Все записи
МОЙ ВЫБОР 14:26  /  12.12.13

1494просмотра

От "Советского Информбюро" и АПН через РИА "Новости" к "России Сегодня"

+T -
Поделиться:

Мне тяжело и грустно писать этот материал. Не потому, что меня удивил и расстроил Указ президента Владимира Путина о ликвидации РИА «Новости», а потому, что тема эта для меня близкая и больная. Потому что трагедия АПН повторяет трагедию России. И финал этой истории закономерен.

Я пришел в Агентство печати «Новости» (АПН) в 1975 году студентом – стажером. Поступил на работу в АПН на должность редактора-стажера после окончания Института стран Азии и Африки при МГУ в 1976 году. Прошел путь от стажера,- с небольшими перерывами службы в армии и учебы в аспирантуре Академии общественных наук при ЦК КПСС,- до и.о. Главного редактора по аналитической работе и Генерального директора первого хозрасчетного (то есть коммерческого) предприятия АПН - Информационно-консультативного центра «Новости-Инкомм». Потерял государственную службу при ликвидации АПН в 1991 году.

Потом я работал в различных сферах, в различных структурах. В основном, в строительстве. Так получилось. Но воспитан, сформирован и обучен я был в АПН. И до сих пор я себя чувствую апээновцем.

Светлана Миронюк в АПН не работала. И то, что она рассказала, прощаясь с сотрудниками РИА «Новости», во многом неправда. Хотя, я думаю, она этого даже не понимает.

Никакой преемственности не было. АПН в 1991 году было ликвидировано, как говорили Ельцин, Калугин и Полторанин, «как монстр холодной войны». АПН работало на зарубежную аудиторию и было самой мощной и самой эффективной машиной информационной войны в мире. Все с этим были согласны. Разница была в том, что некоторые, в том числе выше перечисленные руководители новой России, хотели эту машину ликвидировать, а другие, в том числе и я, хотели ее сохранить.

Я не понимал, зачем нужно ликвидировать то, что работает. Можно вырвать из подчинения ЦК КПСС, можно разорвать связи с КГБ, можно сократить ненужные подразделения, выгнать слабые кадры, сократить расходы, но ликвидировать то, что уважалось во всем мире, то, чего боялись, то, что создавалось десятилетиями, что не смогли создать другие страны?! Для меня это было непостижимо!

                                      Совинфомбюро. Начало

                История Совинформбюро была неразрывно связана с Великой Отечественной войной. Эта организация была создана как главная информационно-пропагандистская структура для идеологической борьбы в военное время. В ней работали лучшие писатели и поэты, журналисты того времени: Симонов, Твардовский, Шолохов, Эренбург и другие.

            Они не только писали репортажи, статьи, заметки, песни, стихи, фотографировали, снимали документальные фильмы. Они были на передовой. Они воевали. О них слагались песни: «С «лейкой» и блокнотом, а то и с пулеметом, мы первыми врывались в города».

            Они погибали и, умирая, негнущимися пальцами рвали свои блокноты и засвечивали пленки, чтобы немцы не смогли их использовать. Помните, как это описано в романе «Живые и мертвые» Константина Симонова?

            Они видели смерть. Они видели ее изнутри, калечась душевно, даже если оставались живыми, а не мертвыми. «Я убит подо Ржевом…», - написал тот же Константин Симонов, выжив в той бойне.

            Не было ни одной другой страны мира, которая бы дала такое множество литературных произведений и кинофильмов о Второй мировой войне самого высокого художественного уровня, как это сделали писатели, поэты, режиссеры, сценаристы, прошедшие школу войны, жизни и смерти на фронтах, имея в карманах гимнастерок удостоверения «Совинформбюро». И было это потому, что они четыре года разделяли фронтовую жизнь, реальности боя, смерть и боль с простыми советскими солдатами.

Возвращаясь с фронта они привозили трофеи: документ, книги фотографии, письма, которые спасли в разрушенных городах Европы. И они передавали эти трофеи в архив и библиотеку родного для них «Совинформбюро», создавая собрание огромной ценности, где можно было увидеть не только уникальные документы и фотографии советских командиров и солдат, но и фашистов. Например, личный экземпляр Гитлера его книги «Майн кампф».

            А потом война закончилась. Одна война – Вторая мировая, горячая. И началась другая война – холодная. И «Совинформбюро» было реорганизовано и заточено под новые задачи: информационно-пропагандистское обеспечение победы Советского Союза в холодной войне. И появилось Агентство печати «Новости».

                                                        АПН

            Учредителями АПН были Союз писателей СССР, Союз журналистов СССР, Всероссийское общество «Знание», Союз космонавтов. Подчинялось АПН Международному отделу и Отделу пропаганды ЦК КПСС. АПН имело статус Государственного комитета.

АПН имело бюро и корреспондентов почти в 100 странах мира. В странах, наиболее важных с точки зрения геополитики, АПН работало под прикрытием и «крышей» посольств, формируя Информационные отделы советских посольств за рубежом. Это было государственным секретом. Тот факт, что весь штат Информотдела посольства сформирован общественной организацией, скрывался. Как и тот факт, что этот Отдел подчинялся не столько послу, сколько напрямую АПН, а через АПН – ЦК КПСС. В переписке ЦК КПСС назывался «Инстанция».

Это была реальная война, только холодная, хотя иногда и в ней были настоящие потери. Были предатели и перебежчики, были убитые. В 1985 году из Информотдела Посольства СССР в Индии бежал Игорь Гежа. Он был доставлен в США на самолете американской морской пехоты. Однако, несколько дней не было понятно, убит ли он, захвачен? В те дни появилась информация, что он у американцев, возможно в доме резидента ЦРУ. И в Посольстве СССР и Москве реально разрабатывался вариант штурма дома резидента ЦРУ с целью освобождения Гежи. Тогда СССР мог себе это позволить, а советские офицеры не просто были готовы к штурму, но желали этого.

Была и операция прикрытия со стороны идеологического противника. Американцы постарались связать исчезновение Гежи с афганскими эмигрантскими организациями. Автомобиль Гежи  был оставлен в месте, где афганцы проводили антисоветскую демонстрацию. А через два дня после его исчезновения было организовано нападение афганских террористов на посольскую машину, в которой выехал из посольского городка в соседний торговый центр сотрудник Торгпредства. Он нарушил запрет на выезд за территорию посольства (имелась информация о возможном нападении или провокации), выехал вместе  с женой и индийцем водителем, чтобы купить подарки родственникам. Через день он должен был улететь в Москву после окончания четырехлетней командировки.

Автомобиль был расстрелян из автоматов. Сотрудник торгпредства погиб, прикрывая жену. По случайному совпадению он оказался полковником ГРУ, работавшим под «крышей» торгпредства (подробнее об этом можно прочитать здесь https://valerymorozov.com/news/146 )

Под «крышей» АПН также работали сотрудники КГБ и ГРУ. И это считалось понятным и естественным. Война так война (о работе АПН в Индии   читайте https://valerymorozov.com/news/1049 ).

АПН в этой войне не проиграл. Проиграл СССР, сгнив с головы. До последнего года своей жизни, АПН считалось лучшей пропагандистской машиной в мире, хотя процессы, которые начались при Брежневе, а с приходом Горбачева резко ускорились, а потом пошли вразнос, затронули и агентство.

До начала 80-х годов штатный состав АПН формировался из выпускников не просто вузов, где обучались журналистике и иностранным языкам, а самых элитных, где готовили страноведов. Главная редакция Азии, например, на 90 процентов состояла из выпускников Института восточных языков при МГУ (ИВЯ), который в начале 70-х годов был переименован в Институт стран Азии и Африки при МГУ. Каждый сотрудник знал несколько восточных языков плюс западный, имел лучшую в стране, а возможно, и в мире, страноведческую подготовку.

Подбором кадров всегда занимались соответствующие отделы в институтах, АПН, ЦК КПСС, КГБ и так далее. Студентов вели с первого курса, оценивая и приглядываясь к ним. Любая ошибка в студенческие годы, червоточенка, скандал закрывали путь в АПН. И попав в АПН, ты понимал, что ты попал в элиту. Понимание, как тебе повезло, приходило только после того, как ты попадал в атмосферу АПН, начинал работать.

            Но в начале 80-х в редакциях, работавших на зарубежные страны, стали появляться «новые» люди. Они не имели той подготовки, которая отличала сотрудников АПН. Они появлялись со стороны, по знакомству, рекомендациям. Они не хотели воевать. Они хотели ездить за рубеж. Это бросалось  в глаза. В редакцию Индии, например, приходили работать люди, которые знали об Индии на любительском уровне. Тот же Гежа появился и в АПН, и в Информотделе посольства  случайно. Приехал на стажировку в качестве переводчика английского языка от другой организации, понравился начальнику, который и решил оставить его в АПН и в Дели на должности начальника отдела экспедиции, то есть почтового отделения, где все делали индийские сотрудники, не требовалось ни знаний страны, ни знания языков. До Гежы эту должность занимал обычно офицер ГРУ, который, в основном, занимался охотой за секретами американцев. После Гежы это место было возвращено спецслужбе.

В 1988 году у меня состоялся разговор на эту тему с одним из руководителей, который заявил о назначение на должность руководителя одного из бюро АПН в Индии человека, которому там делать было нечего.

- Как можно его назначать? – спросил я.- Он же даже английский язык знает с грехом пополам. В Индии ничего не понимает. Что он там будет делать?

- Он отличный парень,- ответил мне руководитель.

Если раньше кадровик АПН, казалось, сидел в отдельном храме, то теперь кадровик превратился в машину, которая оформляет решения о приеме на работу и увольнению, переводах на должности. Кадровики болтались по кабинетам.

- Приходит, сидит, ждет, пока я ему рюмку налью,- жаловался мне начальник Протокольного отдела АПН Константин Васильевич Вертипорог, у которого было всё.- Я ему налил. Ждет вторую. Я ему вторую налил. Он ждет третью. Я ему третью налил. Только тогда ушел. Жадный, сам покупать не хочет… Тебе самому рюмочку налить? Нет? Виски? Нет? Коньячку? Ну, тогда съешь арбузик, промой почки.   

В 1988 году я окончательно понял, что АПН идет не туда. «Отличный парень» заменил специалиста. Кадровая работа была заменена подбором по знакомству, по рекомендации и влиянию. И ушел тогда в аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС, и когда мне предложили поменять кафедру внешней политики на кафедру философии, я с удовольствием согласился.

Из Академии я был отозван в 1990 году в связи с болезнью Главного редактора по аналитической работе Александра Евфарестова. Когда его спросили, кто в курсе его дел, он назвал меня. Идея создания первого хозрасчетного центра при АПН принадлежала Евфарестову и мне. Мы любили собираться с ним за рюмкой коньяка по вечерам после работы у него в кабинете и обсуждать события, которые бурлили в стране.

Угроза существованию АПН возникла тогда, когда Полторанин и Лесин стали создавать параллельное агентство, под Ельцина. Однако надежда на то, что после прихода к власти Ельцина, АПН сохранится, оставалась. Ельцин дружил с заместителем Председателя АПН Богомоловым. Когда Ельцина участвовал в первых выборах президента России, он и Богомолов поспорили на бутылку виски: Ельцин считал, что он не победит в первом круге, а Богомолов считал, что Ельцин наберет больше 50 процентов голосов избирателей. Богомолов выиграл. Ельцин приехал в АПН, и они распили бутылку «Блэк Лейбл»».

Считалось, что Богомолов при Ельцине возглавит АПН, сохранив агентство. Богомолов не сумел ни стать главой АПН, ни сохранить его. Он выступил в защиту Громова, который был отстранен Ельциным, как участник «коммунистического заговора», Богомолов пришел к Ельцину, прося за Громова, с которым тоже дружил. Познакомились они в Афганистане.

- Ты отвечаешь за свои слова?- спросил Ельцин.- Ты уверен, что Громов ни в чем не участвовал?

- Отвечаю,- сказал Богомолов.- Я уверен, что он ни в чем подобном участвовать не мог.      

Ельцин молча показал документ, где была подпись Громова. Дружбе и АПН пришел конец. Когда Ельцин подписал Указ о ликвидации АПН и организации на базе АПН РИА «Новости», в агентстве все повторяли слова Полторанина и Калугина, которые появились в здании с словами: «Кончилось ваше АПН! Закрыли как монстра холодной войны!»

Говорят, что особенно доволен был генерал КГБ Калугин. Он держал на АПН «зуб»: он сам когда-то пытался сесть в АПН на должность зампреда. Эта должность была закреплена за КГБ. Но Калугину это сделать не удалось, его обошел другой генерал, бывший начальник секретариата Андропова.

Я попал под увольнение не первой волны, но довольно быстро, что меня не удивило. Да, я был молодым, одним из лучших, первым, за материалы которого антисоветская «крупномонополистическая» пресса стала платить деньги, я начал создавать коммерческие структуры, которые не только зарабатывали на свое существование, но и финансировали часть программ АПН, но за мной был и «грех».

Незадолго до этого несколько человек из руководства АПН попытались начать приватизацию загрансобственности АПН. Когда я был в краткосрочной командировке в Индии, мне рассказал об этом Ашитков, начальник Информотдела АПН в Дели. Он попросил меня вмещаться и попытаться сохранить огромную собственность АПН в центре Дели.

Я вернулся в Москву и переговорил с Евгением Румянцевым, зампредом АПН, который курировал Азию. Мы решили, что надо написать письмо Ельцину и «приделать письму ноги». Решили, что я напишу письмо и официально подпишу его. Женя будет поддерживать меня тихо и найдет способ доставить письмо Ельцину и правильно подать проблему. Так и сделали. Ельцин подписал Указ о запрете на приватизацию собственности за границей.

Среди тех, кто пришел к власти в РИА «Новости» были и те, кто пытался присвоить собственность АПН. Мне этого не простили.

                                         РИА «Новости»

РИА «Новости» изначально создавалось как полная противоположность АПН.      

(Продолжение следует)