Все записи
МОЙ ВЫБОР 16:50  /  18.10.13

2925просмотров

После Бирюлево: Что делать?

+T -
Поделиться:

О событиях в Бирюлево сейчас пишут много. В основном, негативного. Критикуют власти, националистов, мигрантов, кавказцев… Редко предлагают сделать что-то позитивное.

Однако, Бирюлево сейчас дает шанс найти решения, которые могли бы начать процесс изменения системы, построенной на противоречиях, раздирающие российское общество. В бирюлевских событиях в концентрированном выражении проявились проблемы, которые не решены во многих регионах России. Жители требуют изменений, решения этих проблем, а власти готовы, если не решить проблемы, то продемонстрировать своё желание найти решения. И эта ситуация дает шанс такие решения «пробить». Главное сейчас – выдвинуть правильные и нужные требования к властям, предложить нужные решения.

Итак, какие необходимо выдвинуть требования. Начнем с неприятных для властей:

  1. Увольнения и наказание руководителей ФМС. Совершенно ясно, что ситуация с мигрантами является порождением не просто бездействия, а сознательного нежелания наводить порядок в миграционных процессах. Ситуация с мигрантами поддерживает систему, которая функционирует не на основе законов, а на основе произвола чиновников, коррупции, взяток, откатов и неограниченной эксплуатации и самих мигрантов, и коренного населения.

Все разговоры о визовом режиме, полицейских проверках, усилении контроля ФСБ ни к чему не приведут. В качестве примера можно взять санаторий «Сочи» Управления делами Президента РФ, олимпийский объект, где предполагается поселить во время Олимпиады членов Международного Олимпийского комитета (МОК). Санаторий граничит и имеет общий забор с Дачей ФСО № 4, в которой проживает, находясь в Сочи, премьер-министр РФ. В 2008-2009 годах там проживал В.В.Путин. Почти ежедневно он шел по территории санатория от ворот в заборе, разделяющем территории объектов, до лечебного корпуса, где проходил профилактические и лечебные процедуры.

В это время в санатории велись работы по реконструкции. На стройке в это время (и в последующие годы) работала в качестве субподрядчика компания «Харвинтер», принадлежавшая бывшим югославам. В реальности компания контролируется, то есть принадлежит Лещевскому, тогда заместителю начальника Главного управления капитального строительства Управделами Президента. Компания была навязана генподрядчику ОАО «Москонверспром» Лещевским в качестве подрядчика и выполняла часть бетонных работ на реконструкции корпуса «Приморский» санатория «Сочи» (по контракту должна была выполнять полный комплекс бетонных работ, но оказалась это делать неспособной).

На объекте в 2008 году работало 116 сотрудников «Харвинтер»: 4 югослава и 112 узбеков и молдаван. Санаторий «Сочи» имеет свою охрану, то есть охрану УДП РФ, а также контролируется ФСО и личной охраной обитателя Дачи №4 (в то время Путина). Списки рабочих и инженерного состава фирм, которые работали на объекте, проверяются УДП РФ и ФСО. Дирекция «Москонверспром» по реконструкции корпуса «Приморский» составляла списки по своим сотрудникам и рабочим субподрядных организаций, кроме «Харвинтер», которая подавала списки непосредственно через УДП РФ. Сотрудники «Харвинтера» получали пропуска без задержек.

В 2008 году отношения у меня, тогда гендиректора ОАО «Москонверспром», с Заказчиком, ГУКС УДП РФ, резко обострились. С меня не только требовали откаты, но и навязывали субподрядчиков и поставщиков оборудования, которые выставляли завышенные цены, включая в счета, соответственно, суммы откатов, которые они были вынуждены платить чиновникам УДП РФ за «проталкивание»  на объект. Заключать контракты с такими подрядчиками и поставщиками я отказывался, а если и заключал, то платил по федеральным расценкам и требовал высокого качества работ. Пришлось прижать и «Харвинтер», несмотря на защиту Лещевского и начальника ГУКС УДП РФ Чауса.

Сначала на меня и «Москонверспром» началось скрытое давление, провокации со стороны ФСБ, милиции, различные проверки. Обычно на объекты УДП РФ проверяющие организации не заходят. Им необходимо просить разрешение на проверку и заход на территорию не только в УДП РФ, но и в ФСО, ФСБ. А тут, в 2008 году, проверки посыпались. И все неожиданно, без согласований. И налоговая, и экологическая, и ФМС. Сотрудники миграционной службы нагрянули с утра, когда только началась работа. Собрали в толпу всех рабочих, переписали и начали проверять документы. Радостно доложили руководству санатория, что на объекте нашли более ста нелегалов. Всех нелегалов вывели со стройки.

Когда я подъехал к санаторию, у представителей ФМС было радостное возбуждение. На лицах было написано, что заказ и наезд они отработали успешно. Они были уверены, что нашли того, кого поставят на большие деньги. Предъявили мне результаты проверки. Я пожал плечами и отправил их в ФСО и к охране санатория.

- Все задержанные – сотрудники «Харвинтер». Их списки не проходят через генподрядчика. Списки утверждаются напрямую,- сказал я. – В «Москонверспроме» работают только россияне и несколько белорусов, которые, извините, граждане союзного государства.

Больше я разговаривать с ФМС не стал. Проверяющие толком не понимали расклада, и скрыть результаты проверки у ФМС не получилось: задержание было оформлено, результаты ушли наверх. Да, и не очень им скрывать хотелось, за бесплатно. Наехали они, как требовалось. Заказ ГУКС УДП РФ они отработали на совесть. А то, что нелегалы оказались самого Лещевского не их вина. «Харвинтер» тогда за глупость начальства пришлось заплатить 10 миллионов рублей, чтобы закрыть дело.

Пример я этот привел для того, чтобы показать, что в той системе, которая существует в России, сколько ни вводи виз, сколько ни усиливай контроль со стороны спецслужб, все равно даже вокруг царя-батюшки нелегалы будут ходить табуном, покуривая гашиш.

  1. Наказания вице-мэра Москвы, который отвечает за систему продовольственного снабжения.

До тех пор, пока разговоры будут вестись только о мигрантах и националистах, а экономическая основа межнационального конфликта не будет изменена, никаких результатов добиться будет невозможно. Именно сложившаяся в начале 90-х годов система полного контроля кавказскими (в том числе не российскими, а, например, азербайджанской) группировками системы закупки, хранения и реализации сельскохозяйственной и вещевой продукции в Москве, создает условия для формирования на территории Москвы анклавов мигрантов, существующих по законам преступного мира.

Хотя система сложилась в 90-е годы и окончательно сформировалась при Лужкове, администрация Собянина несет за эту систему полную ответственность, потому что не предпринимает для ее изменения никаких реальных шагов. Ликвидация палаток у метро имеет такое же отношение к изменению системы продовольственного снабжения города, как попудривание сизого носика к лечению алкоголизма.

  1. Создание новой экономической структуры для изменения системы снабжения Москвы сельхозпродукцией.

Власти в Москве отреагировали на события в Бирюлева  заявлениями Онищенко о закрытии Покровской базы, а затем «жесткими» заявлениями министра МВД Колокольцева, который, кстати, был полицейским градоначальником в Москве и сам персонально несет немалую долю ответственности за ситуацию с мигрантами.

Идея о ликвидации базы - пример того, что приходит в голову тем, кого Путин назвал «придурками». Правда, Путин говорил о предложении отдать российскую Арктику под иностранный контроль, то есть ликвидировать ее на том основании, что Россия не может правильно использовать Арктику, только гадит и портит природу. Но то же можно сказать и о предложении ликвидировать базу, которая дает поставку 30 % овощей и фруктов в Москву на основании того, что на ней засилье мигрантов-нелегалов, черный рынок и поток нала.

«Придурками» Онищенко и Колокольцева назвать трудно. И не  они решают такие вопросы. Они лишь озвучивают то, что говорят им озвучить в Кремле. Следовательно, ситуация используется одной группировкой во власти, чтобы лишить бизнеса и вытеснить из Москвы другую группировку. А это ничего общего с изменением системы, режима не имеет. Происходит обычная клановая разборка, только вместо киллеров используется ОМОН и Онищенко. Используют трагедию, убийство молодого парня, в интересах одной из группировок в Кремле.

И здесь возникает очень важный, «извечный» русский вопрос: Что делать?

В 2010 году я выступил с концепцией создания новых экономических моделей, в том числе предприятий, которые по форме собственности позволят привлечь к производству и владению миллионы лишенных  возможности участия в бизнесе граждан, что позволит провести своего рода «деприхватизацию». Это был один из пунктов, который, по моему мнению, должен был войти в политическую платформу оппозиции. Тогда это сделать мне не дали, вообще отказавшись от каких-либо платформ.  

На примере Покровской плодоовощной базы модель могла бы выглядеть следующим образом.

По сообщениям печати, Покровская база разделена на две территории: на одной организованы легальные хранение, сортировка и продажа продукции, ведется бухгалтерский учет. На другой части территории базы существовал черный рынок, где торговали только мигранты, с колес, прямо из стоявших грузовиков. Покупателями были тоже только мигранты. Торговля шла за неучтенный нал, который исчислялся сотнями миллионов рублей в день.        

Легальную часть базы необходимо оставить функционировать. «Нелегальную» часть следует передать новому предприятию, специально созданному под эту задачу. В акционеры новой фирмы (акционеров может быть несколько, в том числе владельцы «легальной» Покровки) должны войти город Москва и специально созданное фермерское объединение или кооператив (или группа кооперативов), объединяющий фермеров и сельхозпроизводителей тех регионов России, которые являются традиционными поставщиками продукции. Часть акций может быть продана населению через созданный потребительский кооператив «Бирюлево», в который бесплатно могли бы войти все желающие жители.

Здесь есть несколько принципиальных моментов: а) Акционером фирмы, которая возьмет на себя функции нового центра по закупке, переработке, хранению и реализации продукции, должен стать именно город, муниципальная власть, а не какой-то фонд. В такие фонды московское правительство при Лужкове сбросило акции компаний, в которых город имел доли. Эти фонды являются  кормушками для чиновников и их окружения. Фонды ничего не делают, не участвуют в реальном управлении, не несут никакой ответственности и занимаются только получением и проеданием прибыли и прикрытием чиновников от ответственности. В 2000 году правительство Москвы выступило учредителем ОАО «Москонверспром», получив 26%, хотя не внесло ни денег, ни собственности. Потом ПМ передало свои акции одному из фондов в управление. Фонд получал ежегодно миллионы рублей в качестве дивидендов. Видели мы представителей фонда только на собрании акционеров. Когда начался конфликт с коррупционерами из Управделами Президента, чиновники в Правительстве заявили, что к «Москонверспрому» не имеют отношения, а фонд самоустранился, сказав, что не имеет никаких возможностей повлиять на ситуацию. Именно городская власть в лице конкретных чиновников должна нести ответственность за деятельность новой структуры.

Б) В уставе предприятия должны быть заложены максимально полные права миноритарных акционеров. Обладатель любого количества акций должен иметь право на получение любой коммерческой информации: ценах закупки и реализации продукции, поставщиках, условиях договора, расходах. Ни о каких «коммерческих» тайнах для акционеров разговоров быть не может. Только при этих условиях фермерские объединения и потребкооператив жителей могут контролировать процесс закупки и гарантировать, что в сезон продукция будет закупаться именно у российских производителей напрямую, по справедливым ценам, а не в убыток через выдуманных посредников типа «фирмы Офицерова». При этом, общий фермерский и «бюрюлевские» пакеты акций не должны быть менее 25 %.

В) Фермерские объединения (кооперативы) должны быть созданы с участием всех желающих фермеров и сельхозпроизводителей тех регионов, которые поставляют продукцию традиционно в Москву, прежде всего, из Центральной России, и быть открытыми: их членом может быть любой желающий производитель, поддерживающий устав и готовый работать по соответствующим правилам (планирование объемов, цен, номенклатуры поставок).

Г) Пакет акций должен быть передан фермерскому объединению (или объединениям) БЕСПЛАТНО, хотя дивиденды должны выплачиваться реальные. Бесплатная выдача пакета (или пакетов акций) убедит фермеров, что этот проект не очередная попытка их развести на деньги, а дивиденды будут привязывать их к новому предприятию экономическим интересом. Права продавать свои акции кооператив иметь не должен.

Д) Новая база должна иметь сеть фирменных магазинов по Москве, куда продукция должна поступать напрямую, без посредников. ПМ должно предоставить помещения для магазинов по льготным ставкам аренды. Это позволит сдерживать рост цен в городе.  

Главная задача: создать конкуренцию не только между предприятиями, фирмами, базами, но и между ФОРМАМИ СОБСТВЕННОСТИ. Частная должна конкурировать с государственной и общественной. При этом необходимо создать разные формы собственности, пытаясь достигнуть максимального обобществления, вовлечение в управление и распоряжение собственностью наибольшего количества НЕПОСРЕДСТВЕННЫХ УЧАСТНИКОВ ПРОИЗВОДСТВА.

Здесь я хотел бы сделать отступление и заметить, что кооперативы, особенно крестьянские по переработке и продаже продукции, были важной частью экономики в дореволюционной России. Среди них были могущественные с экономической точки зрения объединения, которые работали не только на российский рынок, но и за рубеж. Мы об этом забыли, точнее, нас убедили в противоположном. Мы вообще плохо представляем, чем была Россия до Первой мировой войны, какими глазами на нее смотрели за рубежом, в том числе из-за океана. Приведу один пример. В 1913 году Россия была одним из лидеров по объему добычи золота в мире. Однако, ТОЛЬКО за счет экспорта, ТОЛЬКО сливочного масла, ТОЛЬКО из Сибири, ТОЛЬКО в Европу русские кооперативы зарабатывали больше, чем ВСЕ золотые прииски России! Американцы в то время писали об этом, как о чуде экономического достижения.

  1. Создание новых структур для представления интересов населения.

Это принципиальный вопрос, который имеет политическое значение. Городская власть в Москве не является реальным представителем населения города, какими бы «демократическими» выборами ни пытались прикрыть эту истину. Власть представляет интересы правящих политических и бизнес кланов. Обратная связь с населением практически отсутствует, а если и есть, то используется для отслеживания и контроля настроений москвичей для предотвращения несанкционированных протестных выступлений.

Власть понимает, что не может полностью контролировать ситуацию, боится повторных обострений и бунтов. Появилась информация, что префектура готова поддержать инициативу граждан о создании в Бирюлево народных дружин для патрулирования улиц в вечерние часы. Это сигнал: власть готова переложить часть своих функций и ответственности на население. И тут, в этом направлении необходимо давить. Здесь может быть прорыв.

Однако, только дружинами ограничиваться не следует. Хотя дружины могут сыграть важную роль: они наведут порядок на  улицах в вечернее время, ограничат произвол полиции, в случае обострения ситуации станут ядром управления толпы, могут предотвратить провокации, как со стороны спецслужб, так и со стороны экстремистов, например, националистов.

Однако, надо создать и другие формы самоорганизации населения. Например, Комитет народного контроля - организацию, которая должна получить права, позволяющие жителям контролировать и влиять на ситуацию в районе, в том числе запрашивать информацию о деятельности предприятий, арендуемых нелегалами квартир, рассматривать жалобы, информировать правоохранительные органы и администрации управы и префектуры о нарушениях, требовать с них необходимых действий и решений, в том числе по возбуждении административных и уголовных дел. Требование о создании такого КНК должно быть выдвинуто к Собянину и Мосгордуме, которые должны принять соответствующее решение. В этом вопросе особенно важно привлечь депутатов и руководство оппозиционных партий. Только общими усилиями можно сдвинуть вопрос о создании политических структур самоуправления.

Фактически, речь идет о создании альтернативной системы управления в районе. Эта система может сотрудничать с властями и помогать, если власть будет реально стремиться решить проблемы. Однако, если власть займет позицию противостояния с  жителями, то КНК и НД станут основой для развития дальнейшего развития местного самоуправления и защиты интересов москвичей. Далее опыт надо распространять по Москве и регионам России.

  1. Принять решения по снятию межнациональной напряженности. Но о проблеме национализма в следующем материале.    
Комментировать Всего 3 комментария

Много дельных мыслей и предложений. Но автор - большой фантазер. С чего бы это власть (читай - чиновники и те, кого они "подкармливают") станет разрушать такую удобную для нее систему кормления?

Ну, будут чуть строже контролировать взрывоопасные "объекты", заведут там дружинников, ну осуществят пару-тройку показательных процессов.  Далее всем подконтрольным СМИ будет приказано - не накалять страсти, не спекулировать на опасной теме, сиречь - помалкивать.  В следующий раз: убили - и убили. Обычное бытовое убийство. И все на этом.

Про ущемленные права миноритариев. Не было такого нигде у нас, чтобы им ВСЁ открыли и показали, и не будет. 

Что там миноритарии АО, ЗАО и т.д. - попробуйте у любого УЖКХ (управляющей компании) попросить подробный  и честный отчет - куда они девали ваши личные денежки...

Я говорю о том, что надо делать.  А вы отвечаете: не будет,  потому что нет сейчас такого.

Если чего-то нет, то это не означает, что не будет. По вашей логике, нового вообще никогда не будет..

Другое дело - насколько трудно это новое создать. Это другой вопрос.

Валерий, я всей душой за те преобразования, о которых Вы пишете.и даже за гораздо большие преобразования, в частности - за полный демонтаж нынешнего, полностью прогнившего режима.

Но... Видимо и надежда уже истощилась, и вера истаяла.

Желаю Вам быть услышанным и востребованным с Вашими идеями.