Все записи
МОЙ ВЫБОР 15:16  /  17.11.13

1832просмотра

О сочинских следователях, 37-м годе и нефарисее Маркине

+T -
Поделиться:

(Из "Записок олимпийского строителя")

В начале 2010 года мы стояли на парковке у здания Прокуратуры г. Сочи. Был вечер, быстро темнело. Мы ждали мою жену, которую вызвали на очередной допрос.

                                           *****************************

Из Маркина: «Приходя утром на службу в Следственный комитет, вижу вполне обыденную картину трудовых будней. Дел хватает, но и суеты и спешки не наблюдается… иногда встретишь бледного вида посетителя с повесткой. День как день, год как год.»

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/560698#ixzz2kti7VbfG

                                      *********************************

В тот день мы возвращались со стройки вместе с Андреем Шурпяком, на его машине. Шурпяк работал в ОАО «Москонверспром» директором по строительству поселка «Таврический». Поселок строился для переселенцев - жителей Сочи, дома и земли которых были конфискованы государством для строительства олимпийских объектов.

Жили мы в центре города, и здание Прокуратуры и Следственного комитета (тогда СК был при Прокуратуре) было на полпути от Имеритинки, где велась стройка, к центру Сочи. От основной сочинской магистрали, которая, пересекая город, тянется вдоль моря, по боковой дороге, поднимавшейся среди деревьев по крутому склону, мы подъехали к Прокуратуре. Андрей припарковал автомобиль подальше от входа, у деревьев, и Ирина вошла в здание, а мы остались стоять на безлюдной парковке.

Поводом для вызова в прокуратуру послужила задержка в выплате части заработной платы сотрудникам «Москонверспром».

История началась пару недель до этого.

Проходя по стройке на Таврической, я увидел между домами, которые строились для сочинских переселенцев, фигуру дамы, следователя из прокуратуры. Ее синяя форма выделялась на фоне песка, грунта, бетонных неоштукатуренных стен, роб рабочих. Аккуратно переступая ногами в туфлях, незаметно придерживая рукой юбку, она двигалась со стройки в сторону штаба строительства.

                                       *************************

Из Маркина : «Приходя утром на службу в Следственный комитет, вижу вполне обыденную картину трудовых будней. Дел хватает, но и суеты и спешки не наблюдается. Девушки симпатичные… День как день, год как год.»

                                     **************************

Закончив совещание с подрядчиком у одного из незаконченных домов, я тоже вернулся в штаб строительства. У дверей штаба стояла группа рабочих нашей компании.

- Я не буду писать на Морозовых,- услышал я разговор.- Я знаю, что они зарплату  выплатят. Я писать не буду.

Не останавливаясь, я зашел в штаб. В комнате для совещаний сидел Шурпяк.

- Что тут у нас происходит? – спросил я. – Рабочие что-то обсуждают. Прокурорша по стройке бегает.

- А она тут рабочих уговаривает письмо написать в Прокуратуру с жалобой на Ирину Евгеньевну. Что она зарплату полностью не заплатила.

Ирина в то время была генеральным директором «Москонверспрома». После моего заявления в ДЭБ МВД о коррупции и вымогательстве в Управлении делами Президента РФ, и оперативного эксперимента, проведенного в отношении заместителя начальника Главного управления капитального строительства УДП РФ Лещевского, «Москонверспром» начали не просто давить, но показательно уничтожать.

После того, как Лещевский откупился сначала от оперативников, а потом от следователей, УДП РФ прекратило платежи за уже выполненные работы, заблокировало работы на объектах, запретило вход сотрудникам на территорию, произвела захват складов и техники «карманными» подрядчиками (подробнее см. https://valerymorozov.com/ ).

На других сочинских объектах дела у нас шли не лучше. По команде кремлевских чиновников и центрального ДЭБ МВД, заказчики выстроились на нас «свиньей» словно ливонские рыцари. ГК «Олимпстрой» не был исключением.

Мне пришлось переехать в Сочи и самому контролировать ситуацию на объектах, стараясь не допустить разграбление и уничтожение компании. Мы решили, что на время, пока мне придется постоянно находиться в Сочи, Ирина будет выполнять функции генерального директора, а я перейду на должность Председателя Правления. Я держал оборону в Сочи, а она, с июня 2009, отбивалась в Москве, периодически летая в Сочи…

Основным объектом в Сочи, где велись работы, был объект «поселок «Таврический» по контракту с ГК «Олимпстрой». Гребенюк, старший вице-президент «Олимпстроя» по строительству, как только узнал о моем конфликте с УДП РФ, дал команду Дирекции «Олимпстроя», курировавшей наш объект, сделать все, чтобы контракт бы разорван, и «Москонверспром» ушел с объекта. Началась борьба.

Однажды Максим Иваницкий, директор Дирекции «Олимпстроя», отозвал меня на площадке подальше от рабочих и спросил:

- Валерий Павлович, что у вас происходит? Почему Гребенюк мне дает команду вас мочить?

- У меня конфликт с Управделами Президента,- сказал я.- Он получил команду, вот и требует.

- Не просто требует, он давит меня ежедневно. Жить не дает. Орет каждый день.

Конфликт обострялся, втягивая спецслужбы, прокуратуру, бандитов и местные власти, администрацию Президента. Через пару месяцев Иваницкий меня опять отозвал в сторону.

- Валерий Павлович, мне что, лучше бежать? Увольняться? – спросил он.

- Если есть куда уйти, то лучше уволиться, - сказал я.- Так или иначе, но под раздачу ты попадешь.

- Вот и я смотрю, что тут в живых мне не остаться,- усмехнулся он.

Иваницкий уволился, и давление на нас стало открытым и еще более наглым.

«Олимпстрой» использовал все возможности, чтобы увеличить себестоимость строительства и не платить за выполненные работы. Задержки шли месяцами, а за некоторые работы, например, за подсыпку территории (30 миллионов рублей) нам не платили более полугода.

Мне с Ириной пришлось кредитовать компанию сначала из личных средств, которые значительно сократились после оперативного эксперимента нашей доблестной милиции, ставшей полицией, когда Лещевский получил наши деньги под камерами и микрофонами, в присутствии оперативников, а потом ушел с этими деньгами, а потом расплатился этими деньгами с теми же оперативниками и контролировавшими их следователями, чтобы закрыть дело.

Когда личные деньги закончились, мы взяли кредиты, но и их не хватало. Нужны было продержаться и добиться платежей. В один месяц мы не смогли заплатить зарплату полностью. Задержали , в основном, руководству компании и тем, кто работал в Москве. Но и в Сочи зарплата была выплачена не полностью: 5% от фонда заработной платы были задержаны на 20 дней.

Вот тут-то и появилась следователь.

- Ну, и что? Кто-нибудь написал заявление? – спросил я Шурпяка.

- Говорят, что шесть человек. Из трехсот. Естественно, Печорин и другие бывшие зэки, ну и так, кто испугался, - сказал Андрей.

Печорин, отсидевший в тюрьме девять лет, был известный персонаж, который, работал на стройке и раздавал интервью, когда нужно было мэрии  и местным бандитам.     

- Она знает, что деньги уже перевели из банка на сберкнижки рабочим? – спросил я.

- Ей сказали, но ее это не остановит. Она команду получила.

Я вышел из штаба строительства и остановил одного из рабочих.

- Следователя прокуратуры не видели?- спросил я.

- Она по рабочему городку ходит. Народ письмо на вас написать подбивает,- сказал рабочий.

Я кивнул и направился в городок.

Следователя прокуратуры я встретил у ворот городка.

- Совесть у вас есть?- спросил я ее. Я говорил громко, не стесняясь, видя, что рабочие слышат разговор. – У вас других нет дел, кроме как по стройке в юбке шлепать и рабочих подбивать написать заявление на генерального директора?

- У меня есть указание,- пробормотала она, смотря в сторону.

- Указание есть, а совести нет. Если хотите, чтобы зарплаты платили вовремя, заставьте «Олимпстрой» платить за работы. Вы что не знаете, что нам за выполненные работы не платят уже третий месяц? Вы что не знаете, что нам за подсыпку не заплатили ни копейки? Вы что не знаете, что мы платим подрядчикам, у которых свои рабочие, и платим рабочим зарплату без задержек? Что платим все налоги? Первый раз задержали на 20 дней небольшую часть зарплаты, а вы уже все бросили и бегаете по стройке?

- У нас есть закон,- пробормотала она.- Надо платить зарплату, когда положено. Вы не заплатили.

                                                     ******************

Из Маркина: ««Несправедливые обвинения в адрес правоохранителей столь же вредны для общества, как и внепроцессуальные обвинения в адрес любого гражданина».

                                                   ********************

- Мы уже заплатили! Деньги из московского банка ушли. Вам представлены документы. Вы бегаете и разбираетесь с задержкой, которая уже ликвидирована! А вы свою зарплату плучили за прошлый месяц? Нет! Так идите и пишите заявление на прокурора Сочи или прокурора Краснодарского края. Чего не пишите? Сидите молча и ждете зарплаты.

Мне было известно, что в прокуратуре зарплаты платили всегда с задержкой. Губернатор Краснодарского края Ткачев установил порядок, по которому прокуратуре платили в последнюю очередь, после всех бюджетников. Задержки были минимум на месяц.

Она обошла меня и пошла по дороге в сторону выхода со строительной площадки.

- Совсем охерели,- сказал я ей в спину…  

Шел третий час допроса.

(Продолжение следует)