Антантой»: группа Малюшин-Чаус-Лещевский окажется в союзе с группой Ковалева против меня.

Я отказался, предпочитая воевать на один фронт - с ГУКС УДП РФ, и надеясь, что Ковалев использует этот конфликт для свой борьбы с Малюшиным и Чаусом, что, в свою очередь, мне поможет.

  1. Задержание Самотина и его сотрудников было проведено оперативниками Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК). Денис Сугробов, который возглавляет ГУЭБиПК, - человек Медведева (в СМИ ходили слухи, что он имеет родственные связи с Чуйченко, начальником КРУ администрации Президента). С 2008 года Сугробов сделал головокружительную карьеру: от майора до генерал-майора за два с небольшим года.

В январе 2010 года мне удалось передать письмо коллектива ОАО «Москонверспром» тогдашнему президенту Медведеву, и инициировать расследование Генеральной прокуратурой и ДСБ МВД дела о коррупции в УДП РФ и нарушении закона сотрудниками того же ГУЭБиПК (тогда ДЭБ МВД) при проведении оперативных мероприятий и официального оперативного эксперимента в отношении Лещевского. О причастности Дениса Сугробова ко всей этой истории я не знал. Мне представлялось, что за всем этим стоят сотрудники ФСБ и тогдашнее руководство ДЭБ МВД. Однако, в 2012 году в Лондоне со мной встретился один из известных в Москве «решальщиков». Выслушав мое мнение о роли в моей истории бывшего заместителя начальника ДЭБ Хорева, он неожиданно для меня, рассмеявшись, сказал: «Ничего Хорев там не решал. Там все Дениска замутил, что прочистить себе дорогу».

Меня это удивило, но не сильно. Я давно подозревал, что за этим делом стояли интересы команды Медведева, его людей, что меня использовали для того, чтобы «разобраться» со старой командой и привести на хлебные места новых людей. Давление на меня после увольнения прежнего руководства ДЭБ ничуть не снизилось. Было замято дело о мошенничестве с целью банкротства ОАО «Москонверспром». Несмотря на скандалы, связанные со смертью Сергея Магнитского и уголовным делом в отношении Лещевского, по которому проходили УДП РФ, ФСБ и ДЭБ МВД, одного из главных фигурантов этих скандалов – Алексея Дроганова (№1 в списке Магнитского Госдепартамента США) и его команду оперативников Сугробов пригрел именно в ГУЭБиПК.

  1. Арест генерального директора «Неймар Инжиниринг» проводили оперативники ФСБ. В отношении Самотина действовало ГУЭБиПК. Но действовать самостоятельно и демонстративно подразделение МВД на территории ФСБ и ФСО не может. Более того, по заявлениям прессы, в отношении Самотина долгое время до его задержания проводились оперативные мероприятия, на которые тоже нужно согласование на уровне Сугробова минимум, а также кураторов в ФСБ. Это означает, что, фактически, вся операции контролировалась и была инициирована ФСБ.
  2. Во время президентства Медведева свои поста в МВД потеряла целая группа руководителей, близких Путину. В 2011 году был уволен заместитель министра генерал Е.М.Школов (выходец из КГБ, сослуживец Путина). Он был отправлен председателем Совета директоров «Уралвагонзавода». Там он выдвинул И.Р.Холманких, который сначала стал известен своим заявлением во время телемоста с Путиным о митингах оппозиции, о том, что «наши мужики готовы отстоять свою стабильность». В мае 2012 года Холманских стал полпредом президента в Уральском федеральном округе.  В том же мае Школов стал помощником президента. Он курирует спецслужбы и правоохранительные органы.

Следует отметить, что именно полпредам президента подчиняются правоохранительные органы и силовые структуры в регионах. Действовать, например, против «Неймар», подрядчика УДП РФ, без согласования с Холманских ни ФСБ, ни МВД на Урале не стали бы. Тем более гнать компанию с объектов, идти в суд с исками и возбуждать уголовные дела (https://valerymorozov.com/news/1704 ).

                                           

Что же может стоять за последними событиями в УДП РФ? Продолжение атаки на Кожина? Или вопрос об уходе Кожина уже решен, и развернулась борьба за должность управделами президента? Ближайшее время покажет.