Все записи
МОЙ ВЫБОР 13:52  /  23.02.14

4081просмотр

В Украине победила революция. Сохранится ли Украина?

+T -
Поделиться:

В Украине победила революция, и это факт!

 

Янукович потерял не только уважение и  честь, но и власть. Он изгой, за которым, за его богатствами уже идет охота. Министр обороны Лебедев бежал в Россию. Силовые структуры, включая СБУ, Минобороны, полицию, погранвойска, перешли под контроль бывшей оппозиции.

 

Из Украины бегут не только министры, но и все окружение Януковича. Бежать дают не всем: пограничники, в том числе в аэропортах восточных регионов, уже отказывают в выезде бывшей элите Украине. И делают это с большим удовольствием. Особенно с большим удовольствием отказали самому Януковичу.

 

Россия дорого заплатила за Олимпиаду в Сочи. Не только деньгами. Россия отдала украинской оппозиции и западным политикам и спецслужбам инициативу в украинском кризисе, чтобы не портить Олимпиаду. Сумеет ли она завтра эту инициативу вернуть?

 

Губернаторы и мэры восточных регионов Украины полетели в Москву, то ли в эмиграцию, то ли на совещание. Перед вылетом они собрались в Харькове и заявили о неподчинении новому Киеву.

 

Что это? Развал Украины? В России почти все говорят об этом. Кто радостно, кто с сожалением. СМИ западных стран тоже говорят о возможном разделе Украины и предстоящей гражданской войне. Учитывая связь западных СМИ с правительственными кругами и лидерами бизнеса, можно сделать вывод, что в Европе и США активно рассматривается вариант разделения Украины.

 

Но для сохранения Украины как единого государства остались шансы. И шансы большие.

 

Для того, чтобы понять, что ожидает Украину, надо ответить на вопросы: До какой черты западные правительства и Россия готовы пойти? Почему раздел Украины может быть им выгоден? Кто может остановить процесс распада страны?

 

Для ответа на эти вопросы необходимо рассмотреть позиции основных игроков, участвующих в стратегической схватке в Украине.

                                   Европейский Союз

ЕС с самого начала играл определяющую роль в развитии событий в Украине.

 

Активная политика ЕС по втягиванию Украины в свою экономическую и политическую систему была важным фактором, который определял политику руководства Украины в последние два десятилетия. Однако, стремление украинских лидеров в ЕС охлаждалось тремя факторами:

  1. Условия вступления в ЕС, на которых настаивал Брюссель, с самого начала этого процесса означали для Киева потери не только экономические, например, падение торгового оборота с Россией, закрытие промышленных производств, ориентированных на экспорт в РФ, или поглощение этих производств крупными европейскими концернами, что само по себе не исключало их закрытие и ликвидацию (достаточно вспомнить уничтожение промышленности в Восточной Европе в 90-е годы прошлого века), но и политические. Киев должен был сразу же передать право на принятие часть своих экономических и политических решений Брюсселю.

  2. Наличием сильной оппозиции прозападным настроениям киевских политиков. Оппозиция эта была сконцентрирована в восточных регионах Украины, в ее промышленных центрах. Слишком быстрое движение в Европу, слишком явные потери в ходе поглощения Украины Евросоюзом, могли быть использованы той же Партией Регионов, тем же Януковичем в борьбе за власть, а в случае обострения ситуации, и для борьбы за самостоятельность восточных областей, вплоть до отделения.

  3. Россия имеет сильные позиции в Украине, более сильные, чем это представляется и открыто признается, с том числе и украинскими политиками. И окружение Ющенко, и ближайшие сторонники Тимошенко, и сама Тимошенко, и силовые структуры и спецслужбы Украины имели не только тесные связи с российскими партнерами, но и «совместные дела», которые фактически давали Кремлю рычаги давления и управления в Киеве. Россия же всегда стремилась не допустить поглощения Украины Евросоюзом, которое, по мнению Кремля, может привести не только к падению и разрыву экономических и политических связей между Украиной и Россией, но и созданием на украинской территории антироссийского режима, с вытекающими последствиями, в том числе военного характера.  

Эти три фактора и определяли ход переговоров между Киевом и Брюсселем о вступлении Украины в ЕС. При всей своей прозападности и при всей своей нелюбви к Кремлю, ни Ющенко, ни Тимошенко на «безоглядную свадьбу» с Брюсселем идти не хотели. Переговоры о вступлении в Евросоюз шли, но Киев торговался, пытаясь добиться лучших условий.   

 

Янукович все изменил. Фактически, он и его окружение пошли на предательство России и украинских интересов. Причиной метаморфозы Януковича и его окружения стало а) желание легализовать накопленные богатства за рубежом, войти в бизнес и политическую элиту Европы; б) получить необходимую финансовую и экономическую помощь для выхода из кризиса, который оборачивался для режима катастрофой. К этому времени Украина была фактически банкротом, денег не было ни на зарплаты, ни на лекарства. Договорившись с Брюсселем, Янукович надеялся укрепить собственную власть, заплатив за входной в Европу билет частью суверенитета и экономики Украины.

 

Именно поэтому правительство Украины так поспешно  завершило переговоры с Брюсселем. Именно поэтому подготовленное соглашение предусматривало отказ от жизненно важных для Украины экономических и политических интересов.

 

Однако, Янукович просчитался в главном: Брюссель с радостью использовал слабость украинской позиции на переговорах, податливость, готовность к сдаче своих интересов, но жестко отказал Януковичу как в экономической и финансовой помощи, так и в легализации его самого, его семьи, его богатств, его окружения со всем богатством.

 

Фактически, Януковичу открыто дали понять, что Брюссель поддерживает украинскую оппозицию, и при смене власти в Киеве, после прихода к власти оппозиционных партий и политиков, которых поддерживают в Брюсселе, Бонне, Париже и Варшаве,  Европа положительно встретит требование нового руководства Украины о поиске и аресте накопленных бандой Януковича богатств. Ему не просто не дадут легализоваться, но он станет мишенью, а Европа станет для него загоном.

 

Таким образом, режим Януковича загнал себя и всю Украину в ловушку. Он пожертвовал интересами Украины. Он заложил основу не просто нового кризиса, а экономического развала, социального и политического взрыва. И он ничего не получил за это. Только перспективу получить статус изгоя и государственного преступника.

 

Но и Брюссель такой позицией загнал себя в угол. Фактически, он не оставил Януковичу другого пути, как бежать на поклон в Кремль за деньгами и политической поддержкой. Легкая, как казалось, победа Брюсселя над с готовностью согласившимся на поглощение Киевом, оказалась дверью в Зазеркалье, где все охвачено ненавистью, пламенем, смертью людей. И где было очень трудно избежать конфликта с Россией.

 

Надежды вернуть Януковича и Украину в ЕС и избежать открытого конфликта с Россией оставались. Брюссель рассчитывал на оппозицию, что ей удастся поднять протест, и если не взять власть, то оказать мощное давление на Януковича. А еще Брюссель рассчитывал на Путина, который будет сдерживать и Россию, и пророссийские силы в Украине, и Януковича, пока не закончится Олимпиада. Путину нужен был мир, тишина и успех олимпийского праздника. Ему этот праздник обещали, помогли провести, в том числе подключив спецслужбы и политические связи для предотвращения террористических актов во время Олимпийских игр.

 

Пока Путин бездействовал, пока Янукович тянул, пока пророссийские силы в Украине с удивлением наблюдали нерешительность режима и руководства пророссийских областей, Брюссель подключил все силы на подъем оппозиционной войны. В Киев на Майдан побежали европейские политики, парламентарии, спецслужбы.

 

События в Украине катализировали еще один очень интересный процесс, на котором я хотел бы остановиться отдельно. Процесс этот привел к новому политическому раскладу в Европе, к появлению нового сильного игрока во внешней политике.

 

                                     Германия

 

После Второй мировой войны, блицкригов Гитлера, десятков миллионов погибших, Холокоста и Нюрнбергского процесса, плана Маршалла и экономического бума, создания НАТО, после десятилетий демократического развития и поддержки переселения евреев в Германию, мир привык рассматривать Бонн, а затем Берлин как центр экономической силы, не претендующий на роль активного и агрессивного игрока на внешнеполитической сцене.

 

Современный Берлин и попытка подчинить, взять под контроль политические силы другого государства казались понятиями далекими и несовместимыми. Берлин принял и закрепил за собой образ миротворцы, участника переговоров по урегулированию конфликтов, снятию напряжения, выхода из кризиса, надежного экономического партнера.

 

Конечно, было заметно, что ЕС все более становится подконтролен именно Берлину, что влияние Германии распространяется по Европе без танков и блицкригов, что именно немецкое правительство определяет, какими путями развиваться ЕС, выходить из кризиса, причем не только самому союзу, но и отдельным государствам. Именно голос канцлера Германии определял, какими должны быть действия правительств Греции, Кипра, Испании и других проблемных государств Европы.

 

Это казалось естественным, ведь именно Германия является главным хребтом европейской экономики. Не вызывал ни у кого сомнений и укрепляющийся союз между Германией и Францией. Даже более того, именно этот союз, пришедший на смену вековому противостоянию Германии и Франции, многочисленным войнам между ними, казалось, ознаменовал переход Европы на новый, мирный период своего развития.

 

И вдруг – Украина! Государство, территорию которого германские войска только за прошлый век дважды пытались оккупировать и аннексировать. Несмотря на распространенный миф о том, что Гитлер поддерживал Степана Бандеру и его отряды, боровшиеся за независимость, именно в немецких концлагерях Степан Бандера провел годы Второй мировой войны. Гитлер был готов поддержать украинских националистов в их борьбе с Москвой, но жестко подавлял их попытки создать независимое от Германии государство.  

 

Теперь, впервые за семьдесят лет, Германия оказалась не просто одним из участников конфликта, борьбы за власть в другом, независимом не только от Германии, но и от Евросоюза государстве, а одним из тех, кто пытается доминировать в этой борьбе за власть, привести к власти определенных, своих, политиков, определенные политические партии. Впервые современная Германия оказалась в центре событий, которые освещены пламенем и дымом пожаров, где раздаются выстрелы и взрывы, убитых считают десятками, раненых сотнями, а в перспективе могут быть десятки и сотни тысяч жертв.

 

Это качественное изменение характера Германии как государства, новое качество политики, новый образ Меркель вызвали настороженность не только в России, но и в Лондоне и Вашингтоне. Эта трансформация обрадовала те страны, которые претендуют на роль в украинских делах и долю в украинской экономике, прежде всего, Польшу. Эта трансформация Германии показывает, насколько важна была для ЕС победа в Украине и свержение Януковича, насколько важно было победить в сжатые сроки, до конца Олимпиады, пока у Путина связаны им самим руки.  

 

Новая Германия, стремящаяся играть активную, агрессивную роль в мировой политике, - новый, стратегически важный фактор. США,  Великобритания, а прежде всего, Россия пересматривают свою политику с учетом нового стратегического фактора – активной, наступательной внешней политики Германии.

 

Но Германия была не единственной страной, которая, под влиянием событий в Украине, изменила характер своей внешней политики. Поворот сделал и Вашингтон.

                                                                  США

(Продолжение следует. Во второй части, которую я постараюсь опубликовать сегодня, будут проанализированы действия США, России, а также политических сил в самой Украине. Постараюсь ответить и на вопрос: сохранится ли Украина как единое государство?)