Все записи
МОЙ ВЫБОР 12:17  /  6.10.13

2267просмотров

"Бунт" Счетной Палаты и аресты Михайлика и Ольховникова

+T -
Поделиться:

Совершенно ясно, что проведение спецоперации и задержание при получении взяток ключевых сотрудников Следственного комитета РФ и Счетной палаты РФ без санкций на высшем уровне было невозможно.

Заместитель отдела СК по ЦФО Сергей Ольховников не только занимался «острыми» и резонансными делами, но был тем, через кого шли взятки, чтобы погасить уголовный дела, в том числе «кремлевское дело» в отношении руководства ГУКС УДП РФ. Он был не последним могильщиком на кладбище уголовных дел, во что превратилось СУ СК по ЦФО (подробнее https://valerymorozov.com/news/1891).

Директор Департамента контроля расходов на науку, образование, культуру, спорт и средства массовой информации Счетной Палаты РФ генерал-майор Александр Михайлик контролировал самые важные программы последних лет: Олимпиаду в Сочи, Сколково, РАН, чемпионат мира по футболу 2018 года, СМИ… Именно он и его сотрудники не только проверяли, но и, для избранных, подчищали акты и сметы, чтобы скрыть и оправдать завышение бюджетных расходов по этим программам (подробнее https://valerymorozov.com/news/1894 ).

Оба эти задержания наносят серьезный удар по интересам и устоявшимся связям могущественных групп, которые состоят из чиновников, бизнеса и представителей правоохранительных и контролирующих органов. Эти группы являются важными элементами коррупционной системы нынешнего РЕЖИМА и входят в верхний слой элиты.  Такие удары могут быть нанесены только теми, кто обладает не меньшим, а скорее, большим административным ресурсом. Значит, война идет на самом высоком уровне. Вот такой «замес»!

Для того, чтобы разобраться в этом «замесе», следует подробно остановиться на том, что происходит вокруг и внутри Счетной палаты.

Вопрос, конечно, не просто в смене руководства. Смена руководства в любой структуре – процесс естественный. Важно, кого меняют, на кого меняют, почему меняют. Сергей Степашин, его первый заместитель Валерий Горегляд и другие аудиторы прошлого состава отличаются от Голиковой и ее команды в одном: они не были командой Путина, хотя сохраняли с Кремлем хорошие, рабочие отношения.

Сергей Степашин в свое время был премьер-министром и главным кандидатом на пост преемника Ельцина. Однако, он допустил непростительные ошибки, одна из которых состояла в том, что он, по выражению Березовского, «слишком суетился», «бегал и к тем, и к другим». Степашин был заменен на Путина. Естественно, Степашин сохранил не только самостоятельность во взглядах, но и не реализованные амбиции.

В период президентства Медведева Степашин совершил вторую ошибку: он поверил в возможность сохранения власти в руках Медведева и своего возвращения на политическую должность. На первом этапе это мог быть пост министра внутренних дел. Эту должность ему обещал Медведев. Степашин разработал основы реформы МВД, подготовил закон «О полиции…», продвинул в МВД своего человека, Булавина, на должность замминистра… Но всему этому пришел конец с в возвращением Путина (http://www.ura.ru/content/svrd/01-07-2013/news/1052160561.html).

     Валерий Горегляд, которого я хорошо знаю и с которым я часто встречался в 90-е годы, был старожилом Совета Федерации: с 1994 года начальник аппарата Комитета по бюджету, налоговой политике, финансовому, валютному и таможенному регулированию, банковской деятельности Совета Федерации. С 2001 года член СФ и заместитель Председателя Комитета по бюджету…, а с 2002 по 2004 годы - первый заместитель Председателя СФ.

В самом конце 90-х, после дефолта 1998 года, я как-то зашел в его кабинет. Валера сидел за столом и читал многостраничный текст, распечатанный на листах А4. Лицо у него было красное.

- Что случилось?- спросил я. Горегляда злым и раздраженным я видел редко.

- Полный пи…ц,- сказал он, откладывая бумаги.- Получили результаты секретного расследования дефолта. Зарубежные кредиты, которые Россия получила на спасение экономики, разворовали… В наглую… Куда катимся?

В 2004 году, через два года после своего назначения первым вице-спикером, Горегляд был вынужден перейти в Счетную палату по причине конфликта со спикером  Мироновым. Об этом мне рассказали другие сотрудники из аппарата СФ. Валерий Павлович не согласился с кадровой политикой Миронова. Тот решил сделать вице-спикером свою бывшую «подружку», а Горегляд воспротивился. Конфликт разруливал Сурков. «Подружка» Миронова не стала вице-спикером, но Кремль разрешил конфликт в руководстве СФ, переведя Горегляда на должность аудитора СП РФ.

Таким образом, прежнее руководство Счетной палаты было достаточно независимым от Кремля, хотя и сохраняло свою лояльность. Они в максимальном объеме обладали конкретной и достоверной информацией о степени коррупционности режима, уровне и объемах воровства бюджетных средств.

Более того, в СМИ в последние годы стали появлялись материалы о том, что руководство СП делало довольно резкие заявления о степени коррупции и разложения РЕЖИМА. Из СП произошло несколько утечек информации. Например, по Сколково, которое проверял задержанный Михайлик.

Несмотря на то, что отчет СП был засекречен, СМИ сообщили, например, что из бюджета на «Сколково» было потрачено 31,6 млрд. рублей на программы, которые не имели ни конкретных целевых показателей, ни сроков реализации. При этом, 1,6 млрд. рублей, выделенных из российского бюджета на развитие российской науки, в виде грантов получал Массачусетский институт технологий. МIТ за 7,5 млн. долларов,- из них 2 млн. долларов вознаграждение,- должен был разработать концепцию международного исследовательского института в «Сколково». Затем, в 2011 году, заключили новое соглашение, по которому российский фонд «Сколково» должен обеспечить МIТ финансирование в размере 302,5 млн. долларов: 152 млн. долларов на увеличение мощностей самого МIТ, и лишь 150,5 млн. долларов — на создание «Сколковского института науки и технологий». При этом, щедро оплачивая все действия MIT, российская сторона не потребовала от своего партнера (!) по проекту «Сколково» никакого софинансирования. Аудиторы предупредили, что проект «Сколково» может быть признан американскими правоохранительными органами коррупционным, а в этом случае все деньги, выделенные из российского бюджета, будут конфискованы в американский бюджет.

Кроме этого, появилась и другая информация, например, о том, что 3,5 млрд. бюджетных рублей, выделенных на «Сколково», долгое время крутились в Меткомбанке президента фонда «Сколково» Виктора Вексельберга, и т.п. (http://kremlnews.ru/articles.html?p2_articleid=2920). 

А затем аудиторы СП покусились на основу основ РЕЖИМА: приватизацию начала 90-х годов, выпустив ограниченным тиражом (1000 экз.) книгу «Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993-2003 годы», которую нельзя купить нигде.   

В книге поставлены вопросы, которые не смеет поднять ни Путин, ни «Яблоко», ни ЛДПР, ни СР, ни РПР-ПАРНАС со своим филиалом «Корпорация Навальный», ни одна из составляющих политической системы нынешнего РЕЖИМА: Нужна ли была приватизации государственной собственности, прежде всего, ресурсов и основных предприятий экономики? Были ли действия органов власти законными и эффективными?

И АУДИТОРЫ СЧЕТНОЙ ПАЛАТЫ РФ, то есть люди, которые имеют ЗАКОННОЕ право и обязаны по ЗАКОНУ проверять и оценивать приватизацию, ответили: НЕТ!

По мнению Счетной Палаты РФ, было: «Превышение полномочий в сфере распоряжения госимуществом; необоснованное занижение цены продаваемых государственных активов; притворность конкурсов; коррупция в органах власти…» Главный вывод, который сделан в этой книге, состоит в том, что урон от приватизации сопоставим с гитлеровской оккупацией, а духовное опустошение по своим последствиям нанесло России удар, превышающий любую войну.

В книге приводятся факты, конкретные примеры, раскрываются схемы незаконного обогащения большинства приватизаторов. Вот наиболее яркие: «В 2003 году затраты на организацию и проведение приватизации в Ингушетии в 271 раз превысили поступления от приватизации, которые составили всего 2 600 тыс. руб.…»

Интересен еще один момент. Горегляд до распада СССР, уничтожения КПСС и ВЛКСМ занимал пост секретаря Московского комитета комсомола. Он курировал центры научно-технического творчества молодежи (НТТМ), которые возглавлял комсомолец Ходорковский, а при нем тогда работал комсомолец Сурков. Комсомол имел огромную собственность в Москве. Комсомол был уничтожен. Первый секретарь Московского комитета, рэгбист Слава Копьев и все его 130 килограммов живого веса, были выброшены разъяренной толпой демократов из здания комитета на улицу. В последний момент Копьев и Горегляд решили, чтобы собственность комсомола не растащили, передать ее НТТМ. Впоследствии эта собственность была передана Ходорковским банку «Менатеп», который был его уже личной собственностью. О судьбе этой собственности написано в книге Счетной Палаты: «В нарушение статьи 217 ГК РФ был осуществлен обмен принадлежащих государству акций АО «Усть-Илимский лесопромышленный комплекс», «СИДАНКО», «Тюменская нефтяная компания», «Коми ТЭК», «ОНАКО» и «Восточная нефтяная компания» на акции коммерческого банка «Менатеп»…»

Однако самым важным в этой книге является сама книга. ВПЕРВЫЕ одно из самых главных ОРУДИЙ самого РЕЖИМА, то есть конструкции, созданной Ельциным и его командой гайдаров-чубайсов-черномырдиных-кириенков-немцовых-авенов-фридманов-ходорковских- и т.д. , а затем доведенной до завершенности группой Путина, выступило против результатов приватизации.

В чем же значение этого события, действия?

Приватизацию проклинает огромное большинство российского народа. Не сказав о ней правды, не покаявшись и не справив этого греха, России не вернуться на цивилизованный путь развития. В России есть политические партии и группировки, которые открыто выступают за отмену результатов приватизации, например, левые и радикальные коммунистические группы, некоторые националисты, лимоновские нацболы с их лозунгом: «Отнять и поделить!» Но все они являются несистемной оппозицией. Они не встроены в существующую систему ПРАВЛЕНИЯ. Все они лишены финансовых ресурсов, административного и политического влиянием, хотя  их влияние в последнее время резко возрастает, а потенциал этой политической силы может дать ей возможность сыграть важную роль в случае возникновения неконтролируемых властью мощных протестных выступлений. Но пока это просто лозунги, которые РЕЖИМ не слишком пугают.

Критика итогов приватизации командой Степашина – это уже другой уровень политической проблемы. Это означает, что изнутри режима появляется новая сила, обладающая и административным влиянием и финансовыми ресурсами, которая отрицает основу самого РЕЖИМА.

В настоящее время РЕЖИМ состоит из разных групп, блоков, кланов, которые делят его по вертикали и по горизонтали. Их существует сотни и  тысячи. Но из существенных можно выделить два блока:

- Первый сформирован вокруг Путина и его питерской группы. Этот блок унаследовал и принял из рук Ельцина РЕЖИМ в состоянии кризиса, неконтролируемых Кремлем политических,  экономических и социальных процессов, с угрозой развала и распада России. Путин не стал менять РЕЖИМ, вектор социально-политического развития. Он стал последовательным преемником Гайдара, Чубайса, Черномырдина, Кириенко… Путин сделал одно: он привел РЕЖИМ в относительный порядок, привнес в него «ordnung», структурировал его, «создав вертикаль власти», и «горизонталь полян». Коррупция перестала быть бессистемной, хаотичной, где каждый делал, что хочется и что получается. Путин оттеснил от государственного пирога, привыкших править и решать все вопросы за счет интриг, наглости и денег группы олигархов и чиновников, которые грабили Россию «по беспределу» Путин оставил им «прихватизированное», плюс ошметки и обрезки на обочине финансовых потоков. Государственный пирог был разбит на поляны и отдан в управление чиновникам и тем  олигархам, которые подчинились и приняли путинский «орднунг».      

- Второй блок сформирован вокруг отброшенных Путиным от бюджетного и ресурсного пирога бывших олигархов времен Ельцина и выпавших из обоймы чиновников прежних администраций: Касьянова, Немцова и так далее. Они выступают против «орднунга» Путина, где каждый чиновник имеет свою поляну, и зайти на эту поляну и обогатиться нельзя без разрешения этого чиновника и подчинению «вертикали власти». Они мечтают вернуться к государственным богатствам России. Эти выходцы из криминального и коррупционного беспредела 90-х, используя антикоррупционные настроения в народе, обвиняют именно Путина в коррупции, пытаясь представить коррупцию как порождение путинского времени, скрывая тот факт, что до Путина воровство и коррупция носили не только значительно больший масштаб, но и откровенно беспредельный характер. Тогда продавалось все, всеми и за любую цену. Главное было договориться об условиях. Решали наглость, хитрость, беспринципность, быстрота и натиск.

Сейчас ничто из этого помочь припасть к бюджетному источнику не может, если нет специального допуска к телу соответствующего чиновника, который отвечает за «поляну». «Второй блок», не имеет необходимых допусков, поэтому ведет войну против «первого блока», разыгрывая в последние годы протестную карту и пытаясь приватизировать и «навалнизировать» оппозицию.

При этом ни один из Блоков РЕЖИМА, менять систему не собирается. Это стороны одного диалектического противоречия, существующие в единстве и борьбе противоположностей.

И вот появляется изнутри Третья сила, которая предлагает пересмотреть УСТОИ и ОСНОВЫ существующего РЕЖИМА, то есть (пускай тихо, шепотом и неосознанно) выступает, объективно, против обоих блоков, то есть всего РЕЖИМА. И это группа, в случае ее политического оформления, развития и активизации, может получить и политическую, и финансовую и административную поддержку и в России, и за рубежом (это я могу гарантировать и лично). В России она может получить значительную поддержку и обеспечить стремительный рост своего влияния, прежде всего, за счет среднего класса и национального неолигархического бизнеса, региональных элит, армию и не продавшейся части правоохранительной системы, а в случае необходимости, опереться на радикальные движения, в том числе и на коммунистов, лимоновцев и националистов.

Но есть и еще несколько принципиальных и важных моментов. Степашин, Горегляд и их аудиторы не требуют отменить приватизацию полностью. Они не сторонники лимоновского радикализма. Они понимают, что маханием шашкой отменить всю приватизацию невозможно. Это может привести к экономическому хаосу, очередному беспределу и коллапсу. Среди приватизированных предприятий и ресурсов есть те, что работают эффективно, развиваются и обеспечивают жизнь многим россиянам.

Рубить шашкой, то есть отменить результаты приватизации и национализировать безболезненно, можно только то, что было приватизировано откровенно бандитским и преступным путем или находится в упадке.  То, что работает, где сформировано эффективное управление, рабочие коллективы, требует умного и взвешенного подхода, переговоров с владельцами и нахождение компромисса, который позволит сохранить управление, производство и вернуть народу (не чиновникам) ресурсы и собственность.

Такая позиция может привлечь и тех олигархов, которые участвовали в приватизации, а потом сумели создать эффективные системы и производства. Такая «взвешенная  и осторожная деприватизация» объективно выгодна бизнесу, созданному на руинах советской экономики. Во-первых, это может закрыть навсегда вопрос о незаконности и нарушениях при приватизации, организовать «покаяние и очищение», гарантировать законность наследования созданных богатств. Во-вторых, это позволит обелить огромный кусок российского бизнеса в глазах мировой бизнес и политической элиты, которая до сих пор сморит на «русских» как на «пиратов ХХ века». То есть даст возможность стремительно развивать буксующее сотрудничество с международным бизнесом.

Это самый быстрый и законный путь, который позволит российскому бизнесу встроиться в мировую экономику и снять вопросы о своем незаконном происхождении.

Но это приведет к расколу РЕЖИМА и началу его реформирования мирным путем. Оставить Счетную Палату в распоряжении этой группы, когда не закрыты дела о приватизации объектов Минобороны, предстоит приватизация собственности РАН, дальнейшая приватизация остатков госсобственности, Кремль не мог.

Ну, а причем здесь Михайлик? Об этом в следующем материале…   

Комментировать Всего 3 комментария

Приватизация начала 90-х была конечно же несправедлива. Но даже сейчас, когда есть время спокойно подумать, не понятно как надо было приватизировать, чтобы это было справедливо. Не маниловщина, не прожекты, а рабочий механизм СПРАВЕДЛИВОЙ приватизации. Нет его в природе.

Да, куски пирога достались тем, кто в тот момент оказался у корыта - партсовноменклатура, красные директора, комсомольцы с крепкой бульдожьей хваткой. Оказались бы другие - достался бы пирог другим. 

Существует ли сейчас рабочий механизм СПРАВЕДЛИВОГО пересмотра итогов приватизации ? Нет такого механизма. 

Все, что сейчас можно и нужно делать - через самоорганизацию народа выстраивать реально РАБОТАЮЩИЕ институты государства вместо сегодняшних картонных ширм

Вы принципиально неправы!

Во всех развитых и развивающихся странах периодически проходит приватизация. В США, Великобритании, Индии и т.д. Отличие от того, что было в России состоит в двух пунктах: там проводится приватизация ПО ДЕЦЙСТВУЮЩИМ ЗАКОНАМ, без их нарушений; приватизация проводится так и тогда, когда можно получить максимальную прибыль и доход от нее. В России проходила приватизация с целью максимально ЗАНИЗИТЬ стоимость активов, продать ее самим себе !!!, то есть организаторам приватизации, по минимальной цене.

Остальное словоблудие!

Ну дак правильно. Приватизировать надо ПО ЗАКОНУ и не нарушая его. А закон должен быть взвешенным и устоявшимся. А что было в РФ в 91-92 гг ? Ворох разнородных нормативных актов зачастую противоречащих друг-другу. Две ветви власти (верхсовет и правительство), тянущие в разные стороны. Народохозяйственная вольница. Туча дельцов, сознательно мутящих воду, чтоб выловить рыбку. И в таких условиях провести справедливую приватизацию ? Вы полагаете это было возможно ?

Это как если б сейчас случись в Сев. Корее полное чучхе и взялись бы несчастные корейцы за приватизацию, а вы бы им пальчиком так - вы только смотрите по закону там, и без нарушений. 

А то, что законов таких нет у них, это дело десятое